3793 Великий Пост. День первый /проповедь 02.03.2020/

A A A

«Думаете, все начали поститься? Ничего для многих не изменилось. Но один вдруг заплачет, и ради этого все это нужно».

(проповедь отца Андрея 2 марта 2020 года в первый день Великого Поста после Покаянного Канона)

Дорогие христиане. Самая длинная дорога начинается с самого первого шага. И сегодня на этих счетах священных одна косточка сбрасывается в сторону. Мы прожили один день Великого Поста. Это уже не мало. Как правило, надо начинать покрепче. Потом будет легче хоть что-то до конца сохранить. Все равно суета свое возьмет. Чревоугодие свое возьмет. Занятие житейские свое возьмут. Мы начнем ослабевать и прогибаться через недельку-другую. Сейчас нужно быть в таком горячем настроении. Как конь, копытом роющий землю. Как воин, рвущийся в бой. Надо идти сейчас. Бежать. Догонять Иисуса Христа. Этот образ есть у апостола Павла: «Бегу, стремлюсь вперед, и догоню ли Господа, как Он однажды догнал меня» (см. Фил.3.12).

Что хочу вам сказать сегодня? Хочу сказать, что откровение Божие, заповеди Божии, они даются одному человеку. Писание не говорит: «Не крадите!» Оно говорит: «Не кради!» Оно не говорит: «Не прелюбодействуйте!» Оно говорит: «Не прелюбодействуй!» И прочее. Имея в виду только тебя одного. Как будто нет никого. Только есть ты. И когда ты говоришь: «А вот все грешат кругом. И что я – хуже всех? Что я самый сильный?» – это слабая отговорка. Сказано тебе. Тебе говорится: «Чти отца и матерь». Не всем остальным. Тебе точно сказано. Про других мы не знаем. И, если все грешат, – все и погибнут. Нет лицеприятия у Бога. Был же Ноев Ковчег. Был Потоп Страшный. И были люди, стучавшие, барабанившие в дерево снаружи, которые вдоволь насмеялись над Ноем. Он сто двадцать лет строил ковчег. () Несуразное средство спасения. Без паруса, без ветрил, без киля, без руля, без окон. И Ной представлял собой сто двадцатилетнее посмешище () …

Людям всегда хочется посмеяться над кем-то. Именно поэтому, наш телевизионный эфир забит под завязку всякими хи-хи. Люди хохочут, как с ума сошедшие. На самом деле смеяться в жизни есть мало над чем.

…и эти все хохотуны ходили к нему сто двадцать лет. Смотреть на глупого человека, который строгает сундук огромных размеров. «Потому что, якобы, будет Потоп!»

Вот таким же смешным кажется человек, который хочет спасти свою душу. Он старается поститься, пытается целомудрие сохранять, пытается язык прикусить свой, пытается глаза отвернуть от ненужных зрелищ, пытается не слушать какие-то лишние разговоры. Пытается отойди от этого всего, чтобы не мараться. Ему страшно замарать свою душу. Сказано же: «Береги платье снову». Он – «смешной человек». Кажется – чем он занимается? Но потом это будет понятно, когда все это исполнится. У пророка Аввакума есть такие слова: «Хотя бы пророчество отодвинулось, но оно непременно исполнится» (см. Ав.2, 3). То есть, ты жди. Даже не сомневайся. Когда все исполнится – все будет понятно.

Мы хотим спасти свою душу. И мир, по нашему мнению, по церковному мнению, (с точки зрения глубокого христианского мировоззрения, обращенного вглубь души), мир стоит, пока есть кающиеся люди. История мира длится именно для того, чтобы еще прилагались люди к Церкви, чтобы просыпались к совести, возвращались к Богу отшедшие от Него дети Божии. Бог хочет усыновить Себе все человечество. Хочет усыновить всех людей. На Кресте Господь распял руки именно в форме объятия. «Очень многим руки для объятий Ты раскинул по краям креста», – говорит один из наших христианских поэтов. (Борис Пастернак)

Один человек важен. Один человек. Пусть ваше сердце не смущается огромным количеством беззаконников. () Самое важное, чтобы в мире были души кающихся. Один человек важнее всего остального.

Вот смотрите. Буря на море может быть ради одного человека? Библия говорит, что – может, когда Иона сел на корабль, чтобы бежать в Фарсис. Это где-то побережье Испании. Он хотел переплыть все Средиземное море, убегая от Господа. Господь сказал ему: «Иди – вот туда». Назначил ему город, где нужно было проповедовать язычникам. А Иона не захотел. Он решил бежать в противоположную сторону. И на море поднялась буря, которая бросала корабли, как скорлупки. Ради одного человека. Землетрясение может быть на земле ради одного человека. Буря на море может быть ради одного человека. Если у Бога есть свои планы, то один человек Ему очень нужен. И у нас есть эти люди. Мы просто их не знаем. Есть такое учение об остатке. Исаия пишет: «Если бы Господь Бог не сохранил нам остатка, мы были бы как Содом и уподобились бы Гоморре» (Ис.1,9). Господь сохраняет Себе некоторое количество Божиих людей, которые сами не знают о том, что они – Божии. И никто вокруг не знает, что они – Божии. Они находятся в некоем неведении о своей святости. Это мы читаем в истории пророка Илии. Илия говорит Богу (Илия разговаривал с Богом, как с другом – и огонь сходил по его просьбе, и небо не давало дождя, и мертвых воскрешал Илия): «Господи, священников Твоих убили, жертвенники Твои разрушили, кругом все рассыпалось и осквернилось. Мою душу ищут. Забери меня. Я больше жить не хочу. Я не лучше, чем отцы мои». Но Господь отвечает ему: «Я сохранил Себе семь тысяч мужей, которые не поклонились Валааму» (см. 3 Цар.19:14-19). Но Илия их не знал. Семь тысяч праведников – это довольно большое количество. Семь тысяч праведников, рассыпанных в море беззаконных людей, – это такие огонечки, которые Господь видит и зрит. И ради них хранит все остальное.

То есть, ты думаешь, что ты – один? Но ты – не один. Таких как ты – много. В нашем мире есть неизвестные праведники, сами не подозревающие, что они – праведники. Это могут быть многодетные матери. Это могут быть какие-то МЧС-ники, которые из пожара и огней вытащили за свою жизнь тысячи людей. Они уже сегодня спасли от смерти, неминуемой и страшной, тысячи людей. Если такому сказать: «Ты же – праведник», он ответит: «Да ну тебя. Перекрестись. Какой я праведник? Я сало ем. Цигарки курю. С жинкой живу. Какой я праведник? Я обычный мужик. Я просто делаю свою работу». Это может быть человек, который терпеливо несет свою болезнь. Есть такая пословица на Востоке: «Даже, если кровь горлом идти будет, скажи, что ты переел сладкого щербета». То есть, не жалуйся никогда и терпи все, что пошлет тебе Господь. У Тургенева в «Записках охотника» описывается одна такая праведница. Молодая женщина, которую разбило параличом. Она лежала, высыхала потихоньку. Не жаловалась и ангелов слышала, как колокола с Небес. Они зазвонили перед смертью. Никогда не жаловалась, безропотно терпела свое. Праведница такая. В мире есть какое-то маленькое количество, остаток, праведников. Они дороже Богу, чем все остальное народонаселение, которое перекреститься – стесняется, молиться – ленится, и в храм Божий зайти не хочет. Им дела нет. У них времени нет. Не получается. Есть один человек на село. Два человека на город, на районный центр. Пять человек – на столицу. И так суммарно наберется семь тысяч праведников. Как при Илии, так и у нас. Так оно и надо. Поэтому, один человек – он очень важен.

Будем в Посту праздновать память Алексея – Божьего человека. Любимый на Руси святой. Если вы знаете его житие, то помните, он пространствовал по миру очень долго. Бежал буквально из-под венца. Женился, нанес такую обиду молодой жене. Она не провела с ним ни одной ночи. Сбежал и потом странствовал непонятно где. Мама – плачет, папа – плачет, жена – не пойми кто, соломенная вдова. Вроде – замужем, вроде – не замужем. А он странствует и молится. Потом в виде странника, изможденного, обросшего волосами, грязного, коростой покрытого, пришел к себе домой. Он настолько изменился, что никто не узнал его. Его, как бомжа, поселили под забором у себя и выносили ему поесть. А он молитву совершал в это время. За весь город. Это было в Риме. И однажды, когда наступило время ему умирать, он в церковь не пришел (а он в церковь ходил, пока мог ходить); и Матерь Божия сказала местному епископу: «Самого лучшего из вас здесь нет. Не будет службы, не будет благодати, пока самый лучший не будет здесь». – «А кто самый лучший?» – «Вот этот» – Пошли туда, куда указали: «Этот, что ли, самый лучший?» А этот нищий, действительно, оказался «самый лучший».

Один человек, бывает, приносит за собой великое благословение и благодать в мир И Пост Великий к тому и предназначен, чтобы единицы этих праведных спасающихся душ достигали необходимого и своей молитвой и своим изменившимся житием и своей заплакавшей душой помогали спастись всем окружающим.

Вот она – некая тайна жизни. Мне очень хочется, чтобы все крещеные русские люди были богомольны. Я думаю: «Когда это в конце концов наступит?» Потом думаю: «Никогда». И скорее всего – никогда. Но желание остается. Чтобы количество молящихся людей умножилось. Чтобы люди приходили к Богу. Потому что нужно совсем «онечестивиться», чтобы отказать Богу в бытии, чтобы отказаться Ему поклониться. Великий Пост существует для того, чтобы сдвинуть эту заплесневевшую, эту закаменевшую действительность.

Наши с вами молитвы тоже сюда подойдут. Монашеские молитвы. Молитвы во всех храмах совершаемые. Нам стоит молиться, чтобы Господь Духом Уст Своих вдохнул в душу каждого крещеного русского человека покаянный дух. Чтобы мы стали людьми обратно. Потому что пока что мы – недотягиваем. В «этой Америке», которую только ленивый не ругает, …безбожная, …такая, …сякая; там, если приезжаешь в какой-то отель и поселяешься в номер; там, в каждом номере на каждой тумбочке, лежит Библия. А у нас ни в одном отеле, ни в одном номере Библия не лежит.

Недавно был в Турции у наших русских православных христиан. Мы про всякое разговаривали. Конечно, там паства в основном состоит из женщин, которые повыходили замуж за турков и «несут свою вахту» в этой турецкой стране. Надо и мужу угодить и от Бога не отказаться. Такая вот катавасия. И – интересная информация. В Турции очень легко умирать. Все заботы о похоронах человека умершего берет на себя государство. Люди не тратят не копейки. Им только нужно обмыть покойника, одеть его и помолиться за него. Все остальное – земля, место, кладбище – это все государство на себя берет. Все. А я вспоминаю, что значит похоронить человека у нас. Нужно копить всю жизнь, чтобы тебя похоронили. Это что за Святая Русь такая? Это что за банда в сборе такая? Кто мы такие? Вот мы говорим: «Ты – турок». В нашем языке – турок – это недотепа. Но турки такие благословенные – они имеют вот такую любовь друг к другу. А у нас есть какие-то кладбищенские мафии. Это глубоко укоренившееся безбожие.

Говорили, что сегодня в метро бежала «ленточка такая» (бегущая строка): «Молитвой делу не поможешь». Кто-то заказал. Деньги заплатил. Реклама в метрополитене очень дорого стоит. Бегущая строка: «Молитвой делу не поможешь». В начале Великого Поста какая-то черная душа заплатила деньги и пустила строчку такую. Наверное, чтобы верующих раздражать. Оно нам, как бы, не повредит. Кто молится – того не обманешь. С толку не собьешь. Кто не молится – он и так не молится. Но это ж нужно постараться – в первый день Великого Поста в метрополитене нашей столицы пустить такую бегущую строку! Вот вам – жизнь наша. Содом и Гоморра – это не из книжек взято. Это вот сегодня. Думаете, сегодня все начали поститься? Сегодня, как и вчера, все ночные клубы будут полны. И будут плясать, и будут нюхать, и будут вытворять все, что вытворяли раньше. И ничего для многих не изменится. Но один вдруг заплачет и ради этого все это нужно. Пробьет «одну» током покаянным. Поймет она, что-то, глаза откроются. Как у Пушкина: «Отверзлись вещие зеницы, как у испуганной орлицы». Вдруг поймет: «Боже, где я живу? Я в аду живу. Еще немножко и совсем туда рухнешь». И начнут люди каяться.

Ради этого мы молимся. Мы молимся, чтобы самим не пропасть. Но, вместе с тем, мы молимся «за того парня». Наш народ только в начале пути. Если народ хочет хвалиться чем-то в истории, то ему лучше помолчать. Потому что – наша действительность отнимает у нас всякое право гордиться. Всякое право хвалиться! Наступило время покаяния. Если у вас будут слезы, считайте, что вы достигли того, что нужно. Нужно плакать. Может быть, не на людях. На людях нужно сдерживаться. А вот, если захочется плакать дома, ночью, в подушку или перед иконами, или в одиночестве где-нибудь – плачьте. Плачьте всласть. Плачьте за всю свою прожитую жизнь. Плачьте о своих родственниках, которые Бога не знают. Плачьте о своих соседях, которые еще порог церкви ни разу не переступили. За детей своих, которых неизвестно что ожидает. Если слезки появятся – плачьте всласть. Оплакивайте души перед Богом. Это цель поста. Поминайте в молитвах своих безбожников, которых в нашей стране огромное количество. Хоть иногда скажите Господу: «Господи, вот я в храме стою. Не потому, что я лучше всех. Не потому, что я самый умный и знаю, что Ты есть. Это Ты мне Себя открыл». Я знаю, что Бог есть потому, что Он мне открыл Себя. Бога без Бога познать невозможно. Если Он Себя спрячет, то мы Его не найдем. А, если Он Себя открыл, то мы к Нему приходим. «Я стою в храме, потому что Ты меня позвал. Ты позвал, я – услышал и я – пришел. А другие почему не пришли? Кто его знает. То ли не позвал Ты их еще. То ли Ты зовешь их, а они не слышат. Сделай так, чтобы они услышали». Попросите так Господа в течении поста. И «за того парня». И, может быть, за покойных своих родственников, которые уже и не придут в храм. И – не ходили, и – не придут. Или – ходили, но не придут до Страшного Суда.

Каждый из нас посчитан. У нас каждый штык на счету. У нас война такая дорогая, что каждый боец у нас на вес золота. И каждый из нас должен быть таким бойцом. Бойцом Великого Поста. Почетной гвардии Господа Иисуса Христа.

Видите, как нас, в принципе, немного. В первый день Великого Поста здесь яблоку должно было негде упасть. Как на Пасху будем (дай Бог – доживем) стоять, тесно прижавшись, так должно быть и в первый день Великого Поста. Тоже должно яблоку быть негде упасть.

Нужно вымаливать, вымаливать друг друга и самого себя. Берите выше. Думал: «Попощусь строго одну недельку», но решил: «Нет, попощусь еще оду недельку». Думал: «Буду читать один Канон Покаянный в день», но решил: «Нет, буду читать Канон Покаянный и еще две кафизмы из псалтири. И положу еще тридцать поклонов земных. Каждый день. И за то, и за то, и за то Бога попрошу». Давайте, двигайтесь. Вперед.

И телефоны выключите. Чтобы только было «Смс – пришла, смс – ушла; звонок – пришел, звонок – ушел». А все остальное – «конец связи». Хватит ленты читать новостные. Там нечего читать. Вот увидите, если у нас получится сорок девять дней поста телевизор не смотреть, потом включим его, и там не будет ни одного слова про коронавирус. Сейчас только про него все и говорят, а потом, если мы не будем смотреть… Включим: «А где коронавирус? – Да он уже три недели, как прошел. Уже новая беда пришла». Понимаете? Стоит только выпасть из информационного поля, как ты выходишь на свободу. Как будто из прокуренного помещения, каптерки какой-то, вышел в луг цветами подышать. Мы головой «залезли в ящик», и никому от этого не хорошо. Вылезайте из ящика! Чтобы голова была свежая, чтобы в голове осталось место для Евангелие, для псалмов. Вы никогда не будете плакать о грехах, если будете смотреть сериалы телевизионные. Ваша душа будет там плакать. За этих актеров, за этих актрис. А за себя так никогда и не сможете поплакать. Вынимайте голову из ящика. В храм ходите постоянно. Заставьте гаджеты работать на себя. Пусть там будут записаны послания апостола Павла. Пусть там будет акафист Божией Матери. Пусть там будет Покаянный Канон. И все. В уши наушники, и сидишь себе, и слушаешь. Это тоже нужно сделать. То есть – нужно изобретать все, что можно изобрести для того, чтобы вести эту духовную работу. И каждый из нас должен в это время потрудиться на совесть. Я вас к этому зову. И сам буду стараться по мере сил делать то, что я смогу. Потому что иначе некуда идти больше. Иначе мы пропадем. А пропадать-то не хочется. Надо карабкаться. Надо царапаться. Надо и самим жить. И другим жить дать. Поэтому, давайте бороться. Наш народ, наша Церковь, наша страна – весь такой «острупленный» Лазарь. Куда ни глянь – везде болячка. Куда ни глянь – везде язвочка. Как Исаия пишет: «Во что вас бить еще? Вся голова в ранах. Все тело исчахло. Ни елея, ни обвязывания некуда приложить» (см.Ис.1:5-6). Болит все буквально. Не знаешь, с чего начать. Что лечить? Такова наша жизнь. Как Библия пишет, так оно и есть.

Спасибо вам за молитву сегодня. Надеемся дожить до молитвы завтра. Дома тоже читайте, что можете. Совершайте свой молитвенный труд. Это все имеет награду. И награда настолько великая, что ради этого стоит вообще трудиться, трудиться, трудиться. До устали. До самого конца. Господь с вами. До свидания.

Расходимся из храма Божьего молча. По дороге домой читаем какой-нибудь псалом.

И все потихонечку. С молитвой уходим из храма и с молитвой в храм приходим.

Будем греть душу Духом Святым.

До завтра. Рад с вами помолиться.

Аминь.

Loading