3666 Российская история — нелогична, она – парадоксальна, в нее — вмешивается Небо /проповедь 03.11.2018/

A A A

(проповедь накануне Дня Народного Единства)

Мы сегодня с вами молимся накануне дня памяти Иконы Казанской Божией Матери и Дня Народного Единства. Так называется этот праздник в гражданском календаре. Праздник посвящен освобождению России от польско-литовского нашествия. Посвящен прекращению, так называемой, Смуты.

Если вы дадите себе труд поинтересоваться событиями того времени, то вы вынуждены будете согласиться со мной: такого безобразия в России не было никогда. Пожалуй, никогда, даже в революцию и в гражданскую, последующую войну; в интервенцию и во все остальные кошмары, последовавшие за «Красным Октябрем», (включая даже и ГУЛАГи последующие); даже и в мировую войну вторую; ни во всё остальное страшное время, что пережила наша страна в двадцатом веке. Учитывая все вышеперечисленное, мы все же вынуждены будем согласиться, что такого безобразия, какое было на Руси в конце шестнадцатого, начале семнадцатого века, пожалуй, не было никогда.

Это была именно Смута, которая характеризовалась смутой во власти. Люди совершенно не знали, кому присягать. Люди попрали всякое крестное целование. Люди настолько привыкли к целой череде самозванцев, что совершенно разуверились в возможности какого-либо порядка в своей стране. Это впоследствии привело ко всему остальному.

А «остальное» — это что? Крестьянин переставал пахать. Купец переставал торговать. По дорогам бродили шайки бандитов. В Москве неизвестно кто «сидел». «Семибоярщина» – так это называлась. Творили все, что хотели. Выбирали одного, второго, третьего. Продали все на свете: и совесть, и душу, и веру. Все продали. Причем за «дешевую» цену. И кому хочешь. На Москве царствовал кто захотел. Нам сейчас трудно представить себе.

Поляки вели себя здесь как дома. На латыни молились в храмах Московского Кремля. Когда Патриарх Ермоген умирал в подвале Чудова монастыря, он в своих письмах на волю писал: «Не могу слышать на Москве латинского пения». Нам это сейчас и представить тяжело, но, между тем, было, в частности, и это.

Повторяю, крестьянин потерял всякую необходимость трудиться, потому что был объектом грабежа. Села стояли пустые. Люди сбивались в шайки для того, чтобы прокормиться воровством или как-то «вооруженной рукой» отбиться от различных угроз.

Было множество чудес самого различного рода. Например, небольшой гарнизон Троице-Сергиевой Лавры (стены которой тогда даже в два раза ниже были; представьте себе современные стены Сергиевой Лавры и уменьшите их вдвое – вот такие тогда были стены) выдержал шестнадцатимесячную осаду польско-литовских войск, которые, не переставая, бомбардировали ее из различных орудий, совершали подкопы, пытались взорвать монастырь или войти в него наскоками, штурмом. Войска, которые в других условиях легко брали стены и более высоких городов и одолевали более крепкие гарнизоны, в данном случае каким-то образом (кроме Божьей Руки не было никаких других объяснений) не смогли взять это «гнездо черных ворон» (так называли монахов Лавры Сергия) и с позором отступили. Это был один из факторов победы.

Несколько ополчений шло на Москву. Первое было разбито. Не первое, а …третье ополчение, собранное из Нижнего Новгорода, очень долгими путями шло к столице. От монастыря к монастырю, «змеиным шагом», как будто сил набираясь («там» – молясь, «там» – постясь), и новые обозы и отряды вбирая в себя. Они понимали, что на проигрыш у них нет больше вариантов.

Королевич Владислав считал себя уже законным королем России. Папа Римский благословил отнести Московию к католическому миру. Земля была «порвана».

Сценарий был очень простой. Такой, какой пишут для России постоянно. Расчленить. Растянуть. Дать автономии различным регионам. Посадить своих людей везде. Финансы и природные ресурсы забрать. Народ довести до состояния рабочего скота и пусть он обслуживает правящие классы. Сценарий не меняется на протяжении долгих столетий.

И при этом непонятно, что в головах было у людей. Люди совершенно потеряли не только христианский образ, но даже человеческий. Как всегда бывает в такие времена, было и трупоядение, и массовое насилие, и жестокости, которых не счесть числа. И попрание святынь. Люди забыли, что такое храм — в храме делали все, что хотели.

И вдруг это все безобразие – переломилось. Вот, если бы об этом писали. Но тогда была эпоха не информационная. Мы хорошо знаем о документально зафиксированных зверствах гитлеровцев на оккупированных территориях. Мы хорошо («документально») знаем хроники концлагерей. И наших, и зарубежных. Мы знаем биографии палачей.

А тогда (шестнадцатый – семнадцатый века) была неинформационная эпоха. Многие вещи просто «ушли» – утонули в этом море времени и остались незафиксированными, незаписанными. Но лицо эпохи было звериным, и люди потеряли образ человеческий.

Но из этого всего безобразия каким-то образом Русь и возникла. Причем, уже и Рюриковичи закончились. На престоле один за другим менялись люди, которые не были царской крови: Годуновы, Шуйские и так далее…И из этого всего выкарабкалась страна.

Вот и мы сегодня отмечаем Память Аверкия, епископа Иерапольского и Память Иконы Казанской Божией Матери, воспринимая это как великое чудо и вмешательство Небес. А российская историй совершенно непонимаема без фактора чуда. Можно многое пытаться объяснить простой экономикой, стратегией, правильной политикой «первых лиц» (или неправильной политикой «первых лиц»), демографией. Еще какими-то вещами. Действительно, многое этим объясняется. Но есть еще фактор чуда. Российская история говорит о том, что она нелогична, она – парадоксальна, и в нее вмешивается Небо. Вмешивается с некоторой периодичностью и регулярностью. Это дает нам надежду на то, что мы будем плыть дальше. Корабль будет плыть дальше.

Итак, мы сегодня, дорогие христиане, празднуем одно из исторических воскрешений Руси. Собираем «в кучу» — и Ермогена – Патриарха, который, собственно, сам и нашел (был одним из тех, кто нашел) икону Казанскую в Казани. Он написал тропарь, который сегодня много раз пропели. «Заступница усердная, Мати Господа Вышняго, за всех молиши Сына Твоего, Христа Бога нашего…» Было время, — его в каждом селе знала каждая бабушка. Не знаю, как сейчас, но раньше, куда ни зайди, как ни начни его петь (на «народный» распев такой) — и сразу тебе кто-нибудь подтянет. Это один из тех тропарей, который «с мясом» не оторвать.

Так что и Ермоген, повторяю, в «эту память заходит», и патриарх Иов, который застал начало Смуты и эти все злые имена: «Лжедмитрии» — Лжедмитрий Первый, Лжедмитрий Второй, Марина Мнишек. «Семибоярщина» – печально известная. Когда повторились в Ельцинские времена развалы, то олигархию, которая правила страной назвали по прямой аналогии со смутным временем — «семибанкирщина». Термин в новой русской истории, когда банкиры правили страной так же бессовестно и беспринципно, как боярский совет правил при «Дмитриях». Все очень сильно «запараллелено» в нашей с вами общей истории.

В общем, «собираем» все вместе, и — кланяемся Богородице. Именно Она совершаем такую особую роль в нашей истории. Не в нашей только (чтобы у нас не было национальной гордости) — Божия Матерь любит всех людей. И есть народы, чрезвычайно преданные ей. Поляки до самозабвения любят Богоматерь. Сербы – тоже. Греки. Афонские монахи? – Вопросов нет. Русские? – Конечно. Но мы видим, что Она вступается в нашу историю в совершенно критические времена. Вспомним, когда Государь Император совершил отречение, и Россия была обезглавлена (без «начальника» осталась), то именно в этот же день чудесно был обретен образ Державной Божьей Матери. То есть, различные иконы Богородицы в разное время дают нам такие зажженные свечечки. Мол: «Свет во тьме светит, и тьма не объяла его!» (Ин.1:5). Поэтому – заступлением Богоматери, патриотизмом и твердостью сынов и дочерей отечества, молитвами мучеников, народной волной закипевшего гнева, превратившегося в ополчение и многими другими вещами (так или иначе — рукой Божией, и чудом Божиим) Россия была спасена. Ей была дарована демократически избранная новая династия Романовых. Она избрана была Собором. Собором простых людей, разных сословий: и бояр, и воинов, и ополченцев, и духовенства. Все участвовали в избрании новой Царствующей династии, которой удалось просуществовать более трехсот лет.

А сегодня мы живем там – где мы живем. За многое мы Богу благодарны. Говорим Ему: «Слава Тебе!» Потому что то, что есть сегодня, — это чудо. И православные гимназии там, где они есть, — это чудо. Храмы обновившиеся — это чудо. И множество крестившихся людей – это чудо. И возможность проповедовать, не таясь, — это чудо тоже. Мы живем и знаем, от чего можно плакать, от чего можно печалиться; что бы нам хотелось изменить. Но, что бы мы ни хотели изменить, это не изменится к лучшему, если не будет на то Божией воли, если не будет нашей веры и совместной согласной молитвы.

Поэтому, хоть я и говоря вам, этому малому числу моих собеседников и сомолитвенников, но я говорю как будто бы многим, как будто бы нас слышат сейчас миллион человек.

Нужно покаяние каждого отдельного человека, нужна теплая и постоянная молитва к Богу, иногда воспламеняющаяся сильно в период больших опасностей. Молитва гаснуть не должна, но должна иногда сильно загораться. Потом опять «сходить» на маленький огонек и никогда не гаснуть. Нужна молитва каждого человека. Нужен труд каждого человека. Как русский православный человек каждый из нас («там» или «сям», с теми или иными людьми) должен говорить о Христе. Мы должны не стесняться своих братьев и сестер, дедушек и бабушек, отцов и матерей, своих друзей и коллег по работе. И говорить эти слова: «Мы – православные христиане и нам нужно в этой ситуации поступать (так-то и так-то.) Нам нужно думать об этом (вот так), с учетом того, что Бог думает об этом!»

Нам нужно благовествовать Евангелие. День за днем. Каждому по мере своих сил. Руками, глазами, языком, сердцем. Всеми усилиями. Потому что без этого у нашей страны будущее очень сомнительное. А по мере христианизации сознания наших людей, у нас вырастают варианты и возможности светлой перспективы, о которой пророчествовали наши новомученики. Лучшие люди нашей страны не так давно в самой тяжелой тьме от гонений говорили, что Россию ждем великое будущее. Но – не безусловно. То есть – оно не такое: «Будет и непременно!» Оно будет, …(если). Если будет «то-то», то будет «то-то». Если будет покаяние народа, проповедь Евангелие и припадание частое на колени перед

Живущим Вовеки. И Пречистой Богородице, которая молится за нас. Даже и в эту секунду (я верю) совершает молитву за нас и за всех людей.

Поэтому, вспомнив вот это все, имейте веру Божию, имейте благодарность Богу, терпение в скорбях. И, конечно, не погашайте то самый огонек, о котором я вам говорил. Для того, чтобы, когда будет сильно плохо, было чему разгореться. Бывает так: «Надо сильно молится! А я не могу – все погасло». Так вот – чтобы не гасло, и, чтобы было чему вспыхнуть в нужный момент сильным пламенем, нужно, чтобы огонек не гас.

Впрочем, для этого и совершаются все Богослужения, которые есть в Церкви, в том числе и наше сегодняшнее.

Спаси Господи за молитву. Христос да хранит вас и всех, кто у вас в голове и памяти.

Аминь. Христос Воскресе.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации