2947 Священное Писание

A A A

Закон Божий с протоиереем Андреем Ткачевым. Беседа 16-я

Как соотнесено вечное и временное в книгах Священного Писания? Почему важна каждая мелочь в этих текстах? Как меняется духовный смысл с заменой одной лишь буквы в слове? И что, собственно, значит для нас весь корпус Священного Писания?

Здравствуйте, дорогие друзья! Сегодня мне хочется поговорить с вами о Священном Писании.

Писание – это слово Божие, записанное рукою человеческой. Люди с открытым ухом, люди, смотрящие одним глазом вверх, а другим глазом, так сказать, вниз, то есть стоящие ногами на земле, а головой устремляющиеся к Небесам, люди, способные к разговору с Создавшим их, составили нам священные книги, начиная с Моисея, первого священного писателя. И эти книги в конце концов сформировались в одну, называемую Библия, что в переводе означает «книги». Библия – это не «книга», это «книги» – во множественном числе.

Держа в руках Библию, мы держим в руках целую библиотеку. Там есть космогония, история царей, описание жизни интересных людей, там есть переписка отдельных лиц и послания, направленные от частного лица к целому собранию или группе людей. Там есть любовная лирика, там есть притчи мудрых, там есть предсказания о будущем, то есть там – все жанры литературы, собранные под одной корочкой, и называется это «Книги». Но само слово «Библия» в Библии отсутствует.

Книги эти священного происхождения, книги Божии, книги, Самим Богом подаренные человеку, и сегодня, в эпоху тотальной грамотности, очень хотелось бы, чтобы человек упражнялся в Законе Господнем день и ночь. Так начинается Псалтирь царя Давида. Он похваляет и уважает человека, который склонил свое сердце к изучению Закона Господня и в Законе Господнем поучается день и ночь. Собственно, когда Закон давался через Моисея людям еврейским, было сказано, что мудрость твоя будет в том, чтобы ты не отпускал книгу-закон от глаз твоих ни утром, ни вечером: ложась и вставая, насыщаясь и поднимаясь из-за стола, просыпаясь и засыпая – постоянно, на пути и дома, занимаясь изучением слова Господня. Божественная Тора – а впоследствии потом Божественное Писание, то есть Тора и пророки, доходящее в конце концов до Священного Божественного Евангелия четверочастного – четыре реки, вытекающие из рая: Матфей, Марк, Лука и Иоанн, – со всем корпусом апостольских писаний – это не слова человеческие.

Это слова Господа Бога, которые были произнесены Господом Богом в слух уха духовного человека в тех или иных исторических условиях. На них есть печать истории, потому что произносились они в проблемных условиях: в Египте, в пустыне, в земле Израиля, в земле изгнания – Вавилоне, в пленении римлянами, при распространении Божиего слова в пределах Малой Азии и части Средиземноморья, то есть каждый раз – печать исторического свидетельства. И память об истории, конечно, есть, она оттиснута на этом слове, но сердцевина его – это слово Божие, а не слово человеческое. Как говорил известный, ныне покойный, Царствие ему Небесное, филолог и культуролог Юрий Лотман, вечность всегда одета в одежду времени, то есть всё, что есть вечного, одевается в одежду времени. Иногда в камзол, иногда в сюртук, иногда в пиджак, иногда в рыцарские латы, но под латами, пиджаком, сюртуком и камзолом всегда находится сердцевина, то есть корень – Божие слово, Божие откровение, данное людям навсегда.

Вообще евреи, поднаторевшие в изучении священных писаний, имевшие заповедь заниматься этим день и ночь, конечно, могут быть нашими учителями в части бережного отношения к Священному Писанию. Раньше ведь не было печатных станков и люди переписывали книги от руки. Две ошибки в тексте – и вся Тора уже негодна! Переписчик Торы – это человек, который слеп над книгой. И, например, когда он писал имя Божие, видел четыре священных буквы, он снимал с себя старую одежду, омывался водой, надевал на себя белую новую, говорил: «Я хочу писать имя Господне», – и продолжал. Годами переписывались священные тексты, ничего в них не упускалось.

Евреи, переписывавшие Библию, – об этом Паскаль замечает в своих мыслях – скрупулезно и тщательно, из поколения в поколение передавали до буквы, до йоты, до последней черточки всё, что касается наказаний им же, евреям, за несоблюдение Заповедей Господних. Любой другой народ, предполагает Паскаль, имея самовлюбленность и считая себя лучше других, наверняка бы со временем вычеркнул, вымарал, вычистил бы эти страшные слова, которые Бог с угрозой произнес евреям. Он сказал: если ты будешь делать всё, что здесь написано, у тебя будет то-то, то-то и то-то, а если ты не будешь делать то, что здесь написано, у тебя будет то-то, то-то и то-то. А Книга Второзакония может поднять волосы на голове, столько там ужаса написано. И они из года в год, из столетия в столетие переписывали эти страшные слова, обращенные к ним, так как понимали, что это – слово Божие.

Христос Господь сказал: ни единая йота, ни единая черта не прейдет от закона, пока не исполнится всё. Йота (еврейское «йод») – самая маленькая буква алфавита, а черта – это надстрочная или подстрочная огласовка, которая подсказывает, как произносить то или иное слово, так как гласных букв в еврейском алфавите только две – «а» и «у», остальные все должны угадываться по контексту, и для этого есть всякие черточки. Так вот, каждая черточка имеет свою цену, имеет свой вес.
foto

Еврейские книжники подсчитали, что Господь Бог дал, кроме Десяти заповедей на горе Синайской, в общей сложности 613 так называемых мицвот – 613 священных повелений, которые делятся на запреты и приказы. Вообще заповедь – это запрет и приказ. Когда Господь создал Адама в раю, Он сказал ему: «Рай нужно возделывать и хранить». Это приказ: возделывай и храни! А запрет – «Не вкушай от древа познания добра и зла». Также и в Десяти заповедях есть запреты и приказы. Например, «чти отца и мать» – это приказ, повелительный, положительный приказ. «Не укради» – это запрет. Запреты и повеления – это и есть заповедная зона действия нравственного закона.

Так вот, евреи подсчитали, что в общей сложности запретов и приказов Господь дал 613 во всём Писании, а 613, оказывается, раскладывается удобно на два числа: на 365 и на 249. 365 – это повелений, которые равны числу дней в году, а 249 – запреты, которые равны числу костей в человеческом организме. Я поинтересовался в современных медицинских атласах: 249 – это считая плюсневые косточки (в пяточке самые маленькие) и самую маленькую косточку в ухе – молоточек, которая совсем микроскопическая, которая бьет по барабанной перепонке, реагируя на колебания звука. Как они всё это подсчитали в древние времена – я не знаю: анатомия была запретным занятием. Только в средние века начали препарировать трупы преступников, чтобы понимать внутреннее устройство органов человеческих. Как они раньше этим занимались – не понимаю. Но, действительно, 365 повелений, 249 запретов – вместе 613 заповедей Господних. И это не случайно.

Куда ни ткни – там везде пророчества, куда ни ткни – там везде о Господе. Ни йота единая, ни единая черта не прейдет от закона, доколе не исполнится всё.

В окончание нашей сегодняшней беседы приведу такой пример, он мне просто феерически нравится, я наслаждаюсь и скачу от радости. Когда Моисей умирал, он передал свои полномочия Иисусу Навину. Иисус Навин – это человек, который привел еврейский народ через Иордан в пределы Палестины и там воевал сильной рукой с гергесеями, ферезеями, иевусеями, выгонял их всех и поселял народ на разделенной земле по коленам. Так вот, Моисей знал, что он не зайдет в обетованную землю. Он вывел народ из Египта, но сам в землю обетованную не поведет – так Бог решил. И он передает свои властные полномочия – царские по сути, судебные и военачальнические – Иисусу Навину. Ну, его еще и не звали тогда Иисус, звали его Осия. Осия, сын Навина. Для того, чтобы передать ему всю свою власть, Моисей называет его Иисусом, переименовывает его, и тогда уже дает ему власть. Завести людей в землю обетованную должен Иисус. Моисей должен вывести вас из рабства, но в землю покоя он вас не заведет – это пророчество, – а заведет вас в землю покоя Иисус. А для этого нужно переименовать Осию в Иисуса. А как переименовывается Осия в Иисуса? Это очень интересная вещь! Осия по-еврейски – Гошуа, а Иисус по-еврейски – Йегошуа. Для того, чтобы переименовать Гошуа в Йегошуа – Осию в Иисуса, – нужно добавить ему йоту единую! Вот теперь – заводи людей! Теперь ты – Иисус. Вот вам и единая черта, вот вам и единая йота, которая не прейдет от закона, то есть мелочь вроде бы, которая добавляется к имени и решает судьбы мира.

Авраам сначала был Аврам, но потом Господь говорит ему: ты больше не будешь Аврам, ты будешь Авраам, Аврахам (Ибрагим, как говорят арабы). То есть добавляется буква «хэй». Эта буква имени Божия – ЙХВХ – она два раза повторяется: «йот», «хэй», «вау», «хэй». «Это Моя буква, – говорит Господь, – я Свою букву дам тебе, будешь теперь Аврахам, и Моя буква будет в имени твоем, и ты будешь сильный, и сильнее всех, и от тебя родятся миллионы».

Так что каждая запятая в Писании нужна, каждая йота, каждая черточка, и мы, грамотные люди, сегодня, конечно, должны изучать Писание. Мы должны изучать его, например, на отдыхе. Вот сейчас с вашей головы хотя бы на месяц слезет, допустим, забота просыпаться утром, чистить зубы, есть вареные яйца и бежать на метро, чтобы успеть на работу. Вы будете спокойно отдыхать – кто-то поедет в Болгарию, кто-то поедет на озера Саян, кто-то поедет в Подмосковье на дачу, кто-то поедет на озеро Байкал или на Камчатку на гейзеры… Куда хотите, поезжайте, но, пожалуйста, берите с собой Священное Писание и изучайте его.

В машине едучи, включайте себе Псалтирь, или пророка, или Апостольские Писания – и слушайте. Ну сколько можно Машу Распутину слушать, например, или Филиппа Киркорова, едучи в машине и, может, коптя небо в пробках! Включайте диски с песнопениями, молитвами и священными текстами. Дома читайте Божественное Писание, потому что это не слова человеческие, это слова Божии, и когда ты читаешь Писание, то Бог разговаривает с тобой. А когда ты хочешь сам что-то Богу сказать, это уже молитва. В молитве ты с Богом говоришь со своей стороны, а когда ты читаешь Писание – Бог разговаривает с тобой со Своей стороны. Вот и получается такой интересный диалог.

«Бери, читай! Бери, читай!» – говорил ангельский голос блаженному Августину. Он страшно мучился: идти за Христом или всё-таки еще подождать? делать перелом в своей жизни или, может быть, потом? готов я или не готов? Был тоненький голосок ему над ухом: «Бери, читай! Бери, читай!» – «Tolle, lege! Tolle, lege!» И он раскрыл книгу – Послание апостола Павла – и прочел: «Не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти, но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти» (Рим. 13: 13–14). Эти слова ударили его в сердце, и Августин поменялся. Он стал тем, кем знаем мы его сегодня, – святым отцом. Он о том, что с ним произошло, рассказал своему другу Алипию, Алипий раскрыл тоже Библию наугад, а там было написано: «Немощного в вере принимайте без споров о мнениях» (Рим. 14: 1).

Бери, читай! Бери, читай! Tolle, lege! Tolle, lege! Священное Писание дано каждому для спасения, для вразумления, для назидания в праведности.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации