3731 Жены-мироносицы /проповедь 12.05.2019/

A A A

«Тема Мироносиц – это тема погребальная»

(проповедь отца Андрея 12 мая 2019 года в Воскресение Жен-Мироносиц)

(Прим: первая служба в приспособленном помещении на время ремонта основного храма)

Христос Воскресе!

Братья и сестры. Нам предстоит здесь молиться до сентября. Нам не привыкать. Мы здесь уже отслужили одно лето в прошлом году. И я вам хочу напомнить, что вы все находитесь в алтаре. Одним из странных таких благ этой тесноты и относительного неудобства, является то, что вы все являетесь алтарными молящимися. Здесь нет никакой перегородки, и вы видите происходящее в храме на Богослужении. Видите, как причащается духовенство, как возносятся Дары. То, что является прерогативой одного, собственно, духовенства. В одной из молитв соборования говорится: «Самозрачно лицезреть Святое Возношение». А вам это дано сейчас видеть, и это есть такое благо, которое всегда приходит к людям в катакомбных условиях. Когда людям приходится молиться на чердаках или в подвалах, или в плохо приспособленных помещениях; то у них появляется некая особая благость. Они больше понимают дух подлинного апостольского христианства; и Книга Деяний оживает на их глазах.

Я повторяю, еще раз: «Я хочу, чтобы все пели!» Чтобы постепенно-постепенно все научились петь. Подпевать. И знали – что и когда. Эти ектении просительные перед «Верую» и сам Евхаристический канон… мы поем это уже четвертый год на одну и ту же мелодию. (Когда Литургия Василия Великого – там другое). Когда Златоуста Литургия – мы уже четыре года поем одну и ту же Херувимскую, одну и ту же Милость Мира. Зачем? Для того, чтобы вы пели. Для того, чтобы, случись, не будет хора, чтобы мы могли отслужить Евхаристию с вами. «Милость мира. Жертву хваления». Там всего три ноты. Они уже должны на слуху навязаться. Это для вас. Для нас – для Церкви Божией. Потом – псалом пятидесятый на третьем часе, псалом девяностый на шестом часе, без моих напоминаний читаем все вслух. Речитативом, один за другим, не вырываясь, не запаздывая. Одними устами, одним сердцем. Как написано. Чтобы все молились. Потом надо выучить молитву часов: «Иже на всякое время…». Может, многие уже знают ее наизусть. Чтобы нам было легко молиться. Когда кто-то один читает, все остальные слушают, и половину не понимают еще, что читается, получается – мука. Многие мучаются от незнания. А, когда многие знают и любят, это – рай. Расходиться не хочется. Хочется еще молиться, что-то читать, что-то петь, говорить. Не хочется уходить из рая…

Какой глупый человек будет из рая уходить?

Значит, надо к этому приложить усилия, и у нас для этого есть возможность.

Мы сегодня увидели, что читали Апостол, держали плат при причастии, держали свечи при Евангелие, женщины. Так что – мы традиционно, в день Жен-Мироносиц, чтим женщину. Не восьмого марта, а в день Жен Мироносиц чтим ту твердость и верность, которая в мягком женском естестве часто бывает, даже когда мужчины слабеют. Крошится железо… как говорил наш философ Розанов: «Железо лопнет и бетон раскрошится, а вздохи будут всегда». Вздохи и стоны сильней железа. Женское естество – такое плаксивое и слабое (вроде бы!) на самом деле бывает сильней бетона и железа. Мужики разбегаются, сильные гнутся, а женщины – остаются. Это видно на Мироносицах. Мы чтим верующую женщину. Мы не чтим женщин «вообще», потому что там многих чтить не за что. Мы чтим женщину, которая верна Богу и мужу. Скажу вам так, что женское естество – оно удобнее расположено для веры. Говорю вам – как «взрослый». В отношениях мужа и жены, женщина сторона – принимающая, отдающаяся. Она так же и к Богу естественно расположена. Она расположена покориться и принимать Его благодать. Что такое брак? И чадородие? Это смирение перед мужем и принятие женщиной силы мужа. Он дает ей силы свои и семя свое. Она принимает и рождает дите на свет. То же самое перед Богом. Мы смиряемся перед Богом, и смиренная душа принимает от Бога Силу. Сила Божия – это Христос (кстати говоря): «Дух Святой найдет на Тя, и Сила Вышняго осенит Тя». Сила Вышняго – это Христос. Так Отцы говорят. Наши души перед Богом, как женщина перед мужем. Человек смиряется перед Господом, Господь ему силу дает, чтобы он был плодоносный. Что христианин без плода? Как дерево без плода ненужное, на порубку только готовое, на дрова. Плод принесите! Там про плоды постоянно говорится. И у Павла к Галатам (Гал. 5,22). И у Ионна Предтечи говорится. «Плод! Дайте плод!» Плод нужен. И вот плоды дает, как и жена дает, так и душа родит от Бога. Родит от Бога добрый плод. Поэтому женщина расположена к принятию силы, расположена к смиренной отдаче себя, к покорности, к служению. Она и в жизни должна быть такой. Она и в вере такая должны быть. Ей – легче. По природе легче верить женщине. Их в церкви не только потому много, что их просто физически больше; но и потому, что женщине по природе легче верить. Дальше в вере она идти не может. Мужчина пойдет дальше в вере. Ему для этого Бог дал больше (и – ум, и – все остальное), чтобы он мог углубляться в тайны веры. Женщине не нужно особо углубляться. Она расположена верить всегда.

И вот эту верующую женщину, которая если и Богу молится, то она: и – мужу верна, и – детей содержит в порядке, и – дом хранит; вот эту женщину мы чтим в сегодняшний день. Всех подряд – не чтим. Можно много сказать про «дочек Евиных» от дней царя Гороха до сегодняшнего дня. Но – не сегодня. И вообще, может быть, не надо. Хвалим верующую жену. И во-первых, хотел бы не пропустить, поздравить в вашем лице регента Лену. Она прихворала, мы не поздравили ее в пасхальные дни, на Фому. А сегодня подворье Патриаршее, Патриарха Всея Руси при храме Василия Великого Русской Православной Церкви выражает благодарность регенту хора Елене Александровне Зерновой за труды по созданию любительского хора и детских хоров богослужебного пения гимназии и за регентское послушание.

И даст тебе, Христос, долгие годы жизни, Леночка, и здоровья. Аксиос! Аксиос! Аксиос!

Ну, я вам много, сестры, не буду говорить. Я вам пожелаю женского счастья, которого мало, и которое не всем дано. Потому что многого в жизни есть нехватка. Спрашивают часто: «Чего не хватает? – Денег не хватает!» Да, денег не хватает. Часто и – у всех. У богатых еще чаще не хватает, чем у бедных. Как ни странно. Но это не самая главная нехватка. На самом деле не хватает в жизни более важных вещей. И вот – женского счастья на всех не хватает. Не хватает на всех женщин хороших мужчин. А у тех, которые нашли хорошего мужа (Бог им подарил), не хватает ума быть хорошей женой, и они губят полученное. А те, кому Бог дал все, чтобы быть счастливой, может детей не быть. А, когда дети родились, это непрестанные труды и заботы. То – недоспанные ночи, то – переживания. И, чем дите старше, тем больше этих переживаний. Вы все это знаете по себе. Тяжелая женская доля. И вот – хочется пожелать всем женского счастья. Для женщин самого разного возраста. У которых есть внуки – чтобы внуки были живы-здоровы, и чтобы дети вас не печалили. Кто еще только на заре своей жизни, у кого еще все впереди, дай Бог вам – элементарного. Пару себе найти. Хорошую. Одну. А не много. Это – не обувь. Это – муж. Нельзя много пар перемерить. Это муж! Надо одного найти на всю жизнь, чтобы Бог дал. Если не Бог даст – ошибетесь. Тем матерям, которые уже родили и которые еще планируют рожать, чтобы вас беда миновала. В этом всем беды много. И слез много. И трудов много. Такая женская доля.

Поэтому я желаю в вашем лице всем сестрам нашим, мамам нашим, здесь присутствующим и отсутствующим, крестным дочерям, женам нашим любимым, внучкам нашим, которые уже есть (и будущим), племянницам, всем во Христе сестрам, женского счастья. Это такое емкое понятие. Его долго можно расшифровывать. Вот этого я вам и всем женам желаю.

***

Ну – и последнее, не забудьте. Мы сегодня собрались почтить Мироносиц, а также Иосифа с Никодимом по делу похорон. По похоронной теме. Они прославились тем, что мироносицы несли миро помазать Иисуса. Они к мертвому шли (мертвое тело мазать), а нашли живого. И превратились в проповедниц. А вообще-то они шли мазать мертвеца. И Иосиф с Никодимом совершили великое дело погребения Господа Иисуса Христа. Для этого нужна была смелость. Потому что даже апостолы разбежались. Там написано – дерзнув (осмелился). То есть: «Набравшись дерзновения, Иосиф дерзнул вниде к Пилату и проси тело Иисуса» (см. Мк.15,43).

Вы знаете, какие добрые дела есть на свете? Голодному дать еды. Нуждающегося в работе, устроить на работу. Бездомного – приютить, голого – одеть, плачущего – утешить. К больному – прийти в больницу, к сидящему в тюрьме – прийти или прислать посылку в тюрьму. Эти добрые дела должны быть вам элементарно известны, и вы должны быть ревнителями добрых дел. Такое имя дается христианину – ревнитель добрых дел. То есть – не то делаю, что в руки плывет. «Ну, нет бедных вокруг, и я себе сижу. Бедный появился – и я помог». Это значит, что я делаю то, что в руки приплыло. Ну, нет у меня в тюрьме сейчас никого. Слава Богу. Ну и я по тюрьмам не хожу. Никому посылку в тюрьму не посылаю. А кому? Это я сделаю только, когда будет моя беда, когда запечет. А ревнитель добрых дел, это человек, который ищет способа, молитву и всякое даяние благо. Люди должны быть ревнителями добрых дел. Ненасытимое желание, помочь Богу и угодить ближнему, должно гореть в человеческом сердце, как на жертвеннике Божием. Сердце – это жертвенник Господа Иеговы. Так вот – добрые дела вы знаете, какие они есть. И должны быть их ревнителями. И – вы, и – мы. Мы – все вместе. Но вот – евреи: эти мудрые, эти хитрые, эти благословенные, эти странные евреи, они вечно что-то думали. Они думали: «А что еще хорошего, благословенного Богу сделать?» Они додумались знаете до чего? Они сказали: «Самое лучшее доброе дело – это не кормить и одевать, лечить и в тюрьмы ходить. Самое лучшее доброе дело – это быть с теми, у кого покойник в доме». Если умер кто-то, надо идти туда, где покойник лежит и где люди с ума сходят от горя и быть с ними. И еще помогать им всяческим образом, как только можешь. Можешь могилу копать – копай. Можешь заплатить за машину…Знаете, сколько хлопот с эти всем! Мы про это не говорим. Чего будут живые про смерть говорить? А говорить-то надо. Увезти-привезти священника на отпевание – это ж деньги, время и силы… Стол накрыть на поминки… Если, допустим, жена мужа хоронит, у нее будет там, в голове, какую колбасу резать? Ее саму нужно будет откачивать скоро. Люди приходят – соседи, друзья, знакомые. Помогают. Одни – занавешивают окна. Другие – покойника моют. Третьи – одевают. Четвертые – могилу копают. Пятые – кого-то привозят и увозят. Шестые – стол накрывают.

И вот – евреи сказали, что вот это вот, оно – выше всего остального. Все остальное – потом. А это – выше. Посиди рядом с плачущим – поплачь с ним. Возьми – псалтирь открой, почитай за покойника Псалтирь. Полночи…Всю ночь… Одну кафизму…Как можешь. Это – высоко. Это – выше!

Так вот – Иосиф с Никодимом – они совершили для Иисуса Христа эту благую службу. Они Его похоронили. Потому что – некому больше. Как хоронили разбойников? – Никак. Два злодея. Поломанные ноги. Руки-ноги гвоздями пробитые. Их поснимали как падаль, простите, возле крестов. Побросали кресты. Побросали этих покойников. Бросили неизвестно где. Кто-то там над ними плакал – над разбойниками? Кто-то их обмывал? Кто-то ронял слезы на их тело? Кто-то их заворачивал в плащаницу? – Да кому они нужны…

И так бы похоронили Христа тоже. Его же ненавидели. (И сейчас они Его ненавидят. Ненависть любая…И к Христу, и к тем, кто Христов). Они б его не отпевали, не хоронили. Ничего б такого не было. И смерть позорную дали Ему и погребение бы сделали позорным. Поэтому, Иосиф с Никодимом дерзнули, набрались смелости, пришли к Пилату: «Дай нам этого!» Какая-то умилительная стихира на пост поется: «Приидите, ублажим Иосифа Приснопамятного». Он пошел к Пилату: «Дай нам этого странного! странника этого, который не имел, где главы преклонить. Дай мне этого странника, которого ученик лукавый на смерть предал. Дай мне Его». Пилат удивился: «Что Он уже умер? – Да умер». И дал ему Его. Тогда Иосиф со слезами снял тело Господне. Оплакал. Облобызал. Завил в плащаницу. Гроб свой отдал. Как написано у Исаии. Это было пророчество древнее. Что «Ему назначили гроб со злодеями. А Он погребен у богатого» (Ис. 53,9). Исаия сказал это за сколько лет? За семьсот лет до событий всех. Иосиф это сделал. И Никодим это сделал. Они совершили великое благо. Погребальную честь отдали умершему Богочеловеку. Это для нас что? И Мироносицы тоже ко всему этому причастны. Они взяли миро мазать мертвого (повторяю). Это потом они стали проповедницами и пошли благовестить Его. «Скажите ученикам Моим…и – Петру». Ученикам и…Петру. Почему Петру отдельно? Он – предатель. Отрекшийся. Если бы был Иуда жив, Господь бы сказал: «Скажите ученикам моим. И – Петру. И – Иуде скажете». Эти двум, которым хуже всех. Но уже некому было говорить. Иуда уже ушел в место свое. А Петр находился в состоянии, близком к смерти или к помешательству. «Ученикам!.. И – Петру!» Мироносицы – это проповедники истины для отчаянных душ. В том числе – для Петра.

Так вот, братья и сестры, помня об этой погребальной теме (потому что тема Мироносиц – это тема погребальная), нам стоит с вами тоже об этом подумать. В каком смысле? Живите долго все. И я – даст Бог – буду жить долго. И вы – даст Бог – будете жить долго. И все мы – даст Бог – будем жить долго. И никогда не умрем. Даст Бог, все так будет. И все будет хорошо. Но…смерть есть. Никуда от нее не убежишь. Вот – Внуково рядом. Самолеты как мухи летают. А слышали, что недавно было в Шереметьево? Почему так важно молиться в Церкви. Вот молится Церковь: «О плавающих, путешествующих, недугующих, страждущих, плененных…». Постоянно. А слышали – мы добавляем: «О плавающих по морю и воздУху»? Раньше – только по морю плавали. Сейчас и по воздуху плавают. И то – судно, и то – судно. Воздушное судно и морское судно. И там – винт. И там – винт. При помощи винта плывет. Что морское, что воздушное. Без винта не плывет. Только там – на воздух опирается, там – по воде плавает. Принцип тот же. Воздушное судно, подводное судно, наводное судно. Кто думал? Кто думал? Собрал на отдых чемоданы и… оказался вдруг перед лицом Господа. Может быть такое? – Может быть такое. Поэтому – о смерти нужно думать. Просто думать. Церковь нас заставляет. Говорит – «христианской, непостыдной кончины» просит для каждого из нас. А что еще? Если, не дай Бог, будет смерть в родне. По соседству… Вблизи… Не останьтесь в стороне! Каждая копейка в это время нужна. Сейчас говорят (со скорбью говорят): «Умирать – дорого. Лучше – жить». За все плати. Тут – плати. Там – плати. Люди нищими становятся, когда хоронят своих сродников. Они последнее из дому выносят. Поэтому, не дай Бог, случилась смерть – бегом туда. А вдруг они в отчаянии – не знают, что делать? А вы вызовете – судмедэксперта. Какие-то справки соберете. Надо помогать человеку. Вдруг – денег нет! Надо дать им свое. Если есть что дать. А вдруг они не верующие, а покойник крещеный и не знают: «Попа – звать? не звать? Как отпевать?» А вы пластирьку почитаете… Священника закажете… знакомого или чужого. Слышите? Зарубите себе на носу! Это будет лучше всех ваших добрых дел. Потом вы будете и голодных кормить и в тюрьму ездить (дай Бог, не к своему, а к чужому). Потом будете в больницы ходить. Потом… А вот это вот надо делать.

И – кладбища… «Не проходите мимо!» – что называется. У нас нет такой культуры – ходить по кладбищам. «А че по ним ходить??» Есть культура ходить по магазинам, по торговым центрам. По – паркам. По – площадям. Куда-то ходить мы любим. Разные есть места для этого специально. А по кладбищам мы не ходим. Их у нас далеко заносят – подальше. Раньше возле каждой церкви было маленькое кладбище. Потом – городские реформы… Во всех городах мира, кстати. Первым начал Франц Иосиф. Он все кладбища возле церквей сравнял. Сказал: «Города должны быть городами, а не кладбищами». То же самое делал Наполеон. Во Франции. «У нас должны быть города, а не кладбища!» А раньше все христианские города были полны храмов, и возле каждого храма было кладбище. И как это было хорошо – скажу я вам. Это было естественно. Французы имели обычай, еще средневековый – праздновать венчание на кладбищах. () Влюбленные назначали свидания на кладбищах друг другу. Это не было страшно. Они были заросшие деревьями. Там птицы пели. Там кто-то плакал над своим родным. И там же встречались те, кто любил друг друга. Представляете? Потом это все вычистили. Под знаком гигиены. Под знаком материализма. И сейчас, чтобы на кладбище доехать, нужно, не знаю сколько, тратить времени.

Но – нужно ездить. Нужно ходить. И нужно молиться. За – своих. И за – чужих. Это культура посещения кладбища (). В любом городе христианском, где есть кладбище, нужно туда пойти. Почему? Зачем? – Потому что – там лежат самые интересные люди, которые жили в этом городе. () Нужно туда ходить. Вы скажете: «Я – не знал!» И я раньше не знал. А теперь давно уже стараюсь, куда бы ни приехал, перво-наперво на – кладбище. Потом – на базар, потом – в театр. Все – потом. На кладбище сначала. ()

Это надо пустить в свою жизнь. В этом нету страха. Люди все равно будут смерть пускать в свою жизнь. Но, если, например, молитва уйдет, если память о Страшном Суде уйдет, если все эти святые вещи уйдут, все равно люди будут про смерть говорить. Посмотрите, что смотрят по телевизору люди? И про что снимают кино? Про зомби. Про какие-то страшилки разные. Про восставших мертвецов. Людей все равно интересует эта тема. Но в каком-то больном виде. Они все равно пускают ее в свое сознание. А нам не нужно болеть. Нужно быть здоровыми. Поэтому, сегодня, когда мы поминаем Иосифа с Никодимом, то доброе дело, которое они Христу сделали; мы должны склонить свое сердце к памяти об ушедших тоже. Ну – и как Соломон говорит: «Смех глупых как треск хвороста под котлом. А сердце мудрого в доме плача по покойнику» (см. Еккл.7:4-6). Ибо таков конец всех живущих и мудрый приложит это к сердцу своему. И еще сказал Достоевский, что, если хочешь доброе дело сделать, а нечего…Ну вот я хочу сейчас доброе дело сделать, а чего я буду делать? «Возьми мои деньги! – Мне не надо. У меня есть». Ну, куда я побегу? Что буду делать? Вот …хочу доброе дело сделать! Какому-то малышу сопельки вытирать. «Где та бабушка, которую нужно через дорогу перевести?» Вот нету доброго дела…Достоевский говорит: «Встань на молитву. Помолись Богу за того, кто сейчас умирает!» Ты его не видишь. Но умирает каждый день кто-то. И каждую секунду – кто-то. Как метроном стукает, так в мире кто-то умирает. Кто-то сейчас душу Богу отдает. На больничной койке или дома среди родных; или пособоровал его батюшка; или – он неверующий; или колеса машины его вдруг внезапно задавили. Или, как в Шереметьево, беда – загорелся самолет. Уходит душа из мира. Уходит… Всегда неготовая. Всегда… «А еще можно пожить? Я не хочу. А еще можно потерпеть меня?» — Уже все — «А можно я исправлю дела свои? Можно я поживу чуть-чуть. Мне ж еще столько нужно сделать. Долги отдать. Помириться с мамой. Покаяться, в конце концов!» — Нет…Все…Слушай…Нет…Все уже… Вынимается человек из жизни как меч из ножен – Все… Иди сюда… Все…

Этих людей каждую секунду сколько-то есть. И старец Зосима у Достоевского говорит: «Хочешь доброе дело сделать – встань на молитву. Скажи: “Господи милосердный. Пощади, помилуй, пожалей душу в сию секунду к Тебе уходящую”». Может быть, некому помолиться за человека. Он сам, может быть, проживший жизнь нехорошо и вокруг него ни одной верующей души. И – почувствуется эта молитва. Молитва – она ж живая! Когда душа из тела уходит, она все знает, все видит. Она понимает прекрасно, что кто-то на другом конце земного шара стоит за нее на молитве. Она прекрасно это чувствует. Души знают все. Это мы пока что носим на себе тяжелую плоть и за завесой плоти ничего не видим. А потом все увидим. Все потом узнаем. Сердце чувствует пока что. Из-за завесы мы чувствуем шевеление за завесой. Мы чувствуем будущий мир. Только пока не видим. Слава Богу. Начнем видеть – жизнь закончится. Там такое копошится, что, как только мы это увидим, нам трудно будет жить на земле. Трудно пельмени лепить, когда ты будешь беса видеть. Или – ангела. И то, и другое – видеть не надо. Руки ослабеют, и ты ходить не сможешь. (). Так вот вам доброе дело – молитва Богу за покойных. Вспоминайте всех своих родных. Ушедших. Молитесь за них усердно. Не только «Бессмертных полк». Вот какая великая вещь. Оживили людей. Дали им возможность ликами своими…как будто вывели их на улицы наших городов. Но это – раз в году. А еще? А еще нужно молиться Богу за них. Потому что – это великое дело – стоять на коленях перед Господом за покойника, за усопшую душу и молиться Богу за него. Как говорят в народе: «Они на правде уже, мы – на кривде». Мы еще во тьме, они уж – во свете. Они уже все видят и понимают. Они умнее нас. () Они обращаются к нам оттуда. Они говорят нам: «Мы были такие как вы, а вы будете такие как мы. Я – дома. Ты – в гостях. Подумай о себе».

Поэтому, вот вам пожалуйста, от рук в руки – великое дело. Это, как: «Если у меня есть яблоко – а у тебя нет яблока, и я тебе дал яблоко; теперь у меня нет, а у тебя – есть». Вечная несправедливость с материальными благами происходит. Но: «Если у меня есть хорошая идея, а у тебя нет хорошей идеи, я тебе даю хорошую идею; теперь у тебя есть хорошая идея, и у меня есть хорошая идея». В духовном мире нету ущерба. Никто никого не обожмет. Никто никого не сделает бедным. В духовном мире можно всем делиться, и все богатые будут. И никому не будет жалко, плохо, и нехваток не будет ни у кого. Слышите? Сегодня я вам не яблоко даю, даю хорошую мысль – помнить об ушедших из этого мира. В связи с Никодимом и Иосифом помнить об умирающих. И, если вам Бог даст такую возможность, знайте, что это от Него, от Его руки; бегите и помогайте – кто чем может… А когда мы уже сами, друзья мои, будет отдавать свою душу в руки Отца, вот тогда уже: «Дай Бог нам веры! И – терпения! И – молитвы!» Вот будет великая молитва. Экзамен по молитве будет в великий день, в эти великие минуты. Молитва внимательная, молитва веры, молитва сосредоточенная. Молитва беззлобная. Молитва мужественная. Вот это будет наш экзамен. Но до этого мы еще много молитв прочитаем, даст Бог. Будем учиться…

Вот сейчас вы все стоите в алтаре. И будете стоять в алтаре еще целое лето Божие. И за это лето Божие нужно научиться многому-многому. В Писании Святом. В Псалмах. В Часослове. В Божественных вещах. Ну и конечно в практической нашей жизни.

На сегодня, я думаю, сказано предостаточно.

Христос Воскресе!

Примите от нас маленький цветочек, унося память обо всем сказанном.

И Пасхальную Радость в день Жен Мироносиц.

Аминь.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации