3504 Проповедь в третий день Великого Поста /21.02.2018/

A A A

Я хочу самые простые слова вам сказать сегодня в Великом Посту.

Во-первых, поздравляю с третьим днём. Как видите, очень быстро всё протекает. Завтра последний день Великого Канона на этой неделе, а там, глядишь, уже засвистит и, как поезд, пройдёт по полустанкам.

И мы только будем вспоминать про Великий Пост, и опять будем сокрушаться, что он прошёл хуже, чем мы хотели.

Итак, сегодня я бы хотел вот что вам сказать, братья и сестры.

Есть две нехватки в жизни у человека — это время и деньги.

Кого ни спроси, чего не хватает людям, как правило, не хватает людям этих двух вещей. Люди ничего не успевают. Из-за ритма жизни, из-за суетности, из-за расхлябанности. Объективно и субъективно не успевают. Времени нет.

«Эх, мне бы сейчас то-то, мне бы сейчас то-то…»

Некоторые, занятые полезным трудом мечтают: «Эх, мне бы работать двадцать четыре часа, чтобы я отдыхал за полчаса сна. Но не могу вот, надо спать, отдавать должное природе».

Времени не хватает человеку. Жизнь пролетает быстро. Особенно у тех, кто делает что-нибудь полезное. Он это особенно чувствует. Болвану нечем заняться: он ходит из угла в угол — не знает, чем руки занять.

А занятому человеку не хватает времени. И здесь большинство таких, которым, действительно, времени не хватает.

И денег не хватает. Не хватает денег всем. И тем, которые совсем бедные; и тем, которые в серединке зависли; и тем, которые очень богатые. Им тоже не хватает. Как говорил Соломон: «Умножается серебро – умножается потребляющий его». Возникает больше богатства, и больше нужд возникает. Возникает больше просителей разных, попечений. Это очень понятная тема должна быть для каждого. Завидовать некому, потому что всем не хватает.

Но вот в Великом Посту странным образом человек может быть чуть-чуть богаче. Чуть-чуть богаче временем и чуть-чуть богаче деньгами. Никто из нас миллионером не станет за пост, но чуть-чуть больше денег может быть у каждого. Вообще, в посту заповедуется христианам творить милостыню изобильную. Выше обычной. Именно потому, что на себя человек тратит меньше.

Как вы сами понимаете, раньше не было холодильников. И на Востоке нет холодных погребов. То, что можно сохранить из пищи, это — зерно, мёд, сухофрукты. Что-нибудь вот такое, в тёмном, сухом прохладном месте. Но не более того.

А так, чтобы мясо хранить, рыбу, зелень, овощи — такого раньше у людей не было. Всё, что можно есть свежего, покупали на базаре каждый день. Женщины каждый день ходили к колодцу и каждый день ходили на базар. Нельзя было закупиться на неделю рыбой. Надо было покупать её каждый божий день заново.

И вот, в посту люди ели простое. Поставили на стол миску сухарей и кувшин с водой: вот и вся еда. Не нужно ходить на базар. И свободные деньги каким-то образом, естественным образом, чуть-чуть больше появляются. Потому что — ты их не тратишь. Ты их не отовариваешь ежедневно, ходя на базар и покупая что-то.

Вот это оставшееся, не потраченное, нужно было двояким способом разделять. Либо отдавать тем, кто нищенствует; либо отложить в кубышку. Себе самому сберечь на будущее. И за пост можно накопить. Поверьте мне, капля она ведь точит камень. не силой удара, а частотой падения. Постепенно, день за днём, день за днем. За месяц, за полтора месяца накапливается сумма. Простому человеку за пост реально разбогатеть, потому что он меньше потребляет на себя. На всём. На себя на всём. Он меньше тратит. Даже, если будем считать. Допустим, за свет мы тоже меньше платим. Потому что телевизор «повыключали», этим не пользуемся… И так далее. Оно всё суммарно, оно человека делает… не скажем — богаче, но оно делает его ощущающим прибыток в кармане. Из-за этого одного.

Плюс ещё заметьте одно. Соломон говорит, что все труды человека для рта его, а душа остаётся голодной. Эти слова характерны для всего человечества во все времена.

Что такое поесть? Что такое поесть?

Это значит, заработать денег, чтобы купить. Потом нужно поехать купить. Посмотрите, сколько машин возле каждой площадки супермаркетов. Сколько транспортных средств приезжают постоянно регулярно закупаться. Теперь, гляньте, сколько покупают. Какими вагонетками всякое такое, разное своё, тащат к себе в багажник. Заработали, купили, привезли. Это нужно распаковать, сохранить, потом – приготовить. Женское плиточное кухонное рабство никто не отменял. Есть такие плакаты двадцатых годов. Когда советская власть молодая хотела перестроить всю жизнь по новым правилам, то были такие плакаты: «Прочь женщину с кухни!», «Хватит быть рабыней плиты!» «Кушайте все в ГОССЕЛЬПРОМЕ!»,

Кушайте все в столовых, не нужно кухни! Поэтому, в «хрущёвках» и кухни такие маленькие, что предполагалось, что все будут кушать в кафе, в ресторанах. В столовых рабочих и так далее.

«Вон, женщина с кухни, вон! Вон из семьи, вон с кухни. Вон отовсюду. Давай, в космос летай.» Такой план был у советской власти.

Но в принципе, если вдуматься, в этом есть такое интересное зерно. Женщина стоит у плиты очень много времени в жизни.

Ладно, муж заработал. Ладно, муж привёз. Ладно, распаковали, разложили. А приготовить всё. Сколько часов жизни женщина тратит, стоя у плиты? Это хорошо сегодня придумали наушники, можно Акафист Божией матери слушать, пока ты картошку жаришь или котлеты какие-нибудь. Это еще можно сейчас занять это время чем-то полезным. А раньше? Ну, мурлыкай себе молитвы под нос. Но в принципе, стоишь у плиты. А раньше ещё, когда надо было дрова рубить, разжигать, хворост носить.

Это рабство, это кухонное рабство. Это правда.

И вдруг, в посту человек вдруг остаётся свободен. На столе миска сухарей и кувшин с водой. И всё. И очаг погашен. И не нужно ничего ни жарить, ни варить, ни парить. Ничего не нужно.

Да, есть ещё один момент. Ну ладно, сварили, спарили, сжарили. Съели. Но нужно теперь всё это помыть. А мытьё посуды сколько занимает времени?

И вот в посту не нужно ни покупать, ни тарабанить домой, ни варить, ни жарить, ни мыть после себя. Возникает естественным образом лишняя копейка в кармане. Но ты не тратишь на себя. Лишнее в кармане отложилось. И возникает два, три часа чистого времени, которое у тебя освобождается от всего. Ведь ты можешь не стоять у плиты. Это — открытие. Это — откровение.

Вы вообще знакомы с этим откровением? Я думаю, что знакомы. Это откровение рождает две вещи. У одних людей — радость, а у других – панику. Те, которые хотят быть свободными и молиться больше, они радуются. Всё, наконец-то.

«Не трогайте меня, я читаю псалтирь. Вот вам сухарь, вот вам стакан вода. Вот ваша пища на первую седмицу.»

Так говорит женщина взрослым детям. Ну, маленьким так нельзя, там другое. А взрослым, пожалуйста.

«Я псалтирь открыла. Я пошла в церковь. Я не варю ничего. Я свободный человек. Я — Богу служу».

А есть люди, которых гораздо больше. Которые впадают в панику. Оттого что они думают и говорят: «Чем же я буду заниматься? Вдруг у меня появилась масса свободного времени. А чем мне заняться?»

Вы знаете, что человеку очень страшно оказаться вдруг без привычного занятия. И он в панике буквально. Как говорил один из наших родных писателей, на этой земле выросших. Он говорил, что человек согласен заниматься чем угодно, лишь бы только не заниматься истиной. Не служить Богу. Он может Сизифовы камни таскать в гору, лишь бы что-то делать. Когда вдруг человек обнаруживает себя незанятым, а молиться он не умеет и у него куча свободного времени, он начинает паниковать и с ума сходить.

Вот, проверьте себя по этому критерию.

Если вдруг у вас оказалось много свободного времени; и вы не знаете, куда себя деть; это значит, что вы, мягко говоря, не духовный человек. Если вдруг, например, вы поехали в отпуск. Например, в дом отдыха. Там варите не вы, а варят на кухне, вам просто разносят и раздают.

И вы счастливы — «Боже, как хорошо. Я посижу с книжкой, например, на лавочке. Посплю лишний часик, послушаю, почитаю, помолюсь.» Это хорошо.

А если ты не знаешь, куда себя девать, когда у тебя появилось свободное время, тогда, значит, — ты очень суетный человек. И ты еще, в общем-то, даже не приступал к духовным занятиям.

Так что, я в посту этом хотел бы обратить внимание ваше на то, что, по идее, у вас должно быть чуть-чуть больше денег.

Или для милостыни или, например, для летнего отдыха.

Можно же учиться у всех. Помню, когда я ещё в Киеве жил, ехал с таксистом одним. И он рассказывал: «Я вот, банку взял трехлитровую, закатал её крышкой, пробил в ней дырку и замотал непрозрачной изолентой. И любую всякую мелочь, что лежит в кармане, ну — рубль, два, три…Чепуху всякую, на неё и не купишь ничего — я туда кидаю. И не знаю, сколько там. Начинаю с осени, когда дети в школу идут и заканчиваю к лету. И когда открываю то, что туда весь год кидал по мелочи, ровно хватает на отпуск».

Не нужно брать в долг или думать, где взять. Просто, кидай ненужную мелочь туда. Вот туда кидай. Маленькое, оно — очень драгоценно.

В посту у нас обязательно появляются лишние деньги, если мы на себя не тратим. А мы ж, не тратим на себя в посту.

Либо ты давай милостыню, и ты будешь богатеть духом от милостыни. Либо ты клади в кубышку. А потом, раскроешь. И …«Ёлки-палки, а откуда здесь взялись двадцать пять тысяч?».

За пост накопились. По копейке, по рублю, по два рубля. Так оно и накапливается. Большое из маленького состоит. Это каждому человеку понятно. Вон, какой большой храм. А кирпичик маленький. Вон, какие маленькие кирпичики. Из кирпичиков храм и состоит.

Из копеек состоит миллион.

Мы все в посту можем быть чуть-чуть богаче.

И у нас может быть больше времени.

Ну, мы же жалуемся. Времени нет.

«Ты читал такую-то книжку? — Нет, времени нет».

«А такое-то кино новое смотрел? Вот такое! Надо посмотреть. – Нет времени. Я устаю. Я не успеваю. У меня работы много.» —

«А вот ты там-то был? –Не был, времени нет».

Так вот, в посту из-за одного того, что мы меньше едим, и меньше покупаем, и меньше варим, и меньше моем — у нас появляется лишние пару копеек и лишние пару часов. А это и есть настоящее сокровище.

Что такое богатство человека «по Марксу»? Это много свободного времени, между прочим. Классический марксизм говорит, что человек богат тогда, когда у него много свободного времени, и это время он использует на занятие музыкой, живописью, иностранными языками, путешествиями. Так они думали, марксисты. О гармоническом развитии будущей личности. Так вот, у нас в Посту и по Богу, и по Марксу, и по всем философам получается, что у нас чуть-чуть больше времени и чуть-чуть больше денег. И это вещь не с неба снятая, это, буквально, вот на глазах лежащая.

И поэтому я предлагаю вам, дорогие мои и возлюбленные, проверить на себе. Меньше тратить и откладывать. Проверьте. Потом это маленькое вырастает в большое.

И время – самая большая драгоценность.

То, что течёт вперёд, назад не течёт, не возвращается.

То, что у нас у всех утекает сквозь пальцы.

И то, что роднит нас друг с другом. Потому что мы все живём в одном и том же временном потоке, который течёт сквозь нас, и мы не можем его сдержать. Уже всё. То, что было утром, оно уже не повторится. То, что будет завтра, ещё не началось. Это великая тайна. Одностороннее течение времени, которое несёт нас на встречу ко Христу.

Так что, будьте богаче временем. Будьте богаче деньгами.

Правильно распоряжайтесь и тем, и этим.

Вот такое маленькое откровение может быть у нас во время Великого Поста. А откровений много.

Вообще, в духовной жизни много откровений.

В этом году, если доживу, я буду праздновать двадцатипятилетие своего священства. Я двадцать пять лет уже читаю этот канон. И читаю я его каждый раз, как впервые. Мне кажется, что я ни разу не читал его. Каждый раз он свежий, новый. Как будто только впервые открытый. И я удивляюсь, где я раньше был, когда читал. Почему я это не слышал? Потому что я слышу каждый раз новые слова.

Такова Церковь. Она вечно новая. Есть такая книжка. У Ерма, апостола Ерма от семидесяти, есть такая книжка. Называется: «Пастырь».

Там Церковь изображается в виде вечно юной старушки. Такая была благообразная девушка, глянешь на неё с одной стороны — она юная, как роза цветущая. А с другой стороны – старенькая. Красивая такая старушка. Благообразная старица.

Спрашивают: «Кто эта юная старица?» Это Церковь.

Она вечно юная и она очень старая. Ей столько же лет, сколько миру. Сколько мир стоит, столько Церкви лет. Она очень старая, она всё в себе хранит. Но она очень юная, потому что каждый раз в ней всё по-новому.

Вот что я ещё хочу вам на прощание пожелать.

Чтобы вы Церковь нашу, Божию Церковь, через богослужения, через молитву, коленопреклонение, чтение, пение, псалтирь, покаяние, слёзы, ощутили для себя Церковь святую именно, как «вечно юную старушку». Это прекрасная старица, которая то девушка, то старушка. Или девушка и старушка одновременно. Она всё знает. Она столь же древняя, как мир. Потому что — Церковь родилась в раю.

И она вечно юная, вечно красивая, вечно девственная, вечно нетронутая. Вот такая наша Церковь.

Нам ещё предстоит узнать очень много красивого и нового.

Желаю вам быть богаче.

И деньгами, и временем.

И пользоваться и тем, и другим на пользу своей семьи, своей души и во Славу Воскресшего из мёртвых Христа Спасителя.

Аминь.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации