3676 Притча о Милосердном Самарянине /проповедь 25.11.2018/

A A A

(проповедь в храме села Дубровка Московской области)

Христос Воскресе!

Притча о Блудном Сыне (На самом деле: «о Милосердном Самарянине» — отец Андрей оговорился) читалась сегодня на Богослужении. На своем верхнем слое – это очень простое и всегда новое учение о доброте и сострадании, не знающих границ.

До сегодняшнего дня человеку трудно не делить мир на «своих» и «чужих». И мы с вами больны все этим: мы делим людей на «черных» и «белых»; присматриваемся к ним: кто — татарин, кто – еврей; разделяем их. И вот это евангельское слово: всегда понятное и вечно новое (заново читаемое) напоминает нам, что мы не должны делить людей, по крайней мере, в беде. Страждущий человек теряет национальные признаки, культурные, религиозные — он превращается просто в страждущего человека. И, конечно, если тонет человек, мы не будем спрашивать его, он верующий или атеист и не будем присматриваться к цвету его кожи. Будем спасать человека, если умеем плавать.

Вот – на «верхнем уровне», притча об этом. Самаряне и евреи имели между собой древнюю вражду. Этническую, религиозную, смешанную. Она уже столетиями тянулась, и она им в наследство досталась. И Христос как раз показывает, как иноплеменник помогает нуждающемуся. Но это только на первом (верхнем) уровне. Но там, где глубже, она, эта притча Христова, в сжатом виде объясняет Евангелие и всю библейскую историю.

Отметим, что человек выходил из Иерусалима в Иерихон.

Иерусалим находится в горах, вверху. И говорят, что в еврейском языке даже нет такого выражения — «иду в Иерусалим, или — «ухожу из Иерусалима». Есть выражения — «восхожу в Иерусалим» и «нисхожу из Иерусалима». Так они говорят. То есть нет даже обычных слов для этого города. Есть: «Я поднимаюсь в Иерусалим», и «Я спускаюсь из Иерусалима».

А Иерихон – это символический город, это — твердыня греха. Это главная крепость, которая стояла на пути вхождения израильского народа в землю обетованную, крепость, которая мешала им пройти, и которая упала от звука серебряных труб. От звука «священнического трубления». Это тоже знаменательнейшее событие мировой истории. Причем, в книгах по церковной археологии пишут, что стены Иерихона упали наружу. Обычно осаждаемые города крушатся снаружи и падают внутрь, потому что снаружи их теснят. А Иерихон, как будто бы взорвался изнутри, стены его так упали, как будто бы кто его изнутри толкал. Эта твердыня упала по Божьему благословению после совершенно не воинственных дел: после того, как священники семь дней ходили и трубили в серебряные трубы.

И вот — человек в притче шел из Иерусалима в Иерихон. Это вам не просто – человек шел из «Солнечногорска» в «Подольск». Это не две географические точки. Это — два символа.

Иерусалим – это горнее место славы, где Господь живет. «Любит Господь врата Сиона паче всех мест на земле» (см. Пс.86). В псалмах об этом много пишется. «Похвали Иерусалима Господи. Хвали Бога твоего, Сионе (Пс.147).

А Иерихон – это внизу находящаяся твердыня греха.

Человек, который сверху вниз туда пошел и к разбойникам попал, это – кто? Это – ты. И – я. Это – дети Адама. Это, вообще, Адам, на самом деле. Он упал сверху вниз и разбился. Мало что – не умер от этого падения: от славы – в грязь. И дальше проходит мимо него левит и священник. Их можно, кстати, понять, потому что они идут в Иерусалим на службу. Так по тексту притчи. А им нельзя прикасаться ни к гнойному, ни к кровавому, ни к мертвому. Священник древний, чтобы служить службу, должен быть ритуально чист. Он даже к мертвой матери прикоснуться не мог, ни к мертвому сыну. Ни к чему мертвому священник не прикасался. Ни к чему гнойному, ни к чему кровоточивому. Поэтому, когда левит со священником мимо этого избитого прошли, мы не будем спешить их осуждать. Таковы религиозные правила. Но это еще раз говорит о том, что религиозные правила иногда бывают бесчеловечны. Из-за религиозных правил сколько в мире фанатизма, сколько злости… Сколько ненависти бывает оттого, что мы хотим все сделать правильно. Иногда нужно отставить в сторону все правила, чтобы человека просто пожалеть.

Вот один молодой монах пришел к старому. И долго-долго был у него, много времени у него занял. А потом спохватился и говорит: «Ой, прости меня, батюшка. Тебе же, наверное, длинное правило надо читать». А тот (старец): «Слушай, мое “правило” в том, чтобы взять тебя, принять и отпустить с миром». Об этом и покойный митрополит Антоний говорил, что иногда нужно «забыть Бога ради Бога». Что это значит? Допустим, мне молиться пора, а ты у меня сидишь – чай пьешь. Что я скажу: «Пошел вон отсюда, мне молиться уж пора»? Понимаете? Я могу быть таким «молитвенником», что я всех палкой поразгоняю: «Вы мне молиться мешаете!» Это такие люди, которые так «любят Бога», что никого больше не любят. А настоящая Божественная вера, она такая: «Можно все в сторону отодвинуть. Все! Все пораздвигать, если сегодня (сейчас!) нужно помочь конкретному человеку. Все забудь, а этому — помоги!» Это и есть вера. Кто этого не понимает, тот может превратиться в такого благочестивого фанатика, который всех ранит в жизни. Всем плохо возле него. Ему одному хорошо, потому что он думает, что он – святой.

Об этом тоже притча, кстати, говорит. Ну, не помогли они человеку, не помогли. Прошли мимо, потому что сохраняли ритуальную чистоту.

И вот самарянин… Кто этот самарянин? Это – Христос. Христос, который не гнушается человека. Остановился возле него. Чтобы вы себе понимали… Я уже и не знаю, с чем это сравнить. Самаряне и евреи… Какой бы вам такой пример привести, чтобы вы понимали, какой антагонизм был между ними? Но не смогу. Я не приведу вам примера…Он мог смело пройти мимо. Еще и улыбнуться напоследок: «Ага, получил! Так тебе и надо!» Он мог бы и так поступить. Потому что враг его лежит: изъязвленный, измученный, избитый. Можно было бы и мимо пройти, веселясь и насвистывая. Но… Остановился. Оказал милосердие. Это — Христос.

Христа, кстати, и называли – «самарянин». Это было оскорбление. Мало того, еще говорили: «Бес в Тебе!» Его еще и бесноватым называли. Как Его только не называли, Господа Иисуса Христа. Как его до сих пор только не называют. Знали бы вы как Его до сих пор называют. И что говорят о Его Пречистой Маме. И что говорят о Святой Церкви. Да вы знаете, наверное. Сколько до сегодняшнего дня языки человеческие говорят «на Него», «на Нее» и «на все святое». Терпит, благой и человеколюбивый. Терпит. За всех распинается. И за оскорбителей распинается. И за хулителей распинается. И возле каждого останавливается. Нет ненужных людей у Иисуса Христа. Самарянин в притче – это Христос. Он сам про Себя притчу рассказывает. Про всех нас и про себя. Остановился: промыл ему раны, маслом и вином. Вино – продезинфицировало, масло – смягчило.

На ослика посадил. Повез. Некоторые Отцы говорят, что ослик – это плоть Господня. Кто-то из западных учителей говорил, что тело наше – это чистый осел. Если ты его перекормишь – он взбесится. Если недокормишь – он упадет. Его нужно пожалеть, помыть, погладить; чтобы оно работало, это тело – «Осел Господень».

На осла взвалил Господь этого бедного побитого, повез его. в гостиницу. Гостиница – это Церковь. Церковь, наполненная избитыми больными людьми – это гостиница. Все мы с вами принесены Христом сюда. Как только Христос тебя нашел (в ранах, изъязвленного, еле дышащего), Он тебе промывает твои ранки (первичную «обработку» совершает – первое покаяние, первые слезы, первые молитвы, первая радость, первое чувство прощения), а потом несет тебя в гостиницу, чтобы дальше тебя лечили. Вот, например, мы иногда недоумеваем, почему в Церкви много странных людей? Почему в самой Церкви любви нету? Нет ни терпения, ни сострадания друг к другу. Есть много раздражения, хамства, чванства. (Согласимся). Ну есть же. — Есть. Куда деваться? — Есть.

А что вы хотели? Кого принесли в «гостиницу?» Здоровых, молодых, красивых и богатых? Калек избитых попритаскивали. Вот нас всех принесли. Мы — калеки избитые, на плечах Христовых принесенные лечиться. Это больница настоящая. Вы видели в больницах молодых, красивых, хорошо одетых, здоровых людей? Да нету там таких. Там, даже если и молодой, то все равно – больной. Скрюченный, сверченный и ждущий свой очереди у врача. На операцию записавшийся или анализы сдающий. Нет в больнице здоровых. И здесь их нету. Мы пришли лечиться сюда. Собственно, даже и не пришли. Нас – принесли. Сами мы бы и не пришли даже. Нас принесли подлечиться.

Вот и дает Христос «гостиннику» две монетки. «На! Тебе за эту лечбу». А, если потратишь больше, вернусь – тебе воздам. Есть такая мысль, что «две монетки», которые нужно потратить на лечение больного – это Священное Писание Ветхого и Нового Завета. Это одно из самых главных лекарств, которое дано человеку в гостинице этой. Чтобы ему дальше заживить свои раны, нужно потратить на лечение человека сокровища, находящиеся в Ветхом и Новом Завете. Оттуда вытащить мудрость, оттуда вытащить славу, радость, молитву, хвалу, пророчества, укрепление, утешение. Все там есть, в этой Святой Библии – и в Ветхом Завете, и в Новом Завете. Их нельзя разделять – одно от другого. Там все вместе. Это все – Святое, и все – одно, и все – про Христа, и все – для нас.

Поэтому, вот лишний раз можно сказать: «Читайте, пожалуйста, читайте!» Если вы привыкли в ушах носить микрофоны всякие, запишите себе на флэшку Послания Апостола Павла, скачайте себе псалмы царя Давида, скачайте себе книги Соломоновы, Екклесиаста, притчи, Песню Песней. И, когда вы вставите в уши себе наушники, путь там, в наушниках звучит Божие Слово. Иначе – времени нет. На работу – с работы. На учебу – с учебы. Полжизни – в электричках, полжизни – в машинах. Нет времени читать. Так заставьте цивилизацию работать на вас. Пускай Слово Божие звучит из транзистора в машине, пока ты едешь. Пускай Слово Божие звучит из телефона, закачанное, записанное заранее. Заставьте эту техническую цивилизацию на вас работать. Пусть она обслуживает вашу душу и доносит до вас эти вечные слова Святого Бога: Ветхий Завет и Новый Завет. И то, и другое – нужно. Не слушайте тех, кто говорит, что не нужен Ветхий Завет. Глупости – нужен. Мы только что Символ Веры пропели. Христос Воскрес «по Писаниям». По каким Писаниям? По писаниям пророков Ветхого Завета. И Дух Святой говорил через пророков. Об этом тоже в Символе Веры говорится. В Символе Веры, хоть он и короткий, там два раза упоминается Ветхий Завет. В словах про Духа Святого и про Воскресение Христово согласно Писаниям. Вот – «две монеты». «А, если больше потратишь, то я вернусь и еще награжу тебя»… То есть – тебе возмещу.

А что можно потратить больше, чем Ветхий и Новый Завет? Оказывается, можно людей лечить и учить другими способами, кроме Священного Писания. Если проповедник церковный, катехизатор, наставник, епископ…

(Главный учитель Церкви – это епископ, который днем и ночью должен заниматься учением своей паствы, а уже потом мы – попы, а потом – диаконы, а потом – мама дома, а потом – папа с друзьями, это потом все. Епископ сначала должен этим заниматься и от него поставленные пресвитеры и катехизаторы).

…Так вот, если катехизаторы, проповедники (и так далее), кроме священного Писания (Ветхого и Нового Завета, которое мы должны знать назубок); если мы, кроме этого, еще будем знать современную и древнюю поэзию, историю живописи, историю кинематографа. Если мы будем знать философию (ту или иную: греческую, или римскую, или современную, или средневековую), если мы будем знать военную историю, если мы будем знать физику или химию (что бы мы ни знали) – мы сможем обогатить свою проповедь. Мы сможем добраться до самых упертых душ. Мы сможем найти такие слова, которые будут ключиком к самым таким трудным персонажам. Потому что люди много вопросов имеют. Они простыми ответами не удовлетворяются. Их нужно долго тормошить. С ним долго нужно бороться, чтобы двери сердца открылись, чтобы Христос туда зашел. Люди закрытые – они не хотят. Они сомневаются. Недоверчивые они. Они претензии выставляют. Но, если ты много знаешь, у тебя возникают увеличенные возможности добраться до той или иной человеческой души. Поэтому, очень нужны грамотные. Не только в Духе Святом. Не только сильные острословы и проповедники, у которых в руках острый меч Божьего Слова. Не только это. Нужны еще и образованные люди. («Если что-нибудь больше потратишь, Я тебя награжу!») Нужно отовсюду «черпать». Отовсюду буквально черпать по капельке. По стаканчику, по наперсточку эту мудрость Божию, разлитую по миру. Для того, чтобы хотя бы кого-то спасти. Потом Господь вернется и… «Я тебе заплачу, Я тебе возмещу». Кто это такой, который вернется? — Опять Христос. Он же вернется? — Конечно. А когда? Не надо знать — надо ждать. А вдруг сегодня вечером? И Он же уже пришел. Причастился каждый из вас – это что такое? Это Он уже пришел воздавать. Еще не судить, но пока что продолжает нас лечить. Он – здесь. Он – рядом. А потом Он во Славе придет, так что всякое колено содрогнется пред Ним, заплачут те, которые Его распяли. Все, что написано, то и будет. Он вернется – воздавать.

Оказывается, можно больше потратить. Можно употребить максимум усилий для того, чтобы найти избитого человека. Исцелить его раны, затащить его в гостиницу, оказать ему всякую услугу для того, чтобы он был здоров. «Я пришел, чтобы всего человека исцелить!» Это Христос говорит в другом месте, когда исцелял расслабленного. Всего человека пришел исцелить. Что такое «весь человек»? Это – тело, совесть, память, ум, воображение, сердце, воля. Все, что есть в человеке, все — болит. И все нужно исцелить. Так кому же это по силам? Только Ему самому. Он, создавший человека, только Он и может эту сложную машинку, поломанную, опять починить. Сложный рояль настроить, чтобы он красиво звучал. Только Его пальцы это сделают. Через нас. Его пальчики через наше усилие.

Вот что такое притча о милосердном самарянине.

Ну и потом, она заканчивается опять призывом к милосердию. Так кто же добро ему сделал? Тот, который оказал ему эту милость. Ну… «И ты иди и твори так же». Все притчи, все учение Христово, оно заканчивается таким «толчком в спину». Ну. Иди — делай! Ну. Иди -работай! Все Евангелие такое. «Иди – делай!» Можно всю жизнь слушать – и ничего не сделать. А можно услышать и пойти, и начать. А там, знаете… Трудящемуся Бог помогает. «Ты — начни, а Я – помогу!» Одному старому монаху Божия Матерь явилась. «Строй монастырь!» — Он говорит: «Я умирать собрался. Какой монастырь строить? Да и кругом полно монастырей. Зачем еще один – новый». Она: «Строй, строй. Есть воля Божия на то». Он: «Да как я буду строить? Я не знаю с чего и начать». Она: «Строить буду я. Ты будешь у Меня лопатой, веником и граблями. Ты – начинай. Я буду строить тобою». То есть – ты будешь в Моих руках орудие.

Вот что бывает с человеком, который не только слушает Божие Слово, а еще и пытается его к сердцу приложить, начать трудиться. «Давай, начинай! Иди и ты. Твори так. Твори дела милосердия. Спасай душу. Лечись в конце концов». Потому что, если калека сбежит из больницы, кто ему поможет на улице. Помогут только здесь. Только с нами. Только Таинствами. Только процедурами. Только святыми небесными процедурами в этой великой больнице исцеляется весь человек. Он — «Всего человека пришел исцелить».

Вот, дорогие христиане, что и мы с вами унесем отсюда. Во-первых, очередное удивление. Оттого, что в таких коротких словах повторилась нам сегодня вся история мира. И падение, и спасение. Будем смотреть на каждого человека (с черной или желтой кожей, с косыми глазами, скуластого, маленького) — как на «человека». Чтобы мы не были ни расисты, ни нацисты. Мы – христиане, нам – нельзя. Для нас все люди, это — «люди». И, если в наши храмы придут негры молиться, мы будем радоваться. Если китайцы придут в православные места, мы будем радоваться. Мы – не нацисты и не расисты. Мы – христиане, причем еще и православные.

Об этом тоже притча говорит. Ну, и «монетки» поищите в карманах у себя. Дома они же лежат у вас — Ветхий и Новый завет. Занимайтесь. Учитесь. Пока ножки ходят, пока глазки видят, пока ручки работают. Пока еще живет здесь человек. Пока здесь человек – это время исправления, покаяния, труда. А (там) уже скоро прозвенит «звоночек». Для меня уже звенит. Зовут уже. Каждому прозвенит звоночек. «Иди сюда! Отвечай. Рассказывай».

До этого дня трудитесь и не уставайте.

Аминь. Христос Воскресе.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации