3705 Понедельник первой седмицы /проповедь 11.03.2019/

A A A

«Только один грешник известен человеку — это “лично – я”»

(проповедь отца Андрея в первый день Великого Поста 11 марта 2019 года)

Дорогие христиане!

Прошу вас иметь в виду, что при всей кажущейся протяжности великопостного времени, это время очень быстро пробежит. Мы с вами толком и не успеем оглянуться, как пропоем Акафист Божией Матери, и совершим Вход в Иерусалим, и встанем у Креста, потом совершим Погребение. И будем удивляться, как оно так быстро все пробежало.

Святой Великий Пост…

Поэтому, пожалуйста, не потеряйте эти святые дорогие дни, которые способны приготовить нас к Пасхе и наполнить. Человеку нужно «очиститься» и «наполниться». Задача – двоякая.

Богу не жалко влить в человека, как в некий кувшин, самое драгоценное содержимое; будь то масло, или миро, или что-нибудь вкусное, или приятное, или дорогое; но нужно сначала очистить человека. Пост как раз и служит тому, чтобы человек вычистился, выскоблился, вымылся…выветрился. А потом, в пасхальную ночь и в последующие светлые дни Воскресения Христова, наполнился. Это, собственно, и есть цель христианской жизни. Поэтому, не теряя время, двигайтесь в эту сторону, дорогие христиане, и не думайте, что времени много. Времени, в принципе, всегда очень мало.

Отпуская вас сейчас из храма, я хотел бы остановить ваше внимание на нескольких вещах, которые сегодня читались. Может быть, вы заметили, что очень часто в Писаниях, в молитвах наших, говорятся такие слова: «Един аз, Спасе, согрших…», «Никтоже согреших Тебе, якоже аз… «Един аз прегреших…».

Человек, исповедующийся Богу, говорит: «Я один согрешил. Никого (нет) такого как я. Все, которые есть грешники, – все они меньше грешны. Я один согрешил».

Насколько это отзывается в Вашем сердце? Насколько это правдою звучит в наших словах? Мы, действительно, верим в это? И возможно ли так, чтобы мы чувствовали себя самым большим грешником и прямо, не сравнивая себя ни с кем, зачисляли себя в самые плохие люди? Говорим: «Никто больше. Я один согрешил». Там несколько раз об этом говорится.

Мне хотелось бы, чтобы мы к этому честно отнеслись.

Человеку не дано знать тайны чужих душ. Чужая душа – абсолютные «потемки». То, что вылезает из чужой души, это только маленькие ее части. Через слово, через поступок, через рассказанную лично Вам тайну, вы можете что-то знать о другом человеке. Но, в принципе, мы ничего не знаем о другом человеке. Как один поэт написал: «И про отца родного своего, мы, зная все, не знаем ничего!» Самые главные годы человека, до нашего зачатия, вообще прошли без нас; пока нашему отцу было три…пять…семь …пятнадцать… двадцать; пока я не появился. (Ну не было меня!) Когда я появился, он уже сложившийся был человек, и все главные тайны его жизни прошли. (Кроме будущей смерти). Мы не знаем ничего даже про самых близких своих людей. Вот, исходим из этого, из того, что только один грешник известен человеку (это лично – «я — сам – себе»). И то – не до конца. Потому что, если бы до конца был известен сам себе человек, не было бы нужды говорить: «Ей, Господи, Царю, даруй ми зрети моя прегрешения…» Было бы все понятно – «Вот мои грехи!» и «Вот мои добродетели!» (Так сказать, вот взвешенное состояние – чего больше, чего меньше). Но даже это зрение отнято у человека. Нам даже это не дано знать. На сегодняшний момент мы не можем похвалиться, что мы знаем свои грехи (до конца знаем свои грехи); и что мы до конца знаем свои добродетели; и что мы до конца знаем «взвесь» между ними – сочетание чего там больше, чего – меньше (куда еще добавить, где еще отнять). Мы этого тоже не знаем.

Хотя мы сами для себя являемся единственным человеком на свете, о котором мы более-менее знаем что-то. Мы знаем тайные изгибы души, движение мысли. Мы знаем, как рождаются помыслы в нас и к чему они приводят. Если о людях мы знаем только то, что они сделали: «Вот она поругалась с ней; или он – взял и украл из кассы, например, общественные деньги; или этот ушел от жены и женился вот на той». Это только факты биографии. Но как это начиналось, как это развивалось? Боролся ли с собой человек? Или сразу сдался греху? Подтолкнул ли его кто-то (книжка прочитанная, шепот на ухо, кино посмотренное) или он сам просто, из себя, родил из беззаконие? Мы не знаем этого. Мы только о себе знаем: как развивались наши грехи, к чему они проходили. Поэтому, вот с этой точки зрения правда (можно) сказать Богу, что: «Один я согрешил!» Я не знаю, как грешили другие, а как грешил я – я знаю. Знаю с чего начинались мои беззакония, как долго длится все это, с какого глубокого детства тянутся мои ошибки (или – юности). Вот одна ошибка была у человека в жизни и потом лет тридцать его оставить не может. (Да, если бы «тридцать»! Бывает и …сорок, и …пятьдесят, и …до доски гробовой). Это я знаю — «про себя». С этой точки зрения – да, действительно — «Един аз, Спасе, согрешил!» Я не знаю, как кто грешил. Я только про одного себя знаю, как я грешил; как я хочу грешить; или как я, например, думал бы согрешить, но то ли мне – стыдно людей, то ли – я Бога боюсь (и почему-то не грешу).

Ведь мы не все сделали из того, что хотели. Мало того, что мы не сделали хорошего всего, что хотели; мы еще и грехов не всех сделали, которые хотели — Бог не пустил. (О, мы бы бы такую башню Вавилонскую построили, если бы Бог ее не разрушил!) Об этом тоже будет читаться в ближайшие дни в Великом Каноне. Человек грехами своими строит некую башню. Господь вмешивается – разрушает ее. То есть – мы и грехи не все сделали. Хотели? — Да! Но Бог Господь сказал – «Стоп, дальше не пойдешь!»

Потом, эта мысль еще очень справедлива с той точки зрения, что один человек важен как «все человечество». В человечестве – один человек так же важен, как все человечество. Это с точки зрения религии. С точки зрения политики – это не так. С точки зрения демографии – это не так. С точки зрения обыденного сознания – «голос единицы тоньше писка». Помните, классик (Маяковский) говорил. «Кто его услышит? Только жена. И то, если не на базаре – а близко». Человек – это копейка. Что там? Когда война начинается, людей вообще не считают. «Тысяча – туда. Тысяча – сюда. Пять тысяч – там. Семь тысяч – там». Что такое один человек? Но для Бога один человек -это совершенно бесценное существо. Один Ной спасает всю вселенную. Один Авраам рождает Завет с Богом. Из него рождается все святое, что есть на земле до сегодняшнего дня: заветы, молитвы, законоположения, Таинства. И Христос приходит как «сын Авраамов». Мы читаем в Евангелие – «родословие Иисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамова» (Мф.1,1). Один Владимир поворачивает всю жизнь русских племен славянских. Вот мы уже христиане, хотя дикие были (и еще во многом дикими остаемся).

Один человек! Это ужасно много – «один человек».

Поэтому, заповеди Божии, которые даются людям, даются как одному человеку. Не говорится в заповедях: «Не крадите!» «Не блудите!» «Чтите отца и матерь!». Нет. Говорится: «Не кради! (не укрАди)» «Чти отца и матерь!» «Не прелюбодействуй!» Так говорится. И каждый читает отдельно и читает, как бы, себе сказанное. Бог благоволит обращаться к каждому человеку в отдельности. Он говорит: «Ты! Не прелюбодействуй!» Ну, подумаешь, кругом все прелюбодействуют. Но ведь нету заповеди: «Не прелюбодействуйте!» Вот, если бы была такая заповедь, тогда бы действительно: «Раз все кругом прелюбодействуют, мне ничего не остается – я тоже буду прелюбодействовать». Нет. Сказано: «Не прелюбодействуй!» Без условий всяких. Пусть творят – что хотят; пусть на голове ходят. «Ты! Этого! Не делай!»

«Чти отца и матерь!» Без объяснений – какой отец, какая мать. Спрашивают иногда: «А если отец пьяница?» «А если папа маму бил?» «А если папа ушел от нас?» «А, если мама моя – домашний тиран и всех замучила своим “делай то”, “не делай это”?» Не говорится ничего. Просто: «Чти отца и матерь!» Без комментариев. Без условий – какая мама, какой папа. «Тебе сказано!» Не всем сказано, а тебе сказано. Говорится как одному человеку – потому что один человек – это и есть сокровище.

Сколько у нас великих людей на земле? Сколько «ломоносовых», сколько «моцартов», сколько «бетховенов», сколько «менделеевых»? Всех – по одному! Любой великий человек – это штучный товар. Другого такого нету. И о гениях, и о святых можно сказать. Сколько «серафимов саровских»? А сколько «сергиев радонежских»? У нас преподобный Сергий Радонежский вытащил на себе весь четырнадцатый век. И до сегодняшнего дня тянет на себе, как рабочая лошадка, всю «бедную немытую Русь». Она уже и умыться успела и пересесть, как бы, с брички на «Мерседес». Но все еще немытая, глупая, безбожная. И он тащит на себе, Преподобный Сергий, всю русскую историю. Один Сергий. Конечно, помогают ему – теперь уже и Матрона, и Серафим, и многие другие…Но, в принципе, он один у нас такой. Сергий. Авва Сергий. Отец всей Руси. Преподобный на все века.

То есть – святость – она уникальна и личностна. Поэтому, с этой точки зрения тоже можно сказать: «Никто не согрешил. Я один согрешил!» Один человек…капля море освящает. Даже говорят так: «Пока в мире будет один кающийся человек, не ждите Страшного Суда сию секунду». Ради одного кающегося – все меняется. Один нужен человек. Больше никого не нужно. Не нужно ждать, что миллионы к Богу обратятся, что миллионы плакать начнут. (Это, конечно, очень желательно, но это – очень сомнительно). А вот – один человек способен поменять вокруг себя весь круг жизни. Он может согреть, изменить, двинуть. Как-то, собственно, так древние и говорили, что «Слезы кающегося колеблют Вселенную!» То есть – много-много слоев небес (третье небо…седьмое небо…семнадцатое небо) — они все содрогаются от слез одного кающегося человека. И Господь нам в Евангелие точно так же говорит. «На небесах ангелы радуются об единственном грешнике кающемся» (Лк.15,7). Об одном человеке. Поэтому, когда мы слышим эти такие вот странные вроде слова: «Никто не согрешил. Я – согрешил», «Ни про кого ничего не знаю, про себя – знаю», «Един аз, Спасе, согреших» — это очень справедливые слова. Так и надо думать.

Ну и еще одно на прощание скажу вам сегодня. Тоже из Канона. Там говорится (см. Понедельник первой седмицы — Песнь 6): «Рука Моисеова да уверит тебя, душе/, яко может Бог прокаженная убелить/. И не отчайся себе, аще и весьма прокаженная еси». Это говорится про воспоминания того события, когда Бог разговаривал с Моисеем при Купине. Куст горел и не сгорал. Моисей «залюбопытствовал» и хотел подойти. Господь из пламени Куста говорит ему: «Разуйся, потому что Земля эта Святая!» – Моисей разулся. Подошел ближе. И Бог разговаривал с ним и послал Моисея обратно в Египет (потому что он сорок лет странствовал по горам и пастушествовал). «Иди в Египет и забирай народ Божий из плена Египта на свободу!» Моисей спрашивает: «Как я это сделаю?» Господь говорит: «”Сущий послал тебя” — так скажешь им». Моисей: «Я – гугнивый!» Бог: «Я буду с тобой!» Но Моисей дальше сомневался. Тогда Господь велит ему: «Засунь руку за пазуху!» Моисей засовывает. Бог: «Вынь!» Моисей – вынимает. Рука белая как снег – от проказы. Лепрой пораженная. «Сунь обратно!» Он опять засовывает. «Вынь!» Моисей вынимает – рука чистая как кожа младенца. (В секунду все это произошло – заражение и очищение). Господь говорит Моисею: «Я – Бог истинный. Низвожу до ада и возвожу. Убиваю и оживотворяю. Я делаю все. Я буду с тобою. Иди и — не бойся!»

Вот на основании этого удивительного события Андрей Критский говорит: «Рука Моисеова да уверит тебя, душе, что может Бог прокаженное очистить. И не отчаивайся сама себя, аще бы весьма прокаженная еси». Это говорится к тому (по крайней мере), что нам предстоит задача измениться. А каждый из нас (который хорошо сам себя знает), прекрасно знает, что он является «животным» упертым, лукавым, хитрым, непостоянным и ужасно изворотливым. И самое главное, чего не хочет делать человек, это, именно, изменяться. Человек хочет изменить под себя всю вселенную. Всех поменять «под себя» он, конечно же, хочет; но сам меняться он – не хочет. И будет увертываться от изменения до последнего времени. Хоть в него стреляй! Хоть его режь! Хоть его жги! Но он будет лукавить, хитрить и не захочет меняться. Человек даже отчаивается в том, что он может измениться. И многие из нас (сейчас вам тайну скажу!) уже давно на себе (некоторые) крест поставили. Некоторые говорят: «Да я не могу измениться. Я уже борюсь с собой десять лет (пятнадцать …двадцать). Сколько помню себя, столько борюсь, но я – не изменился (я – не изменилась). Я уже и не буду, наверное, пробовать. Ладно, пусть другие спасаются. Я уже, наверное, какой есть, такой – есть. Прими меня, Боже, какой я есть!»

Некоторые так и думают. Так вот – в посту нам преподается еще один шанс все-таки изменяться. Меняться – в мыслях. Изменение начинается в мыслях. Если мысли не изменятся, жизнь – не изменится. Обновление жизни начинается с ума. Обновление ума. Так Апостол Павел и говорит (см. Рим.12,2), что «нам нужно измениться в отношении к жизни», в отношении к себе (в помыслах, в словах), а потом дела сами собой поменяются (им некуда деваться). Дела сами поменяются, если поменяются мысли. Нам нужно попробовать измениться в очередной раз. А мы уже думаем: «Да ладно, что уже там. Я уже куда упал – там и лежу». Образ упавшего дерева такой есть в Писании. Говорит один из пророков, что «вы – грешники, как упавшее дерево» (см. Еккл.11,3). Дерево куда рухнуло – там уже, в ту сторону и лежит. Оно уже и не движется никуда. Так оно уже и лежать будет. Куда упало – там и находится.

Так вот, чтобы мы не были упавшим деревом, нам нужно все-таки меняться. И вы знаете – в чем. Вы же знаете – в чем! Кто-то из вас – въедливый; кто-то из вас – интересуется чужими грехами; кто-то из вас на язык невоздержанный; кто с брюхом не дружит (брюхо им командует, а не он – брюхом). «Кто-то там… – чего-то там…». Кто-то деньги любит. У кого-то блуд в голове живет. Знаете сами себя. Знаете, кому с чем бороться. И нам надо бороться. Поэтому: «Рука Моисеова да уверит тебе, душе, что может Бог прокаженную очистить. И не отчаивайся сам себя хотя ты и весьма прокажен».

То есть человек покрыт проказой. Не думайте, что я намерился вас оскорблять — так в Писаниях написано. Как (снегом) и плевками покрыт проказой человек. Когда Моисеева сестра, Мариам, восстала на Моисея, то она заболела проказой в наказание за это и (там написано) (см. Чис.12:10-14) покрыта была проказой как плевками. В белых пятнах была вся- от ног до головы. Так вот – человек прокажен грехами, но Господь говорит: «Не отчаивайся!» — «Рука Моисеова пусть тебя убедит, что может Бог прокаженное очистить. Посему не отчаивайся себе, хотя ты и весьма, душе моя, прокаженна.

Вот нам нужно двигаться туда, в ту сторону, дорогие христиане! Ни одного дня, пожалуйста, не проводите без:

А). Псалтири.

Б). Евангелие.

Если сможете, еще и Старый завет читайте.

В машинах своих, непременно, заставьте радиолу, транзистор и радио: либо — чтобы оно играло хорошую музыку, либо — чтобы оно играло богослужебные песнопения.

Все остальное запретите себе слушать. И с передачами по телевизору точно так же поступайте. И с компьютером работайте только по необходимости. Все остальное отодвигайте в сторону. «Святая книжечка» пусть будет главной пищей для вашего занятия.

Времени не так уже много. Первый день уже прошел. Скоро Пасха.

Христос да крепит вас в постном движении. И да очищаются души ваши для того, чтобы на Пасху наполнил Воскресший Иисус нас Собою.

Аминь. С Богом — по домам!

(Завтра в пять часов без опозданий – на службу).

Loading