3775 Собор архистратига Михаила и прочих небесных сил бесплотных /проповедь 21.11.2019/

A A A

Все, что мы читаем про ангелов, можно выразить одним словом: «Они – страшные!»

(проповедь отца Андрея 21 ноября 2019 года в день Собора Небесных Сил бесплотных)

Сегодня на Литургии мы читали пятьдесят первое зачало Евангелие от Луки, где к Христу пришли ученики от числа семидесяти. Второй круг учеников. (…) Они получили власть исцелять недуги именем Христа, воскрешать мертвых и изгонять всякую нечистую силу. И они опытным образом удостоверились, что имя Христово сильно на бесов и с большой радостью пришли к Иисусу Христу сообщить Ему о результатах своих апостольских путешествий. Сказали Ему с радостью первое: Господи, даже бесы слушают нас о Имени Твоем. То есть – Повинуются нам через Имя Твое. А Он им сказал в ответ, чтобы они не радовались о том, что бесы вам повинуются. Есть лучшие радости. Большей радостью является то, что Имена ваши написаны на небесах (см. Лк.10: 17-20)

Если имя человека вписано в книгу жизни, если он прописан в Небесное Царство и имеет унаследовать Царство Божие – это больше, чем такие яркие, эффектные духовные действия; как то, например, прозорливость, дар изгнания духов и прочее, прочее… (…) В чудесах есть опасность. В Евангелие говорится такая отрезвляющая вещь: В оный день Страшного Суда некоторые скажут Господу Иисусу Христу, что мы во имя Твое чудеса сотворили. Мы знаем Тебя. А Он скажет: Я не знаю вас. Отойдите от меня делающие беззаконие (см. Мф.7:22-23).

Вот в этом месте Евангелие, когда Господь говорит им – о чем радоваться и о чем не радоваться, Он говорит, что в этом нет ничего удивительного. Я видел сатану, как молния с Небес спадшего (см. Лк.10,18). Это говорится о той великой драме, даже трагедии (трагедии!), которая случилась еще, когда нас не было. Есть много историй в жизни мира, которые совершились, когда нас – не было. Даже в жизни наших семей (у нас ведь есть отец и мать – иначе мы бы с вами не появились) (…), мы самые главные события в их жизни – не знаем. Самое главное в их жизни совершилось до нас. Мы знаем папу и маму уже такими, когда мы – есть. (…) А самые важные вещи в их жизни произошли – до нас. Вот так же – до нас, до людей, были духовные события в духовном мире, которые происходили без участия человека.

Первыми Господь (как учит нас Святая Церковь) сотворил бесплотных духов в большом количестве. В огромных числах. Сколько звезд на небе (…), но ангелов – больше. Огромное несметное количество. И поскольку они одарены были умом и совестью и всеми атрибутами духовного существа, и – свободой; то они там успели поссориться и разделиться. Была война. В Апокалипсисе говорится, что была на небе война. И Михаил, как раз, возглавил то войско Божьих духов, которое согласилось Богу остаться верными. А Денница, сын Зари, сказал: Буду подобен Всевышнему. Выше Бога поставлю престол мой. (…) Вот об этом Господь и говорит: Я видел сатану, как молнию спадшего с неба. То есть – он уже однажды был попран на небе. Упал оттуда и там ему место не нашлось. В Апокалипсисе говорятся еще такие слова: Горе земле и живущим на ней (см. Откр.8,13). Потому что к вам сошел дьявол в сильной ярости. На небе ему места нету. Он злится и гневается. И он знает, что человек должен занять в будущем мире те почетные славные места, от которых он отпал навеки. Он видит в нас, как бы, заместителей своей будущей славы, конкурентов. И желает нам помешать в этом. И теперь у него война с нами.

А Михаил, который совершил поражение над ним, он сегодня является нам большим помощником. Мы почитаем Небесные Бесплотные Силы, как незримых друзей и защитников. Человек – существо весьма слабое. Ему требуется необходима постоянная благодатная помощь и некие постоянные невидимые друзья. (…)

В Ветхом Завете есть Книги Царств. Первая. Вторая. Третья и Четвертая. В Четвертой Книге Царств рассказывается о пророке Елисее. Это был ученик святого Илии. Однажды во время войны город, в котором находился Елисей и его ученики, окружило большое войско противоборствующего народа. Большая армия. Ученики Елисея перепугались, но Елисей сказал: «Не бойтесь». Потом помолился Богу и сказал: «Господи. Открой им очи да увидят». И еще добавил: «Тех, которые с нами, больше, чем тех, которые с ними!» (см. 4 Цар.6:15-17). Это очень важные слова: Тех, которых с нами больше, чем тех, которые с ними. Открой им глаза, чтобы они увидели. У учеников открылись глаза, и они увидели, что огромное войско огненных коней и огненных колесниц, превышающих количество врагов, окружают город. Это были ангелы Божии (…) Елисей их видел, а другие нет, поэтому он – не боялся. Остальные – боялись.

Вообще, вся история Священного Писания Ветхого Завета дает очень обильный материал для того, чтобы удивиться этому постоянному ангельскому присутствию.

Ангелы не имеют сомнений. Божии ангелы. Если Бог говорит им делать что-либо, они делают, не сомневаясь. Вплоть до таких вещей, например, как истребление младенцев в Египте. Господь совершает такую жестокую, несправедливую, страшную для простого человека вещь. (…) При пророке Исайе Иерусалим был окружен ассирийцами. И по молитвам Исаии Ангел Божий истребил за одну ночь в ассирийском стане сто восемьдесят пять тысяч воинов (см. Ис.37,36). Представьте себе (…), все поле усеяно мертвыми телами. И это сделала не рука человеческая. Это сделал Ангел. Ангел Божий совершает самую разную работу. (…) Все это касается вещей воинственных. Поэтому, Михаил изображен с мечом в руках. Этот образ взят из книги Иисуса Навина, где Иисус Навин, возле города Иерихона, переходя Иордан, увидел вдруг такого великого человека, который был изображен с мечом в руке. Иисус спрашивает: Ты от наших или от наших врагов? Человек говорит: Я – архистратиг силы Господней. То есть – я воевода Божиих сил. (…) И Иисус Навин поклонился ему (см. Нав.5:13-14). Это был Архангел Михаил. Он явился ему с мечом.

На каком-то этапе христианской цивилизации развития ангелов стали изображать какими-то младенцами пухнотелыми. С пухлыми ножками, с пухлыми животиками. Со смешными крылышками. Курчавенькими всякими. (…) Какими-то купидончиками.

На самом деле Библия говорит нам о них в очень строгих тонах. Говорится, что ангел может уничтожить один народ за одну ночь. Если Бог ему прикажет. Он не будет сомневаться. (…) Это ангельская работа. Они – страшные. Все, что о них говорится – они страшные.

Возьмите книгу пророка Иезекеиля. Наверняка, многие ее никогда не читали. Она – тяжелая. Даже те евреи, которые читали Библию каждый день, они говорили, что эту книгу нельзя читать до тридцати лет. В Библии есть целый ряд книг, которые нельзя читать до полного совершеннолетия. Книга Иезекииля. Книга Песни Песней. (…) А наши сегодняшние люди – они до пятидесяти лет младенцы. (…) Это, если ты читаешь Библию каждый день с двенадцати лет по закону, то тогда к тридцати годам ты можешь взять книгу Иезекииля. А, если ты никогда ничего не читал и ничего не знаешь, тебя до смерти может быть нельзя читать.

Но, если вы возьмете ее (она в Библии у нас у всех есть, это легальная информация, не тайная некая доктрина), то там в первой главе описываются херувимы. Там описывается нечто ужасное. (…) (см. Иез.1: 5-13). Иезекииль видел явление херувимов. Четыре животных. У каждого было четыре лица. Лицо человека, лицо теленка, лицо орла, лицо льва. У них были крылья. Между ними молнии блистали. Под каждым из них были какие-то колеса, полные глаз. Они двигались одновременно в четыре стороны. Это сопровождалось и шумом, и молниями. И над ними какой-то огонь блистал. Какой-то кошмар описывается. Иезекииль, когда он это увидел, он – упал. Бог поднял его. Сказал: Слушай. И начал давать ему дальше повеления. Все, что мы читаем про ангелов, можно выразить одним словом: Они – страшные. В них нет ничего такого: А-ля-ля-ля-ля-ля…Что было с Захарией, когда Захария увидал архангела с правой стороны кадильного алтаря? Когда Гавриил к нему пришел и сказал: — У тебя будет сын! Он – онемел. И был немой до самого рождения сына. Что было с другими пророками, когда они видели ангелов? Они падали замертво. Даниилу в вавилонском плену явился ангел, и он упал как мертвый. Тот поднял его за волосы и сказал: — Встань и слушай. Он стоял и слушал. Все, что касается ангелов это велико, и удивительно, и грозно. Вообще, вера – это некая грозная вещь. Это страшная и грозная вещь. По крайней мере, бесы страшные и грозные. Как говорил преподобный Серафим Саровский: Одним мизинцем могли бы весь мир перевернуть. Одна искра адова могла бы всю вселенную сжечь. Но весь мир стоит на милости Божией. Мы стоим на том, что Бог хранит. На том, что выражается словами молитвы. «Заступи, спаси, помилуй. И сохрани нас, Боже, Своею Благодатию». (…) Заступи – это значит: вот стоит враг, вот стою я, и Ты встань между ним и мной. Как щит встань. (…) Бог заступает, спасает, милует. И сохраняет нас всех с вами (и неверующих, кстати) своею благодатию. Когда неверующий вдруг узнает, что Бог хранил его каждую секунду – ему будет очень стыдно. Неверующие тоже однажды узнают, что Бог их тоже хранил и тоже любил. Но они на Его любовь не отвечали никак. И им будет очень стыдно. И нам будет стыдно за то, что мы из всего того, что Бог делал для нас и с нами, понимаем с какую-то маленькую спичечную головку. А все остальное море благодеяний – мы не понимаем. Собственно, поэтому мы и говорим: «Благодарим Тебя, Господи, за все ведомые и неведомые благодеяния, бывшие на нас». Без сомнения неведомые благодеяния многократно превышают ведомые. (…) Бог нам много сделал такого, чего ум наш понять пока что не в силах.

Ангелы участвуют в нашей жизни. И в этот праздник мы читаем об этом в Евангелие.

Если мы евангельскую историю просмотрим, оставляя Ветхий Завет с его строгостями и ужасами, то мы тоже увидим на всех этапах евангельской истории присутствие небесных сил. Христос зачинается не иначе, как после прихода Архангела Гавриила к Деве Марии. (…) Потом Христос рождается в Вифлееме. Ангелам открыто больше. Они знают и людям говорят: Мы возвещаем вам великую радость. (…) Они поют песню, которую мы тоже повторяем: Слава в вышних Богу и на земле мир. В человецах благоволение. Потом мы видим, как Христа, этого маленького еще, хотят убить. (…) И Ангел Господень много-много раз являлся во сне Иосифу и объяснял на ухо этому великому старцу: что ему делать, когда, почему и как. Потом Христос, еще до проповеди, выходит на Иордан креститься от Иоанна. Потом уходит в пустыню, терпит искушения и, как там говорится: Ангелы Божии служили ему. Так говорит Марк в Евангелие (Мк.1,13). И потом, где бы Он не появлялся, что бы Он ни делал, ангелы Божии были постоянными участниками этих всех Его событий в жизни. И когда Он в Гефсимании молился, и пришли брать Его, и Петр выхватил меч и ударил одного их этих нападавших (…), Господь сказал: Или ты думаешь, что Я не могу умолить Отца, чтобы Он прислал Мне больше, чем двенадцать легионов Ангелов? Но это сейчас так надо. (Мф.26:53-54). «Царство Мое сейчас не от мира сего». И Воскресение Христово возвещается ангелами. Приходят мироносицы на гроб. А там юноша в белых одеждах сидящий. (Лк.24,4) (…). Возносится Христос на Елеоне – опять ангелы стоят. Апостолы смотрят на небо, куда Христос вознесся. Они говорят им: Что вы смотрите на небо? Иисус так же придет на землю.

На всех этапах Священной истории мы видим ангельское присутствие. О них постоянно говорит Святая Библия. И Старого Завета книги. И Нового Завета книги. И на утрене мы сегодня читали притчу Господа Иисуса Христа о плевелах. Описывается мир – как поле, на котором хозяин посеял добрые семена. А ночью, пока люди спали, враг посеял сорняк. Сорняк быстро вырос и начал душить пшеницу. Служители говорят Господину: Давай, мы все это быстро вырвем. Но Он говорит: Не вырывайте. Вы случайно можете вырвать вместе с сорняком пшеницу. Пусть растет и то, и другое – до жатвы. А уже во время жатвы Я скажу: «Соберите мне сначала плевелы. чтобы их сжечь. А пшеницу – в житницу». Это одна из всего лишь двух притч, которые объяснил лично Сам Христос. (…) Эту притчу Он сам объяснил. Ученики спросили – Объясни нам эту притчу. Он говорит: «Поле – это мир. Пшеница – люди Божии. А плевелы – это сыны неприязни. То есть – люди не божии. А враг, сеявший в пшеницу, – есть дьявол. А жатва – кончина века. А жатели, жнецы – это ангелы». Он все объяснил. Это уникальный случай в Евангелие, когда Господь Сам все объясняет. Все, что Он сказал. Обычно, Он рассказывает и говорит: Думайте. Здесь Он сказал и все объяснил. Мы видим, что в конце времен, когда уже будет «все» уже, когда дотикают часики человеческой истории, тогда ангелы тоже будут иметь работу. Они будут собирать грешников в снопы. Связывать. И относить к огню. Без всякой жалости. Потому что, повторяю, у ангелов нет жалости. Они делают то, что сказали. Они не люди. Они любят тех, кто любит Бога. И делают то, что Бог скажет. Они не такие, как мы. (…) У них есть только молитва и послушание. Они говорят: Свят Господь Саваоф. Что скажешь, то – сделаем (…). В конце времен они получат от Господа указание связывать грешников в снопы. Это не так трудно делать. Они и так кучкуются вместе. Идет, например, какой-нибудь гей-парад. Вот целый сноп грешников. Бог скажет – Свяжите их всех в кучу. Они свяжут. Несите сжигать. Они понесут и сожгут. Без всякой жалости и сожаления.

Вообще все кучкуются. Праведники кучкуются возле Господа. Грешники кучкуются возле греха. Возьмешь какой-нибудь наркопритон. Там кучкуются люди. Это – сноп. Готовый сноп. (…) Они получат приказ и точно его выполнят. А сегодня они получили приказ от Господа защищать тех, у кого на челе крест начертан. Тех, у кого на груди крестик есть. В конце концов тех, кто Бога любит. Тех, кто кается в грехах своих. Тех, кто стремится исправить свою, не очень прямую, жизнь. Тех, кто призывает имя Господне. Потому что они Христа знают. Он – их царь. И, если мы служим тому же царю, что и служат они, то они смотрят на нас, как на своих младших братьев. У нас с ними общий царь. Ведь Христос и царь ангелов тоже. Они служат Ему, они любят Его, они благоговеют перед Ним, они трепещут перед Ним, они боятся Его.

Когда Херувимскую поют «Иже Херувимы… тайно образующе…»

Кстати, вы что в это время делаете? Херувимская же протяжная. Она занимает и пять, и семь минут. Иногда – более. В это время мысли могут разлететься. Вот, допустим, когда дьякон говорит: Миром Господу помолимся… Господи, помилуй. Тогда – ясно. Мыслям некуда разлетаться. Прощение грехов у Господа просим …Подай, Господи. Тут некуда мыслям летать. А когда херувимская. «И-и-и-и-и-же…» И так десять минут. О чем думает человек? В это время рекомендуется читать: Помилуй мя, Боже по великой милости Твоей… Про себя. За время Херувимской человек успевает примерно прочитать два раза

«Помилуй мя. Боже» Мысль никуда не убегает. И Херувимскую ты тоже слышишь. Она от тебя никуда не денется.

Когда Херувимская поется, священник читает молитву одну такую специальную. В которой говорится – Тебе, Господи, Иисусе Христе. Тебе, Царю, велико и страшно служить даже Небесным Силам. То есть, – небесные силы служат Тебе со страхом и трепетом. Тем более страшно прийти к Христу человеку, который обложен весь немощами и, по сути, непотребен. Любой человек – непотребен, если сравнить его с небесными служителями. Вот им страшно. А как должно быть страшно нам? Поэтому, ангелы служат Христу с большим страхом, с большой любовью и благоговением. И они, конечно же, по именам и в лицо знают каждого человека, который любит Иисуса Христа. Поскольку они сами Его любят и знают весь род человеческий. У них знания – не человеческие. Ум – не человеческий. Глаза у них – не человеческие. Они видят гораздо дальше, лучше, точнее. Память у них крепче. Они все помнят. И они прекрасно знают весь род людской, и кто в этом роде людском любит их царя. (…) Для них это большая тайна: Почему Господь, которого они любили и до того, как Он воплотился, вдруг стал человеком? Как мы. И они смотрят на нас теперь уже через призму воплощения и думают: «Почему Господь стал не такими как мы, а такими как они?» (…) Вот в этом, собственно, и есть наша с ними дружба. Во всем остальном мы совершенно разные. (…) Они вообще не понимают нас с точки зрения нашей жизни. Человеческой. Они одно понимают: Ты любишь Христа или не любишь? Если ты любишь – я тебя знаю. Если не любишь, …то я, если получу приказ, – тебя скручу и жалеть не буду. Как мы читаем тысячу раз в Священном Писании. Поэтому нечего с ними шутить. Изображать их в виде купидончиков (…) Это все совершенно не соответствует действительности. Это все серьезно, и красиво, и слишком грозно. Еще вспомним, что мы на каждой службе мы говорим: Ангела мирна. Верна наставника. Хранителя душ и телес у Господа просим. Просим постоянно присутствия возле нас небесных бесплотных сил. И как говорил Елисей – Тех, которых с нами больше, чем тех, которых против нас. То есть – их много. Они с нами. Они рядом. Я без всякого сомнения уверен, что они находятся и здесь тоже. На Богослужении в особенности. И в отсутствии человека. Есть Ангелы алтаря. Как говорят мудрые люди: Там, где литургия служилась, там всегда будет стоять Ангел Божий. Где, хоть однажды, служилась литургия. А там, где стоял храм долго, потом храм снесли, и храма нет; там все равно стоит Ангел Божий (на этом месте) и возносит молитвы там, где совершалась Тайна Тела и Крови Христовой. Они очень плотно участвуют в нашей жизни. И мы должны это помнить, должны все совершать, должны все понимать. Должны найти свое место в этих Божиих координатах. Мы должны быть там, откуда дьявол упал. Господь нам приготовил место взамен падших духов. Он приготовил нам место в этих славных иерархиях, вместо бунтовщиков и изменников. Когда спросили Христа: На ком будет жениться человек в Царстве Небесном? С кем будет жить? (…) Господь ответил: «Вы – прельщаетесь, не зная ни Писания, ни Божьей силы. Люди, достигшие будущей жизни, не будут жениться и выходить замуж, но будут подобны ангелам Божиим» (Мф.22:29-30). (…) И нам нужно будет встроиться в эту небесную иерархию, каким-то образом быть с ними тоже. Такая великая вещь будет предложена человеку. И мы делаем это. Через молитву. Через литургию. Через службу. Через поучение в законе Господнем. Через исполнение заповедей. (…)

Нужно подумать сегодня, какой богатый мир за пределами того, что видит наш глаз. Наш глаз видит очень мало. Наше сердце видит гораздо больше. (…) Глаз, ну что глаз? (…) Со временем постепенно угасает способность слышать и видеть. Но параллельно должна раскрываться способность чувствовать и понимать. (…) Сердце должно быть более чувствительным, а разум – более острым. В этом смысл старости. Рука – ослабела, но сердце – помягчало. Глаз видит хуже, но мысль – работает острее. В этом смысл старости. Старость – это не превращение в калошу. Старость – это развитие внутреннего человека за счет внешнего. Если такая старость, то Аллилуйя! и Мир на всякого человека! Если другая, то горе нам, потому что мы ничего не поняли. Даром живем и будем со страхом умирать. Да хранят вас Ангелы Господни, а вы переваривайте все услышанное и обязательно читайте Божественное Писание.

Аминь.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации