3741 Проповедь в Неделю Всех Святых /23.06.2019/

A A A

Наша задача какая? Не стыдись! Не отрекись! Спросят — скажи: «Да, я верю в Иисуса Христа!»

(проповедь отца Андрея 23 июня 2019 года в Неделю Всех Святых)

Поздравляю вас всех с днем ангела! В том смысле, что среди всех святых, поминаемых сегодня, есть и ваш небесный покровитель.

Итак, минувшая неделя была неделей Сошествия Святого Духа. Кто еще свят, как ни тот, в ком Дух Святой! Своей святости у человека нету. По природе свят только Господь. Так мы говорим и исповедуем: «Свят Господь Бог наш. Яко свят Господь Бог наш. Ох, насколько ж, свят Господь Бог наш. Над всеми людьми Бог наш». (Мы на Всенощном Бдении эти слова говорим). А у человека может быть приобретенная святость. И как раз – Утешитель, Дух истины, от Отца Исходящий, в Сыне Почивающий, Он освящает тварь и даем нам во Имя Иисуса Христа эту вожделенную святость. Это Богатство даров, очищение грехов и такое – «неотмирное» житие. Житие – не от мира сего.

По-еврейски святой – «кадеш» – другой. Отделенный. Есть вот, например, святые дни, которые мы отделяем от дней обычных. Святые места, которые мы отделяем от мест обычных. Святые имена. Святые праздники. Святые одежды. То, что – не обычно.

Любое место может быть святым. Но обратного хода уже нету. Как один архиерей говорил: «Из любой юбки можно пошить ризу. Но ни из одной ризы нельзя пошить обратно юбку». Из любого скажем чердака можно сделать церковь (в случае необходимости), но церковь в чердак превращать нельзя. Вперед можно двигаться всегда.

Обратного хода в святости быть не должно.

По идеалу все должно быть святое. «Все – Божие, все – Мое, – говорит Господь, – Я владею миром» (см. Ин.17, 10). И мы – Божии. И души наши, и тела наши – Божии. Должно быть свято все. Но пока свято далеко не все. И мы чтим тех, кто подлинно свят. Кто уступил место Богу в себе и, как Он сам сказал: «Хочу жить в вас. Вселюсь в вас и буду жить в вас» (см. 2Кор.6,16). Говорит: «Устранитесь от всякой нечистоты, уклонитесь и служите Мне, Я буду жить с вами. Я буду вам отцом. А вы будьте мне дочерьми и сыновьями». Это конечно сделали далеко не все. Но те, кто сделали, сегодня принимают от земной Церкви, Церкви действующей, Церкви странствующей, Церкви истерзанной, измученной и уставшей, принимают благодарные похвалы и просьбу о помощи нам, земным.

Что мы читали сегодня из Евангелие? Господь говорит: «Кто исповедует Меня пред человеки, того и Я исповедую пред Отцом Моим, который на небесах» (Мф.10, 32).

Нам очень важно, чтобы Христос не отрекся от нас. Исповедовать – значит – признать. Когда мы исповедуем грехи свои – то мы признаемся в тех или иных беззакониях. Но исповедовать – это не только признавать грехи. Исповедовать можно правду и истину. Есть такие святые, которых называют «исповедниками». Это те, которые исповедуют (не боясь) правду Божию. Замучают их – будут «мучениками», а оставят в живых – будут «исповедниками». Те, которые не боятся говорить истину перед лицом неприятностей – опасностей больших и маленьких. Мы с вами, надеюсь, хотим, чтобы Иисус Христос не отрекся от нас: и в этой жизни, и в – будущей. Чтобы Он на страшном Суде в великой славе Своей каждому из нас сказал: «Я тебя знаю! Я тебя помню. Ты – мой!» И чтобы не было такого, что мы побежим к Нему: «Вот мой Господь!» …я, например, Ему скажу: «Я – Тебя знаю!», а Он скажет: «А Я тебя не знаю!» Знаете, как может быть? Наоборот – совершенно. И мы очень хотим, чтобы от нас Бог не отрекся. Чтобы Он исповедал, что Он знает нас. Перед Отцом Своим, и ангелами, и святыми.

(…)

Чтобы это совершилось в оный великий день, необходимо, чтобы мы исповедовали Имя Господне. Каким образом? Мы, когда к Причастию идем, говорим: «Верую, Господи, и ИСПОВЕДУЮ, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога живаго». Мы перед Причастием объявляем о том, что мы не только веруем в Христа, но и мы еще открыто заявляем об этом. Если нужно, говорим об этом. (…)

Мы это смело можем говорить, когда нас спросят. Когда вас не спрашивают, вас никто не обязывает рот раскрывать. Куда идешь? – Какая кому разница!

(…)

Но на вопрос прямой – прямой ответ. «Ты что – в церковь ходишь? – Хожу!» «Ты веруешь в Бога? – Верую!» «И в Христа Божьего веруешь? – И в Христа верую, Сына Божьего». Никогда не отрекайтесь от Господа! Исповедуйте Его словом и делом.

Если человек исполняет заповеди, это становится для окружающих заметно. Например, человек любит творить милостыню. Это не может утаиться. Всякие добрые дела нельзя творить напоказ; но – рано или поздно, как – шила в мешке не утаишь; он – рано или поздно – прорвется. Слово Божие говорит: «Свечу, если зажгут, то ставят все равно на светильник, и она будет светить всем в доме» (см. Мф.5,15). Ее под стол не ставят – она будет на столе стоять. И, так или иначе, добрые дела открываются. (Дай Бог, чтобы грехи наши покрылись. А добрые дела – открылись). И человек, если он будет усерден в добродетели, если он настырно будет Богу служить, – черед милостыню, через пост, через изучение Слова Божьего, через посещение нуждающихся и убогих, через причащение, через другие святые вещи – это не скроется никуда. И вот тогда – все заметят. «Что это – ты зачастил в церковь? Что у тебя грехов много? Что ты там вообще делаешь?» И – начнется. Вот в этот момент – вы все превращаетесь в проповедников и исповедников истины. Нужно будет принять на себя все молнии и удары, всю ту глупость, которая живет в сердцах человеческих. Потому что – как только начинаешь говорить за Церковь, за Христа – начинается… «А – ваш Бог!.. А – вы веру от евреев взяли!.. А – ваш Патриарх!.. А – ваши Мерседесы!..»

Всю эту гнусь дурную нужно, как громоотвод, …нужно взять на себя каждому христианину. «Да – я принимаю! Я все ваши дурацкие упреки принимаю на себя. Потому что я – в Церкви. Я верую в Христа моего!» Эти глупости потом, кончено, рассеются, как утренний туман. Но нужно сначала их принять на себя. Нужно не бояться говорить о Господе. «Да, я – христианин. Да, я – верующий человек». Говорите это без гордости. Со стыдом говорите. «Даже я – христианин!» Понимаете? Можно даже так сказать. Не то, что: «Я – христианин. Гляньте, какой я – хороший! И я – христианин!» Нет – не так. «Даже и я – христианин. Даже такой человек, как я».

Так Павел говорил: «Верное слово, что Христос пришел грешников спасти. От них – первый – я!» Павел говорит: «Даже таких как я – Господь нашел. И меня спас. Потому что – я гнал Церковь Божию, недостоин быть апостолом. Однако, благодатью Божию есть то, что – есть» (см. 1Тим.1,13-15). И он больше всех потрудился.

Без всякой гордости, без всякого чванства исповедовать имя Божие подобает каждому православному христианину. У вас у всех есть круг знакомых, среди которых один-два верующих и двадцать-сорок – неверующих (или сто сорок-сто пятьдесят неверующих). Огромная масса людей! Я не зову вас, чтобы вы с ними денно и нощно говорили о вере. Боже вас сохрани! Это будет неполезно. Нужно уметь молчать, потому что «духи пророческие пророкам повинуются» (1Кор. 14, 32). О Боге нужно уметь говорить. Но говорить о Боге умеет тот, кто умеет молчать. Нужно уметь молчать о Боге и уметь говорить о Боге. Если вам вдруг случится вдруг говорить о Боге, вы должны быть исповедниками. Помните сегодняшние слова: «Кто исповедует Меня перед людьми, того и Я исповедую перед Отцом Моим Небесным». Это чрезвычайно важно. Исповедание происходит через творение заповедей. Заповеди твориться не могут, и начинаются разговоры. И в разговоре из наших уст должно засиять имя Христово. Вам должно быть сладостно и радостно. Как молнию из уст испускать, как существо из мира иного, слово – «Иисус» – произносить. «Иисус – мой Господь!» Дай Бог, чтобы вы почувствовали (и, наверняка, уже чувствовали), что, когда произносится имя Христово с благоговением, оно как молния в невидимом мире опаляет врага. Оно приносит благодать с собой. Как свежий воздух после громовых разрядов. Когда произносишь Имя Христово: «Я верю в Иисуса Христа! Иисус Христос – Господь мой. Иисус Христос пришел в мир – меня спасти. Я – раб Его. Он – Царь мой. Я кланяюсь Ему. Он распялся за меня. Иисус Христос – слава моя!» Такие простые, элементарные слова…Но на самом деле, их очень не хватает в этом мире.

Очень не хватает таких простых, кратких, емких, как Иисусова молитва, слов, произнесенных о Господе Иисусе Христе.

«Не смотри на меня! Не бери с меня пример. – Смотри на Иисуса!»

Читай Его Евангелие. Подумай о Нем. Приди в храм. Преклонись перед Крестом. Иисус Христос вчера и днесь той же и вовеки. Он – Господь Бога наш. Он – Царь наш. Он – Судья наш. Он – самый важный в этом мире. Он! Самый важный в этом мире. Другого никакого нету. Да не смущает ваше сердце никто, ничем, никогда.

Паисий Святогорец описывает ситуацию. Он был маленький совсем. В Греции жил. И какой-то взрослый дядька, коммунист, подошел к нему. «Ты что, в церковь ходишь? Попам веришь? – Хожу. Мама научила. Я верю в Бога. Молюсь». Он говорит: «Да – нет. Попы все придумали. Люди произошли от обезьян. И вообще вечной жизни нет. Помрем. В землю ляжем. Исчезнем. И вообще – нужно строить на земле справедливое общество (и – так далее). А вашего Иисуса выдумали попы». Этот мальчик маленький засмущался и пошел.

«И – (говорит Паисий) – вдруг мрак напал на меня. Такой мрак! Мне так тоскливо стало. Я понял, что жить незачем больше. И у меня так сжалось сердце. Болью сжалось сердце. А потом помысл сказал мне (от Духа Святого): “Послушай, Паисий, а кого ты знаешь лучше Христа? Кто красивее, умнее, добрее, святее, чище, скромнее, смиреннее, храбрее? Кто лучше Иисуса?” И я понял: “Так Иисус же лучше всех! Я буду с Иисусом!” Хоть бы все научные академии рядами построились и все бы очкарики безбожные начали бы мне рассказывать про своих обезьян, про свои миллиарды лет эволюций. Да идите вы лесом все! Все! Кто лучше Христа? Вы? Всех вместе скрестим (миллиарды грешников) и рядом Иисуса поставим. Кто лучше? Вы? Эта банда, которую червь сожрет. Эта банда безбожников, которую червяк съест или Христос мой? Конечно, Христос мой лучше! Да буду я еще слушать каждого болвана? И – возрадовался. И больше не смущали меня эти помыслы».

Понимаете? Вас смутит – еще не раз и не два – тысяча помыслов. И для того, чтобы отразить эту войну, нужно будет исповедовать Имя Христа. Потому что – воистину Он лучше всех.

Как теплое солнышко пришел на эту завонявшуюся от грехов землю. Землю, превратившуюся в сплошное кладбище, где: смерть – грех, смерть – грех, слезы – грех, смех – грех – слезы. Ничего больше нету на этой земле дурной. Только греховные радости. Смерть, грех и слезы. А что еще есть? Ну – пот еще есть. И – сопли. А что еще? Ну – еще есть Макдоналдс и Диснейленд. Все! Посреди соплей, крови и слез – стоит Макдоналдс. Вот и все, что есть на земле. А что еще?

Пришел Иисус с небес на землю в эту трупарню…В этот морг… в жуткий вселенский морг. Для того, чтобы мы вечно жили. Кто может быть лучше?

Нужно это исповедовать перед людьми. Исповедовать перед ними.

Бывает, что женщина в офисе полы моет. Великий начальник над всеми командует, но именно она, может быть, святой человек. Единственный в банде грешников. Начальник еще спросит: «А ты чего крестик на шее носишь? Ты чего – в Бога веришь?» И она может ему такие духовные слова сказать, которые он ни в одной книжке не прочитает. Понимаете? Бывает, что эти исповедники зашиты в мире между самыми простыми людьми. Между официантами, между таксистами, между санитарками. Может быть – между врачами мало верующих, но между санитарками – много. Может быть – между начальниками мало верующих, но между работягами простыми – их может быть больше.

Мы должны не стыдиться исповедовать Имя Христово. Потому что – восстал мир на Христа. Восстали на Христа политики. Восстали на Христа ученые. Восстали на Христа развратники. Но они всегда – на Христа. Он им мешает. Любое Его слово – это им обличение. Любое слово больное от Христа – на развратника. Поэтому, они терпеть его не могут. Восстали на Христа – эти. Восстали – все. Ну – кто хочешь, понимаешь.

Наша, видите, задача какая? Не отрекись – смотри! Не стыдись! Не отрекись. Не кричи, что ты – христианин. Но, спросят тебя – скажи. Два слова скажи – «Да, я верю в Иисуса Христа. Он – жизнь моя. Он – воскресит плоть мою. Он – даст мне вечную жизнь. Он – умер за меня. Я – живу для Него». Это есть исповедание имени Господня. И кто будет делать это – тогда, когда Бог прикажет, не каждый день, а только, когда прикажет, – может быть, раз в жизни вам придется сказать это – родным своим, соседям своим, друзьям своим, где-нибудь еще. Не часто это и бывает в жизни. Но – разок в жизни каждому придется это сказать. И это будет то самое, о чем сегодня мы читали. «Исповедуешь Меня перед людьми, и Я тебя исповедую перед Отцом Моим и пред ангелами святыми».

Потом дальше Господь говорит (слышите, какие слова сказал?): «Кто любит сына или дочь больше Меня – недостоин Меня. Кто любит отца или мать больше Меня – недостоин Меня».

Слышите? Что это такое? Это кто такое может сказать? Моисей такое говорил? Не посмел такое сказать. Давид бы такое сказал? Кто еще? Магомед бы мусульманский сказал такое? Да никто такого не скажет! Только Бог Авраама, Исаака и Иакова может такое сказать. Это – вера Авраамова. Слышали вы как Господь Авраама испытывал. Говорит ему: «Сына твоего, возлюбленного твоего, единственного твоего принеси его Мне в жертву на горе, там, где тебе покажу» (Быт.22,2). Испытывал сердце сто-тридцатилетнего старика. Исааку было тридцать. Аврааму – сто тридцать. Он согласился. Не знал, как это пережить, но взял нож, взял дрова, положил их на сына. Это был образ Иисуса Христа, который на Голгофу шел с Крестом. Так и Исаак поднимался на гору с дровами. И там, в сердце своем, Авраам совершил страшную жертву. Но Господь не дал Исааку умереть, а Авраама благословил великим благословением.

Вы помните, что мы все – дети Авраама? Не думайте, что Авраам – это какой-то еврейский пророк. Отец евреев и арабов. Чтобы не было у вас такого дурного семитизма, которым болеют пустые головы. Авраам – отец наш. Мы – дети Авраама. Мы по вере его дети. Мы даже драгоценнее, потому что семя в нас не его. Семя его в евреях и арабах. Но в нас есть дух Авраама. Потому что – он сына не пожалел. А слышите, что Господь сказал? «Кто любит сына или дочь больше Меня – не достоин Меня». Вот вам вера Авраамова. Авраамическая вера почитает Бога больше всех. Это тот сын Авраама, который считает, что Бог выше нации, выше страны, выше мамы, выше папы. Выше моего искусства, выше моей науки, выше моего имущества. Выше моей жизни! Выше Господь всего. Это вера Авраамова. Все остальные – язычники и идолопоклонники. Для них есть куча идолов.

Детки наши могут быть идолами. Вокруг них все пляшут, понимаешь. Не они нам служат и вырастают, чтобы нам послужить; а мы вокруг них пляшем, хороводы водим. Потому что… потому что – люди веры не имеют и детям кланяются. Нации служат. Народу – служат. Культуре – служат. Кому хочешь – служат. А Богу – не служат. А у тех, которые Богу служат больше всего, – у них вера Авраамова. И Христос наш – это Бог Авраама, Исаака и Иакова. Авраам говорил евреям: «Отец ваш был рад видеть день Мой и возрадовался» (Ин.8,56). Видел и – возрадовался. Это он говорил о том страшном событии на горе, когда нож в руке отца поднялся над горлом сына, и Ангел удержал его руку и сказал: «Теперь я вижу, что боишься ты Бога. И благословит тебя Господь благословением великим и размножит семя твое, как песок земной». И – прочее, прочее…Об этом Христос говорил: «Авраам, про которого вы говорите, что это – отец ваш, он видел день Мой и – возрадовался». Они говорили Ему: «Эй, Тебе нет еще и пятидесяти лет, а Ты – видел Авраама?» (Ин.8.57). (что-то такое говорили). (…)

Иисус – это Бог Авраама, Исаака и Иакова.

Вот мы сегодня это слышим. «Надо любить папу и маму». Ну – любить, не любить. Папы бывают разные, мамы тоже бывают разные. Есть такие папы, которых невозможно любить. Есть такие мамы, которых невозможно любить. Но их нужно – чтить. Сказано: «Чти отца и матерь!» Не сказано: «Люби отца и матерь!» Сказано – чти. И вот эту заповедь нужно исполнить. (…) Какой же мудрый Бог. Он – все знает. Он не говорит: «Люби!» Потому что – невозможно любить. Невозможно! «Мой папа загнал маму в могилу, семь раз женился на других тетях, а я – жил в интернате. Вот и люби его. Теперь на старости приперся ко мне, чтобы я дохаживал его до смерти. Это – невозможно. Я – не могу. У меня нет сил». И что мы ему скажем? «Правильно, у тебя нет сил. Ты – не должен это делать. Ты не должен таскать на плечах этого убийцу, который загнал в гроб твою мать и бросил тебя маленьким. Но – чтить его ты должен. Поэтому – плохого про него не говори. Лекарство, если деньги есть, купи. Помрет – отпой. Закажи священника. На могилку приди. Свечку поставь. Чти этого человека. Но любить его ты не сможешь. Даже ангел не сможет его любить. Даже – архангел Михаил любви к нему иметь не будет. Он – не достоин любви. Ну – нельзя». Понимаете? Добрый Бог знает это все. Он говорит: «Чти отца и матерь!»

Детей своих любимых, этот плод чрева нашего, тоже нельзя в богов превращать. Это – не боги. Это – не смысл жизни, на самом деле. Их очень хочется иметь. Очень хочется о них радоваться. Хочется, чтобы они послужили нам на славу, чтобы в них отобразились лучшие наши качества, чтобы они сделали в жизни то, чего мы сделать не успели.

Но – все равно – это люди – это не боги. Нужно, чтобы они Бога знали. В этом главная похвала. Бог выше наших детей. Когда нужно решать –«Бог или дети? – Бог!» «Муж или Бог? – Бог!» «Жена или Бог? – Бог!»

Как вот – Адриан и Наталия… Супружеская пара… Он – неверующий. Она – верующая. Мало того, что он – неверующий, так он еще и нотариус. Нотарий – он записывает протоколы допросов христианских мучеников. А жена в тайне верит в Христа. И вот судьи допрашивают, христиане отвечают. По протоколам мучеников мучали. «Как зовут? Где родился? Чем занимаешься? Сколько лет? Семейное состояние? Рассказывай про себя все. Почему не кланяешься императору? Почему не веришь в наших богов?» – И они все отвечают – как они верят, как их зовут. Адриан записывает. Им присуждают разные пытки, лишения имущества. И этот человек записывает все и удивляется – старики стоят, молодые девушки (нежные еще, мужа не знающие), пацаны юные и безусые, зрелые мужчины, маленькие дети. И одно и то же говорят все: «Наш царь – Христос!.. Наш царь – Христос!.. Мы верим в Христа!.. Мы любим Христа!.. Мы хотим жить на небе. Нам эта земля надоела. Мы никаких богов больше, кроме Христа, не знаем. Бог наш – Господь Иисус Христос!» Говорят все одно и то же – как по написанному. Он (Адриан) им: «Знаете, что вас будет ждать? Вам приготовят вилы всякие, ножи всякие, всякие острые железки. Для вас разожгут костры. Для вас раскалят всякие клейма железные. Будут вам ноздри рвать. Знаете вообще – что вас ждет?» Они: «Ладно. Это все тяжело и больно. Но мы – потерпим. В конце концов…» «А что будет вам взамен? – спрашивает он (он пришел поговорить с ними, ему интересно стало) – Что это такое? За что вы страдаете? За – что? За какое-то имя?» Они: «Мы бы рады тебе рассказать, но мы – не можем. Нету в языке человеческих слов, чтобы можно было сказать, что нам Господь приготовил. Мы – потерпим, пострадаем, помучаемся, поорем, поплачем. А потом войдем в рай Божий и там уже будет все другое. Мы потерпим за Иисуса… Потерпим». И он (Адриан), удивленный совершенно, говорит: «Можно мне как-то с вами?» И он с ними остался, пораженный их терпению. К нему прибегает верующая жена и говорит: «Господин мой, и ты уверовал в нашего Господа?» Жена его служила ему, как мужу. Она любила его, она покорялась ему, но в тайне сердца веровала в Господа и жалела, что муж – неверующий. Когда она услышала, что он тоже верующий стал и тоже в тюрьме теперь сидит, она прибежала: «Господин мой! Как я рада, что ты тоже христианин. Только ты не отрекись теперь от Господа. Боже сохрани теперь тебе из тюрьмы выйти. Ты теперь до конца иди!»

Слышите? Иди – до конца. «И бить будут. И мучать будут. И пугать будут. И резать будут. Но ты – терпи. Все уже. Все. Назад не ходи. Я буду молиться за тебя. Я замуж не пойду. Я с тобой умру. Там встретимся!» Слышите? Это жена христианская говорит мужу: «Сиди в тюрьме. Из тюрьмы не выходи. За Иисуса сел – сиди. Будут бить тебя за Иисуса – терпи за Иисуса». Это жены говорят христианские. Так же говорят и христианские дети. Так же говорят и христианские мамы. Так же говорят и христианские бабушки. Так же говорят и мужья женам христианкам. Так же все христиане говорят. Но маловерные, малодушные, слабовольные, грехолюбивые и самолюбивые расслабленные люди говорят совсем другие слова, которые мы слишком хорошо знаем. Потому что – и мы эти слова тоже часто говорили в своей жизни. Потому что – и у нас в сердце мало веры.

И вот сегодня мы слышали опять напоминание. «Нельзя никого любить больше Бога!» Бога Авраама, Бога Исаака и Бога Иакова. И Бог сей, в лице Иисуса Христа, нам воссиял как солнышко. В темнице жизни сей. В этом смрадном подвале. Мир красивый – если бы не грех. Вот – не было б греха в мире – это был бы рай. Он и создан был этот мир как рай – в принципе. Как маленькое подножие рая. Как предбанник будущих вечных благ. Но грех – все испортил. Поэтому – куда ни ткнись: там – слезы, там – поссорились, там – печаль, там – развод, там – измена, там – денег не хватает, там – заболел, там – хоронят. Все.

Но сюда, именно сюда – (не куда-нибудь – сюда) – пришел Господь, Иисус Христос и сроднился с нами. Как мы можем от Него отказаться? Не знаю…

Одному армянину в первые века еще, армянскому мученику персы говорят: «Отрекайся от Господа. Тебя ждут страшные муки за твоего Бога». Он: «Да как я от Него отрекусь? Я мук не хочу. (Никто мук хочет. Мученики мук не хотели. Ничто живое не хочет страдать). Я не хочу мучаться. Но я не могу отрекаться. Я не могу кожу поменять. Какая у меня кожа есть – такая есть. Как я с себя кожу поменяю. Например, на кожу эфиопскую – черную. Ну – никак. Христос – Бог мой. Что я буду делать?» Все.

Понимаете?

Поликарп – Епископ Смирнский. Более ста лет было старцу. Его тоже потащили на суд и тоже требовали: «Отрекись от Христа твоего!» А он им: «Христос мне ничего плохого не сделал. С маленьких лет, с детства своего я служу Христу моему. И Он никогда мне ничего плохого не сделал». (…) Он так про Него говорил, как будто Тот у него за стенкой живет. И он Ему служит как хозяину. (…)

Мученица Перпетуя Римская – девочка молодая (…) Сидит, ждет в камере мучений. Когда замок в двери лязгает – она вздрагивает. (…) Ей говорят: «Слушай ты – вздрагиваешь, когда лязгает замок в дверях. Ты завтра выйдешь на место мучений, там сколько железа для тебя приготовили…, ты в обморок упадешь. Как ты будешь терпеть все?» А она отвечает (слышите?): «Там будет другой, который во мне будет терпеть мои страдания».

То есть: «Я верю, что Другой во мне потерпит мое». То есть – Христос в вас. Откуда сила? Если Христос с вами – тогда уже не страшно. Если Христа нет с человеком – человек не может. И он – сдается. Он – сдувается. Он – убегает. Сильные слабеют. (…) Сильные люди могут превратиться в падающий лист от страха. А вдруг какая-то девчонка, какой-то пацан молодой стоит, как львенок, и – не колеблется. Откуда это? – От Христа. От Христа, который в сердце человека.

(…)

Два друга – Никифор и Саприкий. Не разлей вода. Их у мучили и томили голодом, и били, и угрожали, но они терпеливые были. Потом взяли и поссорились перед смертью. Их уже ведут на казнь, а они – поссорились. (Такое бывает у дураков-людей. Люди – страшные дураки. Они совершенно не понимают ничего великого и ссорятся за каждую чепуху. И даже перед лицом смерти могут поссориться). Ну – и они поссорились. И один другому говорит: «Ну – прости меня. Нас скоро смерть ждет – а мы поссорились». Второй: «Я тебя не прощу». А первый: «А я тебя прощаю». И что вы думаете? Тот, который сказал: «Я тебя прощаю», тот смог пойти под меч. Колени склонил, помолился, голова с плеч упала и пошла душа в рай. А который не простил – перед самым мечом испугался, затрепетал, отказался принес жертву идолам и – стал идолопоклонником. Не простил – и лишился благодати. Вот тебе тайна святости. Умеешь простить – даст тебе Бог силу. Не умеешь простить, будешь злопамятным всю жизнь, мелочным, паршивым – буквоедом, крохобором, за копейку давиться будешь, за каждое обидное слово будешь полжизни помнить, – какая там благодать! Слушай, какая благодать у таких мелких людей? У мелких людей нет благодати. Благодать дается широким душам. Куда вода течет? Вверх или вниз? – Вниз! Где широко и глубоко, туда вода стекает. На горе вода есть? – Не стоит вода на горе. Лысые верхушки гор. А вниз, там, где глубоко и широко, туда и стекаются воды. Там бывают озера. Там, бывает, реки текут. И так далее. Поэтому – нужно быть широким и глубоким. Чтобы Божию благодать принять, и чтобы от Христа не отречься.

Что нас там еще ждет – кто его знает? Но даже сегодня, когда ничего еще не ждет человека: бить не будут, в тюрьму сажать не будут, очень мало людей, которые за Христа, …которые как маленькие львята, …которые выходят и рыкают таким детским рыканием: «Я – за Иисуса. Я в Иисуса верю». Перестаньте! Мало таких людей. Очень мало. Все стали такие толерантные такие. Нежненькие такие стали. Ласковые такие – Ля-ля-ля… «И вы – правы. И мы – правы. И у вас – хорошо. И у нас – хорошо». Все такие – Сю-сю-сю…Как-то Иисус ушел так далеко, и все стали толерантные. Никто не хочет повоевать за Господа. Нет духа такого воинского, чтобы за Христа воевать. Это при том, что ничто нам сейчас не угрожает. Кроме сердечных личных неприятностей. С тем – поссорился. Тот на тебя – наругался. Там тебя в соц. сетях – облили помоями. Там – слухи про тебя пустили. Вот, собственно, и все. (А пальцы резать пока не будут. А руки ломать не будут – пока. А в тюрьму пока не посадят). Но даже чепухи вот этой боятся. Боятся. Потому что – не любят Христа. Не любят люди Христа. (Что они любят – не знаю, но Христа – не любят). Как апостол Павел говорил: «Со слезами говорю. Все поступают как враги креста Христова» (Флп.3,18).

«Кто Божий – тот за мной!» Когда Моисей с горы сходил – со скрижалями, а евреи бесновались, тельцу золотому кланялись, он позвал к себе левитов: «Кто за Бога – тот ко мне!» И подбежало небольшое количество вооруженных молодых людей, и они прошли между рядами, и убивали направо-налево всех идолопоклонников, которых встречали.

«Кто за Бога – тот ко мне!» Клич такой Моисей произвел.

Сейчас, в принципе, Церковь должна крикнуть на всех площадях: «Кто за Бога – тот ко мне!» В особенности, журналисты, преподаватели, профессора, учителя, – те, у которых в руках головы человеческие; те, которые владеют умами и сердцами людей.

Проповедуйте Иисуса Христа. Не отрекайтесь от Него в этом безбожном мире, в котором все стыдятся святости, стыдятся девственности. Стыдятся девственности, а блуда – не стыдятся. Стыдятся что они не пьют, а когда пьют как свиньи и в лужах лежат – не стыдятся. Хвалятся этим. Стыдятся, что они работают за копейки, а когда воруют – не стыдятся. Все святое – под стыдом. А всякий грех – наружу. И все веселятся. Наколками пообкалываются, как будто они в зоне полжизни просидели, и – не стыдятся, и ходят. Джинсы на всех местах порвут – на коленях, на попе (на голове, на плечах, на локтях) – и в этом дранье ходят – и не стыдно им. Оденешься красиво и чувствуешь себя как-то неловко. «Что-такое? Какой-то на всех непохожий». Какое-то дурное время настало. Сумасшедшие (необследованные) по улицам ходят и тыкают в тебя пальцами, будто ты самый больной.

Антоний Великий сказал, что наступит время, и люди вознедугуют. Тогда множество больных будут тыкать пальцем в одного здорового и говорить ему: «Ты – самый больной. Ты – не похож на нас. Нас – двадцать пять человек, мы все – одинаковые, а ты один не похож на нас. Кто прав?» По демократическим процедурам правы двадцать пять идиотов. Демократия этим и опасна: двадцать пять придурков соберется и скажут одному здоровому: «Ты – больной. Голосуем? Проголосовали. Нас – больше». Вот демократия чем опасна. Демократия хороша, когда у людей с головой все в порядке, когда у них сердце на месте, когда они Бога знают. А когда безбожные развратники собираются в кучу, тогда один святой для них самый главный враг. «Ты – больной! Ты – негодяй! Ты – белая ворона. Мы все нормальные. Нас много. Проголосуем!» И тебя выгоним отсюда. Слышите, что такое демократия. Для грешников. Страшная опасность! Когда люди Библию читают и Бога боятся – давай им демократию. А когда люди не знают бога кроме доллара или рубля, когда люди не имеют ничего святого в душе, кроме того, чтобы нагреть лишний рубль на карман. Все – больше ничего другого нету. Тогда какая тебя демократия? (…)

Вот жизнь наша – и другой не будет. Но в это время звучит Евангельское слово. «Кто постыдится меня и Моих словес в этом роде прелюбодейном и грешном, Того сын Божий и постыдится перед ангелами и Отцом. Кто исповедует меня пред человеки, того и Я исповедую пред Отцом Моим, который на небесах… Кто любит что-нибудь больше Меня. Сына, дочку, культуру, Родину, армию, книжки, драгоценности… Больше, чем Меня! – Недостоин Меня». Бога поставьте на первое место. Такая тяжелая вещь. Тяжелая благородная священная задача. Об этом должны говорить молодые люди – молодым людям. Студенты – студентам. Солдаты – солдатам. Офицеры – офицерам. Все, кто верует, должны время от времени открывать свои уста чтобы, как молния из уст у них, вылетало имя Христа Иисуса. «Иисус Христос – Царь царей! Великий архиерей. Спасение наше – Иисус Христос!» Чтобы это слышно было. Чтобы Он на Страшном Суде не постыдился ни одного из нас. Чтобы не сказал: «Ты – иди сюда. Тебя – знаю. Тебя – знаю. Тебя – знаю. Ты – …иди в сторону!.. Что это такое?.. Тебя здесь не стояло… Этого вообще заберите и выкиньте!» Там же есть в Евангелие – возьмите этого и выкиньте вон. Там так написано. В притче о званных на брак. Вот какие слова еще будут слышны, когда Господь перебирать людей будет. «Возьмите этого и выкиньте вон!» Вот кое-что еще кому-то придется услышать. Зачем мы об этом говорим? – Чтобы не услышать этого. «О Иисусе, не скажи мне этого! Чтобы я еще этого не услышал. Пусть что хочешь, но, чтобы я этого не услышал. Сам поругай, Сам накажи, Сам помилуй. Но чтобы я таких слов от Тебя не услышал: “Возьмите этого (или эту) и выкиньте отсюда вон. Свяжите ему руки и ноги и выбросьте во тьму кромешную”». Вот еще что! Это будет серьезное испытание. Поэтому со всей благодарностью к Христу Спасителю, со всей благодарностью к святым Божьим людям, (которые от Него не отрекались при разных обстоятельствах и послужили Ему) и мы с вами должны быть такими же скромными исповедниками имени Христова. Без всякой гордости. Потому что веру мы не придумывали, нам веру подарили. И как сказал Господь апостолам, так, наверное, и нам скажет: «Не вы меня избрали – я вас избрал» (Ин.15,16). Что нам гордиться? – Не мы Христа создали, Он нас создал. «Ты – Бог наш. А не мы. (так в псалмах написано) Мы же овцы пажити Твоей» (Пс.78).

Вот овцам гордиться перед пастухами и – нечем.

Аминь.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации