3691 Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской /проповедь 10.02.2019/

A A A

«Грех – страшен. Только он может нас отлучить от любви Божией во Христе Иисусе»

(проповедь отца Андрея 10 февраля 2019 года)

Христос Воскресе!

В сегодняшний день поминается Церковью великое множество людей (обоего пола) нашего народа, которые в годы революционных перемен пострадали всяким образом (вплоть до лишения жизни мучительным способом) от строителей нового мира. Такая парадоксальная вещь бывает сегодня в жизни, что ради счастья (эфемерного и будущего) строители этого эфемерного счастья решаются на пролитие крови «здесь и сейчас». Но не всех подряд, а особых людей, избранных.

И вот мы сегодня (по именам и без имен) должны помянуть великое множество людей, которые пролили кровь свою во время революционных перемен в нашей стране.

Это было сначала просто буйство бандитское, когда посреди храма врывались, не снимая шапок, красноармейцы и делали, что хотели: кого — штыками кололи, кого — тащили за шиворот на улицу. Кого – «что», кого – «как».

Стихийный бунт восставшего народа, приобретшего новую идеологию.

Потом: гонения приобрели характер планомерный и ужасающий; потому что, государство – это такая машина, с которой воевать простому человеку невозможно.

Это все длилось довольно долго. Эту всю историю я вам пересказывать не буду. Так или иначе – с нашей земли была собрана большая «жатва». Церковь русская, над которой только ленивый не смеялся до революции, — наша русская Церковь была объектом насмешек, объектом непрестанных упреков, объектом критики, (иногда — справедливой, иногда – нет), ее упрекали в том, что она – бездуховная, жадная, что она служит только государству, что она никаких духовных усилий не предпринимает, чтобы народ спасать. Этого всего было очень много. Наша Церковь русская…

***

Пауза: (Отец Андрей прерывает проповедь и обращается к детям, сидящим на ступеньках возле амвона): «Пацаны! Пацаны. Шагом марш отсюда! Вставайте и идите в коридорчик. Бегом! Бегом! Вставайте и уходите. Чего вы болтаете?»

(Отец Андрей обращается к взрослым): «Чтоб вы знали, так и на уроках, между прочим. Чтоб вы себе представляли, что на уроках – хуже. В храме чуть-чуть лучше. На уроках так же. Во много раз хуже. «Так же! и во много раз хуже!» Имейте себе в виду. У нас с дисциплиной… ничего нельзя объяснить, надо «гавкать» пол-урока, чтобы привести в порядок. Когда «начинаем» — открывать тетрадку, «начинается» — звонок с урока. Чтобы вы понимали…И это – раз в неделю…Поэтому, имейте себе в виду, что не так все просто».

***

Итак…

Я хотел бы прочесть вам отрывок небольшой из послания Апостола Павла, посвященного сегодняшнему дню. Церковь читает его в связи с сегодняшней памятью новомучеников. Весь не буду читать, прочту немножко. Он пишет: «Кто отлучит нас от любви Божией?» Перечисляет дальше разные беды, которые способны отлучать людей от Бога, но не отлучают – настоящих христиан. «Скорбь, или теснота, или гонения, или голод, или нагота, или опасность, или меч? (Это со знаком вопроса, то есть – «Кто отлучит? Скорбь ли? Теснота? Гонения? Голод? Нагота? Опасность или меч?» — так написано. Дальше Павел цитирует псалом Царя Давида) “За Тебя умерщвляют нас всякий день; считают нас за овец, обреченных на заклание”. Но все это преодолеваем силою, Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не возможет отлучить нас любви Божией во Христе Иисусе Господе нашем» (Рим. 8: 35-39).

Вот эти слова, пожалуй, сегодня нам достаточны для того, чтобы унести с собой нечто…

Итак, Павел спрашивает: «Кто нас отлучит от любви Божией?»

Честно говоря, примеряя на себя эти слова, я должен сказать вам, что мы должны ощутить стыд некий.

Вот он спрашивает: «Кто отлучит нас? Скорбь?» И я спрашиваю вас: «Вас скорби от Христа отлучают?» – «Ей! Отлучают». Пришла какая-нибудь беда к человеку. Например: безработица мужа, или тяжелая болезнь ребенка, или еще какие-нибудь вещи. И мы спрашиваем: «Почему мне? …А мне за что? …А я – что, хуже всех? …Это что такое?» «А Ты где? — говорят Богу люди, — Ты где вообще? Ты вообще видишь или не видишь? Я что – не Твой (или – не Твоя)?»

Скорби отлучают нас от Бога. Скорби – «давят разум», помрачают сознание, рождают уныние. И уводят людей надолго от молитвы и от всего святого. Настоящий кающийся человек – он, как говорит Апостол Павел «на всякое дело благое приготовлен» (см.2Тим.3:17). То есть: ему – свистнули, и он — поднялся. «Пошли храм строить!» — Он встал – пошел. «Пошли какой-нибудь старухе окна помоем!» – Он встал – пошел. «Пойдем на Всенощную!» – Он встал — пошел. А унылый человек – он не хочет никуда идти, у него нет сил: нет сил – верить, нет сил – молиться. И, чаще всего, – уныние рождается скорбями.

Вот Павел спрашивает: «Кто нас отлучит от любви Божией? Скорбь ли?»

Он говорит, что «Скорбь нас не отлучит». А я вам говорю: «Скорбь отлучает нас». Имейте в виду, что не все могут с такой смелостью сказать то, что Павел говорит.

«Скорбь ли? Или – теснота?» Под «теснотой» можно всякое понимать. Есть «теснота души», когда тебя тиснет со всех сторон твоя страстная жизнь, нападающий враг, например, или люди лукавые. Тоже не так просто.

«Гонение?» Многие не знают, что это такое. А многие уже и знают.

«Или – голод?» Этой беды мы с вами не знаем. Голод нас с вами от Христа отлучит или нет? Не так давно, мы на «праздник Нины» поминали блокаду Ленинграда. Потому что – она была снята на день памяти святой Нино равноапостольной. И некоторые праведные люди говорили, что каждый ленинградец, переживший блокаду, должен Нине молиться, как своей личной ходатаице и заступнице; потому что она своим, так сказать, молитвенным участием в жизни города, посодействовала его свободе. Из истории блокадного города, мы знаем, что были мужественные люди (я вам рассказывал) в институте Вавилова, они охраняли семенной фонд страны. Несколько десятков тонн отборного зерна: там были и пасленовые, там были и злаки, там были и бобовые. И они себе ни одного зерна не взяли. Тридцать героев… Некоторые умерли от голода, прямо за столом рабочим. Они с работы не уходили, потому что не могли бы дойти обратно. (Пока с работы до дому, пока из дому на работу; там — бомбежки, там — обстрелы, там — ноги не ходят). И они поэтому жили на работе всю блокаду. Но ни одного зерна не взяли. Жевали свой клейстерный хлеб, возле них стояли мешки с зерном, и никто не дерзнул взять себе пригоршню и сварить себе кашу.

То есть – были такие люди. А было – людоедство. Это тоже было. Голод… Некоторые в голоде… Дай Бог, не знать, но по истории мы видим, что там, где голод, там некоторые являют героизм, а некоторые способны даже и на то, чтобы жевать плоть человеческую. Это тоже есть. Вот в Священном Писании Старого Завета описывается осада города Самарии. И там – такая «картина»: продавали за серебро голубиный помет – единственное, что можно есть. Крыс – съели, кошек – съели (то, что лошадей, ослов съели – об этом даже не говорится), все – съели. Продавали помет голубиный за серебро и – ели. И воды не было. Мочу пили и помет ели.

Вот в это время одна молодая женщина обратилась к царю. (Родившие две молодые женщины договорились: «Давай сегодня заколем твоего ребенка и съедим, а завтра – моего»). И вот царь идет по стене города (царь, который командует защитой города) и подбегает к нему молодая женщина и говорит: «Царь, вступись за меня!» Он – «Что такое?» Она – «Мы договорились с моей молодой подругой (женщиной, соседкой), что мы заколем моего сына (вчера) и съедим, а сегодня должны ее заколоть. Мы моего закололи и съели, а она сегодня – своего не дает. Вступись за меня! Мы же договорились». Царь не мог ничего сказать, порвал на себе одежду, посыпал голову пеплом и дальше пошел.

Это то, что такое – «голод». Это в Библии описывается. Люди на такое способны.

Вот Апостол Павел и спрашивает: «Нас способен голод от Христа отвести?» Ничего не говорите, но просто подумайте. Вот для чего нужно поститься? Мы способны поститься? Например, день – не есть, два – не есть… Третий день сидеть, например, на репе, на воде, на киселе…Ну, можно попробовать. Но вы же знаете, как это тяжело. Причем, вы знаете, что, если будет невмоготу: «Я всегда открою холодильник или поеду в супермаркет. Я всегда куплю себе чего хочешь. Хоть кураги, хоть фиников, хоть грецких орехов. Ну – постного. Я всегда набью кишку хоть чем-нибудь, хоть квашеной капустой, хоть печеной картошкой». Тяжело поститься? Вот будет скоро пост…

Голод нас может от Бога отвести? Не будем спешить (с ответом).

Скорбь… Теснота… Гонения… Голод…

Нагота… Никто из нас тоже этого не знает. Потому что – «тряпки» дешевые. Тряпки…Сейчас носки не штопают. Сейчас носки легче выкинуть – купить новые. Никто не знает, что такое беречь тряпки. Тряпок столько кругом, что все доступно и легко.

Мы не знаем, что такое нагота. Дай Бог – и не узнаем. Но были такие, которые и наготу претерпели. Например, Варвара Великомученица. Ее, мало того, что повели, потащили, чтобы голову ей отрубить; ее еще и до гола раздели (чтобы ей еще стыднее было) и в голом виде за волосы (как последнюю) тащили через весь город. И прежде, чем голову отрубить, ей еще и сосцы отрезали — чтобы больше еще нанести ей боли и унижения.

То есть, люди некоторые претерпели за Господа Иисуса Христа ужасные вещи.

Опять – перенося, так сказать, «фокус на себя», мы можем скорбеть оттого, что у нас нет туфель под «это пальто». От наготы мы не скорбим еще. Никто не скорбел оттого, что он – голый. Но – мы можем скорбеть оттого, что «у меня — плащик зелененький есть, а туфелек зелененьких нету», например. Некая красавица может скорбеть; и скорбь может быть такая сильная, что она спать перестанет, есть перестанет, мужу устроит «тысячу фейерверков»; и он-таки купит ей «это зеленое», под «то зеленое», что она хотела. Это что? Мы сможем потом, если вдруг нам придется в трусах ходить одних, как-то с этим всем смириться? Ну, может быть и сможем. Бывало время такое, когда люди изнеженные, привыкшие к комфорту, потом, в строгих ситуациях повели себя как герои. Такое тоже бывало.

Поэтому, мы будущего не знаем. Но вот этот перечень очень важен.

Итак… «Нагота? Или опасность? Или меч?»

Еще раз перечитаем: «Кто отлучит нас от любви Божией? (имея в виду, что никто!) Скорбь ли, теснота ли, гонения, голод, нагота, опасность или меч?»

Вот вам образец того, как Павел восторженно говорит о том, что нужно любить Господа Иисуса Христа. Говорит: «Все это преодолеваем силою Возлюбившего нас».

И дальше — вообще «красота»…

«Ибо я уверен (По-славянски он говорит «известихся», это означает, что «я опытным образом добился глубокого понимания»; «я уверен» – по-русски немного скрадывает смысл. «Известихся» – то есть я попробовал и убедился; то есть — я опытным путем добился понимания того… что?), что ни смерть, ни жизнь; ни Ангелы, ни Начала, ни Силы; ни настоящее, ни будущее; ни высота, ни глубина; ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе Господе нашем».

То есть, Павел — удостоверился. Он был после кораблекрушения в глубинах морских, потом его Бог поднимал до Третьего неба; то есть — он знает, что ни высота, ни глубина от Бога не отлучают. Павла били несколько раз так палками, что думали, что он умер, и, как падаль, выбрасывали; а он полежал, полежал полдня, очухался, поднялся и пошел дальше проповедовать. То есть – он был на краю смерти много раз до тех пор, пока умер. Поэтому он и говорит, что «ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, на другая какая-нибудь тварь (какое-нибудь творение) не может нас отлучить от любви Божией во Христе Иисусе». Заметьте себе, что здесь Христос показан, как Тот, который выше всей твари. «Тварь» – это творение, не оскорбление. Слово «тварь» это — не ругательство. «Тварь» – это имя. Это имя ангелов, это имя деревьев, это имя птиц, это имя «человеков». Все, что Бог сотворил, есть — Божия тварь. (По-славянски). Это Божие творение. Так вот – Христос выше всех творений. Он выше Ангелов; Он выше Начал, Властей, Сил и прочих небесных сил; Он выше смерти и жизни; Он выше глубины и высоты. То есть – Он выше всего. Он выше смерти – потому что «смертью смерть попрал». Он выше жизни – потому что Он сам — источник жизни. И Он выше всего сотворенного.

Вот такой Он – Господь Иисус!

И последнее, что очень важно здесь. Здесь нет (в перечислении этом) упоминания о грехе. Вот, если бы Павел сказал, например, что: «Ни Начала, ни власти, ни смерть, ни жизнь, ни высота, ни глубина, ни — ГРЕХ не могут нас отлучить от Христа Иисуса», это было бы другое. А здесь все перечислено – нагота, скорби, теснота, гонения, Ангелы, смерть, жизнь. А — «грех» — не указан. Потому что: грех — может нас отлучить от любви Божией во Христе Иисусе. Понимаете? Грех страшнее сатаны. Об этом много говорили великие люди. Златоуст тот же говорил: «Греха бойся больше, чем дьявола!» Потому что сам дьявол появился из-за греха; грех совершился, и ангел стал дьяволом. Грех вообще страшнее всего. Поэтому, он может нас отлучить от любви Божией во Христе Иисусе. Он страшнее всего: страшнее наготы, страшнее гонений, страшнее меча, страшнее голода. Страшнее всяких-всяких разных скорбей и прочих лишений.

Вот это, я бы хотел, чтобы мы с вами поняли. Потому что человек, когда он с Богом, он все может. Это должно быть (понятно) также, как Павел говорит: «Я известился. Проверил и убедился». В псалмах написано: «ложь конь во спасение во множестве силы своей не спасешься» (Пс.32:17). Один старец говорил: «Вскочил я однажды на коня и погнал: скакал, скакал, коня загнал, и я — «известился»; я – понял, что конь — ложь во спасение, на коне во спасение не прискачешь». То есть: на коне не прискачешь, на самолете не прилетишь, на машине не приедешь. Я – «известился» и я это знаю.

«И я знаю! — говорит Павел, — что все это не способно от Бога отлучить. Только грех». Поэтому – бойтесь греха, пожалуйста. Не в смысле панического страха. А бойтесь его, именно, как преграды вашей: между вами и Иисусом Христом. Маленькие дети сегодня, если бы только честно исповедовались, они бы нам «нарассказывали» столько, сколько старик не расскажет. Детские исповеди лично я не люблю. Скажу – почему. Потому что они – лицемерны и поверхностны. Ребенок грешить уже умеет, а каяться еще не умеет. В нем есть и лукавство, и хитрость. Некоторые с семи-восьми лет уже порнографию посмотрели, а с двенадцати лет уже полны мечтами всякими блудными, о которых вы не представляете. Вы, состарившиеся в советское время (или повзрослевшие в годы советские), не видавшие всего этого, вы даже не знаете, что видели дети, которым до выросших усов еще лет восемь осталось. И у них уже полным-полно…Там уже «ядерный реактор» кипит, там уже нужно саркофаг строить. А они приходят (на исповедь) и говорят: «Я маму не слушал!» Я – «это», я – «это». Сюсюкают на исповеди, ерунду всякую говорят. Мы их так научили: «А что я скажу на исповеди? — А скажи, что ты маму не слушал». «А еще что? – Ну, что ты с братиком поругался». И они приходят с чепухой, а у них внутри уже Содом и Гоморра. Они еще «шнурки», сопляки — а у них уже Содом и Гоморра: в голове есть, в сердце есть. Ну, только еще осталось «телом сделать». Там недалеко осталось. Василий Великий наш, наш отец, сказал: «Если в голове — есть, в сердце — есть, то, как вола на убой, потащат тебя (как на веревке потащат тебя) туда, где тело сделает то, что хочет сердце». У нас есть такое понятие, что тело грешное, а душа хочет в рай. Тело в грехах. Это не всегда так. Скорее всего – наоборот. Тело – это послушное животное по отношению к сердцу мыслящему. То, о чем сердце думает, оно — всюду и тело затащит. Захотело сердце «бабу чужую», поверьте мне, тело, как послушная скотина, за сердцем пойдет. Сердце — найдет, тело – послушается; и будет — очередной грех. Захотело сердце чего-то еще, и тело пойдет туда, куда сердце скажет. Тело слушается сердце. Тело голову слушается и сердце слушается. У нас грешат голова и сердце, а тело к греху подключается. Подключается послушно и безропотно — как безвольная скотина. Оно и есть такое. Оно – «безвольная скотина», в нем воли своей нет. Оно слушается того, куда ему скажет голова идти.

Современный человек, он заражен с детства. Некоторые ветреники считают, что «ничего страшного». Смотрит сам «батя» порнографию – сажает малолетнего сына возле себя: ну пусть посмотрит, пусть знает – это же «взрослая» жизнь. Потом дает презерватив, говорит: «На всякий случай в кармане носи, вдруг “случится”!» А ему (сыну) двенадцать лет (или тринадцать лет, или четырнадцать…да пусть — пятнадцать… да пусть — шестнадцать, в конце концов). Повесить его вверх ногами над унитазом — такого папу. Это что такое? И такую маму. И мамы такие есть. Берегут детей своих и презервативы в карман суют, когда они на дискотеку идут. С детства все это.

И мы с вами могли бы море пешком пройти, могли бы… не знаю, что сделать. Но нас грех расслабил. Как говорил Святой Тихон, Патриарх Исповедник; когда его на патриаршество избирали, он говорил: «Проклятый грех. Вышел из глубин преисподней. И растлил нашу землю. Развратил наш простой неученый народ. Расслабил наши души. И вот уже безбожные враги поднялись на нас – и справа, и слева, и с севера, и с юга. И терзают нашу землю как хотят. Потому что народ очумел. Народ грех полюбил. Народ с грехом не борется. Народ греху не сопротивляется». Вот оно что!

Все бессильно отлучить нас от Христа Иисуса, кроме греха. А грех бывает – сладким. Грех бывает — приятным. Грех бывает — рождающим уверенность, что «я — вообще крутой». Ты ему говоришь: «Подожди – ты опозорился!» А он говорит: «Ничего подобного. Я вообще – крутой. Я знаешь, сколько такого «всякого» могу. Я «это» — делал (!), «это» — делал (!!), «это» — делал (!!!!). Я «это» — могу! «это» — могу! Грех превращается в фактор такого самоутверждения. «Да я – могу!! Ты что не знаешь, что я сильный парень вообще?!?»

Ладно бы, если бы этим хвалились пятнадцатилетние пацаны в подворотнях; но этим могут хвалиться сорокалетние мужики: значит, у них мозги пятнадцатилетнего человека. Это тоже грех. Грех делает дураком человека. Вроде умный человек, а посмотришь – такую дурость отчебучил. Почему? — Грех тупит человека. Он — все плохое, что в нашей жизни есть. В семьях наших был бы рай — если бы не грех. С детьми нашими был бы рай – если бы не грех. Мы их и зачали во грехе, и воспитали «криво», и теперь плачем над ними с запозданием. Потому что грех их растлил и нас помрачил.

Вот вам, друзья мои. Картина… Теперь — как нам утешиться? Утешиться только так: возвести свои глаза к Тому, Который грех победил. Как Тихон говорит про Иисуса Христа: «Греха боишься? — Я грех победил». «Долгов много? – Я долг твой забрал». «Бог на тебя прогневался? – Я Его гнев потушил». «Тебя должны в темницу за грехи посалить? – Я твой долг выплатили». «Я все за тебя сделал!» Нужно бежать к Иисусу, который Искупитель наш. Он для нас с вами – и Питатель, и Кормитель, и Пастырь добрый, и Искупитель грехов наших. И главное, что — Победитель грехов. Когда Он только родиться должен был, Святой Архангел Гавриил сказал Марии, (вернее, Иосифу сказал, во сне), что: «Родится мальчик, назовешь Его Иисус. Он спасет людей Своих от грехов их» (Мф.1:20-21). Вот для чего нам Иисус нужен. Он должен спасти нас, Он и спас нас от грехов наших. Нужно только и нам подключиться к этому спасению. Потому что грех один – такая зараза в мире, которая сильнее всего и отлучает нас от Господа; делает несчастными: и в этой жизни, и в будущей. Понимаете? Грешник, он – несчастен. И – «здесь». И – «там». Тут – все сикось-накось. А туда придешь – говорят: «А вас здесь нету!» (В списках не значится). Там Петр будет стоять со списком «на дверях». Скажет: «Нету тебя здесь!» — «Да не может быть… Это же — Я. Ты что – не знаешь МЕНЯ?» — «Нет тебя здесь!»

Страшное дело – не найти себя «в списках». Вот, когда люди поступают в институт, абитуриенты, гляньте на них, как они смотрят в списках: «Есть ли я там? В списках сдавших? — Есть!!!! Ой!! какая радость!!» А если разобьется самолет, и родные приходят и смотрят в списках: в «списках погибших» и в «списках выживших». Другими глазами люди смотрят в списках: «Боже, ну неужели там фамилия моих родных среди погибших?» Ищешь среди выживших: «Ну неужели там? …Господи! Слава Тебе!!!» Главное – чтобы в нужных списках ты — был, а в ненужных, чтобы ты — не был. Грех делает нам такую пакость хитрую, что из нужных списков он нас вычеркивает, а в ненужные списки он нас заносит. Ты хочешь счастья, а тебе говорят: «Нет, брат, тебе — туда. Ты в других списках. Тебя занесли “по ходу”. По дороге, пока ты шел, тебя переменили в списках. Потому что ты того заслужил».

Так что, друзья мои. Это была восьмая глава апостола Павла послания к Римлянам (оговорка: Коринфянам). Будет Великий Пост. Скоро уже. Уже прочитали Евангелие о Закхее. «Уже Закхей на дерево залез» – так можно сказать. Уже с дерева Закхей хотел Христа увидать. А Христос заметил его и говорит: «Закхей, слазь. Сегодня буду в доме твоем». Уже все. (Кто знает Церковные чтения, тот понимает – постом пахнет). Уже утром, на улицу выйдешь, — …дятел стучит, и… какая-то птица поет. Какие-то птицы поют, хотя в снегу еще все. Но какая-то птичка поет, и дятел так весело перестукивает. Уже птицам хочется петь и летать. Уже весна близко.

И пост близко. Вот будет пост — готовьтесь с грехом побороться. И распрощаться со своим беззаконием. «Очисти меня, Спасе, многа бо беззакония моя, и из глубины зол возведи, молюся к Тебе бо возопих, и услыши мя, Боже спасения моего».

Спасайтесь, христиане, и детей своих спасайте. Пока не поздно. Со всей серьезностью вам это говорю. Именно — вам. Со всей серьезностью.

Аминь. Христос Воскресе.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации