3659 Украинский раскол: три модели поведения Церкви

A A A

 

(протоиерей Андрей Ткачев в рубрике «Святая правда» на канале «Царьград»)

Братья и сестры! Здравствуйте.

В эти минуты проходит выездное заседание Священного Синода Русской Православной Церкви на территории республики Беларусь. И тема, конечно, животрепещущая – смута, внесенная в мировое православие Патриархом Варфоломеем.

Я бы хотел сказать о следующем. Если уйти от канонов: от цифр малопонятных обычному человеку, от ссылки на разные номера документов церковных; возникает вопрос, – что будет? Как вести себя Церкви Божией в этих условиях?

Во всех подобных ситуациях народ Божий разделялся на несколько частей. Более-менее одинаковые части. Это повторялось в истории в разные периоды.

Началось с французской революции. Французы, будучи безбожниками, провозгласив поклонение высшему разуму, совершая осквернение, сожжение мощей, осквернение храмов, требовали от духовенства подпись личной лояльности. И духовенство тогда разделилось. Были коллаборанты, которые пошли на соглашательство. Были епископы, снявшие сан, которые пошли на государственную службу. Были многие другие. (Я имею в виду Францию конца восемнадцатого века, начала девятнадцатого).

Были люди, которые резко выступили против. Было Вандейское восстание…Была внутренняя оппозиция католическая, которая была против этого безбожия.

И были те, которые искали спасения души за рубежом; типа Жозефа де Местра и многих других. Французы, которые потом стали учителями, гувернерами. И всякими другими деятелями, поскольку они просто спасали душу.

Так было не только в России, это было и в Австрии, Германии, Англии и других странах.

Было три категории разделения. Коллаборанты, исповедники, в том числе и мученики (исповедники-мученики) и люди, уехавшие за рубеж – эмигранты.

Так же примерно было и в советский период, когда большевики учредили «красным благословением» нечестивое сборище, под названием – «Обновленческая Церковь». Была Церковь коллаборантов. Они готовы были целовать копыта красному дьяволу ради своей карьеры. Туда схлынула вся грязь церковная. Двое- троеженцы, карьеристы, развратники…

Но, кроме этой, было еще две Церкви. Церковь мучеников – исповедников: которые наполнили собой лагеря, которые стали под пули. Они были выгоняемы, убиваемы; они всячески подвергались насилию со стороны безбожников. Это Церковь «Тихоновская». Собственно – Церковь Православная. И была Церковь РПЦЗ – «Русская Православная Церковь (в изгнании) За рубежом». Это была Церковь беженцев: тех, которые не хотели мириться с тем, что происходило, но и не хотели подставляться под пули. Они уехали для того, чтобы сохранить веру в изгнании.

Вот такие три части: оставшиеся на стороне врага, оставшиеся на стороне Христа и уехавшие (спасшие душу, но, вместе с тем, сохранившие веру в изгнании).

Я подозреваю, что такие сценарии повторяются рано или поздно в разных странах. И они будут, тем или иным образом, частично, иметь место на территории Украины.

Там будут коллаборанты и предатели. Какая-то часть. Я надеюсь, что она будет очень маленькая.

Там будет большая часть (львиная доля) тех стоятелей в вере, которые будут исповедовать веру вплоть до всего того, что может быть, когда речь идет об отношении с такой бандой, которая залезла в крови на престол во властных кабинетах в Киеве после Майдана.

Там будут те, которые будут спасать душу и веру за пределами своей страны. Это изгнание вынужденное.

Кстати говоря, современные условия говорят нам об очень интересных вещах. Во-первых, Филарет…нет…Варфоломей Впрочем – оба («говоришь – Ленин, подразумеваешь – партия»): и Филарет, и Варфоломей. Они уже едины — поскольку снятие анафемы с беззаконного человека делает Варфоломея таким же, как и сам Филарет. Они одно и то же – по сути. Пока дело не исправится и не будет покаяния.

Они «проглотили кирпич», который они уже не переварят, скорее всего. Людям надоело терпеть. В Украине огромное количество верующих людей. Сильных, умных. Но просто – тихих, молчаливых, терпеливых. Не тех, которые с факелами скачут по улицам и площадям. Есть огромное количество сильных умных верующих людей, которых «достала» уже вся эта шваль, насилующих собственную страну; и историю переписывающих в течении уже четырех с лишним лет. Поэтому, как это все потом крутанется – очень трудно предсказать. Но я предчувствую, что кирпичик-то они проглотили, а переварить-то его не смогут.

Кроме того, в минувшие дни, когда был праздник Покрова, и мы все переживали о событиях; в Киеве в Лавру пришло огромное количество людей. Видна разница тех, кто «молился» на Софийской площади, куда созвал их «шоколадный» жулик и тех, кто, пришел в Лавру Святую, там, где Печерские преподобные лежат. Кто молится, кто – не молится; кому нужно, что-то духовное в этой стране, а кому не нужно ничего.

Там стоят совершенно чужие люди. Какие-то расстриги на трибунах. И горстки людей, которые ничего не понимают. А вот там, в Лавре «настоящая» Украина, «настоящая» Церковь и «настоящие» верующие люди.

Поэтому, развитие ситуации будет идти очень сложно и всегда не так, как замышляют злодеи. Злодеи просчитали – будет «вот так». Но Господь видит, «Иегова-Ире» (Господь усмотрит) (Быт.22:14) На горе Господней усмотрится. Так говорили евреи еще во времена древние, во времена жертвоприношения Авраама. «Там» руку ангел удержит. «Там» овен рогами запутается в кустах. Там совершится что-то непредсказуемое. Там что-то еще, что-то такое, когда все не так пошло. Потому что – «Не ты командуешь миром. И не — он. И не – я. Командует миром – Живущий Вовеки, Которому нужно поклоняться в духе и истине». И вот это поклонение нельзя ставить под сомнение. И нельзя мешать людям совершать службу Богу в тех формах и привычных пределах, которые установила им Святая Церковь.

И мне хотелось бы, конечно, ободрить всех переживающих об этом. Я хотел бы сказать, что у нас нет ни одного бессильного человека. Сколько у нас людей в Церкви есть, столько людей, ответственных за судьбу Церкви. Каждый умеющий молиться должен молиться Богу о ситуации этой. О любой ситуации. И верьте, что Бог внемлет. Он внемлет простому человеку, и маленькому ребенку, и старой женщине. Конечно же, и священнику, и монаху, и епископу. Он внемлет нашим молитвам.

Кстати говоря, некоторые плюсы из этой ситуации заключаются в том, что в общественные дискуссии вернулась тема церковности. Ведь мы же умалчиваем о Христе всюду. Мы же самые благие порывы одеваем в какие-то либеральные одежки, в такую риторику словесную «ни о чем», в светскость такую некую. А тут впервые все каналы как один заговорили о Церкви. О каноничности Православия. Потому что затронуты архетипические пласты. Не то, что сверху на поверхности, а то, что — в глубине. Архетипы мышления. Архетипы сознания. И я вижу в этом великое благо. Потому что мы через эти гадости врагов наших возвращаемся к церковному мышлению. И я надеюсь иметь оттуда большую пользу для Церкви всей в ближайшей обозримой перспективе.

Вот все, что я успеваю сказать по этому вопросу. А закончу тем, о чем я уже говорил.

Нужно молиться Богу всем! Молится Богу всегда! Молиться Богу о всех!

Потому что молитва любого человека никогда не бывает бессильной.

Молитесь, братья! И узрите силу Божию.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации