3787 Праведник верою жив будет /проповедь 15.12.2019/

A A A

«Маленькая вера» – это не вопрос для исповеди. Это вопрос для всей жизни.

(проповедь отца Андрея 15 декабря 2019 года)

Христос Воскресе!

Накануне Рождества в календаре будут поминаться имена ветхозаветных пророков. (…) В основном «малых» пророков. Есть четыре «больших» пророка. Великих. Иезекииль, Исаия, Иеремия и Даниил. И есть двенадцать малых пророков. Они одинаковы в достоинстве. Просто великие пророки написали много книг. А малые писали пророчества малым объемом. Подавляющее большинство из нас ни разу в жизни не читали ни Наума, ни Софонию, ни Аввакума. И я вам имею счастье напомнить, что мы обязаны изучать все Священное Писание. И Ветхого, и Нового Заветов.

Вот сегодня хорошо было бы прочесть пророка Аввакума. Он всегда поминается на любом каноне. В четвертой песне. Всего полтора листа мелким шрифтом. Но там очень важные вещи содержатся. Пророк недоумевает, например, о том, как чистые Божии глаза, которым не свойственно смотреть на всякий грех с удовольствием, как глаза Его могут смотреть на происходящее в мире. Больше всего Аввакума тревожит несправедливость в судах. То, что люди ведут себя, как рыбы в море. У рыб – нет начальника, большая рыба пожирает маленькую. И люди тоже живут на земле, как рыбы в море. Постоянно сильный притесняет слабого и справедливости нету (см. Авв.1:13-15). Сила попрала всякую справедливость. (…) Еще Аввакум там высказывает очень важные слова. О том, что его тревожит. «Надменная душа, как бродячее вино, не успокоится. А праведник верою жив будет. (Эти слова потом повторяет апостол Павел. Уже в Новом Завете. «Праведный верою жив будет» (Гал.3,11)). А надменный никогда не успокоится. Расширяет, как ад душу свою, и всего ему мало». (см.Авв.2: 4-5). И заключает Аввакум свою книгу таким смелым заявлением: «Я буду хвалить Господа всегда. Даже, если на поле не вырастет пшеница и засохнут все смоковницы. Если виноград не даст лозы своей. Если не будет ни вина, ни елея, ни воды, ни хлеба. Если все умрет вокруг меня и станет пустыней, я и тогда буду хвалить своего Господа» (см.Авв.3:16-19). Пророк Аввакум выражает непоколебимую веру. При том, что жизнь не обязательно будет к лучшему двигаться.

Жизнь может двигаться и к лучшему, и к худшему. Но грешная душа не хвалит Бога ни в том, ни в другом случае. Если людям становится хорошо, они, как ни странно, забывают Бога. Не благодарят. Они толстеют, хамеют, жиреют, суетятся. Обрастают удовольствиями и вообще забывают про все святое. А когда становится плохо, они вдруг вспоминают Бога. Но – с упреком. «Что это нам плохо? С какой стати? Что это Ты решил, что нам должно быть плохо? С какой стати?» Как говорится в «Откровении», люди кусают свои языки и начинают хульную работу своего злого сердца (см. Откр.16,10). Ни в беде, ни в счастье – грешник не умеет ни хвалить, ни благодарить. А праведник может благодарить и в беде, и в счастье. И в изобилии, и в скудости. И в старости, и в молодости. И в пространном доме, и в тесной конуре. Праведник может Бога благодарить всегда. Аввакум об этом пишет.

Берите Святую Библию и упражняйтесь в чтении ее (…). Современный человек много читает. Он – информирован и – весьма информирован. Но мало есть боголюбцев, которые любят читать Святую Библию. Этим надо непременно заниматься. Бог спросит с нас: «Зачем ты был грамотным? У тебя была великая Книга. Я мог с тобой разговаривать. Но ты пренебрег Мною и читал все на свете, кроме того, что Я сказал». (…)

Вот, отталкиваясь от этого, я бы еще хотел сегодня два слова сказать о следующем. О вере. Аввакум говорит: «Праведник верою жив будет». И что бы ни случилось кругом нас и с нами: «Праведник будет жить верою!» Вера в нем не умрет. Вера в нем будет источником воды, текущей в жизнь вечную. Я хотел бы сказать как раз о нашей вере. Несколько слов. О том, что она бывает у нас очень маленькая. О том, что некоторые христиане скорбят о том, что у них маленькая вера. И даже на исповеди об этом говорят. Хотя на исповеди об этом говорить не надо. (…) Я не думаю, что это вопрос для исповеди. Это вопрос для всей жизни. Я бы хотел сказать пару слов про «маленькую веру». О том, что она, даже маленькая, драгоценна. Перво-наперво я скажу то, что верить в Бога – это не дело человеческое. В Писании, в одной из бесед Иисуса Христа с иудеями, говорится следующее. Иудеи спросили Его: «Что нам делать, чтобы творить дела Божии? Он им сказал: «Дело Божие делать – это веровать в Того, кого Он послал». Вера в Иисуса Христа – это дело Божие. Она человеческими руками не делается и человеческими мозгами не делается. Вера – это то, что выше нас. Всякий человек, который имеет веру, имеет то, что не от него. Это – выше. Это дело Божие. А сильно веровать – это еще большее дело Божие. А несокрушенную веру иметь, ту, которая горами движет и чудеса совершает, – это, конечно, еще большее дело Божие. И Господь говорит: «Не вы Меня избрали, Я вас избрал» (Ин. 15,16) (…) Он нас, как говорит Павел, предузнал, предугадал, посвятил, прославил. Дал нам веру в начале. Зная, что мы на нее ответим. Поэтому, если у вас вера маленькая, – вы не удивляйтесь этому. Опираясь на человеческие таланты, на знания, на память, на житейский опыт мы не найдем никакой твердой под ногами почвы. Вера – только от Бога. Она вопреки всему, что мы видим. Она ни с чем не связана, на самом деле. Некоторые, может быть, подумают, что вера к знаниям приходит. Нет. Не правда. Есть великие знатоки, большие мудрецы, которые абсолютно деревянные. У них деревянные сердца. В голове у них энциклопедия, а сердце у них деревянное. Или сердце мыши дрожащей. Или сердце бессмысленного животного. Вера – не от знаний. Не от богатства вера. Не от красоты. Не от благородства. Есть люди, родившиеся в бедной хижине, но с детства молящиеся Богу. Есть люди, родившиеся на перинах, евшие на серебре и имеющие абсолютно черную душу. Совершенно не способные к воспринятию Божественной благодати. Вера – она вся – оттуда. Если у нас вера – сильная, слабая – какая бы она ни была – мы должны, главным образом, молиться Богу как апостолы «Умножь нам веру!» У них была такая просьба. «Умножь в нас веру».

Мы тоже должны этого просить. Почему?

Перехожу к следующему пункту. Допустим, я спрошу вас – Зачем тебе нужна вера?

А ты можешь сказать так:

Я знаю, что человек верующий: во-первых, смел, во-вторых, он – весел, в-третьих, он готов на всякое благое дело. Он энергичен, бесстрашен, благороден. Он гнушается грязью, стремится к доброму, никого не боится. Он бодр и весел. А неверующий человек – он чахлый. Ленивый, расслабленный, трусливый. Шороха каждого падающего листа боится. Каждая неприятность его устрашает. И я хочу быть нормальным человеком. Хочу быть торжествующим христианином. Я хочу никого не бояться.

Я устал бояться – так можете сказать.

Я устал суетиться, бояться и переживать о глупостях. Вся жизнь прошла в страхах, переживании о глупостях и в бесконечной суете. Надоело. (…) Хочу быть твердым. Хочу быть бесстрашным. Хочу быть бодрым. Хочу быть радостным. Это все дает вера.

А теперь я у тебя спрошу – А откуда ты знаешь, что вера это дает?

Если бы у тебя веры не было, ты бы этого не знал. А мы же знает это? Знаем. Значит, у нас вера есть. Пусть она будет маленькая. Пусть она будет такая, сякая. Колеблющаяся. Приходящая. Уходящая. Как луна. Вы видели, что на небесах очень редко бывает полная луна. Она постоянно сокращается или увеличивается. Сокращается и увеличивается. Это очень хороший образ земной жизни. И верующего сердца. Луна каким светом светит? Своим? – Нет. – Каким? – Солнечным. Она его отражает. И она очень редко бывает полная. Она то до ниточки сокращается, то начинает расти. Отражая солнечный свет. Земля ей мешает. Земля – тяжелая. Она закрывает луну для солнца и открывает ее для солнца. И отражает солнечный свет. Это чистый образ души человеческой. Земные заботы закрывают для нас Господа. И вера становится маленькая как ноготочек. Потом «земля» почему-то отходит от нас. Например – мы заболели и ничто земное, кроме лекарств, нас больше не интересует. А душа чувствует Господа. Земля от нас уходит, и луна начинает больше сиять, потому что – она больше солнца отражает. Это очень точный образ изображения души, отражающей Божественный Свет. Не нужно ждать, что мы будем всегда в полнолунии жить. Полнолуний очень мало в году. (…) Чаще мы видим месяц. Вот так и к вере нужно относиться. Я сейчас не имею такой великой веры, как у Великомученика Георгия, например. Или как у Серафима Саровского. Что ж удивляться? Но вера во мне есть? Есть. Нужно дорожить этим. Нужно дорожить той малой верой, которая есть в человеке. И еще нужно спросить человека: «А ты хочешь иметь веру?» Любой ответит: «Ну, конечно, хочу! Хочу». И это тоже драгоценно. Потому что – Христос (как говорит апостол Павел в послании своем) действует в нас еже хотети и еже действовати (Гал. 2.13). Иисус Христос дает нам желание, и Он же его исполняет. То есть – мы бы не желали, если бы Христос в нас не действовал. Поэтому, если я спрошу вас: «Ты хочешь иметь в себе сильную веру?» Ты ответишь: «Хочу!» Это кто в тебе явил такое желание? Христос. Это – не ваше. Христос действует, и чтобы – хотеть, Христос действует, и чтобы – исполнить.

И еще интересные слова говорятся в Писании о Господе Иисусе Христе. Он называется «начальник и совершитель веры». Это в послании к Евреям (12,2) тоже пишет Божественный Павел. Что это значит? Начальник – то есть Он начинает, и – совершитель – то есть, Он заканчивает. То, что мы сегодня верующие – это Христос в нас начал Свою работу. И Он ее закончит. Он ее и совершит. То есть, то, что вы стоите в храме – это не ваша заслуга. Это Господь родил в вас веру Божию и позвал вас на молитву. Позвал вас на Небесную радость. Позвал вас на пир. Мы часто читаем в Евангелие, что созывает Отец Небесный, Царь Великий пир. Для Сына Своего. И зовет всяких бродяг. (…) Это мы с вами. Он нас позвал. Он начал. И Он – закончит. Не мы закончим. Он будет заканчивать. Последние годы жизни. Последние дни жизни. Последние часы жизни. Последние секунды жизни. Это будет великая школа веры. И Он в нас ее начал. И Он в нас ее и закончит. Он действует и еже хотети, и еже деяти. Он есть и – начальник, и – совершитель веры. Другими словами, как говорит Иоанн Богослов в Апокалипсисе, Христос называет Себя Альфой и Омегой (Откр.12,6). Я – первый и Я – последний. Я – начало и Я – конец. Он нам дал начало. И продолжение пути – оно тоже не от нас до конца. Оно – от Него. И конец, завершение веры, тоже будет от Господа.

Иногда верующий от неверующего очень мало отличается. Если мы будем наблюдать за верующим и неверующим в течении дня, мы можем даже не разобраться, кто из них – верующий, а кто – неверующий. Или они оба – не веруют. Или они оба – веруют. Ну какая между ними разница? Если человек ни разу в день не перекрестится, ни разу в день Святую книжку не откроет, не встанет на колени и не помолится в дальней комнате, если он не замрет в размышлении о Божьем Величии, не выключит телевизор и не уйдет куда-нибудь погулять, чтобы подумать о чем-то; то даже и не знаешь: он вообще – верует или не верует. Это трудный вопрос. Да, иногда верующий человек ничем не отличается от неверующего. Но это не значит, что он – не верующий. Это значит, что он – дерево – зимой. Гляньте, сколько вокруг нас деревьев зимой, и они все – как будто мертвые. На них нет ни плода, ни листа. Сок у них замерз и они, как-бы, замерли. Они – как будто бы и не живые. Но они – живые. Только-только весна начнется, пригреет солнышко, и каждое из них оживет. В меру своей сокровенной внутренней живости. Одно из них зазеленеет сильно, другое – чуть-чуть. У другого останется пара веточек сухих, у другого – ни одной. Они начнут жить. Так и мы с вами. Сегодня у нас с вами, в нашей жизни временной, вера – как сок в замерзшем зимнем дереве. Ее может быть даже и не видно. Но это не значит, что ее нет. Одни даже совсем не христианин, Конфуций, сказал: «Когда веру гонят, появляются верующие». Обычно верующие появляются там, где начинаются гонения различные. Я этого не хочу, я не зову на голову беду. Потому что я знаю, многие сломаются и испугаются. И тогда неизвестно, что с нами будет. Но, как правило, когда у людей все в порядке, они – не поймешь кто. А когда начинаются притеснения за веру, тогда столпы – падают, а маленькие люди, неизвестные, вдруг вырастают в гигантов. Становятся защитниками веры.

Мы еще не знаем, кем мы будем. (…)

Поэтому, если у вас вера маленькая, как заснувшая жизнь в замерзшем дереве, не бойтесь. Придет время, будет испытание веры. Будет труд. Будет весна. Будет благодатное врачевание души от Господа. Будет неизвестно что. И ваша вера тогда прорвется наружу. Ценить и беречь нужно любую веру. Даже, если ее и мало. (…) Маленькая вера – она тоже очень ценна. У всех у вас она есть. И я прошу не унижать себя без меры. Некоторые христиане полагают, что нужно заниматься вечным самоуничижением. Это – ошибка. Не нужно себя казнить постоянно. Тюкать, тюкать. Я – такой. Я – сякой. Обычно за этим всем скрывается какая-то паршивая гордость. Не надо себя постоянно третировать. Нужно иметь четкий анализ того, что ты более-менее понимаешь о себе. Ты должен знать свои страсти, свои грехи. Свои прежние грехи не забывай, чтобы было в чем смиряться. Ты должен знать свою веру, свои дерзновения, свои способности, свои возможности. И, если вера в тебе есть, пусть маленькая, как спичечная головка, как горчичное зернышко, не пренебрегай этим. Это – от Бога. Это Он в тебя поселил. И эта вера будет расти, разгораться. Сколько нужно огня, чтобы весь город зажечь? Есть такая пословица: «От грошовой свечки Москва сгорела». Для того, чтобы зажечь полмира, нужен всего лишь спичечный коробок. Не нужно много, чтобы все запылало. И для того, чтобы весь человек был объят верой, нужно всего-то навсего, чтобы Господь поселил в тебя эту «булавочную головку», и чтобы она там не умерла. Чтобы она там сохранилась. Потом будут у тебя разные испытания. Или радости житейский. Будут переменчивые времена. И ты – засияешь, ты – расцветешь. Как дерево, которое сегодня голое и некрасивое, а весной буде веселить нас. И птицы небесные будут укрываться в зеленых ветвях его.

Надеюсь, все, что я сказал вам, вы вкладываете в свое сердце, как положено. Нужно не просто слушать, чтобы влетало и вылетало и какую-то работу странную делало. Оно, слово, должно влететь и остаться. Нужно переварить его. Оно должно стать вашим достоянием. Чтобы оно было вашей собственностью. Чтобы оно было – «ваше». Если оно влетело и вылетело, то оно – было ваше и – исчезло. А, если оно пришло и осталось, то оно – ваше. Оно уже никуда не денется. Вы можете потом другому это сказать. Вы можете распространять эти знания дальше себя. Не может только одно священство заниматься проповедью Евангелие. Проповедь Евангелие – дело всей Церкви. У вас есть друзья, знакомые, родственники, сослуживцы, соседи. Вы всюду и везде можете в течении жизни, осторожно, смиренно, аккуратно, как бы невзначай, благовествовать «день от дне спасение Бога Нашего». Так в псалмах (Пс.95) пишется: «Благовестите день от дне спасение Бога нашего». Вы напитываетесь в храме, потом уходите – обогащенные и думаете: Кому бы это сказать? Кому бы это сказать? Ну, пусть полежит. Как говорят: «Пусть бумага под сукном полежит». Так и «пища святая» пусть в сердце полежит. Потом Бог вам даст собеседника. И вы достанете и начнете его кормить той пищей, которая в вас складывается.

Вот – вера. Не переживайте, что она у вас не чудотворная. Что она у вас не великая, не горячая. Не называйте себя ни маловерами, ни кем-то там еще. Не придумывайте себе «обзывательства». Вы – христиане. Вы – христиане последних времен. Хромые, косые, слепые, горбатые, несчастные прокаженные люди, которых собрал Господь со всяких помоек. Привел сюда для того, чтобы вы наелись бессмертной пищи и стали другими. Не желайте от себя ничего большего. Современный человек едва-едва может сохранить в сердце своем веру Христову, Имя Божие и прославить это Имя в маленьких делах своих. Но никто из нас не сделает великих дел. Забудьте про это. Мы можем только делать маленькие дела с большой любовью. Поставьте себе правильную планку. Даже не дергайтесь для великих дел. Не ждите от себя чего-то великого. И не мучьте себя самоукорением. (…). Зачем вы празднословите на исповеди? У меня слабая вера!.. Я сомневаюсь в вере!.. Не говорите этого. Храните то, что есть. У меня есть вера. Господь в меня поселил ее. И я ее не растоптал. Она во мне живет. Я знаю, что, если эту веру сравнивать с тем, какой я есть, то, конечно, вера меня обличает. Вера должна обличать человека. Если вера ваша обличает вас – значит, она есть у вас. Если вы хотите большей веры, значит, вера уже есть вас. Если Господь начал, значит, Он и – закончит. Он – Альфа, Он – и Омега. (…) Все будет. (…) Но жить будет дальше так тяжело, что даже призывание Имени Божия будет тяжелым трудом. Потому что жизнь идет, и она идет не к подвигам, не к затворничеству, не к столпничеству. Не к юродству, не к веригам, не к непрестанным молитвам. Не к великим подвигам древних времен. Жизнь идет к тому, что просто призывающий Имя Господне спасется. Вот потому я и говорю, читайте пророков. Там это сказано. Так сказано, что «Самый лучший из нас, как колючий терн, самый благочестивый из нас, как колючая изгородь. Не стало справедливых на земле. Поговорить не с кем. От лежащих на лоне Твоем стереги уста свои. Потому что предает брат брата, жена мужа, муж жену, друг друга. Нету правды на земле» (см. Мих.7:4-6).

Перед пришествием Христа в мир на Суд Святой будет именно так, а не иначе. И нам нужно с вами просто беречь веру. И знать, что она – есть в нас. Не потому, что мы – хорошие. Вера не от ума, не от талантов, не от силы, не от смелости. Вера – от Христа. Он – начал. Он – и завершит. Только берегите ее. И подпитывайте ее. Вера подпитывается исполнением заповедей, искренней молитвой на всякий час. Как мы говорим в молитве нашей – на всякое время, на всякий час. Молиться Богу нужно на всякое время на всякий час. Пусть – коротко, но – на всякий час. Нужно посещать Божественную Литургию. В Воскресение и в праздники. Читать Священное Писание. Посещать кладбища. Восточная мудрость говорит: «Ржавеют сердца человеческие и, чтобы не ржавели они, нужно читать Писание и ходить на кладбище». Вот еще школа жизни, которую мы пропускаем. Ходим мимо кладбищ, хотя ляжем рано или поздно там. Туда нужно заходить. Через калиточку смиренную, скрипящую. На любое кладбище. Даже, если там нет ваших родных. Походить между могилками. Почитать Верую, Отче наш. Помолиться. Выйдете – другим человеком.

Вот эта вера святая будет жить в человеке, будет двигать его до бесстрашия, до силы, до несокрушимой твердости. И – до радости. Вера творит радость. Не дурашливую, не радость КВН. Она творит не веселье. Она – радость творит. Это совсем другая вещь. Есть – веселье.

Есть – радость. Вино делает веселье. Но оно радости не дает. Оно дает веселье и похмелье. А Господь дает – радость. Он дает человеку радость, силу и бесстрашие. Как раз то, чего у нас нет. Вся жизнь прошла в страхах, в суете и в беготне. И – радуйся о Господе Хватит бегать! Встань на месте! Как дерево – встань. Пусти корни. И – никого не бойся.  «Радуйтеся, праведные, о Господе. Правым подобает похвала».

Уносите это все в сердце своем. Размышляйте в течении дня. (…)

Ходите на кладбище. Оно сильно укрепляет веру человеческую. И радует человека. Как ни странно – радует. Мы однажды ходили с сыном на Черкизовское Кладбище, где Иван Яковлевич лежит. Корейша. Самый известный юродивый девятнадцатого века в Москве. И мне говорит сын: «Папа, по идее, на кладбище должно быть страшно. Мертвые лежат. Люди здесь плакали, прощались с родными. По идее – депрессивное место. Почему здесь так легко? Почему здесь такой мир? Почему здесь так хорошо на душе? И уходить не хочется. Почему?» Действительно, парадокс. Почему? Должно быть – депрессивное место. Нет. Это место будущего Воскресения мертвых. (…) На каждом кладбище, уверяю вас, лежит кто-то праведный. Одному Богу известный. Поэтому, там так хорошо. Хорошо там.

Это одна из страничек борьбы за веру. Вместе с Писанием, вместе с братской любовью, взаимопомощью, с Литургией Святой, выше которой нет ничего. Если это все будет у нас и преизбудет, то вера будет расти и жить. И мы дождемся этой великой Вселенской Весны. Когда зацветет всякое дерево. Когда то, что скрыто в нас, проснется и покажется наружу.

Тот же Павел говорит: «Христос – жизнь ваша и скрыт в вас. Когда же жизнь ваша, Христос, явится, вы откроетесь в Ним во славе» (см. Кол.3:3-4). То есть – пока еще непонятно, кто из нас – кто. Но, когда Христос, жизнь наша, придет, наша внутренность обнажится. И все, что есть в нас – внутри, станет – снаружи. У кого там внутри помойка и гнойник, тому будет очень стыдно. У кого внутри Христос сокрыт, тому будет слава и похвала. И ныне, и присно. И – вовеки. Так что – храните Христа в сердцах ваших. И не придумывайте себе того, чего придумывать не надо. Выше головы не прыгайте. Это гордый скачет выше головы. У Тихона Задонского сказано, что это явный признак гордости, когда человека скачет выше головы. Очень важная вещь – выбрать себе правильную тональность жизни. (…) Нужно найти свою середку. Чтобы и из штанов не выпрыгивать. Но и ниже не брать. Не понижать в святости. Если можешь делать – делай. Но выше головы – не прыгай. Интересная мудрость такая – как найти барометр для определения правильного образа жизни? Живите. И – действуйте. Господь с вами. Господь работает в каждом из нас. (…) Через причастие Он зашел в наше сердце и живет там. Ефрем Сирин писал в одной из молитв: «Господи, знаю свои грехи, но через причастие Ты сокрыт во мне. Ради этого помилуй меня». Христос живет в человеке и делает Свою работу. Вынашивается, как бы, готовясь родиться. Обрастает плотью и кровью в сердце нашем. Господь живет в нас. Не торопите Его. Не мешайте Ему. Пусть Он делает Свою работу в сердцах ваших. (…)

Потом будет великий экзамен и великое испытание. И нужно будет быть сильным. Либо это будет наша смерть, либо нечто всеобщее. В виде больших катаклизмов. Не знаю. Но смерть придет, так или иначе, к каждому. И это будет великий экзамен.

В это время нужно быть смелым и радостным. Дай Бог. Дай Бог. Дай Бог.

Христос Воскресе!

Loading