3117 «Самое главное, мне кажется, Крестный ход, прошедший с востока на запад, с запада на восток Украины»

A+ | A | A-

о. Андрей Ткачёв: — Здравствуйте братья и сестры! В студии у микрофона в прямом эфире протоиерей Андрей Ткачёв. У нас много важных событий, но самое главное мне кажется Крестный ход, прошедший с востока на запад, с запада на восток сошедшиеся в матери городов русских в Киеве. Люди, прошедшие Крестным ходом и люди, присоединившиеся к ним на последних стадиях в самом Киеве. Всё кто были участниками молитвы на Владимирской горке и в лавре, свидетельствует, что они ощущают перемену очень серьезную в атмосфере.

fotoКакие плоды могут быть от этого Крестного хода? Плоды могут быть самые разные, потому что когда происходит духовные процессы, то они преломляются в физическом мире, и там происходит либо тихий ветер или мощный ураган. Мы можем только наблюдать. Но то что событие произошло. и произошло мужеством верующих людей, Предстоятеля блаженного Онуфрия, и это совершилось Слава Богу безусловно. Многие люди говорят, что мы воспрянули, потому что нас раньше не было видно. Это злодеем легко собраться – злодей свистнул, злодеи собрались. Вот они шумят, бунтуют, в руках знамёна всякие, баннеры, «Коктейли Молотова». А где добрым людям собраться? Их всегда больше, но они не собраны. И вот, мы увидели настоящую Украину, которая знает Бога, боится Бога, хочет от него милости. Если хочет собираться, только без топоров и без бит, без щитов и касок, а с иконами. И это всё будет иметь большие последствия. Всякое змейство безусловно будет страдать и травиться собственным ядом. Всякое благочестивое начинание будет возрастать и поливаться свежей водой с небес. Об этом безусловно уже можно говорить.

У нас ещё есть несколько вопросов. Один парень пишет или молодой мужчина: «Мне 28 лет, иногда живу церковно, молюсь о создании семьи, но ничего не получается. Уже отчаялся, в монашество не хочу уходить. Как понять волю Божью? Если возможно поверить, что будет своя семья. Как не стать пессимистом?». Вот спрашивает человек о том, как устроить свою жизнь. Безусловно, я не знаю этого человека и общих правил для людей нет, потому что все люди очень разные. Например, один боится девушек, боится заговорить с ними. Имеет ступор в душе. Другой наоборот слишком вольно себя с ними ведет. Один не мыслит себя без общения, без компании, без друзей, без знакомых. Другой более одинокий, отдаленный. Людям человека надо знать. Но то, что молиться мало, это однозначно. Нужно всё-таки, каким-то образом попадать туда, где есть девушки, люди. Где девчонки, которые соответствуют вашему душевному строению. Если вы любите театр, ищите девушку в театре. Если любите спорт, ищите девушку на спортивном состязании или в спортзале, на волейбольной площадке. Если вы любите богослужение, ищите девушку в храме. Это не грешно между прочим. Если вы познакомитесь в храме с девицей благочестивой, то может родиться очень хорошая в будущем семья. Я не знаю вас, но вы должны не только молиться, но каким-то образом сигнализировать окружающему миру, что вы в поиске. Вы должны смотреть, думать, прислушиваться, присматриваться, к сердцу прислушиваться, к людям прислушиваться. Безусловно, не ошибаться, не совершать опрометчивых поступков. На самом деле мужчине 28 лет, это ерунда. Вы можете ещё и в 38 лет находиться в поиске, хотя это очень длинный период. Мужчины век долог. А бабий век очень короткий, а у мужчины подлиннее. Конкретно просите у Бога, дай мне невесту, дай мне хорошую невесту. Чего тут отчаиваться? Нечего отчаиваться, девушек, желающих выйти замуж, гораздо больше, чем мужчин. Здесь все цифры на вашей стороне. Очень много девушек, желающих выйти замуж. Среди них очень много хороших девушек. Проси конкретно у Господа. Работайте над собой, потому что может быть какие-то вещи не сделаны, что-то недоработано внутри и поэтому не приходит благословение. Эта проблема нашего времени, эпохи и мы будем об этом говорить видимо до самой смерти, потому что чем дальше, тем сложнее это решается у людей. Т.е. то, что раньше было просто, родители решали за людей, люди сами достигали зрелого возраста полового, как бы решали свою судьбу и жили без фантазий. Как-то полегче всё было, а сейчас очень сложно всё. Все такие умные и жутко несчастные. Мы будем об этом говорить очень много, но нужно со своей стороны куда-то труд приложить. Поэтому вам нечего унывать и отчаиваться у вас всё впереди, что такое 28 лет для мужчины, это ещё мальчишка по нынешним меркам. Присматривайтесь вокруг себя, и даст Бог в ближайшие полгода, год вы узнаете её из тысяч. Вы увидите того кто вам предназначен, кто вам будет верной подругой до конца ваших дней.

Вот ещё вопрос интересный дама пишет « У меня вопрос о фильме «Поговори с ней», 2002 год, Испания. Надеюсь, кто-нибудь из батюшек смотрел этот фильм». Я смотрел этот фильм. Альмодовар режиссер этого фильма. Неоднозначный режиссер, но то что талантливый, что правда, то правда. Сценарий написан с реальных событий. Любопытный сценарий, описывается реальная ситуация. Некий молодой человек имел парализованную маму. Для того, чтобы за ней ухаживать, он чтобы не платить никому деньги, санитарам. Он окончил курс санитаров сам. Пролежни массировал, менял памперсы, переворачивал её, кормил с ложечки. Она была бездвижная. Он за ней ухаживал и был к ней прикован, никуда не мог отлучиться. Через окно он на улице наблюдал, у него через окно была театральная студия, там девочки танцевали, балетом занимались. Влюбился через окно в одну балерину. Трогательный сюжет. Он ухаживал за мамой и влюбился в балерину. Иногда выходил на улицу на час, на два, чтобы купить по хозяйству, медикаменты, продукты. Он следил за девушкой, высчитал, когда она приходит и уходит из театрального заведения. Он за ней издалека следил и смотрел, что она делает. Она попала в аварию, её переехала машина и она тоже была парализована, как его мама. Мама скончалась. Потом он устроился, имея сертификат санитара ухаживающего за бездвижными больными в эту больницу, где лежала эта девушка, которую он полюбил. Он стал за ней ухаживать, но не каждый день, как за мамой, а именно в череде санитаров, которые выполняли все функции. Тоже самое судно, памперсы, капельницы, кормление с ложечки, как растение лежит. Они всё понимали эти люди. «Поговори с ней» это имеется в виду, называется фильм, некто такой же по соседству, тоже ухаживает за своей девушкой, а та была матадором. Её бык покалечил на арене и она тоже такая же лежит. Он говорит, надо с ней разговаривать, потому что она всё понимает. Она не может говорить, вставать, открывать глаза, не может шевелить губами, но она всё понимает. Нужно с ней разговаривать, чтобы душа в ней жила. Это действительно так. Многие больные, лежащие в глубокой коме, они продолжают жить психологической душевной жизнью полноценно, слышат, думают, переживают. Они не могут пальчиком пошевелить, ни ресницей моргнуть. Он говорит, надо с ней говорить, чтобы душа в ней не замирала, т.е. разговаривай с ней. Они два несчастных, тот со своей девушкой, он со своей девушкой, они общаются. Он за ней ухаживал, ухаживал, а потом получилось так, что он полюбил её в таком плане, в котором мужчины и женщины могут быть вместе. Она безответная, она лежачая, а он любил. Он ухаживает за ней, он любит её и он допустил себя до этого. Он не сдержался. Она забеременела. Она будучи бездвижная, забеременела и в больнице стали наблюдать за ней, за её знаками материнства. Подняли крик, как это так, что это такое, это по сути изнасилование, человек же бездвижный. Начали высчитывать графики, когда она забеременела и графики составлять кто возле неё дежурил. Попало на него, он не стал отпираться, он признался, что да это так, я люблю её, устроился в больницу, чтобы за ней ухаживать. Его посадили в тюрьму на пожизненное заключение. Его осудили и посадили. Она в лежачем состоянии, в ней ребенок развивался и он выносился. Когда начались роды, она выздоровела. Родила здорового ребенка и сама стала здоровой. Родовой шок, болевой, он её поднял из этой комы, в которой она прибывала. Вот такая история. А он в тюрьме наглотался таблеток и закончил жизнь самовольно, раньше времени, он не выдержал этого всего, что с ним произошло. Фильм ясно, что не образец нравственности с одной стороны. С другой это достойный фильм, его можно посмотреть, над ним можно поразмыслить.

Женщина Алла пишет, что герой фильма все время посвящает заботе о ближних, о больной матери, о любимой девушке, которая в коме, и почему же всё заканчивается так плохо. Что было неправильно с тем парнем?

Понимаете, оценивать жизнь по этим фильмам нельзя. Подобные рода фильмы снимались не для того, чтобы дать нам матрицу, кальку с нормативных отношений человеческих. Альмодовар режиссер специфический, т.е. его фильмы все созданы в одном ключе. Он всегда ищет какой-то патологии. В этом фильме всё в порядке, а вообще у него в фильмах героями являются болеющие СПИДом гомосексуалисты, трансвеститы, люди которые влюблены в собственную маму. Он сам человек не совсем традиционной ориентации, поэтому по этим фильмам жизнь оценивать нельзя. Этот фильм, безусловно, самый удачный у него, в том смысле, что трогательный. Он будит в человеке некое сострадание и ставит человека перед вопросом. Вроде бы всё хорошо, там была любовь, и всё закончилось хорошо на самом деле. Была некая жертва принесена, тюремное заключение, смерть этого человека, по сути это искупление этой женщины. Она выздоровела и родила ребенка. Она не знала кто отец этого ребенка. Она очнулась от своего коматозного состояния и пришла в здравое состояние благодаря его любви. Вот такой парадокс. Жизнь вся она именно такая. В ней нет линейных путей, где всё понятно, расписано, всё как по алгоритмической линейки всё расчерчено. Нет, так в жизни не бывает. В жизни бывает всё по-другому. У святых людей рождаются грешные дети, которые удивляют весь мир своими злодеяниями. И наоборот, где-то под забором, у какой-нибудь завалящей мамаши, никому не нужной, ожидается святое дитя, которое потом весь мир радует своей святостью. И хорошему человеку достается что-нибудь нехорошее, а нехорошему человеку сыплются изобилия блага. И такого в жизни бывает много. Жизнь это парадоксальное явление, особенно после грехопадения. Жизнь это вообще парадокс, а после грехопадения она вообще парадоксальна. Поэтому не надо удивляться подобного рода фильмам или книгам. Например «Ромео и Джульетта». Там всё прекрасно было. Она его любит, он её тоже. Их тайно повенчали, у них всё хорошо. Нет же, надо ж было ему напиться этого зелья, ей отравиться возле него. В общем, надо ж было умереть им обоим ни с того, ни с сего молодым людям, которым по 16-ть лет ещё не было. Все смотрят и плачут. Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте. Смотрят уже лет пятьсот, чуть меньше правда, но смотрят на сцену и плачут все, потому что что-то такое зацепил автор в этом произведении. Невинные люди, любящие друг друга и искренние, подают жертвами какого-то большого беззакония, которое тянется со стороны его и её родителей. Над их ними, над их трупами, мирятся их родители. Это по настоящему из жизни. Так же и в этом фильме. Хорошее кино смотреть нужно. Но не нужно думать, что хорошее кино способно нам объяснить жизнь. Хорошее кино способно нам всего лишь выделить отдельную картинку из жизни, картинку с выставки, такой маленький фрагмент парадоксального бытия. Вот так тоже бывает. Хорошее советское кино, например, «Мимино» или «Влюблен по собственному желанию» и так бывает тоже. «А зори здесь тихие» и так бывает тоже. Этот фильм не объясняет всей нашей жизни. Вся жизнь не бывает объяснима, она не объяснима. Видишь какая жизнь богатая. Вот этот фильм Альмодовара удачный по моему мнению. Не без вопросов конечно, но в целым удачный фильм, пронзительный, душевный. Он тоже заставляет нас сострадать. Знаете, что по Аристотелю смысл искусства заключается в очищении души через сострадание. Человек смотрит на сцену, понимает, что там происходит, сострадает главному герою или группе героев, которые там любят или погибают, или борются за жизнь, за судьбу, за честь. И через сострадание они переживают катарсис, т.е. очищение. Они полностью погружаются душой в происходящие и вместе с героем переживают всё, что переживает он. Это очищает человеческую душу. В этом смысле театр и кино имеют глубокую, воспитательную функцию. Они воспитывают человека. Поэтому греки на свои театральные фестивали водили специально заключенных, т.е. даже те, кто в тюрьме сидел, они в кандалах специально приходили под охраной, садились на свои специальные ряды и смотрели театральные постановки, которые смотрели все. Греки считали, что каждый человек обязан ходить в театр, для того чтобы знать драматургию своего народа и через неё получать комплексное образование. Это ж было образование народа. Это очень интересная идея, очень правильная вещь, правильный подход. Человек смотрит хорошее кино, плачет, смеётся и становится другим после этого. После хорошей кинокомедии человек становится добрее. После хорошей драмы человек становится тише, внимательней. Нам этого не хватает, потому что покорённые народы пользуются развлекательным искусством. Доктор Геббельс говорил, что тех, кого мы завоюем, мы будем их кормить только развлекательным искусством. Серьезные вещи, балет, драматургия, кинематограф серьезный это всё для элиты, а жлобам ха-ха, хи-хи. Камеди достаточно. И даже камеди бывает интеллектуальней многих вещей, которые показывают.

Телефонный звонок: — Добрый вечер батюшка! Я с удовольствием слушаю, что вы говорите. Спасибо. У меня два вопроса. Попался романа Кучерской «Тетя Мотя» и там есть такая фраза, я сейчас зачитаю, и как вы считаете, ваше мнение? Я вообще просто стараюсь понять, никак не могу понять, что она имела в виду. Может вы поможете мне. И второй вопрос по Феофану Затворнику, посерьезнее. Её фраза такая «Когда всё сверкает и блестит, это скорее всего результаты прошлых трудов. Следовательно, видимые признаки расцвета, это начало конца». Вот это у неё такая фраза. И второй вопрос о вере. Вера живая и слепая. Феофан Затворник говорит о том, что слепая вера чище, но есть и преимущество и в живой вере. Пожалуйста, разъясните.

о. Андрей Ткачёв: — Вопросы не очень простые, но я скажу то, что я думаю. Что касается Кучерской, цитаты этой. Там где есть расцвет, то там очевидно есть плоды прежних трудов. В первом предложении у меня нет ничего против сказанного, т.е. если цветет что-то, то потому что кто вскопал, посадил, поливал, ограждал, дал вырасти и теперь оно цветет. А то, что цветение означает начало упадка. Это простите, я не согласен с этим, потому что цветение это не одноактное событие, т.е. дерево не вырастает, чтобы один раз зацвести. Оно вырастает для того, чтобы цвести довольно долго. Разные деревья, разные ресурсы выживаемости. И так же касается винограда или плодовых деревьев. Поэтому цветение, оно намекает на будущее увядание, но оно не сразу влечет его за собой. Конечно, если это всё перенести в область политологии, истории, то можно сказать, что государство, когда оно могучее, великое. То, дескать, ждите обрушения всего этого могучего здания, его краха. Оно строится, строится, потом выросло и упало. Это вроде бы да, но это не так категорично да, не совсем да. Можно построить и потом очень долго это здание эксплуатировать и поддерживать в живом, рабочем состоянии. Перестраивать его можно тоже. Гляньте на наши храмы. У нас великолепные храмы пришли к нам из глубоко средневековья. В Кремле том же, в других местах. Они расцвели лет пятьсот назад, но это не значит, что они должны были разрушиться через 10 лет. Нет, они до сегодняшнего дня стоят. К ним пристраивали что-то, перестраивали. Это некий символ. Были империи, которые жили по тысяче лет и больше. До христианского мира это были египтяне. В христианском мире это была Византия. Она очень долго жила. Она расцвела и никак не хотела увядать. А когда начала увядать, она увядала столетиями, т.е. 200-300 лет прошел процесс увядания. Она и сейчас не увяла. Она продолжает жить в иконописи, гимнографии, в монашестве, в других вещах. Поэтому нет, здесь нет, это было бы слишком по буддийски. Типа – выросло, расцвело и скоро завянет. Потом опять семечко бросил, опять выросло, расцвело и тоже сдохло. Японский взгляд на вещи был – как первый снег выпал и растаял. Нам было приятно, но мы поплакали, потому что красиво и жалко. А это что-то такое, я не согласен. То, что растет по настоящему, может очень долго держаться на земле. Например, Эйфелева башня, французы построили. На время выставки. В Париже было международная торговая выставка. На время выставки они поставили эту башню. Её надо было разбирать через год. Они не разобрали её, там кто только не плевался в эту башню, какая-то каракатица, гадость, безобразие. Поставили какую-то железяку по среди города, что за свинство. Как так можно, надругались над Парижем. А теперь это символ города. Она стоит, её никто не собирается разбирать. Да она ещё лет 300 простоит, если Франция будет жить на свете. Вроде бы построили, чтоб разобрать, а она стоит. А египетские пирамиды гляньте, расцвели, встали и стоят. Уже сколько империй рухнуло, а они стоят и никуда падать не хотят. Поэтому то, что цветет и плодоносит не обязано быстро умирать. Это моё личное мнение, мысленный итог по первому вопросу. Если он длинный получился, то прощу прощения.

Что касается второго, то Блаженный Феофан, преподобный Затворник, он. как вы говорите, сказал, что вера, такая слепая, детская, безусловная, безоговорочная, доверчивая, она лучше. Но вера живая и зрячая, она имеет свои преимущества. Мне трудно толковать слова святителя, но мне кажется, что он имеет в виду вот что. По крайней мере такой нюанс мне сейчас ощущается умом. На веру простую, безоговорочную, детскую, наивную даже может быть, на неё готовы гораздо больше людей, чем на веру умную, огненную, прошедшую через испытание, закалённую, прошедшую через разные горнила. Людей способных верить после глубокого искуса, гораздо, в разы, на порядки меньше, чем людей способных верить так, как дитя верит маме. На руках у неё сидит или на коленях и говорит: мамочка, ты всегда со мной будешь жить. Она говорит: всегда доченька или сыночек. Я тебя никогда никому не отдам и всегда буду с тобой. И всё, ему хорошо. Он верит. В принципе это и правда, потому что мама, она не оставляет ребенка, даже и по смерти. Молитва матери со дна моря вынимает, т.е. это всё правда. Он как-то по своему спрашивает, она по своему отвечает. Он по своему ей верит. Вот и всё хорошо. Таких людей, которые как дети верят без филологии и без истории, без догматики, их больше. Мне кажется, поэтому нельзя рассчитывать на то, что мы сейчас возьмём и научим сотни тысяч людей разумной, проникновенной, глубокой вере, чтобы они читали, учили. Этого конечно хочется, этого не хватает. Но есть проблемы. Начнешь разговаривать с человеком, вдруг понимаешь, а он не вместит, т.е. в него нельзя залить ведро. В него стакан зальешь и он уже полный. Всё хватит. А ты пытаешься в него ведро залить или три ведра. Там места нет для этого всего, т.е. нам попроще нужно с ним. Я думаю, что святитель Феофан, да помолится он о нас, его святыня да помянет нашу худость. Мне кажется, это он тоже имел в виду. Может быть, имел что-то ещё в виду. Вы знаете, как интересно описывает святой Паисий Святогорец ситуацию в одном монастыре. Помните в фильме Чапаев, брат Митька помирает, ухи просит, там мужик рыбу ловил. У Паисия описывается, болел монах, хотел рыбы. Болел так, как перед смертью, сильно болел. Запахло рыбой, он рыбу захотел. А рыба в монастыре, если монастырь строгий, то это деликатес. Это как в бедной семье мясо на праздник. Говорит: рыбки хочу. А у них был храм в честь Святого Вознесения Господня. По-гречески вознесение звучит аналипси. Там был неграмотный монах, который думал, что Аналипси это какая-то святая, типа Анастасия или Евпраксия, т.е. он не знал перевод этого слова. Этот не очень образованный брат, слыша, что его больной брат монах рыбки хочет. Так ему рыбой пахнет, что прям боится умереть, рыбы не поевши. А так бывает у человека, такие желания. Он пошел на берег моря, Афон это ж море кругом. Святая Аналипси, дай мне рыбку, говорит. Обращается как к некой святой, хотя эта не святая, это праздник Вознесения. Брат такой-то рыбки хочет, Аналипсия святая дай мне рыбку. Вдруг из моря выскакивает большая рыбища, жирная и к нему в руки. Он с этой рыбкой побежал, почистил, разделал, пожарил, брату принес. Говорит спасибо святая Аналипсия. Паисий приведет этот пример в качестве простоты веры человека, т.е. он не знает чего-то, не понимает каких-то имен, названий, понятий у него нет в голове. Но у него есть что-то невинное, доверчивое к Богу, и он, как ребенок лупоглазый с рученьками протянутыми к Богу, с конопушками, говорит, дай мне, дай мне, пожалуйста, вот это дай мне, и Господь ему – на тебе, он получает. Может быть, святитель Феофан это имел в виду, что люди имеющие простую душу, они получают от Бога даром великие подарки. Хотя многие умные ничего не получают в своей жизни, кроме своего ума. Они так и сохнут над своим умом и засыхают вместе с ним. Паисий между прочем говорил интересные слова. Недавно прочел у него «Женщины раньше у нас в деревнях греческих в Великий Пост не ели от чистого понедельника до субботы Феодора Тирона» т.е. 6 дней не ели, только в субботу вечером они позволяли себе разговеться и там, что покушать. Например, макарон сварить, маслины, хлеб, помидор. А так воду пили, ничего не ели. При этом они доили коров, мыли попы детям, работали в огороде, стирали, ходили за водой. Всё делали. Монашки, с которыми Паисий общался, они его спрашивают: Геронда, как женщины раньше, вы рассказываете, жили скудно и работали тяжко, а между тем постились строго. Отец Паисий говорит: у них была очень простая душа и очень благочестивы помыслы. Если человек имеет простую душу, невинную душу, грехом не попорченную. У него есть благие помыслы, то он может горы перевернуть. Они думали, так говорит Геронда, по-хорошему, я должна поститься до самой страстной Седмицы ничего не есть, но я так не могу. Попощусь я всего лишь 6 дней. И ничего не ели. Если у простого человека есть добрый помысел, то этот добрый помысел превращается в добрые дела. Если у лукавого человека есть добрый помысел, то ничего не получается, потому что у него на один добрый помысел приходит ещё три лукавых помысла. Помыслы между собой борются и один другого побеждает. Вообще ничего не получается. Вот такие простые люди, понимаете. Простой человек, он чего-то не знает, не понимает, но он знает, что Бог есть, что Бог свят и что Богу нужно служить. Он Богу служит, и Господь являет свои чудеса с таким человеком. Это конечно очень трогательно, потому что нам этого всего очень не хватает. Мы сегодня конечно уже другие. Хитрые, лукавые, многоумные, комфортно живущие, завистливые, жадные, болтливые. Но и соответственно с чудесами чуть-чуть потуже, чем было во времена детства отца Паисия.

Телефонный звонок: — Здравствуйте! Раба Божья Татьяна. У меня вопрос такой, я хожу в Сретенский монастырь. 10 лет уже хожу на исповедь. И начинаю вспоминать, это я не так наверно сказала или не договорила чего-то. В общем решила, не очень приятно это говорить, но я говорю Господи я всё равно пойду, скажу. Прибежала на семь утра, на раннюю литургию и увидела, там батюшка принимает исповедь. Я вообще обрадовалась, надо ещё вспомнить, что сказать. Подходит моя очередь. Он у меня два, три слова выслушал и говорит, вы знаете я так тороплюсь, сейчас причащаться мне надо. А я говорю: батюшка, мне так много важного надо сказать вам. А он мне говорит: ты же больше не будешь грешить. Я на него смотрю и говорю: то, что я хотела сказать, конечно не буду, это вообще 40-к лет прошло. И всё, накрыл меня. Это что называется, снова вспоминать и идти исповедоваться или не надо?

о. Андрей Ткачёв: — Слушайте. Я сейчас хотел, чтобы это услышали все те, кто хочет много сказать на исповеди. Ваше много сказать ничего не значит и ничего не весит. Вы не усиливайтесь много сказать, не думайте, что в своём многоглаголанье услышаны будете. Покаяние это всё-таки перемена. Это глубокое раскаянье, перемена, жаль. Жалость души о содеянном грехе, слезы, молитва, желание быть другим. Я скажу так, что есть настоящие исповеди, которые рождают глубокие сотрясения в душе кающегося, в душе того кто исповедует. Исповедующий священник сам содрогается душой, когда слышит настоящую исповедь. А есть много болтовни под Епитрахилью. Болтают всякую чепуху, там таракана раздавила, с невесткой поссорилась, красила стену, краской ляпнула на пол, потом забыла вытереть, а кто-то другой вытирал, а она думает, что это её грех теперь за это, суп пересолила и т.д. Эта вся белиберда, мелочевка, она ничего общего с покаянием не имеет по моему глубокому убеждению. Поэтому то, что вам священник сказал, священники устают от этой белиберды. Представьте себе, что за столом поела семья. Потом все стали, сказали «Слава Богу» и разошлись, а кто-то остался убирать, старая дочка или мама, младший сын. Он убирает тарелки в умывальник, сбрасывает не доеденную пищу. Когда всё убрали и крошки на столе. Все мы в тысячу раз в жизни убирали со стола крошки после еды. Кто из нас считал, сколько крошек на столе, когда мы их убираем. Никто, никогда. А почему? Да потому что сумасшедший дом считать крошки, которые ты сейчас смахнёшь тряпочкой со стола аккуратненько в ладошку или в мусорник. Можно их доесть, это тоже не грешно, крошки со стола в ладошку и в рот. Но никто из нас не считал их. К грехам нужно так же относиться, мелочам этим надоедливым. Я вспомнила, что в 10 лет, я ударила котенка по голове тапком. Побежала в семь часов утра на раннюю литургию морочить голову священнику, потому что вспомнила, что она ударила котенка тапкам по голове. Я вспомнила, что я маме сказала, что я приду в пять часов, а пришла полдевятого, это было в 12 лет. И опять шурует в семь часов утра на раннюю литургию морочить голову священнику, что она опять вспомнила. Перестаньте заниматься психоанализом. Не надо подсчитывать эти крошки мусора или крошки хлеба на столе, которые вы собираете тряпочкой на ладошку после еды. Так же и к исповеди относитесь. Собирайте всё вместе и убирайте со стола. Собирайте всё вместе. А так, чтобы всё отдельно, всё разложить, всё посчитать – так вам нужно будет купить себе священника. Раньше рабов продавали на невольничьем рынке или мужиков, которые крепко работают или красивых женщин. Священников никто не продавал, они никому не нужны. А тут нужно, видимо, что-то придумать. Купить себе священника, чтобы он ходил за вами на привязи, как собачонка и вы будете ему каждые полчаса исповедоваться. Я вспомнил это, я вспомнил это, я подумал это, мне такой помысел пришел. И батюшка будет ходить с епитрахилью и каждый раз накрывать вам голову священным одеянием и читать молитву прощаю, разрешаю, и т.д. Абсурд полный. Чуть-чуть серьезней нужно быть в этом вопросе. Разделяйте мух с котлетами, не путайте, т.е. есть главные вещи, есть второстепенные вещи. Тот же старец Паисий говорил своим прихожанам, что люди потеряли чувствительность к большим грехам. Пришла какая-то женщина ко мне и плачет на исповеди. Говорит: я её убила. Господи, прости меня грешную, я её убила. Говорит: сестра, кого ты убила? Она говорит, убила пчелу. Когда пчела залетели к ней в дом, летала, летала. Она взяла полотенцем и убила её. Вот она теперь плачет, что убила пчелу. Но при этом она сделала 8 абортов, постоянно изменяет мужу и об этом не плачет. Но она льет слезы, что убила насекомое полотенцем. И он говорит: вы, что не понимаете, что есть вещи настоящие, требующие покаяния и есть чепуха, тонна мелких зерен. Представьте вагон зерна. Сколько там зернышек? Миллиард наверно. Вот столько всякой чепухи в жизни. Зачем это всё подсчитывать. Не нужно быть мелочным. Вместо того, чтобы достичь святости, эта мелочность рождает в человеке болезнь души. Святых, которые там подробно, дотошно копаются в себе, я видал, не видал, боюсь категорично утверждать. Может быть, и видал, но если видал, то очень не много. А людей, которые мнительные и заболевшие на мелочах, таких я видал очень много, и у них нет ничего святого. Они просто мнительны и заболевшие на мелочах. Поэтому батюшка, по моему простому мнению поступил совершенно правильно и справедливо. Слушай мать, я иду причащаться, ты же не будешь больше делать то, что ты делала. Конечно, не буду, ну и всё Господь с тобой, иди, причащайся тоже. Так Христос поступал. Вот женщину взятую прелюбодеянию, привели к нему. Он, что расспрашивал её, с кем ты блудила, сколько раз ты блудила, с каких лет ты блудила, как это было, днём или ночью, за деньги или без денег, с одним или с двумя, или с пятью, или с десятью. Он что спрашивал, что-нибудь у неё. Нет, ничего. Говорит: женщина, а где тебя осуждающие? Говорит: нет никого. Господи, я тебя тоже больше не сужу, иди и больше не греши. Всё, иди и больше не греши. Чего вам ещё надо? Вам нужно, чтоб вас с пристрастием допрашивали и спрашивали, в котором часу, при каких обстоятельствах, свет горел или не горел, за окном было солнце или уже было темно, было так или было этак? Вы этого хотите от нас, чтоб мы как Штирлиц или как Мюллер, или как Борман в пыточной камере выспрашивали из вас, вытягивали все подробности ваших грехов? Боже сохрани. Мы были бы злодеями, если б этого хотели. Мы не хотим этого делать. Ты каешься? Каюсь. Господь да примет твоё покаяние, иди в мире и больше не греши. Это самая правильная вещь, которая нужна человеку. Что ещё нужно, позорить его воспоминанием прежних содеянных грехов или подробностями всякими. Боже сохрани.

Телефонный звонок: — Здравствуйте батюшка! Я хочу у вас спросить. Я не ехидничаю, не осуждаю. Я очень уважаю священников. Но у меня возник вопрос. В чём обязанность священника? Я прежде всего понимаю, что выслушать, как вы действительно говорите, коротко грех. Это я понимаю, свой грех. Может ли он быть психологом или душевным. Например, нужно выяснить сейчас один вопрос, потому что душа болит. И священник вроде бы, как бы говорит, иди, не буду я с вами разговаривать. Может быть, он спешил, как он потом сказал, может быть, и мы предъявляем высокие требования к священнику? Может быть, он всё-таки не прозорливый, чтобы понять действительно мою душу, что со мной происходит, над чем я работаю, мой мотив. Иногда знаете, пересказываешь это, может быть звучит как бы и не красиво. Хотя в душе, со всем другой мотив, хороший, положительный.

о. Андрей Ткачёв: — Священник не обязан быть прозорливым. Священник не обязан знать ответы на все вопросы. Священник не обязан быть айболитом. Так, чтобы всякую беду руками разведу. Он обязан любить Бога, каяться в своих грехах, молиться за людей, на сколько у него получается, и совершать божественные таинства. Крестить, литургию служить, причащать, венчать, исповедовать. Вот всё, что он обязан. Если может, пусть проповедует. Если может, пусть исповедует, потому что не всякий священник может исповедовать, по идее. Бывает мальчонка, только рукоположили, ему 25 лет например. А к нему пришел человек 50 лет и серьезные жизненные проблемы. У мальчика этого епитрахиль, у него просто нет жизненного опыта для того, чтобы разрешать чужие проблемы такого формата. Это действительно всё не просто. У греков не каждый священник может исповедовать. Служить литургию может каждый священник. Исповедовать может тот, кто специально поставлен на исповедь. Это уже постарше, умудрённый и т.д. Поэтому священник не обязан быть чудотворцем, прозорливцем, ясновидцем и прочее. Не стоит идти к священнику, к каждому, которого вы знаете или не знаете. К какому-то к факиру, к магу или к великому учителю. Если вы знаете священника и знаете его с этой стороны, как советчика или внимательного выслушивателя. То пожалуйста, конечно идите, Бог благословит, это всё прекрасно. Но каждый священник быть таким не может. И вы это видите. Один скажет, у меня нет времени вас слушать, а другой скажет, завтра придешь, а третий скажет, мне надоело тебя слушать. Ты чего-то говоришь, вообще ничего не понимаю. А четвертый ничего не скажет. И сразу будет всё ясно. А пятый будет сидеть с тобой до утра, но не факт, что это будет хорошо. Может быть те, которые раньше сказали, слушай, иди домой. Может быть, они были правы. Потому что не каждого человека нужно слушать до утра. Люди они тоже не со всем адекватные в большинстве своём. Они начнут рассказывать про все свои кастрюли, какие они в горошинку, в крапинку или какая из них подгорела. Они же не отделяют большого от маленького. Они рассказывают всё в подряд, как будто книжку пишут. Не умеют изложить точно и целевым образом свою проблему. Людей, которые могут разбираться в чужих душах, всегда было не очень много. К ним стояли какие-то очереди, как-то искали их, шли к ним. Видимо, так и будет, потому что не может каждый священник быть на высоте того, чего мы от него ожидаем. И каждый монах не может быть старцем. Да и не нужно, чтобы все были старцами. Каждый доктор не может быть гениальным хирургом. Есть на тысячу докторов, один гениальный врач, а все остальные нормальные, просто врачи звезд с неба не хватают. Так же и со священниками. Что однозначно нужно делать, надо приходить к священнику с вопросом, помолившись заранее: «Господи дай мне ответ через раба твоего иерея Семена, вразуми его, чтоб вразумилась я или вразумился я». Излагать свои проблемы нужно учиться кратко, точно и по существу без лирических отступлений. Потому что действительно люди не понимают этого, они так про себя рассказывают любимого, как будто они одни на свете живут и кроме них больше нет никого. Это делает разговор не возможным. Священник просто не может выслушивать такие длинные лирические отступления. Даже если он старец, между прочим. Старцы тоже не были способны к этому. Это просто усложняет процесс. Не ждите святости от всех тех, кто в сане. Наличие сана это ещё не значит, что человек прописан в раю на 100% и он вам поможет в любой проблеме, потому что он всё знает, он святой и всё видел. Нет, это иллюзии, это не так.

Телефонный звонок: — Отец Андрей! Будьте любезны, не сочтите за глупость. Скажите, пожалуйста, по какому образу и подобию в Церкви существует иерархия от инока до патриарха?

о. Андрей Ткачёв: — Спасибо, хороший вопрос. Тут нет никакой дерзости. Земная иерархия, она является отображением небесной иерархии. Есть такая книга Дионисие Ареопагита об ангельской иерархии. Девять чинов ангельских сил, они отображены в церковном служении. У нас трехчастная, ангельская сила делится три по три. По три ангельских чина, это в три разряда. Так же у нас трехчастная и священническая иерархия, т.е. архиереи, священники, диаконы. Но с причетниками, с чтицами, пономарями, звонарями там получится и поболее. Но в любом случаи это некая лествица Иакова снизу вверх, от младшего к старшему. От чтеца до иподьякона, потом до диакона, потом священник, потом архиерей. Отдельно стоит монашество, потому что монашество – оно нечто особое. Всё это имеет отображение, имеет параллель с ангельской иерархией, которая в строенном виде, не просто смешанная, неразделимое целое, а именно иерархически выстроена. Она служит Богу с нищих до высших, т.е. ближе к нам ангелы наши хранители, дальше уже пошли больше, больше. А там уже наверху престол господства, там шестокрылатые серафимы, херувимы. Они же в слове Господа. Они образуют из себя прямое подобие, в хорошем смысле церковной иерархии. Потому что настоящая церковная иерархия – они с ангелами сопричастники. Это земные ангелы, небесные человеки. Они нравом причастники, престолом наместники апостолом и они действительно постигают смысл божественных писаний и восходят в познание любви к Богу подобно ангелам, т.е. мы берем пример от них, от святых небесных сил.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации