3790 Притча о немилосердном должнике /проповедь 01.09.2019/

A A A

«Мы не прощаем только потому, что остаемся ветхими. Неперерожденными».

(проповедь отца Андрея 1 сентября 2019 года на Притчу о немилосердном должнике)

Христос Воскресе!

Духовного запаса, что у нас есть, достаточно для того, чтобы быть святыми. Вопрос в том, насколько мы это используем. Есть люди, у которых словарный запас в иностранном языке слов двести, но они могут сориентироваться, и лопотать с иностранцами, и не заблудиться, и узнать все, что им нужно. А есть те, которые знают хорошо грамматику и много чего «повыучивали», но, когда попадают в конкретную ситуацию, то не могут воспользоваться знаниями. И так во всех областях жизни. В деле христианской жизни тоже. Есть мало знаний у некоторых людей, но они эти знания превратили в твердую пищу и живут. Как сказал один человек: «Когда святые говорят тебе простые слова, не смущайся их простотой, потому что для тебя – это пар, а для него – это хлеб».

Для тебя это просто пар из уст. Для святого – это твердая пища.

То, что мы сегодня читали из Евангелие, это совершенно известные вещи. Мы в молитве «Отче Наш» читаем: «Остави нам долги наши, как мы оставляем должникам нашим». О долгах, о взаимных обязанностях – только об этом говорится в молитве «Отче наш» по части долгов и сложностей. Очевидно, это самая больная сторона жизни человеческой – чтобы люди умели прощать, забывать, отдавать свои долги, в свою очередь и не брать за горло тех, кто должен им что-то. Речь не только о деньгах, конечно. Если вам хороший преподаватель, например, даст хорошо язык, и вы станете переводчиком или гидом, то он дал вам ключ к жизни. Вы с ним как расплатитесь? Он научил вас что делать? Все! Вы всю жизнь работаете. Вы уважаемый человек. Вы социализировались. Вы зарабатываете. Вы растете в своем творчестве. И любите это. И у вас получается. Человек оказал вам великую милость. И какими деньгами это можно возместить? Или случаи бывают, когда врачи вытягивают с того света погибающего сродника. (…) Врач совершает свою хирургию как ювелир. Человек выздоравливает, хотя уже венки готовили. Какими деньгами это можно отплатить? Ты вечный должник этого врача. И так, если подсчитать наши долги к людям, то у нас есть люди, перед которыми мы находимся в некоем неоплатном долгу. Каждый народ находится в долгу у своего равноапостольного просветителя. Скажем, мы у – Владимира князя. Сербы – у Саввы Сербского. Кто-то у кого-то. Вот еще такие есть долги. Долги – это такая интегральная вещь, которая пронизывает всю жизнь человеческую.

Сегодня мы из Евангелие слышим несколько таких напоминаний, уроков, о том, что свои долги перед Богом можно отмолить. А долги с людьми нужно заглаживать: прощать и отдавать. Нельзя брать в долг с намерением – не отдать. Это – воровство. Лукавство. То, что ты должен – ты должен отдавать. Как апостол Павел говорит: «Не будьте никому ничего должны кроме взаимной любви» (Рим.13,8). Остальное нужно отдавать. И не забывать о своих долгах. Есть такой рецепт: «Как быть бедным?» Кто хочет быть бедным, должен работать по воскресениям и не отдавать долги. Можно еще и приворовывать немножко. Все. Украденное чужое – это горящий угль, положенный тебе в карман. Он прожжет тебе одежду до костей вместе с телом. Ты сжигаешь свое, когда берешь чужое. Когда неотданный долг на тебе висит, он тоже забирает у тебя всю твою энергию. И ты не сможешь накапливать свое, пока эту дырку не залатаешь. Это как дырка в ведре или в бочке. Сколько туда ни лей – оно все выльется. Ты должен? Будь любезен отдать. А для того, чтобы легче было отдать, не нужно брать лишнего. Современные люди – поглупели, и бросаются на кредитную жизнь, и думают, что так – надо. Есть кредиты серьезные. Но, есть и другие. (…) С вещими статусного характера люди готовы из штанов выпрыгнуть, чтобы показать, что они больше, чем на самом деле есть.

Денежные вопросы – они, конечно, тоже заложены в этой притче. Но, конечно, там главным образом, говорится про грехи. Это касается всех людей. Я недавно набрел на правило такого Карфагенского собора поместного, где говорится, что, если кто-то думает, что святые не имели долгов перед Богом и людьми; что они произносили в молитве «Отче Наш» слова «Да остави нам долги наши, яко же и мы оставляем должникам нашим» просто так со всеми, а не по нужде и сути – анафема да будет. Там подчеркивается, что нет человека, у которого бы не было долгов перед Богом и людьми. Нет такого человека. Кого не возьми – даже самого святого и праведного – он где-то что-то кому-то должен. Должен был какое-то уважение оказать человеку – не оказал. Вот уже и должен. Должен был больше внимания уделить вот этому человеку – не уделил. С этим начальнику надо было бы быть построже… Это же все долги. Не сделанные обязанности. Даже святые по духу Церковных правил – даже святые – тоже должники. Они молятся до смерти со смирением. И когда говорят кому-то: «А чего-ты смиряешься? Ты же самый лучший. Почему ты считаешь себя хуже других?» близкий человек Господу – понимает почему. «Когда я жил в своей деревне – говорил один святой – я был самый умный в деревне. Когда я перебрался в город, я стал таким, как все. А, когда я попал к царю, к вельможам, к министрам, к звездочетам всяким я понял, что я вообще… (как хотите – назовите)». Понимаете? Когда ты вращаешься в кругу самых примитивных понятий – ты самый умный. А чуть повыше поднялся, там уже – Оп! Смиряться надо. А еще выше – Оп! Вообще – молчи. А еще выше – и страшно подниматься. Святые поднимаются к Богу и вечно смиряются. Не нужно себя унижать безмерно. Но они чувствуют свою зависимость и недостаточность. Это и есть смирение. «Я – не могу. Ты – можешь». Это и есть смирение. «Я – не могу, но Ты – можешь. Я верю, что Ты – можешь». Если я все могу – зачем молиться? Если я все могу! Почему трудно молиться современному человеку? Потому что он очумел от технических достижений. Если мы в космос летаем, чего еще молиться? Если мы разбираем хромосомы человеческие, спираль ДНК раскручиваем в обратную сторону, мы будем молиться? Вот еще! Дьявольский настрой такой получился. К Антонию Великому однажды дьявол пришел, только в обличье человека и говорит: «Помолись за меня». – Как хоть имя твое? – Бог тебе откроет. Антоний: «Пришел, Господи, кто-то. Просит, чтобы я помолился за него». Господь говорит: «Антоний, это дьявол». – А что он хочет? – «Скажи ему, что Я прощу его. Пусть только покается». Спустя какое-то время дьявол пришел обратно, в образе человека. По пустыне так идет себе. Антоний говорит: «Стой. Я знаю, кто ты. Господь сказал, что будешь прощен. Только покайся». Он меняет свой облик на что-то более привычное и безобразное. Говорит: «Глупый старик! Весь мир меня слушает. И я буду каяться?» Захохотал и ушел в пустыню. Понимаете? Вот такой же бесовский нрав есть и в современном человеке. Современный человек – он сам может быть и не знает ничего. Но он совокупно, от лица всего человечества говорит: «А мы – переплыли океан. А мы – спустились на дно. А мы – научились разбираться с биномом человека. А мы – клонируем овец. («Мы» – как будто – это «я»). И он – Чего я буду каяться? Мы все можем. А молитва – это, когда: «Я – не могу. Не могу! Не могу!! Вообще – не могу». Что там ДНК? Помирись, например, с тем, с кем ты поссорился. Я – не могу. Я – хочу, но – не могу. Вот здесь уже, так сказать, начинается смирение перед Богом и признание своей ограниченности и зависимости.

Смирение – это разумное признание своей ограниченности и зависимости. Без отчаяния. Там, где есть отчаяние, там смирения нету.

И вот сегодняшняя притча говорит нам о том, что человек может вымолить свои грехи у Бога. Представляете? Там же человек был должен так, что нужно было продать и его, и жену, и детей. И описать имущество, и сдать с лотка. И того было мало. И он просит: «Потерпи меня! Потерпи на мне. Я все тебе отдам». Ясно. Это слова отчаяния. Когда нож к горлу подставят человеку, он тебе наобещает все что хочешь. Он за жизнь боится свою. Я тебе все отдам! И Господин говорит ему: «Весь долг прощаю тебе. Ты умолил меня». Такой там глагол есть. Это говорит о том, что Бога можно «умолить» о грехах своих. Можно умолить Его простить меня и отдать все долги мои. Это тоже очень важно.

Если бы миром правил случай, слепой совершенно. Одних – награждающий. Других – карающий. Раздающий кому попадя, случайно. Если бы миром правил закон кары такой…закон неумолимого возмездия, которое будет тебе на голову падать, хоть ты молись, хоть не молись. Равное возмездие в ту минуту, когда ты совершил что-то. Кармический закон неизбежного возмездия. Если он действует – бестолку молиться. Об этом еще греческие философы говорили: «Кому мы молимся, когда приходим в свои храмы? Если фортуна есть в мире – то фортуна слепая. Молиться фортуне бестолку. Это ветренная женщина». Если случай правит миром – бестолку молиться. Если закон возмездия правит миром – тоже бестолку молиться. Молиться имеет смысл только в том случае, если миром правит Бог, который являет Себя как личность. С Которым можно общаться. С Которым можно разговаривать, обещать Ему что-то. Исполнять обещания. От Него какие-то обещания получать. То, что называется Заветом. Новый Завет. Ветхий Завет. Это взаимообратное обещание. То есть – две стороны жмут друг другу руки: «Ты сделай вот это, а я – обещаю Тебе сделать вот это. – Хорошо. Я сделаю вот это, а ты, пожалуйста, уж не забудь сделать то, что ты обещал». Это – завет. Причем, у нас – Новый Завет. В Крови Иисуса Христа. Сие есть Кровь Моя – Нового Завета. Мы это слышим на Евхаристии. У нас Завет с Богом во Христе. Сын Божий пришел в мир, взять на Себя грехи наши. Открыть нам Царство Божие. И дал нам заповеди. «Вы сделаете это, а Я сделаю это».

Вот сегодня одна из составных частей завета. Нужно простить. Всем! Всё! Прощать может только тот, кто чувствует себя прощенным и тот, кто кается. Если я не чувствую себя грешником, то я не буду прощать никого. С какой стати? Наоборот, я буду строг, но справедлив. Как товарищ Сталин. Я буду гром и молнии метать на всех. Но стоит мне только сокрушиться в сердце, про свои грехи вспомнить, у меня уже язык немеет на чужое осуждение. Мне тяжело осуждать людей, когда я вспомню про свои грехи. Так Николай Сербский говорил: «Не спеши три вещи делать. Говорить про завтрашний день, пока не проснулся завтра. Говорить про чужие грехи, пока не вспомнил про свои. И говорить о Боге, пока не утвердился в Нем».

Вот, понимаете, человеку только что простили все. Так притча нам объясняет. Это все равно, как, если мы на исповеди поисповедовались и получили прощение всех грехов, но не почувствовали этого. Важно не просто получить прощение, важно еще и ощутить себя прощенным. Вот еще что важно. Как хорошо тем, кто крестился взрослым. Ну что, мы крестим этих безгрешных деток? Они получают Христа внутрь себя. Они получают избыток благодати. Потом мы их воспитываем. Все хорошо. Они счастливые. Но насколько блажен и счастлив человек, который взрослым крестился. Он реально, просто физически ощущает себя переродившимся. Он ощущает, как бы, снятие с себя старой кожи. Ощущает сбрасывание с себя тяжелого груза. С плеч своих. Он ощущает обновление. Как поется в псалме сто втором: обновилась как орленок юность моя. Как царь птиц расправляет крылья человек. И хочет лететь. Человек хочет лететь, когда он прощен. Это блаженные люди.

Мне очень трудно представить себе человека, который только что крестился. Вышел и не знает – плакать ему или смеяться. Он не знает, как радоваться ему… взлетел бы. И вот он видит своего должника, который должен ему, например, две старые автомобильные покрышки. Берет его за горло: «Ты когда мне покрышки мои отдашь?» Это – невозможно, братья и сестры. Это – невозможно! Это, в принципе, невозможно. Такое возможно только с человеком, который не ощутил в душе переворота. Который ощутил себя ветхим и старым. Те, которые покаялись по-настоящему, они тут же всем все прощают. Он пришел на исповедь – как груженый раб. А после исповеди распрямился и стал как ивовый прут. Чувствуешь, что – легкий. Простил Господь. И ты плачешь от благодарности.

Мы не прощаем (…) только потому, что остаемся ветхими. Неперерожденными. Необновленными внутри себя. Как только ты пережил прощение: действенное, живое, настоящее (жив Господь и жива душа моя) – у тебя исчезают враги. Ты смотришь на всех людей совершенно другими глазами. Блаженной памяти Царства Божия митрополит Антоний Сурожский говорил, что одна девочка, которую причастили, вдруг начала радостно восклицать: (…) «Я так всех люблю. Я люблю даже дождевых червяков и уличных мальчишек». В сознании этого ребенка это были самые страшные вещи. (…) Я люблю всех – она почувствовала. Ребенок почувствовал.

Я читал когда-то и вам расскажу с удовольствием. В Европе в средние века были целые ордена странствующих монахов-проповедников. Есть монахи-безмолвники. Есть монахи-отшельники. Есть монахи трудящиеся и молящиеся. А есть монахи-проповедники, которые ходят от села к селу, от города к городу и благовествуют Слово Божие. Нужда в таких проповедниках возникает, когда много ереси. Когда расколы. И они покидают свои монастыри и идут. Вот в Средние Века такое было и у нас. Преподобный Иов Почаевский, он часто сходил со своей Почаевской горы и ходил по селам. Ночевал в крестьянских хатах. Читал людям Евангелие. Объяснял, почему не нужно переходить в католицизм. Почему нужно держаться православной веры. У нас тоже такое было, но – на Западе этого было больше. И вот такая интересная вещь описывается. Идет проповедник в город. Там объявляют, что в это воскресение после службы за городом в поле будет проповедь. Ставят помост. Ставят Крест Святой с Евангелием. И туда собирается народ. Священники местных церквей. Мещане. Крестьяне. Старики, старухи. Молодые люди. И – так далее. Но обязательно приходили юристы. Слышите? Что это такое? Человек, как правило, рассказывал о страданиях Христа. О искупительном страдании невинного Иисуса Христа. О том, что Христос на Кресте прощает нам грехи. О том, что Крест примиряет нас с Отцом Небесным. О том, что мы, злодеи такие, мы прощены Иисусом в Его Крестном страдании. Люди начинают слушать. И, если проповедник в Духе Святом говорит, то они плачут. «Кайтесь в грехах своих! Кайтесь! Вы забыли Господа. Вы живет нечестиво. В Воскресение работаете. В пятницу не поститесь. Ругаетесь мужья с женами. Изменяете друг другу. Воруете. Пьянствуете. Кайтесь! Сейчас же. Вы живете как язычники, а не христиане. Сегодня покайтесь. И кто из вас имеет должников – сегодня же прости ему долги. Кто из вас имеет должников? – Я…я…я – А кто из вас есть – тот, кто должен. ему? – Я…Я…Я – Иди сюда. Что ты ему должен? – Я должен ему…сорок золотых монет – Должен? – Должен. – А ты готов ему простить сегодня? Ты же слышал слова про Христа. Господь тебе все простил. Ты готов простить человеку? – Да. Готов. – Нотариус! Иди сюда. Пиши расписку». И нотариусы ходили между кающимися и составляли эти упраздняющие долговые расписки. Эти нотариальные бумаги.

Это был один из косвенных плодов проповедей проповедников. Раз ты получил прощение, раз в душе твоей забился родничок веры, и любви к Нему, и благодарности к Нему; как ты можешь не прощать других людей? Как ты можешь не прощать? Если ты должен и тебе есть, чем отдать, и ты не отдаешь – ты Иуда. (…) Тут же отдай! Достал – отдал. Но, если тебе должны, но он – не может (ему – нечем), неужели ты не простишь его? Конечно, прощу. Сюда. Расписку. Представляете, какие конкретные плоды Евангельской проповеди могут быть? И были раньше. Так делал Косма Италийский у нас тоже в Греции. Он тоже ходил по селам и городам Греции, которая к тому времени уже вся потурчилась. Девяносто восемь процентов греков были мусульмане или полу-мусульмане. Все были скобленные налысо. Все без крестиков на шее. Все ходили в мечеть. Все были обрезанные. И имели мусульманские имена. Только тайком были крещеные. На глазах Юсуф. А мама знала, что он – Петр. Так они жили под турецким диктатом. И Косма начал греков шевелить. И он им то же самое говорил. Кто из вас смеет в воскресение работать? Гляньте на евреев. Разве они в субботу работают? Гляньте на мусульман. Разве они в пятницу на базар идут? Почему вы, христиане, в воскресение на базар ходите? Работаете – Прости нас. Мы не будем – А кто из вас кому что должен? А ну простить сейчас же всем. И так далее.

Понимаете? Это конкретные плоды Евангелие. И мы в них очень нуждаемся. Потому что просто так, верить издалека, … ну, есть Бог. Каждый из нас верит, что в мире есть бегемоты, жирафы, антилопы, хотя мы их никогда не видели. Только на картинках видим. (…) Есть такие теоретические верования, которые никак нас не меняют. Верю! Ну и что с того? Оно никак меня не трогает. И вот только там начинается Евангельская вера, которая переворачивает сознание и движет человека на какие-то конкретные шаги. «Не буду есть мяса вовек» – Павел говорит (1 Кор.8,13). Это в нем вера говорит. Чтобы не соблазнять никого. Или…после службы в воскресение не сяду за стол пока не прочитаю главу Евангелие. Что-то такое движется в человеке. Движется что-то такое. Ну…Дух дышит, где хочет. И Он сам распределяет дары различные.

Человек, которые получил прощение, но сам проявил немилосердие – получил все обратно. Все назад. И опять-таки сел в ту темницу, из которой не может выйти. И это некое такое устрашение, заканчивающееся словами Иисуса Христа о том, что так поступит с нами Отец Небесный, Отец Господа Иисуса Христа, если мы от сердца своего не простим каждому согрешения их.

Вот такой яркий признак христианского жития. Это признак благодатности. Можно задаться вопросом: Кто имеет благодать? Кто – не имеет? Есть очень много критериев. Иоанн Златоуст говорил: «Христианин от язычника отличается целомудрием». Он считал, что язычники имели все добродетели. (…) А целомудрия не было ни у кого из язычников. Они все побеждались похотью. (…) Целомудрие дается только Духом Святым. А Силуан Афонский говорил: «Духа Святого имеет тот, кто молится за врагов». Если есть у тебя молитва за врагов – значит, ты в Духе Святом. Если – нет, значит ты на пути еще. На дороге. И вот то, что мы сегодня говорим. Перемена взгляда на окружающих людей. Забвение слабостей и ошибок. Чувство прощенности и благодарное прощение других. После своей прощенности. Это тоже из таких ярких признаков действия Духа Святого в душе человека.

Это нужно мне. Это нужно вам. Это нужно всем людям. Потому что, в конце концов, это есть путь к настоящей жизни. Той жизни, которая не щипает сердце ежедневно обидой, злопамятностью, тоской. Грызет сердце. Как какие-то животные грызут сердце. Растаскивает его на части. И в этом печаль человеческого бытия. Посему, примите это к сердцу, христиане. Покажите плод, достойный покаяния. Как говорил Предтеча: «Не думайте говорить в себе: Мы – дети Авраама» (Матф.3,9). (Я – православный. Моя вера святоотеческая. Моя вера апостольская. Моя вера вселенную утвердила. Я верую как Серафим Саровский. Я верую как веровал Сергий Радонежский. Я стою на камне. Куда там?) Так примерно и евреи говорили. Мы – дети Авраама. Чего ты нам рассказываешь? Мы – свободные. Умные. Благородные. Лучшие люди мира – мы. А Иоанн говорит: «Не думайте так говорить в себе. Покажите – плод. Достойный покаяния. Бог может и из камней поднять детей Аврааму».

«Покажите плоды!» Вот голос такой, который сегодня через Евангельскую притчу к нам тоже долетает. Долетит. И – долетел. И – свое дело сделает.

Бог – Он такой. Ты только скажи. Он дальше Сам все сделает.

Христос Воскресе!

Loading