3655 Все, желающие жить во Христе Иисусе, будут гонимы. Злые же будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь /проповедь 07.10.2018/

A A A

 

Сегодня на Богослужении читалось много интересных отрывков из Писания.

Из Евангелие читалось о ловле рыбы. О том, какой контраст в трудах человеческих: когда он «просто» трудится и, насколько человек бывает более плодовит, когда Бог благословит его труды. В Евангелие, если помните, Петр всю ночь ловил рыбу – ничего не поймал, а потом Христос велел ему забросить сети с правой стороны от лодки (Петр сказал: «Мы трудились всю ночь, ничего не поймали, но по слову Твоему закину сеть»), и она наполнилась рыбой очень быстро (см. Лк.5:2-8). Это очень многозначый текст (как и многие другие), который говорит нам, что можно трудиться без толку. Я думаю, что вы знаете об этом. Наверняка, многие из вас признаются сами себе, что многие усилия, потраченные в жизни, были ни к чему. И какой контраст, если труды наши Бог благословит. Это касается всего вообще. Строительства дома, пошива одежды, воспитания детей. Всего. Об этом говорит очень важное Евангелие.

Там еще есть об отношении к чуду – тоже очень интересно. Страх нормального человека перед явлением Божией силы. Когда является что-нибудь такое Божественное у нормального человека подкашиваются ноги. Он говорит: «Я не достоин. Я – грешный человек».

Это то, что мы сегодня читали из Евангелие.

Еще были прочитаны два кусочка из апостольских чтений. В первом из них апостол Павел рассказывает нам о своем (случившемся четырнадцать лет назад) путешествии на Небо. (2Кор.12:2). Когда у вас когда-нибудь возникнет сомнение в том, что есть рай…Рай духовный; не тот Эдемский, что вначале был, телесный, ощутимый, видимый; а некий иной рай, тот, про который Господь разбойнику говорил: «Сегодня будешь со мной в раю!» Поскольку у нас такие тяжелые, плотные мысли, такие бескрылые души, такая напичканная мусором голова, такая очень суетная быстрая бесполезная жизнь; то у нас возникает ряд вопросов. Стоит ли вообще верить? Надо ли нам так напрягаться, ходить, читать, делать? Склонять свою дурную голову под епитрахиль на исповеди? Вопросы возникают, сомнения возникают. Веры ведь мало! Веры очень мало. Мир весь должен быть полон верой, как море полно водой. Так написано у пророков. «Как воды наполняют море, так мир наполнится познанием Господа» (см.Авв.2:13). Отчасти это исполнилось, но только отчасти. Вообще – мало веры. Люди живут безбожно. Даже и те, которые говорят, что они верующие.

Так вот, если у вас возникнет вопрос, а есть ли еще какая-нибудь другая реальность кроме этой реальности, которую видят и мои очи, и очи моего домашнего животного? Кроме этого всего еще что-нибудь есть? И, если у вас такой вопрос возникнет, если вы начнете сомневаться, нужно будет найти в Священном Писании рассказ апостола Павла про себя, что с ним было четырнадцать лет тому назад, и как он вынужден был открыть про себя тайну. Он, наверняка, еще больше пережил всяких событий, но он про себя не рассказывал.

И вы про себя не рассказывайте. Человек, который рассказывает про себя… Есть, конечно, ситуации, когда нужно говорить про себя – например, автобиографию написать, это — понятно. Но в принципе, много говорить про себя родного (вот Я… ,вот у меня… ,вот со мной было… ,вот Я…,вот Я…), это – неблагородно, это – неглубоко и невысоко. Поэтому, только, если нужда заставит, нужно что-нибудь «доставать изнутри» (вопрос: есть ли еще что достать?) и рассказывать: «Вот так. Вот так. Я вот знаю, что было такое. Я просил, и Бог руку с Небес простер». Это – в крайнем случае. И Павел был вынужден спустя четырнадцать лет рассказывать про то, как его Бог забрал на Небо. На третье. Оказывается, еще есть два перед ним. Может есть еще и четвертое, и пятое, и шестое. Павел не был там. Нам не рассказал. Но, по крайней мере, есть три. Евреи считали, что их семь. Нет, я — ошибся. Евреи, как раз и считали, что их – три: небо физическое, небо ангельское и Небо Божие. Есть такая сложная система построения небес, как им представлялось. Павел говорит, что до третьего Неба был поднят. «В теле – не в теле, не знаю. Бог знает» (см.2 Кор.12:3).

Почитайте об этом при случае, если у вас возникнут сомнения в наличии духовного мира.

Кроме того, Павел дает очень хорошую рекомендацию тем, кто пытается трудиться ради Бога. Тем, кто трудится ради Бога на любом месте. На месте воспитания, на месте медицины, на месте строительства, на месте политики, на месте, конечно же, молитвы. На месте церковного строительства. На месте других разных вещей. Люди должны знать, что они вступили в рукопашную с одним очень мрачным персонажем в истории. И он будет мстить. Он будет бить нас по лицу. «Пакости деять». Павел пишет, что «за премножество откровений дан был мне ангел сатаны, который мне пакости делает» (см. 2 Кор. 12:7). Как бы: «Который передо мной вечно находится и бьет меня наотмашь «по морде». Бам! Бам! Бам!» Это и значит, «пакости деять». Когда Христос сидел в римской претории, в нашем славянском Евангелие написано, что римские солдаты пакости Ему деют. Это значит, что они сзади были Его по лицу и смеялись: «Угадай, Христос, кто тебя ударил?» (см. Мф. 26:67-68). Баловались, типа. Такие солдатские шутки.

Пакости делали не только Христу в претории, но и Павлу бесы делали пакости. За премножество откровений был дан ему ангел сатаны, который смирял Павла. Надо смиряться человеку. Любому человеку нужно смиряться. Нужно смиряться и афонскому монаху, и пустынному отшельнику, и Патриарху нужно смиряться. И …президенту нужно смиряться. Любому великому человеку нужно смиряться. А уж как кого смирить, Бог знает. Павла Он смирял таким образом. Тот три раза Господа молил, чтобы Он забрал эту нечисть у него. Забрал этого беса. Господь сказал: «Достаточно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи» (2Кор. 12:9). Когда человек хочет что-то большое совершить, он должен переживать острое чувство своей немощи. Иначе большие дела не совершаются. Когда большие дела совершаются с надутой грудью, с барабанами, с трубами, с ртом до ушей, с весельем таким – то это не великие дела. Это какая-то чепуха, которая вскоре разорится. Большие дела делаются с напряжением душевных и телесных сил и с чувством собственного недостоинства. С чувством того, что: «Вроде б и не мне бы этим заниматься!.. Но почему-то я!.. Ну что ж, раз так, значит, надо!»

Итак, напомним, о чем мы сказали? Евангелие и Послание Павла к Коринфянам, два кусочка.

В чтении из Евангелие упоминается очень ярко о том, как отличаются наши усилия в зависимости от того, благословил Бог наши труды или не благословил. Путешествие, которое Бог благословил будет «как по маслу» – туда и «как по маслу» – обратно. А путешествие, которое Бог не благословил – это приключения Буратино и Золотой ключик. Это все вот такое вот навороченное – не поймешь, когда вернешься. И семья, которую Бог благословил – это рай, а которую не благословил – кошмар какой-то. Непонятно, кому это нужно? Богу на Небе или нам на земле? Благословенное от неблагословенного отличаются как ночь от дня. Если Бог даст, то все получится. Закишит, закипит прям успехом. Так все хорошо получится. А человек вместо того, чтобы обрадоваться, упадет на колени и скажет: «Господи, я человек недостойный. Я – человек грешный». Как Петр, когда чудо случилось, говорит: «Отойди от меня. Я человек грешный». Это нормальная реакция человека на чудо.

Делайте себе краткие отметины в сердце, потому что потом это все пригодится.

И из «Апостола» повторяю: есть духовный мир, мы не видим его. Потому что у пса, у кота, у канарейки и у нас с вами глаза более-менее похожи. Но они не одинаковы. Кстати, человеческий глаз видит самую богатую картину мира. Ту палитру красок, которую видим мы, не видит ни кот, ни пес, ни тигр, ни орел. Они, может быть, дальше видят. Они словно в тепловизоре видят, как шевелится будущая жертва и летят на нее. У них перевернутый мир, черно-белый. Черно-белый мир в основном у животных. То богатство красок, которое видит наш с вами глаз, это самое полное и неповторимое богатство красок, которое дано живому существу. Больше никому. Если бы животные видели мир таким, каким его видим мы, они бы брали в лапы кисточки и рисовали. Рисовать человек начинает тогда, когда он начинает удивляться красоте. Животные – они по-другому наслаждаются миром и у них нет того восторга, который рождает творчество. Ну, не дал Господь им этого. Многое – дал, а этого – не дал. Но несмотря на то, что мы так красиво мир видим: объемно, трехмерно живописно; все-таки эти глаза – плотские. Глаза самого главного не видят.

Но есть другой мир, который нужно не просто видеть, надо будет войти в него. И, если у вас будут сомнения в том, что он есть (оттого, что ваше сердце стало таким тяжелым, материалистичным; как этот наш тяжелый материалистичный мир – тяжелый, грубый, глупый), то вы тогда открывайте Писание и читайте про святого Павла, который когда-то на небо летал. До третьего неба. В теле или без тела – никто не знает. Есть такая духовная реальность, иная реальность. Есть иное царство. К этому царству прикасается наш ум и наша совесть. Верующий человек должен иметь чувствительное обрезанное сердце, которое должно реагировать на всякое прикосновение из невидимого мира. Как тело человеческое реагирует на жару и на холод, на боль и на ласку; так и сердце человеческое должно быть обрезанным и реагировать на прикосновение из иного мира.

Ну, и наказание есть для тех, кто трудится для Господа. Хочешь трудиться для Господа, приготовься: будет тебе иногда не сладко. (Это я мягко выражаюсь).

И наконец, последнее из того, что сегодня мы читали. Мы сегодня много читали – а последнее еще раз и прочтем. Там всего пять стихов небольших. Это послание Павла к Тимофею. Оно отличается от других кусочков Священного Писания тем, что это доверительная беседа одного человека с другим. Одно дело, когда проповедник говорит многим. А другое дело, когда проповедник говорит кому-то на ухо отдельно. Это совершенно разные вещи, и мы должны понимать их разницу. Если священник сказал что-нибудь с амвона, то это как-то касается всех. Например, священник говорит: «Всем нужно помириться с врагами. Всем без исключения простить. Всем!» А, если что-нибудь говорит на исповеди на ухо, то это касается только его. И потом тот человек, которому это сказали, не имеет право никому это рассказывать и предъявлять это всем, как учение Церкви. Вы понимаете? Ведь есть же такая пословица: «Заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибет!» То, что тебе сказали на ухо – это тебя касается. А то, что сказали всем – это касается всех. Поэтому тон поучений очень разный. Когда Христос говорит всем, Он говорит одно. Когда Он говорит отдельному человеку (например, Никодиму или самарянке), Он говорит по-другому. И — там, и – там Он говорит истину, но Он ее озвучивает с разной интонацией. В личной беседе больше интимности, больше таких тонких нюансов в отношениях человеческих. Там больше теплого такого. Там нет общего, там много частного. И так же у апостола Павла и у других апостолов. Они писали послания большим общинам.

Например, повторяю, был бы Павел здесь и написал бы «Послание христианской общине деревни Зайцево». Это то, что нужно раскрыть и прочесть всем тем, кто в Зайцево живет. А может быть было бы «Письмо апостола Павла отцу Андрею». Тогда это было бы надо мне читать сначала, а потом, вопрос был бы: а это всем можно читать или только меня касается? У Павла есть несколько таких посланий. К Тимофею – два и к Титу – одно. Там он как-то очень по-другому выражает те вещи, о которых он не так открыто говорит в других местах. Потому что он с друзьями разговаривает. До нас дошли эти письма.

И вот сегодня мы читали следующее: «Ты последовал мне в учении, …в вере, в великодушии, в любви, в терпении, В гонениях, в страданиях, постигших меня в Антиохии, …каковые гонения я перенес и от всех избавил меня Господь. Да и все, желающие жить во Христе Иисусе, будут гонимы; Злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь, А ты пребывай в том, чему ты научен, и что тебе вверено, зная кем ты научен; Притом же ты и с детства знаешь священные писания, которые и могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса» (2Тим.3:10-14). Вот все, что мы прочли сегодня.

И вот здесь уже есть некоторые вещи, касающиеся не только Тимофея, но и всех вас с нами, дорогие братья и сестры.

Итак, вот что касается нас всея нас всех. «Все, желающие жить во Христе Иисусе, будут гонимы» — так говорит святой апостол Павел, и нет никаких оснований ему не верить. Потому что мы имеем множество примеров достоверных, показывающих, что так это и исполняется в жизни. Кто из святых не был гоним, причем от своих? Трудно найти такого святого человека, которого не гнали бы «в хвост и гриву» (и в шею) не чужие только (чужие – понятно), но еще и свои. Есть особый род гонений, когда ты получаешь по шапке от тех, которые «такие же». Но независимо — чужие ли, свои ли: «Все, желающие жить во Христе Иисусе, будут гонимы».

Никому не хочется быть гонимыми, братья и сестры, и Павел здесь ничего «радостно, вприпрыжку» не рассказывает. Никакой человек не хочет быть гонимым. Никто не хочет страданий. «Никто же свою плоть не возненавидел, но питает и греет ее как Господь Церковь» (см. Еф. 5:29). Мы бережем себя (и тех, кто возле нас), и хотим мира, покоя и тишины.

Однако, оказывается, что, если ты имеешь в сердце своем веру в Иисуса Христа, Сына Божьего и хочешь жить для Иисуса Христа, Сына Божьего, посвящаешь Ему свои намерения, свои помыслы, свои дела, на Него надеешься и к Нему хочешь прийти; то ты в какой-то момент постепенно накапливаешь раздражение на себя и вступаешь вначале в скрытый, а потом – в открытый конфликт (больший или меньший, конечно) с окружающим миром.

Если вы чувствовали это на своей совести, на своей душе, на своей коже, то это подтверждение того, что вы верующие люди. Если вы этого не чувствовали, то это подтверждение того, что пока еще вы Богу «глазки строите», просто пока вы еще играете в христианство. Если вера ваша будет серьезней, вам об этом напомнят: «Еще одна нашлась – святоша!» Об этом скажут родные (они первые скажут), об этом скажут друзья, соседи, сослуживцы и так далее. Вы начнете смущаться: может я действительно неправильно поступаю, может надо не так, а сяк. Одним словом, когда Иисус Христос станет для вас альфой и омегой по-настоящему, вы тут же начнете вступать в конфликт с окружающим миром.

У некоторых эти конфликты так велики, что их просто гонят от зависти, просто выгоняют: «Иди отсюда, видеть тебя не могу!» И так человек бегает по всему миру пока его смерть не настигнет, пока его Бог к себе не заберет.

У других это полегче, конечно. Но все равно говорят: «Какой-то он странный, не трогай его, он – дурной. — А чего он такой дурной? С виду вроде нормальный. – Да он верует сильно. Он фанатик!» У нас придумали фанатиков от веры…

И вот, если у вас этого нету… Я вас к беде не зову. Очень хотелось бы, чтобы все вы жили «Свято, мирно и безгрешно», чтобы у вас не было ругани ни дома, ни на работе, чтобы не было лишних проблем. Но я понимаю, что вера по-любому ставит человека в конфликт с окружающим миром. «Все на корпоратив – а мне не хочется!» — «Все – анекдот ниже пояса и ха-ха-ха на полчаса – а мне не интересно!»

И ты уже поставил себя в конфликт «против всех». И приходится быть против всех, если ты имеешь настоящую веру. Вот, когда у вас это тоже будет, не думайте, что это что-то странное, новое и необъяснимое. Еще Павел написал: «Все, желающие жить во Христе Иисусе, будут гонимы».

Далее: «Злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь». Это следующее предложение из данного текста и это тоже находит подтверждение в нашей жизни. В любой сфере и области человеку легче добиться какого-то видимого успеха, легче оградиться каким-то временным спокойствием, если он отдаст свою душу на зло и найдет покой не в Боге, а в знакомствах, связях, в лжи какой-то припудренной и так далее. Это совершенно стандартная вещь. Сколько мир стоит, столько это все и происходит. «Злые люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь».

Далее: «А ты пребывай в том, чему ты научен, и что тебе вверено, зная кем ты научен; Притом же ты и с детства знаешь священные писания, которые и могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса». Речь, конечно, идет о Священном Писании Ветхого Завета. О псалмах, о Соломоновых книгах, о Книге Бытия, о Моисеовом Пятикнижии. Обо всем этом. Все это нужно знать. Нужно читать это через призму веры в Христа Иисуса. Это все может умудрить человека, который с детства знает Священное Писание.

Заметьте: с детства знали Священное Писание (!) И дети наши, которые вот здесь учатся, которые нами-вами рожаются, воспитываются, они, по идее, должны с детства знать Священное Писание. Напоминаю вам, что двенадцатилетний возраст – это тот возраст, который позволяет человеку по состоянию ума, и тела, и сердца, так сказать, ежедневно читать по небольшому кусочку из Священного Писания. Этого у нас пока еще мало. Мы этим занимаемся плохо. А ребенок с двенадцатилетнего возраста достигает возраста некой духовной самостоятельности. Полного ответа за свои дела. У нас есть разные кодексы – криминальные, уголовные, кодексы уважения, правила. Это пусть себе будет – мы этим руководствуемся в гражданской жизни. Но по духовным вопросам и мальчик и девочка способны полностью отвечать за свои дела с двенадцати лет. Если семилетний, например, украл у кого-то красивую обложку на тетрадку, это грех, без сомнения, и нужно ему руки поотрывать, но — это еще – дите сопливое; а если двенадцатилетний натворил что-нибудь такое серьезное, нужно понимать, что это уже достаточно взрослый человек, чтобы делать нравственный выводы и быть наказанным за свое нравственное зло (или же поощренным за свое нравственное правильное поведение).

И нужно, чтобы они каждый день по возможности общались с Богом через Священное Писание. Надо это. В случае, если это будет, к тридцати годам человек достигает полноты своего возраста и зрелости. Если с двенадцати лет его духовная жизнь приобретает серьезные черты, то к тридцати годам он достигает возраста зрелости, при котором он может быть судьей, военноначальником, религиозным деятелем, священником и кем-то еще, кем-то еще…

У нас люди в основном приходят к Богу после сорока. У них только-только глаза разлепляются на окружающий мир. «Господи Иисусе, а что же я делал раньше?» Это у них наступает двенадцатилетний возраст. Тогда, когда они прозрели — после сорока. А у некоторых и в пятьдесят. Потому у нас Церковь и состоит из отроков и отроковиц и из маленьких детей, сосущих грудь. Внешне у нас вроде все бородатые и старые. И с палочками. А, в принципе, по духовному – мы очень маленькие. И с нами надо разговаривать как с маленькими. И темы поднимать для разговора как с маленькими. Вот все, что ты сюсюкаешь маленькому ребенку во втором классе, то же самое нужно сюсюкать и взрослому, но чуть-чуть более взрослыми словами. А возраст духовный у нас одинаковый. Мы – младенцы. Нельзя говорить с людьми о глубоких духовных вещах, потому что они, к сожалению, вообще не понимают ничего. «Что он говорит? Мы ничего не понимаем!» Нужно спускаться вниз и сюсюкать с людьми, потому что все они – маленькие. Потому что они пятнадцать (двадцать, тридцать…) лет прожили с соской во рту, сидя на горшке. Конечно, они на работу ходили. Что-то делали. И зарабатывали. Влюблялись. Разлюблялись. Деток рожали.

Но это все было без Бога. Все без мыслей о Боге. Без благодати и покаяния. Без ничего. Понимаете?

Вот такое наше состояние – довольно печальное. Печальное состояние на печальном фоне: с одной стороны – маловерия, с другой стороны – невежества религиозного, с третьей стороны – малочисленности нашей. Я не перестаю удивляться тому, как нас мало. Православных христиан в этой русской сторонушке до сих пор ужасно мало. Какими же слезами нужно выплакать у Бога этот новый урожай? Потому что нас все еще какие-то скудные два, три, пять процентов. А где остальные все? Но даже и те, кто есть, они как дети малые. У Христа есть овцы, а есть – ягнята. Совсем такие «молочненькие». У них такие ножки слабые, что им и бегать-то нельзя. Их только нужно на руках носить. Это вот и есть состояние наших приходов, нашей паствы. Нас самих и наших людей.

Духовный труд требует многого, дорогие христиане. По крайней мере, здесь и сейчас мы имеем право это сказать. Как пишет Павел Тимофею: «Ты с детства знаешь священные писания». Ну-ка, найдите из ваших детей православных, человека, о котором мы можем сказать эти слова. «С детства знаешь! Ты знаешь про Соломона, ты знаешь про Давида, ты знаешь про Авраама. Ты знаешь то, ты знаешь это. Научен с детства». И уже потом, когда он вырастает, с ним можно по-другому говорить.

Ну вот, кратко говоря…Глядите, сколько интересного… Вот, если на доске писать. Один, два, три, четыре, пять…У нас получится штук семь ярких мыслей, все из которых мы взяли из сегодня прочитанных библейских текстов.

— Без Божьего благословения наши труды малоуспешны, а с Богом – откуда что берется. — Это первая мысль.

— Человек чудес искать не должен, а если чудо совершится, то он доложен испугаться – если это нормальный человек. Чудесам нельзя радоваться — чудес нужно бояться, и чувствовать себя недостойными их. Как Петр в лодке просил Христа уйти, потому что страшно ему было. — Это вторая мысль.

— Хочешь Богу работать – приготовься к испытаниям, потому что иначе не бывает. — Третья мысль.

Четвертая: — Есть духовный мир, которого глаз наш не видит. Если ты засомневаешься в нем, открывай Священное Писание и утверждай свое сердце. Потому что, если мы веру потеряем… Наша жизнь и так-то не большую цену имеем, а если мы еще и веру потеряем и от веры откажемся, она вообще будет как ничто. Как соль, потерявшая соленость. Ее просто нужно будет высыпать за ненужностью и по ней топтаться. Вся ценность нашей жизни определяется тем, насколько мы серьезно относимся к Иисусу Христу и Его словам. К Нему Самому лично и тому, что Он сказал и сделал. Все остальное – это мусор, к сожалению (или – к счастью, не знаю). Верьте, что есть духовный мир. И не ослабевайте в вере. Наоборот, в вере укрепляйтесь. Чтобы имя Христово в вашу душу, в ваше сердце живое погружалось как якорь в воду. Так глубоко-глубоко: чтобы Его вытащить оттуда нельзя было, этого Иисуса из вашего сердца. Чтобы Он там жил в сердце вашем. Чтобы сердце без Него не жило. Вот к этому, пожалуйста, нужно стремиться. Особенно на службе. Потому что нигде так не происходит изменение человека как на службе. Когда человек пропускает эту возможность, меняет ее на праздномыслие, празднословие, праздношатание, то, конечно, это непоправимая потеря.

«Вот еще одну службу отслужили и еще одну службу… потеряли!» — «Вот еще одну службу скоро отслужим и …еще одну службу потеряем!» — «Вот еще одну отслужим и опять потеряем!» А скоро ведь и умирать надо будет. С чем же ты придешь? Нету же ничего… Ничего же нету! Если снять все покровы внешние, то нету же там ничего. Нет! Ничего!

И вот, чтобы этого такого не было, необходимо Иисуса глубже в сердце пускать. Без Него не жить. И на службе это делается наиболее удачно. Чтобы отсюда вы уходили с чем? – И с Кем? – С Иисусом Христом, уносимом в сердце. Уходили и уносили Христа с собой. И какую-то хорошую задачку для себя уносили. Например, вот в эту неделю буду читать псалмы! А вот в эту неделю буду не то, что после шести не есть, после пяти не буду! Вот в эту неделю возьмусь за то-то и за то-то. Чтобы вы выходили с благими намерениями. Нужна жизненная цель. Пока у вас появляются хорошие желания, есть для чего жить. Иначе зачем жить?

Люди так хотят долго жить. А зачем? Скажи, ЗАЧЕМ и тогда будет понятно, зачем ты хочешь долго жить. Если незачем, то ЗАЧЕМ? Просто вот так лазить между булочной и парикмахерской всю жизнь. ЗАЧЕМ?

Уходите из храма с хорошими желаниями. Начинаю сегодня. «Давненько не брал в руки шашек!» — говорил Чичиков Ноздреву. А ты сам себе скажи: «Давненько не брал я в руки Евангелие! Если честно, то давненько!» — Ну так бери! Начинай! — Начну сегодня. –

«Начинайте. Каждый раз начинайте заново» — еще одна мысль на сегодня.

И наконец: «Все, желающие жить во Христе Иисусе, будут гонимы, а злые человеки будут преуспевать, обольщая и обольщаясь. Творя зло, обольщая и обольщаясь». Это картина мира, которую Павел нарисовал очень давно, и которая с тех пор не изменилась. И не изменится, к сожалению. Хочется, чтобы было по-другому, но по-другому, скорее всего, не будет.

«Ты же делай то, что делаешь и пребывай в том, в чем должен пребывать!»

Пусть себе. Один поэт украинский, классик сказал, давно сказал – в девятнадцатом веке. Вы поймете – понятно. «Тож нехай собі як знають, Божеволіють, конають, —Нам своє робить». Даже по-русски так и получается: «пусть они живут как знают, с ума сходят, умирают – нам свое творить». То есть – они пусть преуспевают во зле, пусть для них грех потеряет всякий страх, приобретет всякую привлекательность. Пусть они от Бога Живого откажутся. Да пусть что хотят творят. Главное, вы делайте то, что нужно — «ты пребывай в том, в чем должен пребывать».

А в помощь тебе будут Писания Святые, которые ты должен знать с самого детства.

С самого детства должен человек знать Священное Писание.

Поэтому вот наша задача. Священников, учителей, родителей. Чтобы мы какую-то помощь дали человеку. Когда он окунется в эту вонь сплошную современного человеческого бытия; в эту грязь постоянную, ежедневную, в эту спешку; в эту беготню, в эту суету, в этот соблазн постоянный — ему же за что-то нужно будет цепляться. Вот тогда ты ему и скажешь. Уже не Павел Тимофею, а папа – сыну. «Сынок. Все благочестивые люди во Христе будут гонимы. А злые люди, сынок, будут преуспевать. Будут расти во зле. Будут обманывать и обманываться. А ты, сынок, оставайся в том, в чем должен оставаться. Пребывай в том, в чем ты наставлен. А в помощь тебе, сынок, пусть будет Священное Писание, которое ты знаешь в детства».

Все то, что Павел Тимофею сказал может сказать, в принципе, любой отец любому сыну. Если сын – христианин, и отец, конечно, тоже.

Вот оно так прямо точечно применяется.

Ну что ж. я думаю, есть такие папы. И будут такие папы. Раз уж прозвучали такие слова, и мы из слышали, и я их слышал. Мы их прочитали. Будут такие отцы, которые скажут, сделают. И у нас есть такая возможность быть такими отцами и матерями.

Это второе послание Павла к Тимофею – третья глава. У кого будет сегодня после обеда желание поупражняться в чтении хорошей книги – откройте Новый Завет.

Ну что ж. Дне всего совершенна, свята, мирна и безгрешна, подай, Господи.

Аминь. Христос Воскресе.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации