3696 Притча о безумном богаче /проповедь 02.12.2018/

A A A

«Как нам по Божьему жить, находясь в избыточно-комфортных условиях?»

(проповедь отца Андрея 2 декабря 2018 года)

 

Христос Воскресе!

Нам с вами предстоит сказать несколько слов о сегодняшней притче «О богаче», который имел проблему, куда собрать новый урожай. Он решил построить новые хранилища вместо старых и сказать себе по окончании работы (обратиться самому к душе своей): «Душе моя, имеешь много благ на лета много. Ешь, пей, веселись!» (Лк.12:16-21).

Заканчивается все предупреждением о внезапной смерти. И вопросом – «Кому сия будут?»

Очень короткие слова Христовы, тем не менее, там есть, какую выловить для себя «рыбку» на пользу, из этой глубины.

Дорогие братья и сестры, нам надо приближать любое Евангельское слово к себе самим.

Вот, например, все притчи «О богатых»…

Хорошо было бы, если бы с них начинались фуршеты в Давосе. Ну что беднякам рассказывать притчи о богатых? «Богатые – такие»,… «богатые – сякие»,… «скажите богатым», что будет с ними “то-то” и “то-то”»…И все такое.

Да что мы с вами рассказываем друг другу (казалось бы) вещи, которые хорошо было бы прочитать на «G8», «G20» или, опять-таки, (повторяю) где-нибудь в Швейцарских горах, там, где собираются решать мировые проблемы глобальные лидеры и теневые правители.

Вроде бы…

На самом деле Евангельское слово имеет такое свойство – просачиваться всюду. Однажды сказанное в темное месте, оно потом звучит с крыш. Так, собственно, и написано: «Все, что на ухо сказали, все будет с крыш проповедоваться» (Мф. 10,27). Поэтому, даже то, что мы говорим сейчас (в школе, например, или – в храме, или – на собрании с людьми общаемся), оно все-равно какими-то тайными путями просачивается, и все-равно это слышат все. В том числе слышат и те, к которым это (слово) прямо обращается.

Кроме этого – мне кажется, что вопрос «богатства» — это очень относительный вопрос.

Я дерзну предположить, что богач из этой притчи …Во-первых, он немножко похож на богача из притчи «О Богаче и Лазаре». Там тоже интерес был только один у человека – «Есть, пить и веселиться». Видимо, в этом он видел смысл жизни, и (достигший необходимого уровня жизни) он просто реализовал то, о чем всегда мечтал.

Это не те самые «большие богачи», которые есть в мире, потому что – «большое богатство всегда рождает власть». Те богачи, которых мы видим в Евангелие (Евангельские богачи), они не озабочены властью; значит, это — не самые большие богачи. Настоящие богачи всегда (выходя на какой-то необходимый уровень достатка, измеряемый какими-то страшными цифрами, которые они в руках не держат, потому что – это все «виртуальное богатство» – отчасти), всегда занимаются вопросами власти (перевороты, свержения, управление миром – глобальная кибернетика). «Евангельские богачи» этим не озабочены – значит, они не самые большие богачи. Если мы назовем их зажиточные люди, мы не ошибемся. Это люди, у которых все есть – и даже «слишком». Им – хватает, они – довольны. Собственно, это и есть богатство. Богатство — (как и счастье) — ускользающая категория. Об этом говорили древние философы; об этом говорили и в Китае, и в Греции; об этом говорил Святой

Златоуст. Он говорил: «Беден тот, кому не хватает!» Если тебе мало, и ты страдаешь от того, что тебе не хватает чего-то; то ты – «бедный». Что бы тебе ни нужно было, любое: прибавка, например, к твоему богатству; или новая строчка в рейтинге тебя сильно тревожит, и ты страдаешь от того, что тебя там нету; – это признак бедности. А, если того, что у тебя есть – тебе достаточно, ты – «богатый» человек, независимо от того, сколько у тебя есть. Это, действительно, правда. Это — ускользающая категория.

Поэтому, этих «богачей Евангельских» нам можно смело назвать зажиточными людьми, которым, в принципе, всего хватает и у которых довольно приземленные цели в жизни.

В общем, получился портрет (такого богача). Это человек, которому хватает, который зажиточен и у которого цели в жизни приземленные. Таких людей в мире очень много.

Тогда как, …если говорить про серьезно богатых людей, …ну сколько их? Вот берешь рейтинг какого-нибудь журнала, того же «Форбса» и там …Сколько? — Двадцать, …пятьдесят, …Ну — сто имен.

А зажиточных (которым хватает, и у которых приземленные цели в жизни)? Вот эти уже исчисляются сотнями тысяч и миллионами. По всему миру (и в нашей стране их достаточно много). «Много» у человека. Хватает ему. Но цели у него такие «ползающие по земле».

Существует некое отличие «тех» богачей и «сегодняшних» богачей.

У тогдашних богачей, богатство было очевидно большим: если зерно – так много, если стада – как у Авраама, (опять-таки — их много, нужны пастбища, нужны пастухи, защита, охрана). Это богатства, которые не положишь в карман.

Современный богач (так сказать – «достаточный, зажиточный человек») – это человек, который ничего в карманах не носит. Какие-то тонкие карточки, на которых каким-то чудесным образом хранятся какие-то деньги. Это совсем другое богатство. Оно настолько чудесное и удивительное. Это непрестанное чудо. Кредитная карточка – это чудо. Ну что у тебя в кармане? Ну что у тебя есть? — Нет ничего. А через секунду ты уже обедаешь в дорогом ресторане. Что это? Какие-то чудеса постоянные. Но это «до времени» чудеса. Пока все работает. Пока все функционирует. Когда можно, так сказать, пренебрегать этими материальными вещами. Но бывают времена, когда богатством становятся папиросы, керосин, мука, сгущенное молоко, чеснок, спички, гречневая крупа. Бывают такие времена, когда карточки перестают работать. Все, что было виртуальное (богатое, жирное, сладкое, манящее, зовущее), – вдруг! – щелк! – и — не «пашет»; а настоящим богатством становится кружка простого молока. Бывают такие времена. Мы их не ждем, и не зовем, и не хотим. Мы хотим, чтобы все было более-менее мирно. Но для того, чтобы смириться человеку, необходимо ему об этом напомнить. Что такие времена бывают.

Вот мы с вами попадаем под такую категорию виртуальных богачей, у которых есть, в принципе, все, что нужно. Если бы наша женщина сегодня повстречалась с Христом «на колодце» (как самарянка), то у нее бы с Ним вообще разговор не получился. Потому что женщина та просила: «Дай мне воду, чтобы я сюда не ходила». Христос ей ответил: «Знала бы ты, женщина, кто с тобой говорит. Я бы дал тебе такой источник воды, чтобы ты из него пила бы всю жизнь и была бы сыта». Но она думала про колодец; она, бедная, чтобы стирать и варить должна была каждый день ходить с коромыслом (не знаю, с чем еще ходили еврейские женщины, – просто в руках тянули ведра) по нескольку раз в день на колодец. А «сегодняшняя» женщина? У нее бы с Христом такой диалог уже не получился, потому что… Христос бы ей: «Я дам тебе воду!», а Она бы Ему ответила: «У меня есть вода дома.

Я к колодцу не хожу. У меня есть дома стиральная машина. У меня есть дома посудомоечная машина. У меня есть в кране горячая вода. Мне не нужны никакие колодцы». То есть современная женщина с Христом бы и не встретилась, потому что у нее все есть. Ей не нужно ни на какие-то колодцы ходить, какую-то воду черпать. Понимаете?

По сравнению с теми женщинами, современные женщины – это богачки. Любая древняя женщина тоже хотела бы себе ногти накрасить. Но — «Какие – ногти?», если она, действительно, стирает целый день и таскает ведра. Чтобы сварить нужно употреблять массу усилий: огонь разжечь, хворост, …и так далее, …и тому подобное. Сегодня при нашем комфорте, мы — настоящие богачи. Все, что пишется в Евангелие про богачей, «меряйте на себя» и не ошибетесь. Французские короли, если бы они могли залезть в нашу ванну, они бы визжали, как поросята, от удовольствия и восторга с утра до вечера. Потому что — они мылись в бочках, и раз в месяц. Они воняли как псина и, поэтому, придумали парфюмы всякие. Потому что смрад стоял на три километра (что от женщины, то и от мужчины). Прически были большие, а в голове вши водились. Были специальные палочки перламутровые, которыми они чесали свою вшивую голову. (Дамы с высокими как башни, прическами и мужчины в бархатных воротничках). Грязно жили, грязно. Грязно так, что, если бы попали в наши сегодняшние комфорты, в обычную квартиру с ванной и горячей водой, они сказали бы: «Ничего себе ты живешь! Да ты – богатый человек! Еще большой вопрос, кто из нас богатый: ты или я?»

Поэтому, еще раз повторяю: «Евангелие хорошо было бы прочесть Ходорковскому в уши (например) или другому кому-нибудь, тем кто пытается не только деньги иметь, но еще и через деньги «дела» делать». (Такие дела, которые всем по голове бьют). Но это не в нашей власти. Мы до этого не можем добраться. Мы просто читаем Евангелие. Мы просто говорим его: бедным, богатым, молодым, старым, ученым, неученым, многодетным и бездетным. А оно уже правильными путями движется по разным ушам и по разным глазам. Но стопроцентная вещь, дорогие братья и сестры, это то, что современный человек, внутри нашей цивилизации живущий, он — очень богат. По уровню комфорта, защищенности и пользованию различными благами, мы являемся уникальным явлением в истории мира. Когда-то в пятидесятых годах, Эрих Фромм (социолог, и психолог, и философ американский) говорил, что «Мы достигли пиковых состояния комфорта людей». Персональный автомобиль, личный компьютер, отпуск каждый год, возможность перелетов, перемещений по миру, путешествий. Такого не было ни у кого и никогда. «И вот теперь, – говорит он, – начинаются новые невиданные проблемы, с которыми человечество пока еще не сталкивалось». Правда. Когда люди жили скудно – проблемы были понятны. Хочется холодному – согреться, голодному – наесться. Хочется, чтобы человека в тюрьму не сажали в тоталитарном государстве ни за что. Хочется просто тихо и спокойно жить. А вот, когда все стали жить тихо, спокойно и сыто; начинаются новые проблемы, о которых не знало человечество. Мы (в них) вступили. Уже давно. Америка – в пятидесятых годах. Европа – в семидесятых годах. В Европе война была. Европа отстраивалась, выкарабкивалась, из беды, из своих разрух и руин. Поэтому – в семидесятых. А мы – вот сейчас залезли. Кто — раньше. Кто — позже. В «золотое человечество». У нас есть столько, что нам бы не поверили; если бы мертвые из гробов поднялись и посмотрели (как можно жить), они бы не поверили нам. Не поверили бы!

И вот нам нужно понять, как нам по Божьему жить, находясь в таких избыточно-комфортных условиях.

Нам еще правда, бывает и мало, и не хватает, и мы ропщем, и обижаемся. Еще и завидуем. Но это уже вопрос испорченного сердца. Грешнику никогда не бывает хорошо. Сколько бы грешнику не дай, ему всегда мало, плохо. Поэтому тоже нужно знать, что, когда мы ропщем, унываем, это не от того, что нам плохо. Это от того, что мы просто испорченные люди. У нас испорченное, гнилое сердце, которое нужно исцелять. Христос как раз пришел для того, чтобы исцелить сердце. Мессия настоящий – он занимается этим. Евреи думали, что Мессия будет храм строить, а Мессия пришел, чтобы сердце исцелить. Христос исцеляет наше гнилое сердце. Это нам нужно. Каждому человеку. Мне нужно и вам нужно.

Ну и вот сегодня (мы читали)…Собственно, что в этой притче? В этой притче простота неимоверная. Созижду. Построю. И скажу себе (и – «то», и – «то», и – «то», и – «то»). Заметьте, единственным противоядием против земных интересов зажиточного человека (согласно этой притче Христовой) является страх смерти. Как исцелить человека? Как дать человеку духовное измерение земной жизни? Как его направить чуть-чуть в другую сторону, если у него все есть и ему хватает? (И у него только земные мысли. Только(!) Земные(!)) И как его увещевать? Что ему сказать? О чем с ним спорить? Куда его вести? В какой храм? Не знаю. Согласно этой притче Евангельской, человеку нужно напомнить о смерти. Мысль о смерти, видимо, имеет самую радикальную действующую силу в отношении человека, у которого все есть и ему ничего больше не надо. И у него есть такие конкретные осязаемые земные удовольствия. Они ему доступны, и он счастлив поэтому.

Ему говорится: «Безумный!» Во-первых, он – безумный. Безумный – это кто? Это тот, кто не имеет высшего плана бытия. «Рече безумный в сердце своем – “Несть Бог!”» (Пс.13). Так в псалмах написано. Безумец сказал: «Бога нет!» Чтобы такое сказать – нужно быть безумным. И чтобы так жить, будто бы Его нет – нужно быть безумным. И чтобы полагать свое счастье только в успехе земного бытия — надо тоже быть безумным. Это не мы говорим, это Господь Иисус Христос говорит. А Василий Великий еще жестче говорит: «Если бы у меня была душа свиньи, я бы мог сказать своей душе – “Душа моя, ты – счастлива. Будешь есть пить и веселиться долгие годы”». Это только можно сказать душе свиньи, у которой полностью отсутствуют высшие интересы. Свинья не может пропеть акафист, свинья не может выстоять Всенощную, свинье не нужен Великий Пост, свинья не празднует Воскресный День. У свиньи нету Великого Будущего. А у человека – есть. И для того, чтобы это великое будущее иметь – нужно не быть свиньей просто.

Нужно иметь что-то большее за пределами того, что можно съесть. Если счастье можно положить в карман, съесть, на хлеб намазать, на себя напялить (а больше счастья нету), ну, тогда — все. Вот тогда Господь и говорит: «Безумный, в ночь сию у тебя душу возьмут».

«Смерть» – во-первых. А во-вторых – еще и «внезапная смерть».

Вот мы пока с вами разговариваем, уже кто-то Богу душу отдал. В нашем технологичном мире людей давят колеса, людей бьет ток, на людей обрушиваются какие-то конструкции: старые, обветшавшие, люди погибают на производстве. Технологичный мир грозит людям новыми смертями. Вы же читаете криминальную хронику, по телевизору сообщают. Поезда… Самолеты… Это – комфортно и хорошо. Но это же и опасно. Хорошо иметь атомную электростанцию, которая обогревает целый регион; но плохо, когда на ней авария происходит — когда умирает целый регион. Технологичный мир стал очень опасным. И пока мы с вами говорим, уже кого-то задавило, кого-то уже «долбануло» током, у кого-то что-то еще случилось. Внезапность смерти еще страшнее, чем сама смерть. Есть такой афоризм – «Не то страшно, что люди смертны, страшно, что они – внезапно смертны». Мы же не знаем часа своего. Вы заметьте, что Церковь нам говорит, на каждой службе: на вечерней, на утренней (на Литургии – два раза). Мы говорим: «Христианской кончины живота нашего, безболезненной, непостыдной, мирной. И доброго ответа на Страшном Судище Христовом» – Просим! Нам хотелось бы умереть – …безболезненно, …непостыдно. Что значит – «непостыдно»? Назвать вам примеры постыдных смертей? Самых неприятных, самых нежелательных? Это – в объятиях любовницы умереть. (Есть такие примеры. Могу даже имена назвать известных людей, которые померли в объятиях проститутки). Или — блевотиной задавиться. (Пил, пил, пил, пил…Ночью вырвало…На бок не перевернулся…Утром – холодный). Что может быть хуже? Мы — просим. Мы знаем, что будем умирать. Безболезненно хочется умереть. Тихо Богу душу отдать, как будто одежду с себя снять. Чтоб душа ушла, как птичка улетела. Непостыдно. Мирно. И, чтобы там, на Страшном Суде Господь сказал: «Добре, раб благий и верный, вниди в радость Господа Твоего (Мф. 25,21). Мы об этом просим постоянно (вернее, не мы просим: Церковь нам вложила в уста просьбу). Потому что – мы не знаем своей смерти и должны заранее позаботиться о ней.

У человека более-менее получается хорошо то, о чем он позаботился заранее. И мы всегда заботимся заранее. Куда-то мы, допустим, едем и мы бронируем отель, узнаем карту города, узнаем, кто нас там встретит, например, делаем роуминг на телефоне, чтобы можно было дозвониться в случае, если будут неприятности за рубежом. То есть – мы готовимся к любым вещам. В турпоход собираются люди – все, все, все собирают. Все ли у них с собой? И машину в далекое путешествие проверяют на СТО, запаску ставят, масло меняют, чтобы…Ну, дорога — есть дорога.

И у нас есть общая дорога, о которой тоже нужно позаботиться. «Как мы туда уйдем?» «Когда уйдем?» и «Что нам Господь скажет?» Потому, мы заранее утомляем Его просьбами. «На Страшном Суде пощади меня!» «Когда я умру – не забудь меня!» «Когда я перед Тобой стану – не гневайся на меня!» Мы заранее Ему это посылаем. Вперед. Как бы «телеграммы» вперед Ему посылаем. Я еще не приехал, но я уже телеграммы шлю! Вот, как, допустим…Из Владивостока одиннадцать дней идет поезд до Москвы, и на каждой станции можно телеграмму посылать — «Еду!» Читу проехал и телеграмму сюда – «Еду!» Иркутск проехал и телеграмму сюда – «Еду!» До Москвы еще два дня – «Еду! Скоро буду! Встречайте! (Поезд — такой-то. Вагон — такой-то)».

Вот и мы – едем «туда», в Небесный Иерусалим, а по дороге посылаем телеграммы такие: «Помилуй меня, когда я приеду!» «Пожалей меня, когда мы с Тобой увидимся». «Не гневайся на меня, когда я встану перед Тобой». «Пощади… Помилуй… Не забудь…» Вот я – подъезжаю: «Все – прими мою душу! Все – я пришел. Вот – здравствуй, это – я. Прости меня». «Вот — я – пришел!»

Так оно и есть. И эти все телеграммы по дороге, говорят о нашей литургии, о нашей Божественной службе, когда мы «наперед» просим Христа об этом. Ведь Церковь не просит Бога только про земное. Апостол Павел вообще сказал такие слова великие, что «Если мы просим, если мы надеемся на Бога только в этой жизни, то мы самые несчастные люди» (1Кор.15,19). Такая есть грандиозная фраза. Если тебе Бог нужен только здесь…Только для этого… Вот здесь чтоб… «Вот (например) заболело – чтоб не болело». «Вот с мужем поссорилась (женщина) – чтоб помирилась». «Вот детки прихворали – чтоб выздоровели». Вот для этого Бог нужен! Но, если Он нужен только для этого, то все – мы самые несчастные люди. «А для чего еще?» — «Для того, что будет другая жизнь; и в другой жизни – Он нужен еще больше». Там-то будет настоящая жизнь, а здесь – только приготовление. И, если у нас нет этого стремления к той будущей, настоящей жизни, когда нам хватает только этого, тогда — все… И тогда знаете …что?

Тогда – «три шестерки»! Потому что – цифра «шесть» – это цифра, обозначающая шесть дней творения, когда все уже было сделано, но благословения на сделанном не было. А цифра «семь» – означает, что в седьмой день Господь ничего не творил, а только благословил все, что создал и освятил созданное. «Шесть» – это, когда все есть – а благословения нету как бы. И Бога как бы нету. Есть только мир и все, что в мире. А Бог, как бы и не нужен. Это – «шесть». А «семь» – это, когда все есть и Бог есть. А «восемь» – это уже будущий мир.

А «шесть, шесть, шесть» – это поучение Блаженного Августина. Три раза повторенная шестерка – это тройное отречение от Бога. В общем-то, отречения от Отца, и от Сына, и от Духа Святого. И выражение своего желания: «Чтобы у меня было все…кроме Бога. Кроме Его и Его благословения. Не нужно ни Его, ни Его благословения. Но вот, “чтобы здесь” все было». Это вам и есть: «шесть», «шесть», «шесть». Дело не в электронике и не в реальных печатях. Это некая «духовная печать», какой проштампованы люди, которым нужно только «здесь» и не нужно – «там». А нам Бог нужен и – здесь, и — там. «Милостив буди мне и здесь и на Страшном Судище Твоем».

И — «тут», и – «там» будь ко мне милостив! Не забудь меня!

И повторяю. Это очень важно. Про телеграммы. Заранее телеграммы о прибытии — «Скоро буду!» «Еще еду!» «Но – скоро буду!» «Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей». Потому что движусь я не куда-нибудь, а только к Тебе. Хотя мы ходим и направо, и налево, но все-равно движусь только прямо. Куда бы мы ни ходили, но движемся прямо все равно. В одну известную всем сторону.

Итак…Все это соберите себе в голову. «Безумным» называет Евангелие людей, для которых есть только вот – «это», а – «этого» — нету. Таким людям угрожает внезапная смерть без покаяния. Во внезапной смерти самое страшное – это отсутствие покаяния. Страшная смерть была у разбойников, но и возможность покаяться была. Поэтому: один – покаялся, другой – нет. А именно о смерти без покаяния говорится: «Смертность наша и смертность внезапная». Так, говорит Господь, бывает со всеми, кто «в себя», а не «в Бога» богатеет.

Очевидно, остается вопрос последний: «Что такое в Бога богатеть?» Я думаю, что все вы понимаете, о чем идет речь. Речь идет о том, что все, что — «твое», это – «у тебя» (всего-навсего). Василий Великий (отец наш во Христе) говорит, что: «Есть – “я”, есть – “мое” и есть – “у меня”». Вот, допустим, (как говорит он): «Одежда моя, сандалии, плащ, книги – это – “у меня”. Это даже не “мое”. Потому что, когда я умру, это будет чье-то. Это просто сейчас “у меня”. “Мое” – это тело. А “я” – это сокровенный человек». Тот внутренний человек, которому сны снятся (когда тело безмолвствует, а душа где-то путешествует). Тот внутренний человек, который плачет о грехах, который стремится к чему-то, который молиться пытается, который вот то, что мы говорим: «Верю, люблю, надеюсь, знаю». Это все относится к внутреннему человеку. Верит – сердце. Знает – сердце. Помнит – сердце. Любит – сердце. Если сердце храброе, то храбрость есть. Если сердце трусливое – то трусливость есть. Все, что в сердце есть, такой ты и есть.

Поэтому: есть – «у меня»; есть — «мое» (Это тело. Оно мое. Не чужое. Мое. Оно умрет, но потом – воскреснет. И ко мне вернется); есть – «я». Я…Сокровенное, человеческое – «я». Поэтому – кто «в Бога богатеет», это имеется в виду, что нужно понять что — то, что тебе кажется, что это – «мое,» это всего лишь – «у тебя». Вот — деньги – Это твои деньги?

«О, мои (!) деньги украли!» — говорим мы часто. Но правильнее сказать: «у меня» деньги украли. Они не столько «мои», сколько – «у меня». Вот тем, что у меня, нужно пользоваться, как раз, не как – моим, а как тем, что – у меня.

Нужно со всего иметь прибыль. Если у вас есть знания, например, вы хорошо знаете английский язык; но, если вы, зная английский язык хорошо, никому в жизни знания свои не передали, значит, вы погубили свой талант – ваши знания никому не принесли пользу. Или, например, вы умеете вышивать. Вот — вышитые хоругви. Руками. Эта и эта. Это вышито руками. Сидела женщина и два года вышивала. Вышивать умеет, значит, ее руки вышивающие, поработали Господу. Она может вышить, конечно, и мужу рубашку, и скатерть дома себе на кухню вышить. Это будет «мое» и «у меня». А Богу, а Ему что? Есть талант, дай Богу. Поработай Ему, Господу Богу. И так дальше. Все, что у человека есть, он должен этим как-то Богу послужить. Иначе погибли ваши таланты. И все было только для земли, на земле и в землю. Вот подумайте, теперь, как можно в Бога разбогатеть. Всеми своими способностями, всеми своими талантами, силами, энергией. (Деньгами, в последнюю очередь, но деньгами – тоже. Мы так привыкли, что деньгами нужно служить. Доставай, делись, помогай. Да – тоже надо. Но это – не единственное. Не самое главное). Я, например, однажды услышал и хорошо понял, и всем скажу теперь; когда молодой человек (и девушка молодая) сильный, они могут никому деньги не давать. У них есть ноги, руки, глаза и уши. Глазки – зоркие, ушки – слышащие, руки – сильные, ноги – гибкие. Найди старуху – которая себе уже два года окна помыть не может. Потому что она не может залезть на подоконник. Не дай Бог, упадет она и будет до смерти прикована к постели. Для нее – это подвиг невыразимый – окно помыть. А у тебя ножки, как у козочки. Ты песенку запела, на подоконник вскочила, десять минут, оно все блестит, соскочила (шмыг, шмыг), бабушку в лобик чмокнула, убежала и не заметила этого. А для нее это целая история. Понимаете? Твои гибкие ножки, твои быстрые ручки — это подарок тебе, это твой дар. Пока ты молодой, должен помогать кому-то, кто уже старый. Пока ты сильный, должен помогать тому, кто уже слабый. Это тоже талант. Это тоже дары. Это тоже – «мое».

На время. Я ж не всегда буду такой сильный. Я думал, что я всегда буду сильный. И вот уже нет. И вот уже все. Чувствую: побежал – задохнулся, поплыл – остановился. Уже не можешь. Тяжести – уже думаешь: «Поднимать – не поднимать, что-то хрустнет в спине – и будешь ходить сгорбленный!» Уже думаешь: «Гирю не буду брать в руки. Уже боюсь». Потому что был сильный. Теперь уже не сильный. Это было – мое. Теперь – не мое. Оно все утекает из рук. Утекает. И, если ты разбогател в Бога силою своей пока был сильный, знанием своим – пока имел знания, то и хорошо тебе будет – ты послужил Богу. От всех трудов своих, и от денег своих, и от знаний своих, и от времени своего, и от талантов своих. Это и есть – «в Бога богатеть». Безумным является человек, который как-то хочет «себе», «для себя», «у себя». А ничего не отдает Ему. Ему, от Которого все.

Поэтому, будем с вами умными и благоразумными с тем, чтобы мы отдавали то, что есть. То, что – можем; то, что — пока еще «наше»; то, что — «у нас» есть еще. Источники всяких благ. И, конечно, же – повторяю, мы богачи с вами. Не зря мы читаем Евангелие про богачей, потому что мы – богатые люди, и у нас еще время есть много. У нас много есть времени. Я надеюсь, что мы все проживем с вами еще. Доживем, например, с вами до послезавтра. Послезавтра будет Введение во Храм Божией Матери. (Завтра вечером будет в пять часов Всенощная. А во вторник, в день праздника, – будет в девять часов Божественная Литургия). Потом, будет Рождество (даст Бог, доживем, все здесь находящиеся). Потом, – (даст Бог), еще Пост начнется Великий, потом, (даст Бог, все здесь стоящие, никто не умрет, никого Бог не призовет раньше) – Пасху отпразднуем. У нас сколько времени еще. За это время можно столько хороших дел сделать.

Это настоящее богатство — наличие времени впереди. Часика Двух. Трех. Знаете, как умирали люди, к которым смерть приходила внезапно. «Дайте мне пожить еще немножко! День дайте! Неделю дайте! Чуть-чуть дайте!» Вольтер так кричал. Так кричал, что слуги затыкали уши от страха. Они седели на глазах. От страшных криков. Он умирал и орал. «Дайте мне еще хотя бы день. День дайте мне. Не хочу! Не хочу! Не хочу! Еще хочу день. День дайте пожить. День!!» Понимаете, как этот день нужен? Хотя что там этот день? Наешься что ли этой жизни? Если все прожито вообще – «не туда». Впрочем, как разбойник благоразумный, на кресте висел, за три часа себе вечность купил (с поломанными ногами, с пробитыми руками). В общем, можно купить себе вечность у Христа и за несколько часов верных страданий. Так что, время есть у нас, значит – мы богатые люди.

Оцените…Если сыты – оцените свою сытость. Если одеты – оцените свою одетость. Если вы в семье и вокруг вас есть родные и близкие – оцените, что вы не одиноки. Если дома тепло – оцените тепло в доме. Оцените вообще все, что у нас есть! Мы – действительно, богатые люди. Ведь в это самое время многие люди завидовали бы нам, если бы оказались на нашем месте. Сказали бы: «Как ты хорошо живешь! Любит тебя Господь. дал тебе столько всего. У меня и близко такого нет. У тебя вон сколько всего». Таких людей очень много, у которых бы на нашем месте дыхание перехватило.

Давайте оценим это – что мы богатые люди. По-настоящему.

Плюс у нас есть вера. Есть какие хорошие люди, у которых веры нету. «Почему? Он ведь лучше меня. Я, например, лентяй. А он – трудолюбивый. Или я, например, такой, если смогу увильнуть – увильну. А он – нет. Прет как танк в атаку не сворачивает. Честный, простой, сильный, трудолюбивый человек. Но почему у него нет веры? Почему нет веры у человека?» Я вижу хороших людей, у которых нет веры – и у меня страшный вопрос: «Почему???!» Да им бы только веру, они вообще были бы святые. А вот почему-то нет. Не знаю. Никто не знает. Только Бог знает. А мы – богатые. У нас есть вера. Если бы у нас не было веры, как было бы грустно. Представьте себе, что у нас – нету веры. Молитвенник у нас закрыт. Храм для нас непонятен. Все для нас закрыто. И что? Ну что? «Вина выпьем? Кино посмотрим? В домино сыграем?» Что? Куда поедем, развеселимся? Мамонов говорит: «Что будем делать в среду, если умрем во вторник?» Что? Все – пустое. Все – невкусное.

Поэтому, «богачи и богачки», выслушавшие сегодня это святое Евангелие про безумного богача, у которого ночью душу заберут, и он даже покаяться не успеет; будем с вами перед сном молиться, чтобы у нас ночью душу не забрали и будем «в Бога» богатеть. Будем так по крошечке, по капельке, по рублику Богу отсылать свои таланты и возможности, чтобы хоть что-то на Небо ушло от нас. Заранее будем молиться о нашей смерти. Чтобы она была «безболезненна, непостыдна, мирна» и, чтобы получили мы добрый ответ на Страшном Судище Христовом. И если это все будет, тогда мы будем настоящие богачи. Там в Царстве Небесном встретимся, и там будет все дорогое, роскошное, красивое. Вечное. Нетленное. Там не будет ничего ломаться, гнить, падать и сокрушаться. Там будет все вечное. И мы будем все в общем раю, в общем царстве все одинаковые богачи. Вот нам нужно прожить свою жизнь так, чтобы продолжить литургические собрания в Царстве Небесном. Мы туда идем. Не только «здесь». Здесь – да. Но еще и – «там». Туда надо попасть. Наша цель – там, а не здесь. Мы здесь собираем, чтобы туда попасть. Для чего мы в Церковь ходим? Для того, чтобы потом нам было хорошо вовеки веков у колен Христа. У колен святых Его. «Собери нас, Господи, у колен Твоих святых, — так говорится, — Как хочешь и когда хочешь. Только без стыда». Вот еще какое красивое слово. В Царство Твое, к коленям Святых Твоих (как детей — они на уровне колен наших бегают).

Собери нас к коленям святых Твоих. Как хочешь и когда хочешь. Только без стыда.

Вот на этих красивых словах и закончим сегодняшнюю нашу молитву.

Loading