3669 Притча о богаче и Лазаре /проповедь 04.11.2018/

A A A

Сюжет притчи о Богаче и Лазаре повторять, надеюсь, нет необходимости.

Прошу обратить внимание как легко и свободно Иисус Христос говорит о само собой разумеющихся вещах: об аде и муках, о лоне Авраамовом, об утешении после тяжелой жизни, о невидимом мире, об огне, в котором страдает человек, о желании прохладить язык свой, чтобы как-то облегчить свои страдания. Об ангелах… «Ангелы отнесли покойного Лазаря на лоно Авраамово» (см.Лк.16:22).

Совершенно просто Христос говорит об этих вещах, поскольку они реально существуют.

Это же — Притча. Остальные притчи про что?

Вот Притча про Блудного Сына. Есть папа, есть дети и есть желание «смыться» из родительского дома со своей долей наследства. Все естественно – человек проблудил, промотал, пропьянствовал. Есть позор и есть возвращение. Это реальная история? Совершенно реальная.

Есть Притча про Сеятеля. Вот – земля. Вот – семя. Вот – помеха для семени. Вот – добрая земля. Совершенно реальные вещи.

Другая Притча – про Самарянина. Разбойники напали, избили. Бывает такое? Да каждый день. Посмотрите криминальную хронику. Добрый человек остановился. Помог. Не дал погибнуть. Бывает такое? Да каждый день. Только это не показывают по телевизору. Наше телевидение сфокусировано на скандал, на запугивание, на «жареные» факты и на то, что из-за границы прислано с грифом «К обязательному просмотру». А искать какую-то информацию позитивную у нас как-то не очень принято. Встречается и такая информация, конечно, но не так часто.

Совершенно реальные вещи описываются в притчах Господних.

И эта Притча говорит нам о реальных вещах. Говорит таким же языком (простым и будничным), каким Господь говорил. Лишний раз позвольте вам заметить, что речь Христа совершенно простая. Если бы Он говорил, например, языком Гегеля, Евангелие бы умерло в первый день после своего появления. Кто из вас пробовал читать какую-нибудь серьезную литературу философского нравственного содержания. Если бы Господь говорил так, как говорят на кафедре философии, — «пиши пропало». Не было бы христианской Церкви. Но Он говорит так просто, что понимать Его может и рыбак, и пастух, и домохозяйка. Но при этом философы бьются над Его словами, потому что знают, что это не простые слова.

За словами в притчах стоит реальность.

И вот я обращаю ваше внимание сегодня «перво-наперво» на то, что, наряду с бытовыми предметами (видимыми), также просто Христос говорит о предметах, которые мы не видим. О загробной жизни, о страданиях там, об утешении там. Отметьте себе, пожалуйста, что души, находящиеся за Гробом, изображаются, как полностью сознательные люди. Богач, оказавшийся в аду, сохраняет память о прожитой жизни: он узнает тех, кого видел на Земле, он узнает тех, о ком он слышал только в книгах. Лазаря — он видел, об Аврааме — только слышал: но он узнает и того, и другого. Он помним о братьях. Он осознает свои ошибки. Если человек узнает, осознает, вспоминает, переживает – то это полноценная психическая жизнь. Там нет полноценной физической жизни – то есть там не будет лопаты, чтобы вскопать огород. Да и огорода там не будет. И нужды в нем не будет. И многих других вещей там не будет. Не будет клавиатуры и компьютера, чтобы набрать какой-нибудь текст. И нужды в этом не будет. Но в остальном изображается притча простыми словами и дает совершенно будничную информацию. Как о совершенно известных вещах. Они, в общем-то, и являются совершенно известными.

Евангелие не написано для того, чтобы мы с вами поверили, что существует потусторонний мир. Мы с вами и без этого должны верить в существование потустороннего мира. И без Евангелие. Потому что, если человек не верит в существование потустороннего мира, он ничем от животного не отличается.

Евангелие не говорит нам специально о том, что есть рай и ад. Это можно узнать и без Евангелие. Очень много народов существует на Земле и у всех их есть свои представления о рае и аде. Но нет таких народов, которые не знают, что существуют высокие и светлые обители и существуют какие-то такие пропасти, в которых нехорошо некоторым. Вот уже нравственные критерии отличаются, конечно. Отличаются. Но сам принцип общий: есть загробная жизнь и в этой загробной жизни пути людей расходятся. Не все идут в одно и то же место. Расходятся. Это настолько очевидные и элементарные вещи, что Евангелие говорит о них так, походя. Проходя мимо. Говорит как о совершенно известных вещах.

Мы не пользуемся Божьим Словом для доказательства вещей очевидных и, если человеку нужно доказывать очевидные вещи, то с ним и разговаривать не надо.

Евангелие говорит о спасении человека, о примирении человека с Богом и о вхождении человека в светлый рай посредством Христа Господня. Его Креста, Его страданий, Его пролитой крови, Его учения, Его Таинств. Об этом говорит Евангелие.

А все иные вещи, прошу вас запомнить, Христос называет само собой разумеющимися.

Когда евреи Его слушали, никто их них не перебил Его, не воскликнул (например): «А что есть разве Ад?» Христос рассказывает: «И вот Богач, в аду, находясь в муках, издалека увидал Авраама и Лазаря на лоне его» (см.Лк.16:23). Какая простая фраза! Современный атеист (современный совопросник) перебил бы Христа уже четыре раза.

— А что — есть ад?

— А что – из ада можно увидеть Авраама?

— А что — он узнал Авраама?

— А что — разве были портреты или фотографии?

Кто их вас знает как Авраам выглядит? Никто. А как Богач его узнал? Оказывается, в духовном мире все всех узнают. В духовном мире нету ошибок. Прекрасно будешь знать: где — Исаия, а где – Иеремия. И не ошибешься.

Можно было бы перебивать Христа на каждом шагу.

— А что – там есть «такое» (или такое)?

— А что – там можно разговаривать?

— А что – там можно помнить про братьев?

Никто не перебил Иисуса Христа. Хотя мы в Евангелие читаем, что бывало — и перебивали Его. Перебивали и выкрикивали разные слова. Иногда – одобрительные. Какая-нибудь женщина могла закричать: «Блаженно чрево, носившее Тебя. Блаженна грудь, Тебя вскормившая». А некоторые кричали: «Что Он говорит? Пошли отсюда. Безумца слушать невозможно». И – уходили. Люди перебивали Христа. И общение у Христа с людьми было очень живое. Такое, знаете… Вот, если вы слышали, как в синагогах галдят, так они и общались. У нас галдежа быть не может. У нас должно быть пение, чтение и моление. А в синагогах галдеж страшный стоит. Люди галдят постоянно. Что-то решают. Какие-то вопросы у них. И друг к другу. И – к Богу. Они к Нему постоянно достучаться пытаются.

Так у них было и с Иисусом Христом. И галдеж. И крик. И возмущение. И – негодование. И бросали в воздух пыль. И раздирали одежды. И швыряли камни. Все было очень страстно. «Пассионарно» – как говорят современные историки.

Но вот в этом случае Христа никто не перебивает. Потому что наличие ада и рая, наличие загробной жизни – это совершенно естественные вещи. О них спорить стыдно. Стыдно спорить, что у человека есть душа. Стыдно спорить что человек не умирает весь. Его как одежду, снятую с души, кладут во гроб, а остальное, сокровенное, продолжает существовать вот той сознательной жизнью, о которой говорит Евангелие в лице грешного Богача. Он — помнит, он — говорит, он — осознает, он — просит. Полноценная жизнь душевного человека. Не верить в это просто смешно. Стыдно, смешно. И даже доказывать – стыдно.

Перед революцией в России «жил» расплодившийся атеизм (который, собственно, и стал причиной всех несчастий, всех перекосов и проблем). Вот такое упертое социалистическое «мохнорылое» мировоззрение: «То, что понюхал, то, что лизнул – в это верю. То, что за пределами осязания – не верю!» Такое – странное… «Мохнорылое»!??! (специально обидно повторю). И наши священники, которые пытались бороться с этим отупением мозгов, очень много сил потратили на доказательство простых вещей: что есть рай и что есть ад; что душа – живая и она не умирает; что будет Воскресение мертвых. Но все оказалось «бестолку»!

Но я думаю, что в этом случае все всегда будет «бестолку». Если человек не верит в то, что совершенно очевидно, с ним даже и разговаривать-то просто нужно осторожно.

Это первое, что я бы хотел сегодня отметить.

Далее. Вы слышите, что есть некая зависимость от того, как ты живешь «здесь», то — как ты будешь жить «там». В этой притче подчеркивается и сравниваются два состояния. Богатый. И – Бедный. Можно провести другие параллели: развратный и целомудренный, гордый и смиренный. Есть другие состояния души, которые можно поставить друг против друга, как противовоюющие войска. Как на шахматной доске – черные и белые. Здесь «черные» – богатые. «Белые» – бедные. Но это вовсе не значит, что все богатые – черные, а все бедные – белые. Нет, ни в коем случае. (Об этом стоит отдельно как-нибудь поговорить). Есть ужасные бедняки, которым нельзя давать в руки ни копейки. Если их как-нибудь, чуть-чуть, мало-мальски поднять из грязи, то они ужаснут весь мир. И есть довольно смиренные люди, обладающие большими достояниями. Но мы сейчас говорим не об этом.

Так вот, здесь выбраны одна противоположность: «богатство» — «бедность». Есть, повторяю, другие: верность и – предательство, трусость и – смелость, целомудрие и – разврат. Их тоже можно противопоставить. Все это тоже касается ада и рая. Один предал – другой остался верным. Один украл — другой не украл. Тоже дорога раздвоится.

Но здесь об этом не говорится. Почему? — Нам дается возможность подумать самим. Нам дается только одна из возможных противовоюющих добродетелей. (То же самое можно продумать о всех других вещах, которые я лишь «штрихпунктирно» называю).

Я обновил недавно в памяти один случай. Во время блокады Ленинграда недалеко от Исаакиевской Площади был институт семян имени Вавилова, в котором хранилось несколько десятков тонн зерновых культур. Масличные, картофельные, зерновые: просо, пшеница, и так далее. Это были ценные образцы. Представьте себе — ни одно зернышко не было съедено. От голода в институте умерло тридцать сотрудников. Некоторые из них умирали за рабочим столом, сжимая в руке образец рабочих семян для описи. Но никому не пришло в голову сварить себе какой-нибудь кашки из пшена и спасти погибающую свою душу. (Никто бы их и не осудил, кстати).

Люди проявили какую-то фантастическую верность своей профессии, верность Родине.

Потом этот семенной фонд лег в основу возобновления сельского хозяйства после войны, оказывается. Ценнейшие материалы дали возможность самим, не покупая ни у кого семенной материал, возродить сельское хозяйство на своих плодородных территориях.

Кто эти люди? Это разве не те, о которых можно притчи складывать?

Один в мирное время безо всякого голода, безо всякого холода, безо всякой опасности продаст всю страны с потрохами. И душу дьяволу отдаст. За какую-то ерунду. За какую-то яхту на Мальдивах. А другой под бомбежками и обстрелами в неотапливаемом помещении, на мешке зерна сидя, ни крошки из него не съест. Об этом тоже можно притчу сказать.

Христос говорит нам только одну Притчу. Только про одну противоположность добродетелей. А вы уже дальше додумывайте сами. Кто куда пойдет? Куда пойдет предатель и куда пойдет верный? Куда пойдет вор и куда пойдет милосердный и честный? Куда пойдет развратный и куда пойдет целомудренный? Это все додумывать нужно самим. Притча о Богаче и Лазаре дана как образец. И не более того, кстати говоря. Это священный образец расхождения дорог в потустороннем мире.

Причем жили они рядом – эти два человека. Вот тебе – Богатый. Вот – на ступеньках – Бедный. Это как два разбойника возле Иисуса Христа на Голгофе. Тут – один. Через три метра – другой. И они хоть и висят рядышком, но в разные места расходятся. «Те» разошлись: один — туда, другой – сюда. И «эти» разошлись: один – туда, другой – сюда.

Нам нужно думать о дальнейшей жизни. И в притче нам дается такая прямая «вещь», такое указание: наша будущая жизнь напрямую зависит от нашего нравственного содержания нашей души и нашей жизни в жизни современной. Поэтому так важно – «спешите(!) делать добро». Господь решает пока: «Дам тебе денек!» Потом — «еще месяцок». Потом – «еще недельку». А что там будет дальше – неизвестно. Но – «Что накопишь – то твое! Что успеешь собрать из доброго – то твое!» А, если не успел, опоздал… «Я думал, что я еще поживу!» — Я думал, что я – «то». Я думал, что я –«се». Индюк думал, думал … и попал в суп. Справедливо говорит такая народная ерническая мудрость.

Поэтому – «Не теряйте время и приготавливайте себе вечность!»

Приготавливать нужно то, что будет стоять всегда. Никто из нас не столь безумен, чтобы, например, остановившись в отеле, покупать туда торшер, прикроватный коврик, «мыльно-рыльные принадлежности» (как в армии говорят) и так далее, и тому подобное. Никто из нас этого делать не будет. Потому что это – чужое жилье, это – съемное жилье. И – «Я его оставлю через два-три-четыре дня. По истечении срока заказа и аренды».

Подумайте и об этом, между прочим. Одно дело: затащить шкафчик в будущую жизнь и кроватку мягкую в будущую жизнь поставить; и в будущей жизни клумбу разбить возле дома. Это все можно сделать. Но другое дело – сделать все «здесь», в этой жизни. Но это все временное, это все потом мы оставим. А «там», в той жизни – тоже есть свои кроватки, свои домики. Там тоже есть свои птички на ветках. Свои яблоки в саду. Там все тоже есть.

(Вы понимаете, надеюсь, что я образно говорю?)

Там тоже можно приготовить некое место. И нужно стараться не только о земном жилище думать (теплом и уютном); надо что-то приготовить себе и в рай.

Один приготовил себе печальные места из-за невнимательности. Всего-то навсего. Заметьте себе, что мы очень часто читаем Евангелие о грешниках, которые чрезвычайно хороши. Евангельские грешники лучше грешников сегодняшних. Например, Богач в аду переживает о братьях. Ему очень плохо. Он говорит: «Дайте мне на язык хоть каплю воды». Плохо человеку. А он в этом плохом состоянии имеет такую душу, в которой есть тревога о братьях. Вы мне скажите, когда у вас зуб болит, вы переживаете хоть о ком-то? Когда вы ногу подвернули (на коньках катались или по лестнице шли), или у вас спину схватило (скрючило вас так, что вы разогнуться не можете) вы о ком-то переживаете в это время? А человек в аду переживает о братьях. Это какой-то очень хороший человек. И в этих пиршествах, которые он проводил всю свою жизнь; мы не читаем о нем, как о каком-то страшном злодее. Это не Калигула. И не Нерон. Знаете, как Нерон жил? Есть такая картина Генриха Семирадского «Светочи христианства (Факелы Нерона)». На ней изображено, как Нерон пленных христиан подвешивал за ребро (без анестезии, конечно) в садах своих. Поджигал, и в свете этих живых, кричащих от боли людей (живых факелов) Нерон имел и желание, и удовольствие есть, пить, веселиться. А вокруг него ели, пили такие же, как он, его приближенные. И им как-то кусок в рот лез, когда рядом на столбах, как обвитые гирляндами, за ребро подвешенные, смолой облитые, горели живые люди.

Вот есть такие люди, которым это не страшно. Они при виде этого, смогут кусок прожевать и проглотить.

А этот Богач не такой. Он просто ел, пил и веселился. А почему? А потому что евреи, очевидно, к тому времени думали, что самое лучшее дело в жизни – это быть здоровым, иметь что покушать и не иметь проблем. И веселиться как можно дольше. Так Соломон в Книге Экклезиаста и пишет. Если ты можешь есть и пить, если ты имеешь свое жилище – друзей, знакомых; пей, ешь, веселись во все дни жизни твоей. Это твоя мера, это твоя чаша, это твоя доля. Это тебе Бог подарил. (см. Еккл. 9:7). Видимо, они думали, что больше благ и нету. А сегодняшние люди, думаете, не так делают? Сегодняшний человек абсолютно материалистичен. Если вам случится в пятницу пройтись по центру города. Особенно, нашпигованного, «едущими – пиющими» заведениями, то вы можете воочию это увидеть. Какая огромная масса людей «фарширует» собою все бары, все рестораны, все кафе, все клубы. И там они жрут, пьют, пляшут до утра. Оставляют там огромные деньги. Кстати, именно эта категория людей говорит, что все – плохо, что власть – плохая, что пора валить, что мы – бедные, что «Рашка» – несчастная. Это те же, которые просаживают с пятницы на субботу и с субботы на воскресение десятки тысяч рублей, нажираются, напиваются. Потому что у них нет больше цели в жизни. «А что еще делать? А как еще жить?» Они офисным планктоном сидят до пятницы на работе, ничего не делая, как правило. Перебирая бумажки, перекуривая, кофееек попивая и обсуждая чужие грехи. Потом они два дня зависают. Потом они с больной головой в понедельник опять приходят на работу.

Это и есть те люди. Для них это – высший кайф. Если бы они были на месте Богача – они бы также и делали. Они бы одевались красиво, они бы ели и пили с утра до вечера; если бы можно было не работать и полным-полным всего: и хата красивая, и рабы и слуги есть, и денег в кармане столько, что — гуляй всю жизнь (и еще останется). Это все, в чем они грешили. И больше ничего. Кровь младенцев не пили, малолеток не растлевали, героин не продавали. Там, в Притче, тоже нет такого. Он не великий грешник этот Богач.

Для того, чтобы в аду оказаться, не нужно быть великим грешником (сколько раз уже сказано об этом!), нужно всего лишь – никому не помочь. Как там говорится – о Страшном Суде (см. Мф. 25:31-46). Кто окажется в аду по словам Господа? Не тот, кто забирал хлеб. Тут даже разговаривать не о чем. А тот, кто не дал хлеба. Не тот, кто снимал с людей шубу в подворотне. Как с Акакия Акакиевича. Тут тоже даже разговаривать не о чем. Если ты раздеваешь людей в подворотнях, то какой тебе рай. Какой тебе рай? О чем ты спрашиваешь? А тот, кто никого не одел в своей жизни. Не тот, кто посадил невиновного в тюрьму. Ведь судьи и прокуроры могут посадить невиновного в тюрьму. И сажают. Каждый день сажают. Об этих тоже говорить нечего. Те, кто в тюрьму приходили к заключенному, проведать его, – вот они спасутся. – «А ты не пришел ни разу в тюрьму? – Нет». – «Ни разу в тюрьме не был? – Нет». – «Передачу не носил? – Нет». – «Письма не писал? – Нет». – Слушай, там же написано – Я был в тюрьме, а вы не пришли ко Мне.

Для того, чтобы в аду оказаться, нужно просто не сделать ничего хорошего. Не сделать! Не нужно грехов делать. Нужно просто хорошего не сделать.

Богач – он такой и есть. Он просто ничего хорошего не делает. Он тратит свою жизнь на то, чтобы удовольствие получать. И в этом для него оправдание своего существования. Вот и все. Это не какой-то ужасный грешник. И, оказавшись в пекле, он вспоминает про братьев. Для меня это вообще откровение…Помнить о ком-то посреди беды, — это, значит, быть очень хорошим человеком.

Значит, в аду тоже есть хорошие люди? Конечно.

Как говорят часто… «Очень хорошие люди»! — «Ну такой хороший человек! Как мне его жалко. Он – и в аду сидит». — «А этот вообще чудесный человек!» — «Про этого и говорить нечего. Он САМЫЙ хороший человек!»

Есть такая характеристика – «Очень хороший человек!»

В аду есть «хорошие люди» – сколько угодно!

Нужно что-то такое, знаете, какой-то «изюмчик», какой-то «перчик» иметь в себе, чтобы не оказаться среди хороших людей, которым в раю места не хватило.

Ну и, пожалуй, последнее на сегодня.

А вы помните, о чем мы с вами говорили? Посреди этих всех криков. Я перекрикиваю малышню. Малышня перекрикивает меня.

Мы с вами говорили о том, что: доказывать, наличие рая и наличие ада – стыдно. Это не предмет богословского спора. Евангелие говорит о аде и рае так же просто и безапелляционно (и ни у кого не возникает вопросов), как говорит о зерне, о рыбе, о домохозяйке, о венике, о монете потерявшейся. С той же самой степенью простоты.

Мы с вами говорили о том, что: наша жизнь земная приготавливает нам что-то… Что-то мы уже себе приготовили, между прочим. И надо дальше готовить себе. Чтобы «там» нам было как можно лучше… Потому что наступит день, когда ты себе ничего уже больше не приготовишь. Что есть – то есть. Живи в том, что ты построил.

«Вот эта хибара – это то, что ты построил за жизнь свою! — А я вроде ее не строил! — Нет. Построил. Это вот из твоих добрых дел. Что могли – то слепили. Эта будка – это и есть сумма твоих добрых дел. “Хижина дяди Тома”. Здесь тебе всю жизнь жить. — Я думал, что у меня будет дворец! — Какой дворец? Вот эта “собачья будка” – это все, что мы сумели слепить из твоих несчастных добрых дел. Тут тебе век вековать».

Поэтому, потрудитесь украсить свою «собачью будку» на будущее какой-то милостыней. Каким-то прощением обид (великолепная вещь). Молитва за больных… Посещение больниц… Тюрьма та же самая. И все остальное. Это вообще бесценные дела, которые нам приготавливают будущий светлый рай. Потому что и в аду может оказаться очень хороший человек. Это очень обидно. Почему-то мы думаем, что в аду будут только злейший злодеи. Да нет. Все гораздо серьезнее. Там может оказаться очень милый хороший человек, которому в раю почему-то (так Господь решил!) места не нашлось.

И – последнее. Подводя итог, скажу, что в этом Евангельском отрывке хвалится Священное Писание. Когда богач просил за своих братьев, Авраам сказал ему: «У них есть Моисей и пророки» (Лк.16:29). Другими словами: у них есть Священное Писание. Пусть читают и веруют. И тогда они сюда не попадут. А Богач говорит так, как мы бы сказали: «Да понятно. Библия-то у них есть. (У нас же у всех есть Библия. И что с того? Да ничего, если честно. Ничего великого. Хотя Библия есть). Но, если бы мертвый пришел и рассказал, они бы поверили!» Авраам ответил: «Если не верят Священному Писанию, то не поверят и воскресшему мертвецу» (см. Лк.16:31) Понимаете? В этих словах возвеличивается Священное Писание выше всего. Если ты не веришь Моисею, если ты не веришь Давиду, если ты не веришь апостолу Павлу, не веришь – Иеремии, Исаие; то даже, если бы и мертвецы на кладбище поднимались из гробов (говорили: «Покайся!») и обратно ложились, ты бы остался таким же деревянным, каким ты есть сегодня. Представьте пришли вы на кладбище к бабке или деду и вдруг…бабка или дед поднимаются из гроба и говорят: «Скоро будешь здесь. Плачь о грехах своих! Плачь горькими слезами!» А ты бы вернулся домой: («Ой, что-то такое померещилось!»), включил бы телевизор себе и смотрел бы сериал.

Так Господь и говорит: если ты не веришь Писанию Святому, то все — напрасно. Прежде чем поверить в Иисуса Христа евреям нужно было поверить в Писание; нужно было им найти, что там у пророков о Христе и потом уже поверить в Него. Потому что, когда Он из мертвых воскрес, они должны были уверовать в Него. Но воскресшему мертвецу не верят те, кто не верит Писанию. Писание выше воскресших мертвецов. И, если бы мертвецы воскресали и говорили нам нечто противное Священному Писанию, мы должны были бы верить Писанию, а не мертвецам. Представляете?

Вот, если бы явилась вам во сне ваша мертвая бабушка (покойная) и сказала бы вам: «Внучек, не молись, это – бесполезно»; вы должны были бы проснуться, перекреститься, найти в Писании слова Христа о молитве и сказать: «Эй, бабушка. Ты, конечно, меня слышишь, хотя я тебя не вижу. Тут другое написано. Я больше верю этой книжке, чем тебе, бабушка. Спи спокойно. А я верю Писанию».

Писание более достоверный источник информации, чем воскресший мертвец, рассказывающий сказки. Более того, в Новом Завете говорится, что, «если бы Ангел пришел с небес и начал бы рассказывать вам нечто противное тому, что мы вам рассказали» (см. Гал.1:8) … Это апостол Павел говорит: «Вот я вам рассказал Евангелие»…

В чем заключается Евангелие? Бог послал Сына в мир. В погибающий мир Бог послал Сына. Сын родился от женского естества, от Девы Марии, стал человеком. Жил на земле меж людьми, проповедовал покаяние. Доказал, что Он – Сын Божий через чудеса и знамения. Не был принят людьми. Был осужден неправильно. Избит, замучен и распят. Умер на кресте. Был похоронен. Воскрес из мертвых в третий день. Восшел на Небо. И опять придет судить всю вселенную. Это – Евангелие.

И вот Павел говорит: «Мы вам проповедовали Евангелие. Мы вам доказали Евангелие знамениями и чудесами. Бог доказал через нас. И, если бы ангел с неба явился и начал говорить нечто другое – анафема да будет» (см. Гал.1:1-9). То есть – Церковь имеет право (силу и право) анафематствовать ангелов. Надо иметь такую веру, конечно. Но – представьте, пришел какой-то ангел с Небес и говорит: «Он неправильно говорит. Все не так». И мы все вместе имеем право сказать: «Анафема тебе. Пошел отсюда обратно. У нас есть книжка на Престоле. Евангелие называется. Там все написано. Как там сказано – так и говорим. Там написано тоже: Если ангел с неба скажет иное – анафема ему».

Вот что такое Писание. Мертвый встанет – неважно. Ангел придет – неважно. Важно – что написано. Представляете, что такое Евангелие? Представляете, что такое – Ветхий Завет. Тут некоторые возмущаются: «Зачем читать Ветхий Завет?» — Да, елки зеленые. Если бы Богач веровал Моисею и пророкам, он бы в аду не оказался. Вот что такое Ветхий Завет. Это Моисей и пророки.

Видите, какая вот красота есть в Священном Писании. Поэтому, пожалуйста, запомните это. А уж как вы будете это реализовывать – я не знаю. Есть видео курсы. Есть аудио курсы по изучению Писания. Можно просто самому записать. Если вы проводите много времени в машине или вам приходится много переезжать, перелетать, у вас есть всякие записывающие устройства, наушники. Пусть там апостол Павел, апостол Петр, пусть там Давид, пусть Моисей проповедуют вам Священное Писание. Вы можете это слушать. Запоминать. Впитывать в себя. Видите – какая важность у него. Вот какие красивые вещи говорятся нам сегодня в этой короткой притче о Богаче и Лазаре. Она – бездонная. Потому что даже у Златоуста, которого никто не «перепроповедует», на притчу о Богаче и Лазаре есть огромное количество проповедей. И он каждый раз говорит: «И еще можно сказать, да нет времени». Или: «И еще можно сказать, но больше сил нету». Или: «И еще есть такая одна вещь – но я потом скажу». Она вообще вот такая — эта притча о Богаче и Лазаре. Бездонная. Просто – бездонная!

Вы, уходя отсюда по домам, пожалуйста, переберите себе в голове те несколько вещей, которые мы успели назвать. О жизни и смерти. О будущем нашем. О том, кто – «там», кто – «здесь». О том, как попасть «туда», а не «сюда». О священном Писании. О воскрешении мертвых. Обо всем этом подумайте, пожалуйста, на досуге сами. Поскольку мы должны заниматься Писанием часто. Да поможет вам Бог, Которого Сыну Его – Иисусу Христу и Духу Святому, Слава и ныне, и присно, и во веки веков.

Аминь. Христос Воскресе!

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации