3735 Проповедь в неделю о слепом /02.06.2019/

A A A

«Верующие люди могут быть особенно слепы, но им кажется, что им — все ясно»

(проповедь отца Андрея 2 июня 2019 года в Неделю о Слепом)

Христос Воскресе!

На этой неделе прощаемся мы с вами с Пасхой большой. В среду будет, так называемое, Отдание Пасхи. Такая же служба как на Пасху со всеми ее особенностями. Хотя мы часть особенностей сохраняли на протяжении всех этих сорока дней.

В четверг – Вознесение.

(Пока в этих условиях мы Всенощную не служим. Служим только Литургию). ()

Милости просим попрощаться со Святой Пасхой. Скажем ей: «До свидания!» Как живому человеку. Дай нам Бог дожить до следующей Пасхи.

Но, если, не дай Бог, кому-то Бог судит прервать свою жизнь между Пасхами; то, чтобы в Царстве Божием человек праздновал Пасху Вечную. Пасху праздновать нужно вечно. Пасхальная радость – это и есть радость Божьего Царства.

Так что – Пасху нужно праздновать. К ней нужно готовиться. Встречать ее нужно. Провожать. Я вам скажу, что так поступают евреи в отношении субботы.

Нам нужно у них поучиться в отношении Воскресения и Божественной Литургии.

Они ждут субботу каждую неделю в гости как живого человека. Накрывают для этого столы, празднуют, ожидают, молятся. Зажигают специальные свечи. Множество ритуалов различных соблюдают. В субботу у них как будто бы гость в доме. Они все внимание гостю оказывают и сидят ничего не делают ради гостя. А потом они провожают субботу. Праздник проводов субботы. Они говорят: «До свидания, суббота. До следующего раза. Приходи к нам еще! Через неделю мы ждем тебя». Они к ней как к живой относятся.

И не думайте, что это – глупость. Потому что, это – во-первых, трогательно. Во-вторых, сильно. Одного еврея спросили: «Зачем вы храните субботу?» А он ответил: «Мы храним субботу для того, чтобы суббота хранила нас!» И она их хранит. Долгие годы различного рассеяния, Божьего гнева за всем известные события. И тем не менее, рука Божия не отнимается от них до конца. И избрание Божие непреложно. У них есть такие вещи, которым нам стоит поучиться. Так же нужно, как они, относиться нам к Литургии Божественной и к Пасхе. Все это вместе, это все – одно. И пасхальный праздник, и воскресное Богослужение – это все одна и та же тема. «Христос Воскресе из мертвых!» – Но все сербы поют – «Смертию смерть умертви!» () А старообрядцы наши пели – «Смертию на смерть наступи!» Тропарь Пасхи, оказывается, имеет много разных вариантов. Так или иначе, Господь, воплотившись, схватил смерть за горло и задушил ее Своею смертью.

И надо праздновать это.

Раз в год – всецерковно, масштабно. Но и каждое вокресение – литургически тоже.

Поэтому, мы сегодня можем сказать: «До свидания, Святая Литургия. До следующей недели!» () Если у нас служба только по воскресениям, мы можем говорить: «До свидания, святой храм! До свидания, святой престол! До свидания, святой антиминс! Святая чаша, до свидания!» «До свидания, Святая Служба, мы встретимся с тобой через неделю. Храни нас. Чтобы мы дожили эти святые дни и пришли в храм Божий – Причаститься».

Так можно думать, и мы здесь ничуть не погрешим. Наоборот, мы обогатимся, и мы будем настоящие люди. Люди – потому и люди, что – молятся.

«Птица – потому и птица, что – летает. Цветок – потому и цветок, что – цветет и пахнет. А человек – потому и человек, что – молится. Если не молится, то не знаю – человек ли?»

Это не мои слова. Так говорил патриарх Павел Сербский. И я в этом смысле с ним полностью согласен.

Ну, и сегодня – неделя о слепом. Мы читали Евангелие о исцелении слепорожденного. Там было много лукавства фарисейского, много хитростей разных. «Кто Он? Кто Он такой, кто тебя исцелил? – Да не знаю, Иисусом звать». «Как Он тебя исцелил? – Да плюнул… Иди умойся! Я — умылся и вижу». Они опять: «Да как Он тебя исцелил?.. Да кто ты такой?.. Где ты взялся?.. Еще раз скажи, как Он тебя исцелил?»

И родителям: «Это он или не он?.. Тот, что слепой, якобы, родился?..»

Комичная ситуация на самом деле…Можно даже посмеяться. Если по-русски прочесть – есть там место даже для такого хорошего смеха. Они пристают к нему – «Да кто Он такой? – Да не знаю… Но исцелил Он меня». «Скажи, что Он не от Бога! (Он не от Бога, потому что в субботу это сделал) Скажи, что не от Бога! — Не знаю – от Бога или не от Бога. Знаю только, что слепой я был – а теперь вижу. Это я скажу! Это я знаю!» «Ну – еще раз скажи, как Он тебя исцелил…»

Вот прямо такая наша жизнь. Настоящая. Психологическая картинка наших бесполезных споров. Люди уперлись – чего-то хотят… Сами не знают – чего…

В конце концов он говорит: «Может быть вы хотите быть Его учениками?»

Они: «Вот это сказал! Мы – Моисеевы ученики. С Моисеем Бог разговаривал на горе. Мы это знаем. А этого не знаем. Откуда Он взялся? – Вот то-то оно и дивно, что не знаете. А Он сделал мне зрение. Он вернул мне очи». «Ты в грехах весь родился и будешь нас учить! Да пошел отсюда!» И закончился весь разговор…

Тоже знаменательная черта. Потому что – этим обычно заканчиваются религиозные споры. Спорили, спорили, спорили… «Да пошел отсюда! Будешь еще меня учить! Баран, ничего не знаешь». И – все. Конец. Здесь точку ставим…

Для чего это надо читать? Для того, чтобы лишний раз не спорить.

И еще, знаете что? Нельзя Богу противиться. Бывает, что Бог совершает нечто, что не вписывается в твои планы и привычки. Есть много такого. Я недавно на нашем портале «Православие.ru» читал рассказ о том, как еврейский мальчонка пошел на Пасху в Греции. Было это еще при царе Горохе в давние времена. Пишет один человек: «Еврейские дети и греческие дети дружили. Мы были все вместе. Только на Пасху и на Страстную неделю мы евреев к себе не пускали. Потому что прекрасно понимали, что это их отцы распяли нашего Господа». И там было много неправильного. Потому что еврейские дети начинают бить греческих детей. И все такое…Какой-то мальчишки, греческий еврей, говорит: «Я хочу с вами на службу пойти. Я люблю вашего Иисуса». Они (греки) устроили ему обструкцию. Какой кошмар они устроили бедному мальчику! А один за него заступился. Грек.

Христианин. И они и этому греку дали…Они были совершенно не правы, но они были уверены, что так и надо поступать. «Как это? Евреи??На Пасху?? С нами?? Как это можно?»

И такого много всякого в жизни. Много всякого, когда мы делаем зло в полной уверенности, что мы – правы. Человек может ошибаться. Я не хочу примеры сильно приводить, но вы сами их в жизни найдете. Когда человек религиозный, у него же больше всяких законов в голове, правил разных. Границ, за которых заступать нельзя. «Который человек субботу не хранит – он не от Бога!» Так говорят.

Когда я еще во Львове служил, нам рассказывали, что жили две девочки, две студентки у бабушки набожной. И что вы думали? Бабушка выгнала их с квартиры за то, что они в среду молоко пили. Она была уверена, что она права. ()

И таких случаев бывает очень много.

У верующих сложности. Это только кажется недалеким людям, что вера решает все проблемы. Она, конечно, решает кучу чепухи. Но она рождает громадные проблемы. Главное – не ошибиться. Потому что цена ошибки – это жизнь человеческая. Понимаете? Главное, чтобы мы не были слепыми. Чтобы мы видели, где Бог действует.

Я был однажды в Уфе с лекцией. С беседой. С людьми встречались. Подходит монашка одна. А регион этот мусульманский. Башкирия. Она говорит: «К нам приходят мусульмане (а они строят храм в монастыре) и приносят деньги. “Это вам на церковь!” Одни священники говорят: “Можно брать”. Другие говорят: “Ни в коем случает. Это чужие люди нам”. Как вы скажете?» Я говорю: «Берите. Вы же у них не просите. Они сами приходят. “Я знаю, что это Богу надо. Вы верите в Бога. Пусть Богу нашему и вашему (как он там думает – я не знаю). Но это для Бога. Нате”».

Некоторые говорят: «Не бери!» Я думаю, почему – не бери? Это что скверные деньги, которые тебя даны? Я не могу с этим согласиться. Почему? Хочется человеку сделать добро. Что ты будешь у него спрашивать, какая у него вера? Будет тонуть человек в пруду. Ты что будешь спрашивать: «Ты какой веры?» Если православной – то тогда, давай, – будем тебя вытаскивать. А, если, не дай Бог, – атеист? Ты что, оставишь его тонуть, если ты умеешь плавать? Не оставишь его тонуть.

В этом Евангелие показана слепота верующих людей. Верующие люди могут быть особенно слепы, но им кажется, что им – все ясно. На самом деле может быть промысл Божий, непонятный человеку. Я не знаю, как к этому относиться. Может быть это – от Господа. Может – нет. Я тысячи таких примеров знаю и даже не хочу вам говорить… Ладно, расскажу. А расскажу, потому что – важно. Недавно ехал я с одной встречи довольно поздно из центра города в наши края, в эти палестины Одинцовские. И вез меня молодой человек, таджик. (Не знаю, как вы, но я различаю: узбека от таджика, киргиза или туркмена я отличу. Я вижу, кто из них, кто). То был не мой день. Мне не хотелось ни с кем говорить. Хотя дорога была дальняя. Где-то полтора часа нужно было ехать. Хотя время было позднее и дороги были чистые. И человек, который провожал меня, он взял благословение у меня. Я буквально его из машины благословил, и он поцеловал мне руку. И когда мы проехали уже минут пятнадцать этот мальчик, водитель, говорит (мальчик совсем, ему лет двадцать – он мне в сыны годится): «Вы – поп?» Я говорю: «Да». Он: «Расскажите мне про Иисуса Христа». Я говорю: «А что тебе рассказать?» «Все что вы знаете. Навигатор говорит, что нам долго ехать. И я буду слушать». Я начал ему рассказывать, начиная с пророков. Я знаю, что он из мусульманской среды. Потому я рассказывал ему осторожно; так сказать, обходя разные острые места; желая ему говорить, как человеку, который что-то слышал об Иисусе мусульманское. Мусульмане знают, что Он родился от Девы. Мусульмане верят, что Иисус родился от Девы без мужского семени. И что мама у Него девственница. В это они тоже веруют. Об этом с ними можно смело говорить. Вот об этом мы с ним и говорили. Про пророков, рождество Христово взяли, бегство в Египет. И Ирода, и Симеона Богоприимца. И все, все, все…Едем, едем…Он переспрашивает некоторые вещи. Про любимого ученика. «Кто любимый? — Иоанн Богослов. Запоминай – Иоанн Богослов!» Я на него так кошусь глазом – налево на водительское место. Он время от времени так блаженно улыбается. Наконец, этот лед растаял, я понял, что он не ловит меня в словах.

У меня были разговоры с мусульманами, которые пытаются поймать тебя. «А вот в наших книгах написано так! А ваши Евангелие испортили!». Они так говорят часто – имейте в виду. Дескать, ваши Евангелие переписали. Оно, дескать, неправильное. А мы знаем правильное Евангелие. Вот такой фокус у них есть. С ними можно спорить. Надо только знать, о чем говорить.

А тут – нет. Блаженный. Расплылся в улыбке. Мы ехали, ехали. Потом он говорит: «А можно я вам расскажу свою историю?» И говорит мне: «У меня вся семья мусульмане. Дедушка мой хаджа. Ходил в хадж. Бабушка моя хаджжа. Ходила в хадж. Они старенькие уважаемые люди. А тетя была (брат моей мамы женился на женщине, тоже таджичке), которая верила в Иисуса. Когда я был совсем маленький, она мне рассказывала про Иисуса. Как Иисус исцелял больных. Как Иисус ходил по воде. Как Иисуса евреи распяли. И я полюбил Иисуса. Я Его люблю. Как-то Он зашел мне в сердце. Когда я слышу – «Иисус Христос» – я не могу сдержать улыбку. Расплывается рот от уха до уха. Я молиться не очень умею. Я просто говорю: «Иисус Христос. Иисус Христос. Иисус Христос». И мне хорошо на душе. Я так люблю, когда про Иисуса говорят. Вот Вы рассказываете. Вы бы рассказывали два часа – я бы слушал. Вы бы рассказывал три – я бы еще три часа слушал…»

Я, братья и сестры, побоялся …и правильно сделал – сознательно. Я не спросил его – Крестили тебя или не крестили тебя? А если крестили – то, где тебя крестили? Может в пятидесятнической секте. Может еще где. Я боялся это спросить. Потому что – я бы все разрушил. Понимаете? На моих глазах, передо мной, сидел человек; человек, очевидно, еще не православный пока по принадлежности к Церкви. Крещение, миропомазание, хождение в храм – всего этого у него пока еще нету. Но в нем есть такое сокровище – он полюбил Иисуса Христа. И там пока еще больше ничего нету. Но я боялся разрушить эту красоту этими лишними вопросами. () Ну, спросил бы я его. И начались бы наши конфессиональные разговоры и вся эта красота любви к Иисусу вдруг бы куда-то исчезла. Я знал это, и я специально ничего не спрашивал. Раз ему Бог дал такую любовь к Сыну Своему, значит Бог будет дальше им командовать и руководить. Он найдет себе нужного пастыря… Все – будет. Главное, не разрушить.

Вот представьте себе – едете вы в далекий путь. (Мы об этом даже с молодыми людьми на «Встрече» говорили. Там была девочка с Владивостока. Я спросил: «Сколько ехать на поезде до Владивостока из Москвы? – Ну дней девять-десять»).

Вот представьте себе… Едешь длинную дорогу – десять дней – домой. На поезде. И попадается тебе попутчик. Попутчик – ну, прямо тебе по душе. Разговариваете вы и о вере, и о жизни, и о семейной жизни, и о будущей жизни. Оказывается, что он – верующий человек. День проходит, два проходит – вы наговорится не можете. Семь проходит. Восемь проходит. И на девятый день ты его спрашиваешь: «Ты какой веры?» А он вдруг тебе говорит, например: «Я – католик». Ты – «Тьфу ты! Как мне еще полтора дня с еретиком ехать в одном вагоне?». Понимаете, что может произойти? Все хорошо. Пока ты не вмешиваешься с чем-то, вот в данное время ненужным. Оно, конечно, очень важное все. И конфессиональные границы, и догматы, и уставы Церкви. Это архиважно. Это все скажут. И все знают. Но как можно вовремя это пользовать. И вовремя это оставлять в тени пока. До времени. Потому что – религиозный человек – он может все поломать. Именно своей мнимой праведностью. Именно уверенностью, что он все знает.

Вот эта катастрофа была с евреями. Но эта катастрофа была не только с ними одними. Они-то еще поумнее других будут. А с нами сколько таких катастроф! У нас старообрядческий раскол. Слушайте, за что друг друга анафематствовали? За что проклинали? За что сами себя сжигали одни, а другие ноздри рвали, тащили за шиворот куда-нибудь? За что? Два перста? Три перста? Направо выйти на крестный ход? Налево выйти на крестный ход? Исус с одной «и»? Иисус с двумя «и»? Слушайте!! За это надо убивать друг друга? А сесть и разобраться нельзя. Разобраться нельзя? Где одно «и»? Где два «и»? Где запятая стоит, где запятую можно убрать. За запятую убивают друг друга. «Рожденна, «А» не сотворенна». Так они Символ Веры поют. «Рожденна, несотворенна». Так мы поет. А они поют «Рожденна, (А) не сотворенна». Какая разница? — Никакой. «А» – можно убрать. «А» – смысл не меняется. Рожденный Господь. Не сотворенный. Можно «и» поставить: рожденный «И» Не сотворенный. «Но» – не сотворенный. «А»! «И»! «Но»! Что хочешь ставь. Смысл-то не меняется. Нет же! – убивали друг друга. И такую рану нанесли отечеству. Отечество кровью истекло от этой упертости. Те упертые, как бараны; и эти упертые, как бараны. «Мы – правы!! Мы – святые!!» «Нет! Мы! – правы! Мы! – святые!» «Будьте вы прокляты!» «Нет, будьте вы!! Прокляты!» Все… На триста с лишним лет…Можете себе представить? Кровищи… Ненависти… За что? Это религиозные вопросы таким образом решаются. Поэтому, верующий человек – он может быть чрезвычайно осторожным. Чрезвычайно аккуратным. Потому что – у него в руках очень острое оружие.

Недавно был у Василия Островского. Поразило меня. Молитвы. Мне дали. А там мусульман кругом много живет. К нему мусульмане ходят тучами целыми. Косые, горбатые, бесноватые – все ходят к нему. Святой еретик – называют его. Святой еретик. Святой безбожник. () Читаю в молитве: «Свете, отче Василию. Ты всем помогал при жизни и всем помогаешь по смерти. Помоги всем. А потом и – мне». Так в молитве пишется. «Приходили к тебе, отче Василии, верующие и неверующие, крещеные и некрещеные. И ты всем помогал. Всегда. И сегодня помоги. Верующим и неверующим. Крещеным и некрещеным. А потом – и мне». Меня так эта молитва тронула. Там три раза повторяется. «Всем! А потом – мне». «Приходят к тебе некоторые хитрецы посмотреть – что там и как там? Приходят упертые и злые. Люди, настроенные зло против Церкви. Приходят сомневающиеся. Приходят некрещеные. Приходят обрезанные. Приходят…да, кто хочешь, приходят. И ты всем помогаешь. Всем. Всегда. И сегодня помоги. А потом – мне».

Слышите, что такое дух православия? Пришел мусульманин. Да пусть стоит. Пусть стоит. Может быть в это время Бог с ним разговаривает. Пришел еврей. Пришел …не знаю кто еще. Пришел – чернокожий. Проверка связи. Зашел на службу негр какой-нибудь. Посмотрели – и дальше молимся. Ничего в нем нету. У него только цвет кожи черный, а душа у него такая же, как у нас. Все остальное одинаковое. Кто бы ни был. Только верующим нужно иметь такую широкую душу.

Но не было этого у этих бедных евреев. И они так сильно страдают до сегодняшнего дня за то, что они: умные, но – узкие. Это узость такая душевная. И нам нельзя быть узкими, потому что очень дорого стоит эта церковная узость.

Я даже об этом не хотел говорить. Но получилось так, что об этом и сказал.

Не буду больше углубляться ни во что. Только скажу, что речь идет о зрении. Слава Господу Иисусу – Он делает великие вещи. Он глаз сотворил. И Он глаз лечит. Можно сегодня понять вообще, что мы – видим. У нас есть зрение.

Помню, когда на Украине был митрополит Владимир (ныне покойный – мир ему, его душе), праздновали какой-то юбилей его, и он рассказывал про свою маму-крестьянку. (Я уже говорил об этом на нашем приходе). И он говорил, что помнит, как эта старушка молилась. Своими словами. Она так молилась: «Господи, не лишай меня – памяти, зрения и движения!» () Вот запомните – самые важные вещи. По здоровью.

Так-то болеть придется. Но важно, чтобы ты двигался. Не лежал как бревно; как расслабленный, о котором мы в Евангелие читаем. Чтобы тебя не переворачивали, не массировали, не вытаскивали из-под тебя суден. Чтобы ты не унижался, и никто из-за тебя не мучался. Чтобы ты двигался. Чтобы у тебя была память. Чтобы ты не обезумел. Чтобы ты помнил, как тебя зовут. Как зовут твоего Господа. Как зовут твоих детей. И где твой адрес. Чтобы ты все это знал. Если вы видели безумных людей, которые потеряли память – это великая беда. Это – кошмар. Ну, и чтобы ты зрение не терял.

Память, зрение и движение…

Все что нужно человеку на самом деле по части здоровья. «Там – закололо! Там – потянуло! Там – ох! Тут – ах!» Это – да. Но это можно перетерпеть.

Память и зрение и движение…

Вот этот человек был слепой. И Господь Иисус Христос дал ему зрение.

Однажды мне показали один ролик. Про дальтоников, которым то ли вставили какие-то линзы, то ли очки им одевали. И «мир» загорался красками. Придумали такие очки, когда виден весь спектр этих красок. Мы-то видим. Но нам – до лампочки. Мы столькими благами пользуемся, что мы этого не чувствуем. Эти вот люди – они не слепые. У них мир просто черно-белый. Им одевают прибор какой-то, и они видят этот мир так, как его видим мы. Там были самые разные люди. Были женщины разных возрастов. Были мальчишки. Отроки такие. Тинейджеры. Там были деды седобородые. И во-первых, все они кричали: «О, Господи!.. О, Бог мой!.. О, «mein Gott»!» Они все сразу. Господь… Иисус… «О, Иисусе!» И тут же плакать начинали. Все. Как красиво. У нас нет этого контраста. Черное, черное, черное… и тут …Бах! Цветное!! Мы видим. И они не слепые. Они всего лишь дальтоники.

Всего-навсего!! Дальтоники!! Предложили бы слепому быть дальтоником – он бы тебе один глаз бы подарил. Но чтобы другой стал бы дальтоническим. И это было бы для него счастье.

Там такие восторги! Там, действительно, плакать хочется, видя, как люди радуются возвращению естественного. Что такое естественное наслаждение? Это пользование законным. Законное пользование законным – это и есть наслаждение. Пища и питье человеку в наслаждение. И сон человеку в наслаждение. И дыхание. И крепость телесная. И все другое. Это чистые источники Божьего наслаждения.

Как важно уметь наслаждаться! Надо всему учиться. В том числе и этому. Августин Блаженный говорил: «Люди часто просто пользуются тем, чем могли бы наслаждаться. И, наоборот, наслаждаться тем, чем нужно всего лишь пользоваться». И это смешение понятий рождает много страстей, скорбей и неправильную жизнь.

Какое великое это дело – видеть мир в цветах и красках. И мы имеем этот дар, братья и сестры. Вот иногда дайте себе труд побыть немножко художником. Понаблюдать как паутинка летит по воздуху; как муха смешно карабкается по стеклу. Понаблюдайте за этим миром. Потому что – художник – это не тот, кто – изображает; это тот, кто – видит. (Потом уже появятся краски или фотоаппарат). Главное – уметь видеть. Все остальные прошли мимо. А ты вдруг встал и видишь. Ничего себе!!.. Как красиво!.. Интересно... Дайте себе труд насладиться зрением – раз уж мы сегодня про слепого читаем. Слепой был и – прозрел. Дайте себе труд насладиться тем, чем мы так спокойно пользуемся и никогда Бога не благодарим. Я, например, не помню, чтобы я благодарил Бога за то, что я – зрячий. Хотя нужно благодарить Бога. У тех же евреев есть благодарности. Диковатые такие. Благодарить Бога за то, что он не животное; что он не язычник; что он не женщина. Да – у них есть такие молитвы. Мужчина-еврей благодарит. Причем, он каждый день должен благодарить Бога за то, что он не язычник и не собака. И…не женщина.

Мы не думали, что за это надо благодарить? Надо подумать. Это я – шучу. Но благодарить за то, что я – вижу, слышу – это, пожалуй, стоит. Вот об этом пожалуйста. Обратите на это внимание, выходя из храма. Вот вы видите меня. Я вижу вас. Красота какая! Как плохо было бы находиться во тьме. И только по голосу… Как слепцы иерихонские, во тьме сидя, только имя Иисуса слышали. И кричали: «Иисусе, сыне Давидов, помилуй нас!»,

Ну, и конечно, есть внутреннее зрение у человека. Это тоже очень важно. Ведь есть у нас, например, Матронушка Блаженная. Она света Божьего не видала никогда. А между тем – знала скорби человеческие. Знала, что у кого происходит, что кому угрожает. И до сегодняшнего дня помогает человеку.

Это означает, что у человека есть два зрения. Есть зрение внешнее. Есть зрение внутреннее. В этом отношении, конечно, мы с вами – слепые. И тоже Слава Богу за это. Потому что – представьте, если б мы демонов видели. Все. Конец жизни. Мы бы уже не смогли бы заниматься своей привычной работой. Уже кто был бухгалтером, тот не сможет быть бухгалтером, если он демона видел. Он и грехи человеческие будет видеть, и свои грехи будет видеть, и небеса отверстые будет видеть. Так какой из него бухгалтер? Я боюсь, что у него будет непонятная жизнь. Учителем он быть не сможет. И водителем он быть не сможет. Куда садиться за руль, если демон на дороге? Это ж их стихия… Где гнется железо. Льется кровь. Маты произносятся. За рулем какие страсти кипят. Без крестного знамения за руль садится христианину нельзя. ()

Поэтому – слава Богу и за это. И за слепоту нашу Богу слава. Духовную. Внутреннюю слепоту. Хотя, конечно, нужно прозреть.

Но в любом случае, этот слепой, этот блаженный слепой… Я вот вспоминаю митрополита Антония Сурожского. Меня очень тронули его слова по этому Евангелию. Помните, Господь говорит: «Ваши блаженные очи. Вы видите то, что видите. И – слышите то, что слышите. Потому что – многие цари и пророки и праведники очень хотели видеть и не видели. Слышать хотели и не слышали» (см.Мф.13,16). Они ждали посмотреть на Христа во плоти, и поумирали, так и не повидав. А два из них, избранных, – им Господь уделил эту радость. Илия и Моисей даже с того света поприходили, чтобы посмотреть на Христа Воплотившегося. Поговорить с Ним. То есть – и увидать, и услыхать. И видеть, и слышать. Так вот – слепой этот – он ничего в жизни не видел. Он не видел ни детской улыбки, ни тучки на небе. Вообще ничего не видал. Ни своей руки. Ни рисунка на ладони своей. И вдруг – он увидел! Первое, что он увидел, – глаза Христовы. Глаза в глаза с воплотившимся Господом!! Моисею такое не было подарено. Ни одному из праведников Ветхого Завета. Они хотели видеть. И не видели. «А вы – блаженные! Вы – видите!»

И он (слепой) смотрит на Иисуса. И Господь спрашивает: «Ты веришь в Сына Божия?» Он: «А кто это такой?» «И видишь ты Его и говорит Он с тобой – Верю!» И поклонился. Понимаете? Тут чудо даже не в том, что он прозрел. Хотя, конечно, это великое чудо. Но – первое что он увидал – Иисус Христос. Вот в этом смысле мы тоже прозреем, потому что, когда мы уйдем из этой жизни, мы увидим Иисуса Христа. В этом смысле – «Верую, Господи!» (И поклонился Ему). Мы тоже попадем туда, где есть Иисус Христос. Мы встанем перед Его лицом. Мы увидим Его глаза. Вот на этой иконе Он смотрит на нас прямо. А вообще на старых иконах всегда, обратите внимание, Господь смотрит в сторону. Его глаза всегда отведены вбок. Знаете зачем? Затем, что древние иконописцы прекрасно понимали, что, если Иисус Христос на тебя взглянет, – то ты либо сгоришь со стыда, либо опустишь глаза. Ты не сможешь Ему в глаза смотреть. Долго. Посмотришь и опустишь глаза. Скажешь – «Прости меня!» Поэтому, чтобы нам со стыда не умереть, не сгореть со стыда, Спаситель смотрит всегда немножко вбок на иконах. На старых иконах.

Потом иконописцы потеряли это знание. Забыли и начали рисовать как им взбредется.

Все теряется. Духовная соль – она выветривается с веками. Потом получается какая-то картинка. Какой-то лубок. Исчезает глубина понимания жизни и веры.

Мы прозреем с вами. Наступит день, когда мы заступим в тот мир и там мы прозреем как эти слепые. Увидим Господа Иисуса Христа. Конечно, мы веруем, что Он – Сын Божий. И, очевидно, поклонимся Ему. Кто-то со страхом. Кто-то с любовью. Кто-то с трепетом. И так далее. Там все подтвердится.

Между глазом и ухом очень маленькое расстояние. Вот – глаз. Вот – ухо. А какая духовная бездна между ними. Мы пока что еще никого не видели. Ни Иисуса, ни Богоматерь, ни апостола Петра, ни апостола Павла, ни архангела Михаила. Мы только слышали про них. Наше сердце прыгает в груди от радости – мы полюбили их. У нас вера есть. Нам Бог веру дал. Духом Святым. Через слышание. Мы пока не видели.

Вот – она. С ладошку разница между глазом и ухом. А какая бездна в духовной жизни.

Все – слышал, всему – верю. Но ничего еще пока не видел. Увижу. Как в псалме написано. «Якоже слышахом, тако и видехом во граде Господа сил, во граде Бога нашего» (Пс.47). По-русски если сказать: как мы слышали, так мы и видим. То есть, как нам сказали, так оно и есть. Когда люди попадают в духовный мир… вот в небесный Иерусалим зайдем. «О! Как нам сказали – так оно и есть. Вот – стены из золота. Вот – жемчужные ворота. Вот – агнец закланный. Воскресший. Сидящий на Престоле». Вот как нам сказали – все, так и есть. «Якоже слышахом, тако и видехом». () Вера – это область слышания, образ ушей. А знание это образ глаза, образ видения. () Иногда видение и слышание очень различаются. Как у Иова. Иов был святой человек. Он слышал про Бога сердцем и любил Его, и служил Ему как никто. А потом как ему было огорчение промыслительно всеми видами огорчений. Он много горьких слов сказал. И Господь потом явился ему. «Кто этот человек омрачающий провидение словами без смысла?» — сказал Господь (Иов.38,2). И Иов сказал: «Я слышал про Тебя слухом уха, а теперь я вижу Тебя и раскаиваюсь в прахе» (см.Иов.42:5-6).

«Ничего больше говорить не буду. Я – молчу».

Мы именно пока говорим, потому что «Мы – слышали, но не видели. А если мы увидим, мы – замолкнем». Вот когда я уже замолчу (еще буду жить, но уже – замолчу), значит, уже что-то увидел. Потому что, когда человек что-то увидел – он не сможет разговаривать. ()

Так бывает. Потому что – те, кто видит, они много не говорят.

Говорят те, кто слышал и сердцем понимает. Для того, чтобы чужое сердце зажглось его нужно от мотора разогревать. Как на морозе – один мотор горит, подсоединили клеммы – Пр-р-р!! – и другой мотор завели. Это вера от слышания. Так мы делаем. Так нужно делать.

Но те, которые уже прозорливые. Юродивые. Блаженные. Святые. Вы гляньте в их глазки! Есть фотографии святых. Уже в двадцатом веке есть фотографии святых. Фотография Иоанна Максимовича. Фотография Луки Крымского. Фотография Серафима Тяпочкина. Фотография Павла Груздева. Фотографии этих битых, мучимых за Господа, тюрьмы прошедших, в психушках лежащих. Тех, которым ребра ломали, зубы выбивали. У нас есть фотографии этих людей. Гляньте в их глаза. Какие у них глубокие глаза. Какой там взгляд. Как там много любви и жалости. Как им жалко людей. Бога любят. Людей жалко.

Там – вообще… Ну, не скажешь всего этого языком!

Нам придется когда-нибудь увидать и замолкнуть. А пока что нам надо слышать и говорить. Нельзя молчать. Нужно говорить. А потом: «Якоже слышахом, тако и видехом». Потом это тоже исполнится. Наступит сей день. И мы поклонимся Господу Иисусу как тот слепой, о котором мы сегодня читаем в Евангелие.

А пока – на своих ногах, со своими глазами, покидая Божий храм, благодарите Воскресшего Иисуса. И – благодарите Его всегда. Когда будете молиться – сначала благодарите, потом – просите. Сначала поблагодарите, похвалите Его. Как можете. Как умеете. Потом – покайтесь, попросите прощения за грехи свои. А уже потом просите то, что вам нужно. И даст вам Бог. Потому что – у Него все есть. Бог – богатый всем. Нет ничего такого, чего бы у Него не было. И Ему не жалко давать. Лишь бы это только было человеку полезно.

Хвалите Господа с небес. Хвалите Его в вышних. От земли хвалите Его. Юноши. Девы. От земли хвалите Его. Да восхвалится Имя Господне.

Скоро будем праздновать Вознесение Господне. Потому что Христос Господь покинул эту бедную землю. Походил по ней ногами. Покапал не нее кровью с креста. «Плюновением» освятил ее. Потому что даже слюна Христова, смешанная с пылью, оказывается, тоже зрение дает человеку. Все святое в Иисусе. И – плюнул. И – кровь пролил. И – рукой прикоснулся. И – ногами встал. Это все святое. Освятил нашу землю Своим присутствием Господь и поднялся на небо. Для того, чтобы оттуда прийти опять. Мы ждем Его Второго страшного и великого пришествия. Для праведников – великого. Для грешников – нестерпимо ужасного.

В четверг будем праздновать Вознесение Христово.

А пока что прощаемся Пасхальным приветствием. «Христос Воскресе!»

Аминь и Богу слава.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации