2941 За спинами великих мужей

A A A

Есть афоризм, гласящий, что за спиной успешного мужчины всегда стоит сильная (успешная) женщина. 100% КПД в этом мире не бывает и у всякого правила есть исключения. Но в целом эта фраза вполне жизненная, оправданная фактическим материалом. Оправдали ее те генеральши, которые выходили замуж за лейтенантов и полжизни колесили с ними по гарнизонам прежде чем у мужей на брюках появились лампасы. Оправдана эта фраза биографиями простых американских миллионеров. Это те, которые не украли деньги при помощи биржевых спекуляций и не подняли капитал на оружии или наркотиках, а именно заработали. Вот так работали докторами и инженерами, копили, экономили на всем (одевались на распродажах, сами косили лужайки перед домом, берегли здоровье и т.п.), а потом банковский счет годам к 55-ти показал шесть нулей! О таких людях написаны целые книжки с исследованием собирательного портрета подобных счастливцев. Так вот они сплошь – мужья одной жены. Причем жена всегда работает (и тоже на всем экономит). Просто с двумя или тремя женами, которые с годами имеют тенденцию годиться в дочери, никаких миллионов не заработаешь. Все спустишь на судебные тяжбы и компенсации. Большие деньги любят тишину, в том числе и тишину обычного семейного благополучия. Женщина таки стоит за спиной успешного мужчины, и эта женщина чаще всего жена. Если же мужчина не женат, но успешен, этой женщиной, вполне вероятно, будет мать.

Мне хотелось бы сказать несколько слов о женщинах, стоящих в исторической тени своих сыновей; о женщинах, подаривших миру великих святителей: Августина, Василия, Иоанна, Григория. Их сыновья не связались узами брака, не стояли под венцом, не ласкали новорожденного первенца. Их тревожили судьбы чужих детей и внуков, которых через Церковь они приняли в духовное родство. Они избрали путь гораздо более узкий и круто поднимающийся вверх. Путь монашества. Поэтому за их спиной не стояли тенью мудрые жены. Зато за их спиною стояли еще более мудрые матери.

SaintAugustineandSaintMonicaСамый яркий пример это блаженный Августин. Наиболее читаемый и уважаемый, наиболее авторитетный отец Западной Церкви. Он совершенно не мыслится отдельно от своей родительницы – Моники. Талантливый и тревожный, жадный до впечатлений и тщеславный, Августин очень долго, нестерпимо долго носился по житейскому морю, подобно кораблю без руля и ветрил. Он мучительно искал себя среди всевозможных крайностей, а мать терпеливо и слезно вымаливала его у Бога. Она проводила ночи без сна при гробах мучеников, постилась и усердно читала Писание, не оставляла при этом и домашних дел, чтоб не иметь нарекания от мужа, до тех пор пока сын ее слез, а не только ее чрева – Августин – полностью обратился ко Христу и кафолической Церкви. Моника подарила миру плодовитого духовного писателя, епископа-нищелюбца, философа и ученого.

Из святого гнезда вылетел на широту небесного круга и такой орел, как Василий Великий. Его семья настолько полна святыми, что создается впечатление, будто они всю жизнь соревновались в святости, обгоняя и подбадривая друг друга. Макрина старшая – бабушка, Макрина младшая, мать – Емилия, братья-епископы Григорий Нисский и Петр Севастийский, еще одна сестра – Феозва диакониса. Один лишь список уже говорит достаточно об уникальности этого родственного союза, где домашние не были друг другу врагами и препятствием на пути в Царство, но помощниками проводниками.

И о семье Василия, и о Монике есть обширная историческая и богословская литература. Говорить о них подробно означает писать книгу или даже несколько книг. А наша цель не слово, протянутое в бесконечность. Наша цель – схватить легким карандашным рисунком один из профилей истины, этого лица трудноуловимого и прекрасного. Поэтому вспомним вслед за Василием того, кто при жизни был Василию всех ближе, не принадлежа к василиевому роду. Это Григорий, названный Богословом. Даже на закате земной жизни святой отец называл себя должником своей матери во всем хорошем, к чему был причастен. Нонна, так звали его родительницу, была выдана замуж за язычника, и не перестала умолять Бога привести мужа к свету веры, пока это делом не исполнилось. Ей, по слову сына, представлялось невозможным одной частью существа своего принадлежать Богу, а другой – быть от Него отчужденной. Отец Григория по молитвам жены не только крестился. Он стал пресвитером, а затем и епископом. Трогательные похвалы, которые произнес Григорий Богослов в адрес своей матери, редкие глаза не увлажнят и в редкой душе не родят смесь из удивления и некоего подобия зависти. Может ли повторяться подобное опять или это так же невозможно, как невозможно воссоздать семь чудес света в нашем мире, богатом технологиями и обнищавшем в идеях?

Вслед за Григорием, жившем на Востоке, вспомним Григория, жившего на Западе. Римский Папа, названный Двоесловом или Собеседником, имя которого мы связываем с Преждеосвященной Литургией, тоже родился в святой семье. Его дедом был блаженный Папа Феликс Третий. Две его тетки – Тарсилла и Емилиана – причислены к лику святых. При этом Тарсилле перед смертью явился Сам Господь Иисус, утешая ее и обещая сладость будущей жизни. К лику святых причтена и мать Григория – Сильвия. Об этих женщинах известно меньше, чем о Монике или Нонне, но несомненен факт их безграничной преданности Церкви и подлинного благочестия.

Мы назовем еще мученика Пантелеимона, который в вере был наследник своей матери Еввулы (тоже причисленной Церковью к лику святых). Вспомним Анфусу – мамы Златоуста – которая рано овдовев, все силы отдала воспитанию в вере и благочестии единственного сына Иоанна, чьми писаниями до сих пор питается Церковь. Вспомним схимонахов Кирилла и Марию, чей плод – игумен Русской земли авва Сергий. Не забудем и Богородицу с Крестителем Иоанном, вместе с именами которых, всегда звучат имена их родителей: Иоакима и Анны, Захарии и Елисаветы. Так они и стоят – святые отцы и матери – за спинами своих более святых, более прославленных и известных детей. Они, как корни дерева, прячутся в земле, чтобы питать и удерживать дерево, обеспечивая плодоношение. Да и там, где канонизация родителей не состоялась, где никто к ней не стремится и ее не требует, закон сохраняет свою силу. «Молитесь за моих родителей, Исидора и Агафию», — просил преподобный Серафим, обещая взамен таким богомольцам свои молитвы. И много таких примеров, лишь бы пожелать их найти. Так что будем заглядывать за спины великих людей. Там не пусто. Там многолюдно. И без тех, кто там за спиной, ничего бы не было.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации