3506 Проповедь на Воскресном Всенощном Бдении первой недели Великого Поста /24.02.2018/

A A A

Первая неделя Великого Поста. Седмица прошла. Неделя пришла. Сегодня я хотел бы сказать вам несколько слов о нескольких святых, которые поминаются в сегодняшний день Святой Церковью.

Вопервых, это Алексий, митрополит Московский и всея Руси.

Живя в Москве, в её пределах, на её окраинах, в Подмосковье; хорошо было бы каждому из нас разочек побывать во всех святых местах, которыми щедро наделена и усыпана, как звёздами небо, эта земля.

Вот, в частности, мощи святого Алексия лежат в Елоховском, бывшем кафедральном соборе Патриаршем, где часто служили и молились в своё время и Алексий Второй, и Алексий Первый.

Алексий, митрополит Московский является духовным наставником, ангелом хранителем Небесным, двух из наших почивших патриархов. Там находятся его святые мощи. Там с некоторой периодичностью совершаются молебны у его святых мощей.

Алексий был человеком чрезвычайно интересным, и для того, чтобы с ним познакомиться, я бы советовал читать не жития святых, а книги из разряда «Жизнь замечательных людей». В них раскрывается политическая ситуация на Руси: придворные интриги, монгольский гнёт, невежество, голод, войны и всё, что связано с народной жизнью. И вот на фоне этой грязи и ужаса, потому что эпоха была грязная и ужасная, сияли несколько ярких свечей. Это Сергий Преподобный, Алексий и ещё несколько человек. И тогда это понятней.

Жития святых они хороши, но они глянцево хороши. Они, так сказать, залиты какимто таким лаком. Они залакированы. А научные исследования, монографии, они показывают человека в быту. Как он вообще жил, что вокруг него копошилось, кто на него ножи точил, какие коллизии житейские приходилось ему принимать. Так сказать, на свою совесть. Это очень всё интересно. Тяжелейшая эпоха.

Алексей это четырнадцатый век. Он прожил при многих князьях, был дипломатом. Очень образованным человеком. Он вообще был боярского рода. Фамилия его отца Беконт. Призванный на монашество в юности. Он прожил длинную жизнь. Как говорят, до монашества двадцать лет, в монашестве – сорок и на метрополитчьем престоле – двадцать пять. Примерно лет жизни было восемьдесят пять лет, из которых сорок лет монахом и двадцать пять – митрополитом.

Тогда «министерство иностранных дел», это были митрополиты,

«министерство внешней разведки» митрополиты, «министерство внутренних дел» — митрополиты. Митрополиты несли на себе тяжесть государственного управления. Наряду с князьями.

Князья «собачились» за деньги, за власть. Друг другу преступали клятвы крестного целования, нанимали татар друг на друга.

А сдерживали Русь от полного хаоса как раз церковные видные иерархи. Вот владыка Алексий – один из таких людей, который и держал нашу страну, нашу бедную Русь с бедным народом на грани полного исчезновения. Он для этого и молился, и употреблял другие усилия. Дипломатические и политические.

Он в этом отношении был уникальный человек.

Сегодня же празднуется память святого Милетия, архиепископа Антиохийского. Я думаю, что про него вы не знаете.

Про него узнали на Руси, когда возник спор как креститься. Тремя перстами или двумя перстами. Когда люди проклинали взаимно друг друга и готовы были поубивать один другого.

Не могли решить: «Вот так креститься или вот так креститься.» И тогда вспомнили про Милетия. В его житии описывается, что он, объясняя народу Таинства Святой Троицы, соединял и раздвигал пальцы свои правой руки. Он говорил, что верим в одного Бога, но в трёх лицах, но три — не три, а три – одно. И вот он, жестикулируя, и показывая, и манипулируя рукой своей, пояснял, что лица три, а природа одна. И пальцы его светились, и это было всем заметно. И народ стал так же складывать пальцы вслед за ним и на себя накладывать троеперстие. Троеперстное крестное знамение.

Так объясняли троеперстие те, кто после Никонской реформы вводили новые обряды в нашей Церкви. И имя Милетия тогда было всем известно. Вы знаете, что мы сейчас можем креститься поразному: и двумя,           и     тремя              перстами. Взаимные  проклятия  сняты.          То          есть, одинаково благодатны крестные знамения и двумя перстами и тремя. Церковь говорит: «Не спорьте, люди, об этом. И так можно, и так можно. И так крест чтится, и так крест чтится».

Но Мелетий нам с вами интересен и важен еще и другим. Он рукоположил в дьяконы святого Иоанна Златоуста. Златоуст был антиохиец, то есть сириец. Антиохия это один из главных городов Сирии. И там впервые, кстати…Мы знаем из Писания, в книге деяний пишется, что там впервые в Антиохии христиане назвали себя этим именем. Христиане. «Кто вы такие? — Христиане».

Их считали какой-то иудейской сектой. Какая-то секта каких-то иудеев, которые какого-то Иисуса почитают.

И у них впервые возникло имя. «Мы – христиане».

Это было в Антиохии. В Сирии. И оттуда вышло очень много святых.

И там был Златоуст. Он долгую жизнь прожил там. Именно священником. Правой рукой архиепископов различных, в частности Милетия. Милетий рукоположил его в диаконы. А уж в священники его рукоположил его Флавиан, следующий митрополит антиохийский. Эти люди нам интересны тем, что мы через них узнаём больше про Иоанна Златоуста.

Его память сегодня совершается.

А соимённый ему, ещё один Милетий, тоже поминается сегодня, это— Харьковский Милетий, который жил в восемнадцатом веке. Гдето примерно во времена Екатерины. В Харькове мощи его так и есть.

Там есть кафедральный собор Богоявленский, красивейший. Уникальный в своём роде. Там есть двое святых. Святой Милетий и Святой Афанасий — патриарх Цареградский. Сидящий. Называют его так: Афанасий Сидящий. Потому что на Востоке архиереев хоронят сидя. Как Спиридона носят на троне по Корфу христиане. До сегодняшнего дня — сидящим. Так вот, сидя, хоронят архиереев.

Их одевают в облачение, сажают на престол и както хоронят так, что они сидят в гробу. Там, в Харькове есть такой нетленный патриарх Цареградский Афанасий. Народ называет его – Афанасий сидящий.

А на другой стороне храме находится рака с мощами Милетия. Того, что тоже сегодня поминается. Про него известно очень мало, но известно, что он вёл борьбу со своей плотью при помощи того, что он не спал.

Он спал сидя или стоя. Он проводил целые ночи, одну за другой, без сна. А в аскетике это считается самый высший вид, так сказать, благого издевательства над собой. Когда человек хочет победить свои страсти: ненависть, обжорство; блуд, вездесущий и всехуязвляющий; то ему нужно както себя смирить. Если ты будешь на кашках сидеть, то ещё много месяцев пройдёт, пока ты себя немножечко сдержишь.

Через пищу долго. Гораздо лучше не пить.

Жажда, она убивает страсти больше, чем неядение. Без еды можно жить и неделю и две. А без воды – нет. Жажда убивает страсти. А ещё сильнее, чем жажда, убивает страсти отсутствие сна. Но это опасное занятие. Потому что люди малоспящие сходят с ума. Это тоже проверенная вещь. Кто хочет долго не спать, то он очень быстро выступает из ума. День, два и… уехал. Человек не выдерживает отсутствие сна.

Сон нам нужен больше хлеба. И даже больше воды.

И самые великие подвижники, — они пытались себя победить, все свои страсти уничтожить, — тем, что они спали, никогда не ложась на рёбра. Спали, сидя, на стульчике низком, так, чтобы колени касались лба.

Так они, скрутившись калачиком, не ложась, проводили ночь. Долго так не поспишь. Кто попробовал хоть раз, знает, что долго так просидеть невозможно. Они поднимались и начинали молиться.

Этот Милетий святой – он всю свою жизнь, все свои ночи, проводил так, что он либо сидел, либо стоял. И никогда не ложился.

Не то, что на расстеленную кровать, но даже на пол.

Когда спать хочется, человек просто падает, где стоит и вырубается. Потом разбуди его, попробуй. Вот он был такого высокого духа человек.

Такие люди появляются редко. Из святых нашей Церкви есть святой Иоанн Шанхайский (Максимович). Мощи которого в Сан Франциско лежат. Он тоже известен тем, что всю свою монашескую жизнь не спал на кровати. Он даже не расстилал её. Он становился на коленки, на кровать клал Библию и читал её. Или за стол садился и писал свои архиерейские всякие бумаги. А утром, когда его сон морил, он засовывал голову в ведро с водой. И так вот такой, взъерошенный и мокрый, прибегал на раннюю службу и служил Литургию. И так провёл всю свою жизнь. От воздержания в Великом Посту у него отвисала челюсть. Он не мог говорить. Он настолько ослабевал, что, когда он пытался говорить, его не слушался рот. Потому что у него челюсть отвисала, и не было сил челюсть, как бы, поднять обратно.

Но при этом он выполнял все свои обязанности архиерейские: и служил, и бесов гонял. И исцелял, и врачевал, и проповедовал Евангелие. И всюду успевал. Успевал все больницы обойти.

Вот таким же был Милетий. Особые подвижники такие.

Мы вспоминаем сегодня Алексия, митрополита Московского. Это четырнадцатый век. Милетия, архиепископа Антиохийского. Это четвёртый век. И Милетия Харьковского. Это восемнадцатый век.

Вот три таких человека у нас сегодня в месяцеслове.

Чтоб вы знали. Церковь богатая этим знанием. Не знаю, как кому, а мне, например, очень интересно каждый раз узнавать про какогото великого человека. И с удивлением для себя открывать эту новую вселенную. Потому что каждый святой — это вселенная целая. Или, по крайней мере, большая планета в этой христианской вселенной.

Но вы, пожалуйста, не испытывайте на себе. Спать на стульчике, например, или не расстилать кровать, или не есть по три дня. Не надо. Рахитам запрещаются великие подвиги. Те, кто хочет поднимать штангу, должны иметь справку от врача, что они полностью здоровы. Что у них сердце, лёгкие, голова, руки, ноги, плечи, коленные суставы…что у них всё хорошее. А мы с вами, к сожалению, духовные рахиты. Мы должны издалека посмотреть на святых людей.

Вздохнуть от радости, что они есть. Потом вздохнуть ещё раз от печали, что мы не такие. И не будем такими, кстати. Надо попрощаться с мечтой, что мы такими будем. Ну, и дальше жить.

Моли Бога о нас, святой Алексий, божий человек. Святой Алексий, митрополит Московский. Святой Милетий Антиохийский. Святой Милетий Харьковский. Вот.

Наше дело молиться Богу и тем, кто лучше нас.

Причём, если человек узнаёт про тех, кто лучше его и радуется, это значит, что в нём здоровая, совершенно здоровая христианская душа. А если человек узнаёт про тех, кто лучше его и завидует. И унывает оттого, что он таким быть не может, значит у него больная гордая паршивая душонка, которую ещё только лечить и лечить.

Поэтому, узнавайте про тех, кто лучше вас и проверяйте себя. Есть радость – значит, вы нормальные люди.

Нет радости, есть уныние: «Ну, я так не смогу! Ну, что за дела такие? У них получилось, у меня не получилось! Ну, что такое? У меня так не получится. Я так не играю!»

Это значит душа больная и нездоровая.

Поэтому, узнавая про святых, мы можем проверить себя, насколько ты гнилой. Если ты радуешься, значит, ты здоровый человек. А если ты печалишься, значит, в тебе ещё много такого, неочищенного. Не перевязанного, не исправленного и не смягчённого.

Молитвами всех святых желаю вам порадоваться о Господе. О грехах своих вздохнуть. О святых порадоваться.

Аминь.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации