3780 Притча о неразумном богаче /проповедь 01.12.2019/

A A A

У людей должно быть желание в Бога богатеть. Нельзя же все время – себе! себе! себе!

Христос Воскресе!

Сегодня на богослужении читалась притча. Так она называется – «Притча о неразумном богаче» (Лк.12:16-21). Она чрезвычайно простая. Там нет никаких поворотов мыслей. Это не длинный рассказ. Там нет никакой драматургии особенной. И нет никаких секретов, которые нужно было бы тщательно разбирать. Все очень просто. Некий богатый человек собрал богатый урожай и столкнулся с такой проблемой, что ему некуда было складировать собранные богатства. Он решил разрушить старое и построить новое. Ничего такого особенного. Нормальные бизнес-занятия. (…) Это совершенно понятная вещь для любого человека. И посреди этих занятий он себе говорит… Собственное, грех был не в том, что он одно рушил, а другое строил. Он себе сказал: «Сейчас скажу душе своей: Душа, есть у тебя много богатства на лета многа. Почивай (то есть – отдыхай). Ешь, пей и веселись».

То есть – он все это делал с таким намерением, что я сейчас все это сделаю и успокоюсь.

Многие люди так и думают: «Вот я сейчас это сделаю и – успокоюсь. Вот…еще это сделаю и – успокоюсь». А жизнь подносит все новые задачи для решения. И получается так, что мы никак не можем успокоиться. (…)

Это как морковка Уленшпигеля перед носом осла. Она все время удаляется. Он бежит за ней, это бедное животное, и нет такого, чтобы было…Все. Ну, вот, наконец – все.

Вот, собственно, он и раздражил Господа Бога этими речами. (…)

Это не первый случай в Евангелие, когда человек обращается сам к себе. Когда человек говорит сам с собою, то некоторые могут подумать, что он – сумасшедший. Это – неправда. Человек может разговаривать сам с собою. И он должен разговаривать сам с собою. Например, наш Покаянный Канон, который человек читает много раз в своей жизни, он построен на диалоге человека с самим собою.

Душе моя, душе моя, восстани, что спиши?.. Доколе углебаеши, яко пчела, собирающи богатство свое?.. Человек разговаривает сам с собою.

Есть сведения о некоторых подвижниках, за которыми подглядывали и подслушивали: «Что они там делают?» Одни старый монах себя постоянно укорял: «Вот, старый обжора. Зачем ты пришел в монастырь? Для того, чтобы спать, есть и ничего не делать? А ну вставай давай. Бери псалтирь и начинай молиться». Думали: «С кем это он разговаривает?» А он сам с собой разговаривал. Сам себя подстегивал. Сам себя ругал. В этом нет ничего поврежденного. Психического состояния. С душой своей говорить можно: Ну вот, душа моя, сколько нам еще осталось с тобой? Или с телом своим можно говорить: Ну вот, тело мое. Я же помню тебя, какое ты было тридцать лет назад. А сегодня я не узнаю тебя. Что с тобой стало? А каким ты будешь лет через двадцать, если я еще проживу это время? Можно поговорить с собой. Человек – это существо диалогическое. Он непрестанно разговаривает. И когда мы говорим о том, что есть непрестанная молитва? – Это очень естественная вещь. (…) Ты не можешь просто молчать. Есть такие люди, которые молчат. У них ум молчит. Но то, видимо, не наша мера. А вообще люди – разговаривают. Блудный сын – когда он решился пойти к обиженному родителю, он ведь сложил внутри себя молитву. Он говорит: Что же это я погибаю от голода, а в дому отца моего и наемники едят досыта. Сам себе говорит: Встану и пойду к отцу моему и скажу ему: «Отец, я согрешил на небо и пред тобою. Недостоин называться сыном твоим. Но ты возьми меня, как одного из наемников». Он сочинил эту речь, «сам с собой»; и – пошел. То есть – это нормально – сочинить «сам себе» речь.

И этот богатый человек, который разорял и строил, он тоже сочинил речь. Он этой речью, видимо, раздражил Вседержителя. Он выразил нечто неразумное. Человек не может быть счастлив, только отдыхая, кушая и веселясь. Это – недостойно человека. Человек, если имеет возможность ничего не делать, он все равно должен что-то делать.

Мы видим это в литературе, в истории; когда графья, князья, которые могли утопать в роскоши и удовольствии, они …одни занимались сельским хозяйством, другие – коллекционировали растения, третьи – читали книги, выписывали журналы из-за рубежа, научные. Четвертые – богословием занимались. Пятые – храмы строили. Шестые… Были, конечно, и те, что ничего не делали. На них-то, собственно, и гневается Господь. У них есть такая подушка безопасности. И они говорят: «Я могу есть, пить. Ничего не делать. Душа моя, будь весела и наслаждайся». Этим человек раздражает своего создателя. Надо обязательно заниматься какими-то полезными делами. Всякому человеку. Независимо от его социального положения. Помните – советский мультик? (…) Мальчик попал в страну сказок, а там царь забор красит. Он спрашивает: «А зачем ты красишь забор? Ты же царь». Царь зовет: «Эй, стража. Отрубите ему голову. Он – лентяй!» Лентяй попался в королевстве. Цари тоже могут заборы красить. Цари могут делать все, что хочешь. Один из наших самых успешных императоров, Александр Третий, он как смертный приговор принял известие, что он будет царем. Умер прямой наследник престола. Его брат – Николай Александрович. Александр Александрович стал императором. А вообще, он всю жизнь хотел заниматься железными дорогами, инженерными сооружениями, мостами, развязками, всяким таким. Он хотел улучшать инфраструктуру своей страны. Он был инженером. Ему не хотелось царствовать. Он хотел работать. Нормальный человек хочет работать. Труды бывают разными, но трудиться обязательно нужно.

И вот прогневался Господь на этого человека. И назвал его – безумным. Слово безумный в Евангелие встречается редко. Но вот в книгах Старого Завета – в книге Экклезиаста, в Псалтири, встречается часто. Самая известное выражение: «Сказал безумный в сердце своем – нет Бога» (…) (см. Пс.13). Страшная картина, которая, к счастью, нас сейчас не касается. Пусть даже не мы с вами, но есть много людей, которые знают, что есть Бог. С Богом живут. Перед Потопом было так. Вся огромная земля, населенная этими великими исполинами, эти удивительными людьми, жившими по восемьсот, по девятьсот лет, они все совершенно не знали Бога. Так что – опять-таки: Рече безумен в сердцы своем. Разговор происходит в сердце. Так что – на языке у него, может быть, что-нибудь и Божественное есть, но в сердце нет. Это безумный человек.

И этому богачу тоже Бог говорит: Безумный, в ночь сию заберут душу у тебя. А то, что ты собрал – кому это будет? «В ночь заберут душу». Это – не фигуральное выражение. Очень многие люди умирают ночью. Это совершенно обычная вещь, оказывается. Не так давно в поезде российского следования умер один политолог, сорока однолетнего возраста. Сорок один год. Что это такое? В это время человек еще не успевает помудреть. Это только начало мужской зрелости. Греки определяли мужской расцвет в пятьдесят лет. Это тот возраст, когда человек еще может и детей рожать, и политикой заниматься, и физикой с математикой, и диск метать на Олимпийских играх. Все может в пятьдесят лет. Что такое – сорок лет. Это котячий возраст. Еще ничего не успеваешь. Но…человек заснул и не проснулся. И в моей жизни были такие случаи. Двадцать шесть лет было парню. Многодетная семья. Нормальный. Непьющий. Без привычек. (…) Умер ночью.

Так что – в ночь сию душу заберут от тебя – это никакие не шутки. Поэтому, в молитвословах есть такая молитва, неожиданная такая. Человек может встать на колени (если хочет, если получается) перед постелью своей и сказать: «Неужели мне одр сей гроб будет?» То есть – не сейчас ли кровать моя станет гробом, смертной постелью? Вообще, кровать – это удивительная вещь. Раньше, когда люди жили на одном месте, вещи служили им очень долго. (…) Одна и та же кровать служила нескольким поколениям. И эта кровать действительно, могла быть гробом. На ней остывал человек. На ней был последний вздох. Она обливалась кровью рожениц. На ней, в борьбе жизни и смерти, рождались люди. Кровать, как и другие предметы, была другой. Мы сейчас живет во время, когда и вещь живет коротко. От прилавка до мусорника она совершает быстрый путь. Раньше вещи жили столетиями. Сундуки, комоды, что-то еще передавалось поколениями. У людей было другое, длинное, сознание. Они – длинно – жили. А сейчас – поломалось – выкинулось, поломалось – выкинули. Носки никто не штопает. Дырка! – Выбросили. Купили новые. Другое совершенно мышление. Человек стал быстро жить. Быстро менять все, что вокруг него. Он, собственно, ничего и понять не успевает в этой круговерти. Сколько нужно лет, чтобы поумнеть? Пятьдесят? Шестьдесят? Семьдесят? Восемьдесят? Я не устаю вспоминать Патриарха Иакова, который пришел в Египет, и его спросил фараон: «Сколько лет тебе, отец». И он ответил: «Дни мои, владыка, скудны и малы. Сто тридцать шесть лет всего странствует по земле раб твой». То есть – люди определяли свою жизнь, как скудную и малую, путешествуя по земле сто тридцать лет и больше. Они что-то понимали, в конце концов, в этой жизни. Они с Богом разговаривали и находили какую-то меру. А мы сейчас так быстро живем…

И вот этот человек тоже… Вот сейчас построю… Вот сейчас у меня все будет… И скажу душе моей: «Душа. Ешь, пей, веселись. Все – хорошо». Но Господь говорит ему: Безумец. Ты просто безумный человек. В ночь сию твою душу заберут.

Особенно страшно умирать ночью, может быть, и потому что ты и не помолишься, не позовешь священника, не поплачешь. Просто захрипишь и отдашь дух. Все! Это очевидно – нежелательная смерть для верующего человека. Человеку верующему нужно похворать немножко. Не так уж долго. Чтобы никого сильное не утомлять. Ни врачей. Ни медсестер. Ни родных дома. Чтобы никто долго не мучался возле тебя. Но – похворать немножко нужно и в полном сознании приготовиться, попрощаться со всеми и с молитвой, после причастия, отдать душу Богу. Такое бывает. Такое есть. Солженицын писал, что, когда он жил где-то в Семипалатинске (и где-то еще), он наблюдал, как умирают старики. Причем, разные старики. И – русские. И – калмыки. И – киргизы. Разной национальности. Они умирали так спокойно и по-деловому, как будто собирались в далекую дорогу. Они спокойно распоряжались имуществом, мылись перед смертью сами, одевались в чистое белье. Молились – кто как умел. И отдавали душу Богу, как будто они уезжали в какую-то командировку. (…) И я об этом слышал. О том, как в горах умирали старики. В горах прикарпатских. Люди, которые были оттуда родом, рассказывали, как старики умирали благочестивой смертью. А что такое благочестивая смерть? Это, когда старик (или старушка) за пару дней знает о своей смерти. Чувствует ее. Сам нагревает себе воды в тазике. Моется. Сам одевает чистое, сухое, приготовленное белое белье. Зажигает сретенскую свечку. Зовет к себе всех друзей и знакомых. У всех просит прощения. Расписывает кому и что забрать из своей хаты. Это – тебе. Это – тебе. Это – тебе. Простите меня. Простите меня. Простите меня. Ложится под иконы и отдает Богу душу. Последний вздох: Иисусе, Иисусе, Иисусе… И – пошла душа. Так умирал не один человек, не два и не три. Это было на глазах у людей. Так умирали люди раньше. Они сейчас перестали так умирать. Потому что они, видимо, живут не так.

Вот вам пример, как люди живут и как умирают.

Безумный!..

Он еще был полный замыслов. У него еще голова была полной строительством, чертежами. (…) Кто строил что-нибудь – понимает. У него голова была забита расчетами. Он весь кипит энергией. И вдруг, этой ночью, ни с того, ни с сего …ему обещают, что душа его заберется. И дальше – последняя фраза. Она, собственно, является главной в этом рассказе. Это и не притча. Ее притчей сложно назвать. Это рассказ такой. Совершенно конкретный.

«Так бывает со всяким, кто не в Бога богатеет».

Очевидно, возникает вопрос – Как это в Бога богатеть? Вы помните, что слово – «Бог» – оно имеет одну и ту же этимологию, что и – «богатый». Бог и Богатый – это однокоренные слова. Бог – это значит – Богат всем. Это санскритское слово. У нас же индоиранский язык. Бог – этот тот, у которого есть все. Это, собственно, и есть – богач. У него есть все. Он – богач. И богатые люди – они – немножко «богами» себя чувствуют. Как говорят: Богатому рай не нужен, он рай себе на земле делает. Он в тот рай не верит, а этот рай себе устраивает. Бог и богач – это такие интересные, параллельные слова.

И вот, «в Бога богатеть». Что это значит? Я попробую вам так «штрихпунктирно» намекнуть вам на это. Есть такая песня пророчицы Анны. Это Первая книга Царств, книга пророка Самуила. Она, когда забеременела, сына понесла во чреве, (а до этого долго была бесплодна), то она пропела песнь торжественную. В чем-то эта песня похожа на Песнь Богородицы из Евангелие. Там есть такие слова: «Пусть не хвалится богатый богатством своим. Пусть не хвалится мудрый мудростью своею. Пусть не хвалится сильный силой своею. Кто хочет хвалится – пусть хвалится Господом. Об этом хвалится хвалящийся, что он знает Господа и хвалит суд и правду свою посреди земли». (Прим: это Из Иеремии 9,23)

Чем хвалятся люди? Богатеть ведь можно не только деньгами. Есть люди, богатые знаниями. У него не голова, а Дом Советов. Он много чего знает. Но при этом богатстве своем, он никого ничему не научил. (…) И так он умер с этими знаниями – без толку. Этот человек даром потратил свои знания. Он не в Бога богател. Или, например, человек сильный. (…) Если твоя сила служит обществу, если ты не на себя работаешь (…), ты используешь ее на пользу общества. Это же тоже интересная вещь. Или спортсмен. С него семь потов стекает. И для чего? Для того, чтобы ты поднялся на первую ступеньку и заиграл гимн твоей страны. (…) Ради этого они и трудились. Пока вся молодежь в кафе сидит – они тренируются. Все с утра еще спят – они уже на тренировке. Все вечером в кафе – они на тренировке. А зачем? А затем, чтобы: Взойти на первую ступеньку, играют гимн, флаг твой поднимается. И ты думаешь: «Я отдал свой труд Родине». Эти люди – они богатые. Мы потом ими хвалимся: Это наша слава! Слава нашей страны. Слава нашего спорта. Они прославляют нас, в конце концов. И это – наша похвала. И это тоже некий богач. Кто-то физически богат, кто-то умом богат, кто-то деньгами богат. Но, если человек употребляет это на себя и только – на себя, то этот человек, собственно, и есть безумный по прочитанному слову. А, если он умеет делиться, пользовать свои избыточные дары на пользу и общее благо, тогда это добрый человеки и живет как нужно. Взял – отдал. Взял – отдал. (…) Зажатая в кулак рука, она когда-нибудь погубит человека. Была такая пословица: «Не рви карман – не губи душу!» То есть – не суй все в карман. Как точно сказали. (…)

Это нормальная для человечества ситуация. И ее надо исправлять. «Нормальная» – в смысле – знакомая. Не жми кулак! Надо уметь давать. Как Соломон пишет: Отпускай хлеб по водам (Еккл.11:1). Я слышал, что некоторые племена ловят мартышек для европейских зоопарков следующим образом: выдалбливают в тыкве дырку и засыпают туда что-нибудь вкусное. Мартышка засовывает туда лапу, берет в жменю то, что там лежит. Но, сжатая в кулак, лапа из тыквы не вынимается. А мартышка никак не может отпустить то, что у нее в кулаке. Она схватила изюм в жменю и не отпустит. И вытащить не может. Она беснуется и бегает с тыквой. В это время ее ловят. Зажатая в кулак рука – это фактор твоей погибели. Тот, кто любит зажимать в кулачок то, что есть; и никогда не разжимает руку – никогда, никому; – это человек, за которым ведется охота, и который рано или поздно будет пойман. В крепкие сети. Для какого-нибудь зоопарка. Он пропадет. Пропадет человек. Поэтому, нужно разжимать руку.

Чтобы в Бога богатеть, нужно оценить свои способности, свои возможности. Любой ваш навык, любой ваш талант – это способ послужить Богу и ближнему. Я уже много раз об этом говорил и еще раз напомню. (Здесь у нас православная гимназия и это еще более естественно). У нас в Киеве один молодой человек после службы попросил слово и сказал: Я вообще-то работаю в компьютерной фирме. Но я по образованию математик. (…) Я хочу как-то послужить людям. Но что я знаю? Я знаю только математику. Я буду приходить к вам и консультировать бесплатно ваших детей по математике. Как смогу. Конечно, нашлись сразу мамы и папы. И пошла работа. Но это было только начало. На следующее воскресение появились еще две женщины. (…) Мы тоже хотим что-то делать хорошее. Понимаете? Возникло некоторое соревнование – А что я могу людям сделать хорошего? (…) У людей возникло желание в Бога богатеть. Нельзя же все время – себе, себе, себе. Люди начинают по-хорошему возбуждаться и думать. А что я могу делать? Что я могу делать? Иногда человек ничего не может делать. Такое тоже бывает. Был в египетском патерике рассказ про монаха, который был жонглером, фокусником и циркачом. Он умел рожи строить, чтобы люди смеялись. Он умел сальто-мортале делать. Он умел жонглировать яблоками. Он умел на шпагат садиться. Он умел по проволоке ходить. Но в монастыре это зачем нужно? Кому это нужно? Никому. И его посылали огород копать, белье стирать, овощи чистить. А он все это делал плохо. Он жонглировал овощами хорошо. А чистил их плохо. Стирать он не умел. Копать тоже не умел. Его – в шею! и на другую работу. В шею! и на другую работы. Он – плакал. Он чувствовал себя совершенно бесполезным человеком. Не могу ничего! И он нашел какую-то коморку в этом монастыре, приходил туда, проводил там час, два… И выходил оттуда совершенно изможденным. Люди заметили это и стали наблюдать за ним – что же он там делает. Стали подсматривать. И заметили, что он там перед иконой Пресвятой Богородицы брал яблоки и говорил Ей: Прими от меня, Матерь Божия, все, что я умею. И начинал жонглировать яблоками, крутить всякие сальто-мортале. Выкаблучивался тем, что он в цирке делал, чтобы людей смешить. До полного изнеможения. Потом он садился. Вытирал пот. Говорил: Ну, прости меня. Вот все, что я могу. И уходил. А отцы, которые смотрели за ним, они плакали. Они смотрели и плакали: «Этот брат угождает Богу больше всех!» Ну – ничего у него не получается. Он смирился и делает то, что может.

Желание сделать что-то у человека должно быть. Вот даже такая простая вещь – прочесть документы и разобраться в них. Это же целый навык. Взять какой-нибудь документ, мелким бисером исписанный, в котором обычный человек ничего не понимает. «Да подписывай быстрей! Там все нормально». А подпишешь и потом окажется, что ты под залог квартиры взял под бешеные проценты ипотеку. Обмануть же человека можно очень легко.

Такая вещь как читать законы, читать договоры, искать там закрытые капканы и спасать человека от кабалы (…) – это тоже талант. Это тоже дар. Любой дар, то, что вы даже даром не считаете (как это может пригодиться?) – может пригодиться. Любой навык человека может быть отдан людям бескорыстно. Бескорыстно отданный людям, он, конечно, примется и Богом. Бог примет то, что человек бескорыстно сделал для людей. А сколько это стоит? Да нисколько это не стоит. Ну как же так? Люди привыкли, что за все нужно платить. Да не нужно платить. Другому заплатишь. Люди удивляются: А что такое бывает? Бывает. Редко, но бывает. Надо, чтобы каждый из нас что-то делал такое бескорыстное людям. То, что мы умеем делать лучше других. И это Бог примет. И это будет в Бога богатеть. (…)

Представьте, что нам в Царстве Божьем построят домик из тех средств, что мы отдали кому-то. Есть такая пословица: «Что ты отдал – то – твое!» Оно умножится, и сохранится, и сбережется, и не пропадет. А то, что потрачено не себя, это, извиняюсь, работа на унитаз. (…) И вот представьте, что нам Господь построит домик ровно на те деньги, что мы отдали в чужие руки. У некоторых будет шалаш. Некоторым даже и на палатку армейскую не хватит. А у некоторых будет хижина …дяди Тома. У кого-то будет дом из досок. А у кого-то из кирпича. Павел говорит: «Кто строит, смотри как строишь. Строить можно из дерева, сена, соломы. А можно из золота, серебра, драгоценных камней. Потом в день страшного суда огнем испытают дело каждого. У кого дело сгорит – сгорит. Впрочем, сам спасется – будто бы из огня. А у кого дело благородное, у того дело устоит» (см.1Кор.3:10-15). Подумайте, сколько…Сколько вообще отдано мною? Времени, сил, денег, (чего-то еще) бескорыстно отдано на нужды ближнего? Это интересный вопрос. Мы, конечно, это не подсчитаем. У нас утаено это. Одним это утаено, чтобы не гордиться. Потому что они – много сделали. От других утаено, чтобы не отчаяться. Потому что они – ничего еще не сделали. Но у нас у всех еще впереди жизнь. Нам еще жить. Нас Евангелие учит, что, если у нас еще три часа жизни осталось – мы можем войти в рай. Мы видим это на разбойнике. (…) Разбойник так и вошел. Он был весь в грехах с головы до ног. И законно был распят. (…) Но он вошел в рай. Евангелие радует нас, что ты можешь войти в рай, будучи любым человеком в любом состоянии. Только – не отчаивайся! Не бойся, только – веруй! А, если жизни нашей будет больше, чем три часа, нужно постараться в Бога разбогатеть. Нужно постараться дать другим то, что у тебя есть. (…) Делись. Отдавай. Чтобы не быть таким, как этот бедный человек, о котором сами Божии уста сказали: Он – безумный. У него в ночь сию душу заберут.

Давайте еще будем перед сном обязательно молитву краткую читать. Чтобы нам ночью не умереть. Глядя на свою кровать, будем думать: А может быть – сегодня? А я встану с этой кровати? Не сейчас ли «…мне одр сей гроб будет? Или еще окаянную мою душу просветиши днем?» Помните эту молитву? «Се ми гроб предлежит, се ми смерть предстоит. Суда Твоего, Господи, боюся и муки бесконечные. А злое творить не престаю. Тебя, Господа моего и Пречистую Матерь и Ангела Хранителя – всегда прогневляю».

«Но, Господи мой, Господи…» Слышите, как? «Или хочу, или не хочу – спаси меня»

Вообще это – слышите, какая красота? Хочу или не хочу. Ведь, бывает, что я и не хочу, но Ты спаси меня все равно. «Если Ты праведника помилуешь – ничего удивительного. Если чистого спасешь – ничего странного. Они достойны. Но на мне, грешном, удиви милость Твою. Во мне яви человеколюбие Твое. Да не преодолеет моя злоба Твою неизглаголанную благость и милосердие. И как Ты хочешь так жизнь мою устрой. Устрой о мне вещь».

Такая вот грандиозно красивая молитва читается над кроватью при мысли о гробе. Может быть премудрый приложит это к сердцу своему. И кому-то из вас с сегодняшнего дня это пригодится. Милосердие Божие да покроет вас. Богатейте в Бога, чтобы заслужить у Господа какое-нибудь другое имя, а не «безумный». Имейте Бога в сердце своем. Потому что безумцы это те, которые говорят: «Несть Бог!» И растлились, и омерзились.

Да не будет этого с нами.

Аминь.

Христос Воскресе!

Loading