3631 Сказки для горожан. Памяти Эдуарда Успенского

A A A

 

(протоиерей Андрей Ткачев в рубрике «Святая Правда» на канале «Царьград»)

 

Братья и сестры, здравствуйте.

Мы сегодня с вами вспомним автора Чебурашки, автора «Простоквашинских» жителей – Эдуарда Успенского, который отошел ко Господу, отошел в другой мир.

Во-первых, я хотел бы, конечно, сказать, что умирают люди. Умирают, но эта священная банальность она закрыта от сознания современного человека, потому что про смерть он думать не хочет. Надо – а не хочет.

Умирает тот, умирает этот. Мы узнаем, конечно, об этом. Эпоха уходит, это – естественно, это – неизбежно. Каждый день умирают люди, и много людей. Если бы мы поставили метроном, который отбивает секунды – «щелк-щелк, щелк-щелк», то мы бы были уверены совершенно безошибочно в том, что на каждый «щелк» метронома, на каждую секунду, отмеренную им, кто-то уходит из этого мира. Люди уходят. По старости, по болезни, под ножом хирурга, или в автокатастрофе, или на войне. Уходят ежедневно.

Вот умер автор Чебурашки – Эдуард Успенский.

Заметные люди умирают более-менее заметно, незаметные умирают заметно только для своих родных.

Ну, что мы скажем? Скажем о том, что человек – это вечный ребенок, а вечный ребенок вечно нуждается в сказках. Постоянно нужны сказки. Каждому поколению нужны новые сказочники. С каждым годом это все сложнее и сложнее делать, писать сказки. Потому что меняется жизнь, и трудно говорить с современным человеком. Но он остается ребенком, и ему нужны сказки.

Вот заметьте, тот же Успенский – он сказочник для горожан. Те же «Простоквашинцы» – они беглецы от городского дыма, шума и скрипа колес. Они сознательно убежали в Простоквашино. Бегство, исход из города. Город и деревня. Некий антагонизм существует города и деревни. Напомню вам, что только недавно в масштабах всей планеты городское население превысило население сел и деревень. Впервые в истории мира в городах живет больше людей, чем в селах и деревнях. Теперь эта тенденция будет сохраняться. И с каждым десятилетием все больше и больше людей будет жить в таких «клоповниках», как Дели, Бомбей или Токио. Или в других разных городах, напичканных пятнадцатью-двадцатью или сорока миллионами населения.

Вот Успенский – он сказочник для горожан. Кстати, его Чебурашка, его Крокодил Гена, они тоже городские жители, умирающие от тоски и одиночества. Крокодил Гена – («Маладой крокодил ищет себе друзей…» — это можно просто повесить на дверях каждого человека, потому что каждый из нас немножко крокодил и каждый из нас немножко одинокий); и Чебурашка наш – японцами полюбленный (они вообще фанатеют от него) — они горожане, но они строят дом и пытаются какой-то социум создать в городе.

Это новые сказки. Раньше сказки были про лес, про поле, про картошку, про медведя. Люди проецировали в сказку что-то, связанное с дикой природой. А сегодня все уже. Сегодня нужны новые сказки для горожанина. Вот Успенский – у него был великий талант. (Кстати, «Незнайка» тоже, это не его, но такая же гениальная вещь для современного человека).

То есть нужны сказки для изменившегося человека, и для изменившегося человечества. Это очень важная вещь.

Взрослые книги писать легче. Детективы, любовные романы, политические всякие книжки… Это довольно легко пишется, при наличии таланта, конечно, и мотивации.

Сказка – она сложнее. И я сегодня снимаю шляпу перед Эдуардом Успенским. Я не знаю, кто он был по вере. Был ли он крещен, не был ли он крещен. Молился ли он перед смертью. Тяжко болел, говорят, в последние годы своей жизни. Своя беда у каждого человека. Не знаю ничего о наполнении его души. Это Господь знает, Господь разберется. Царство ему Небесное. Но это – важные люди. И я бы хотел обратить ваше внимание на этих незаметных важных людей.

Тот, кто умеет сегодня рассказать человеку сказку, он гораздо важнее того, кто умеет «расписать пульку экономическую» будущего развития Китая.

И то – важно, но и это – по-своему.

Человек остается ребенком до стрости. Ему нужно смеяться над невинными вещами, не над грехом, над невинностями смеяться. Ему хочется жить в сказочно-игрушечной парадигме такой, такой веселой. И благодарение Богу, что в советской эпохе это все было. Это была странная эпоха, но в ней все было. Современные писатели таких вещей пишут меньше. У них плохо получается потому что все изменилось. А вот советская эпоха умела рождать мультипликацию, сказку, хороший кинематограф. Как так получилось – я сам не знаю.

Мы прощаемся с одним из великих авторов и напоминаем вам о том, что мы – дети. До смерти – дети. И умрем – как дети. И попадем в новый мир, в котором все будет феерически новое. Там сильно удивимся. И будем смотреть на этот мир, как Алиса в стране чудес, с потрясающим удивлением.

Мы – дети, друзья мои. Царство Небесное Успенскому, независимо от религиозности.

А вам – предлагаю, прошу – не забывать, что вы – просто дети, на которых одето старое тело (если вам больше сорока пяти). Рэй Брэдбери говорил, что старики — это просто дети на которых одели старое тело.

Вот и все. До свидания.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации