3507 Проповедь в Неделю Торжества Православия /25.02.2018/

A A A

( до и после Молебного пения в Неделю Православия)

Сегодня вместо проповеди, братья и сёстры, будет молебен, раз в год служащийся.

Молебен торжества Православия, так и неделя называется.

Это такой, знаете, воинский клич. Есть, скажем, такие сигналы военные. Раньше труба будила людей или звала в атаку. Были целые оркестры военные. Когда не было связи во время битв был специальный оркестр     военный, который   музыкой,    флейтой, барабанами подавал сигнал, кому куда двигаться.

Сегодняшний день можно сравнить с такой воинской музыкой.

Сейчас вы услышите многолетие всем ныне живущим православным христианам, иерархам и простым мирянам.

Вечную память всем потрудившимся ради Иисуса Христа.

И услышите анафему всем тем, кто с Христом воюет, Христу не служит. Где-то у Шмелёва, кажется, в одном из рассказов сегодняшний день очень интересно называли. Описывают Москву дореволюционную. Встречаются матушки в церкви или из церкви идущие и говорят: «С проклятьицем Вас, матушка!» Вот такое приветствие сегодняшнее: «С проклятьицем

Анафема это непроклятие. В Евангелие есть такое слово у апостола Павла — «Кто не любит Господа нашего Иисуса Христа, да проклят будет!» Есть такое. Но анафема, это не проклятие. Анафема на Льва Толстого, анафема на Мазепу, анафема на всех остальных врагов веры, это не проклятие. Это громогласное объявление всему миру, и людям, и самим себе, и этому человеку или группе людей, что они не Христовы. Что они с Христом не имеют ничего общего. Это словесное отсечение чужеродного тела от Церковного Тела.

Посему, мы сейчас эту анафему произнесём. Вы услышите на кого. Снабдите души ваши и слушайте, потому что это великая вещь. Она должна потрясти человека и дать ему такой, воинский, ум.

Сознание христианина, оно воинское. Считайте, что мы идём с вами из земли рабства в землю покоя. Из Египта в Иерусалим. Мы путешествуем, только не Моисей впереди, как у еврейского народа раньше, а впереди войска Христос. И мы совершаем длительное, тяжёлое путешествие через пустыню к назначенной цели. К Царству Небесному, к Обетованию. На этой дороге евреи постоянно воевали, они вечно имели в руках оружие. Это не было войско, это был простой народ. Это были пастухи и козопасы. И строители крепостей египетских. Но им приходилось постоянно воевать. И сознание христианина, оно воинственное в том смысле, что он постоянно должен быть начеку. Чтобы он был бдителен, как солдат. Чтобы он знал, где враг. Куда идти, куда не идти; что читать, что не читать; с кем дружить, от кого отвращаться. Это такой воинский дух. Теплота и теплохладность такая, мягкотелость такая – это не христианские свойства. Поэтому мы сейчас услышим такую боевую музыку, которая созывает воинов на битву.

Битва наша, сами знаете с кем. С самим собой и с врагом нашего спасения. С людьми мы не воюем. Мы воюем, как говорил Паисий Святогорец, «с яшкой и окаяшкой». То есть, только два врага у человека. Не сосед, не тёща, не начальник. Яшка и Окаяшка.

И вот, для того, чтобы знать: кто нам помогает в этой борьбе, и кто мешает; кто эту борьбу хорошо провёл, и кто проиграл в этой борьбе, и существует неделя Торжества Православия.

Нужна крепкая вера. Её мало. В мире мало веры. Говорят, что мало денег. Денег хватит. Веры мало. А раз веры мало – молитвы мало, а раз молитвы мало – всякий грех на человека садится. Потому что молитва это огонь под котлом. На сковородку мухи не садятся, пока сковородка на огне. Потом, когда остынет и отставят её в сторону, не неё всякий жук залезет и всякая муха поганая сядет на неё. А пока под котлом, под сковородкой хворост горит, всё будет горячее, ничего нечистое не прикоснётся. Нужна вера. А вера действует через добродетели и молитву. Вот мы сейчас попробуем в вере укрепиться. Пусть нас порадует мысль о том, что мы являемся членами большой семьи, разбросанной по всему лицу земному.

На всех континентах: в Латинской Америке, в Северной Америке, в Европе, в Азии и на островах, сегодня прочтётся и пропоётся, и помянутся все. В том числе и нас помянут многие, в разных городах. А мы здесь помянём нашу святую многолюдную Церковь.

Поэтому, помянем, и ещё сегодня помолимся. Это лучше всяких других проповедей.

Сейчас надо будет идти домой и думать. Например, над тем, что нас очень много. Вот вы слышали, что с нами и царь Константин, и князь Владимир, новомученики и исповедники, весь сонм почивших православных христиан. Ведомые и неведомые святые. Простые люди, дотерпевшие, свой крест донесшие до конца и спасшиеся. С нами сегодня на Земле живёт многое множество верующих людей разных рас, разного цвета кожи. И мы с вами являемся членами большой христианской семьи. Это должно человека бодрить. И обязывает его беречь свою веру. И для неё потрудиться. Думайте, как каждому из нас потрудиться для Христа Спасителя. Священник – с ним всё понятно. Тут как-то легче. С монахом тоже более-менее понятно. А вот каждому из нас надо подумать, как бы мне тоже сделать что либо, чтобы прославился Христос в людях Своих и чтобы Церковь росла. Как пишется в деяниях «чтобы Бог прилагал спасаемых к Церкви».

Не буду больше говорить. Оставляю вас с Духом Святым, полученным в богослужении, и с размышлениями о том, какая большая и красивая

Святая Православная Церковь. Юная старица. Как пишется в одном из апостольских   писаний   первого    века,    в    книге    апостола    Ерма «Пастырь»,     описывается     благочестивая     старица     благообразной наружности, которая, если так посмотреть на неё, она юная девушка. С другой стороны, смотришь, вроде старушка. Нет, девушка, красавица молодая. Нет, вроде старая благочестивая женщина. И лицо её менялось. И пастырь этот, Ерм, спрашивает у ангела, сопровождавшего её. «Кто это с меняющимся лицом? Девушка это или старица?» — «Это – Церковь! Она вечно юная, и она очень древняя. Это юная старица». Так назвал Ангел в Откровении Святую Церковь.

Очень древняя и очень свежая. Очень юная. Не тронутая и красивая. Христос да хранит вас, братья и сестры. Да будет нас много. Аминь.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации