3768 Притча о богаче и Лазаре /проповедь 03.11.2019/

A A A

Вот такое Благовещение Евангельское. Богачам: «Ад – есть!» Бедным: «Рай – есть!»

(проповедь отца Андрея 3 ноября 2019 года на Притчу о Богаче и Лазаре)

Христос Воскресе!

Сегодня всем известная притча о Богача и Лазаре. Это словесная трапеза на литургии. Начнем ее вами с конца. Обычно пока доберешься с начала до конца, самые важные слова не звучат. В конце этой притчи произносится высокая похвала Священному Писанию. Богач, находящийся душой в аду, просит избавить от этой беды, хотя бы его братьев, для чего послать туда Лазара с вразумлением. И Авраам говорит ему, что у них есть закон и пророки. То есть, у них есть Священное Писание. Закон – это Тора. Пророки – это вторая важная часть. То, что мы очень часто читаем на богослужениях. Это Исаия. Это Иеремия. И другие. «У них есть закон и пророки!» На что ему, в духе, совершено понятном каждому из нас, находящийся в аду богач говорит: «Да, имеют. Ни, отче Аврааме, что там Писание. Вот, если кто из мертвых воскреснет и придет, – тогда они поверят». И эти слова нам понятны, потому что – люди чуда хотят. Люди говорят: «Покажите нам чудо! Дайте чудо! Докажите нам чудом!»

Доказать чудом что-либо – это был простейший способ общения с жестокосердым народом. Чудеса, сами по себе, имеют такое …разное значение. И лучше всего чудес не видать, чудес не иметь. Есть такое прекрасное выражение. У Ивана Андреевича Крылова (Царствие ему Небесное): «Чтоб Бога знать, быть нужно Богом. Но, чтоб любить и чтить Его, довольно сердца одного». Человеку, имеющему обрезанное сердце – ему чудес не надо. Он и так их видит. Они заметны в окружающем мире. Слишком много чудес, на самом деле.

В Откровении Иоанна Богослова говорится, что развращенный народ во времена Антихриста будет просить Антихриста: «Дай нам чудо!» И он даст им чудо. Даст им огонь с неба. Они так и будут просить: «Дай нам огонь с небес!» Какая-то такая ложная пятидесятница будет. В Пятидесятницу Дух Святой сошел в виде огня на учеников. Вот в Откровении они просят: «Дай нам огонь с неба!» Он даст им огонь. Они скажут: «О, это великий человек! Таково не было. Вот, наверное, Царь мира. Вот – мессия. И так далее…»

То есть: «Дай нам чудо!» Христос, когда по земле ходил, евреи тоже вечно дергали Его за полы одежды и просили: «Дай нам знаменье! Дай нам знаменье! Какое Ты знамение делаешь?» Причем, они говорили это Ему даже тогда, когда Он совершил умножение хлебов. То есть – только что пять тысяч людей наелось пятью хлебами. Только что буквально. Только что – от пяти хлебов осталось двенадцать коробок объедков. И тут же, после этого они говорят: «Дай нам чудо! Дай нам еще знамение!» Очевидно, жажда знамений бесконечна. Она проявляет не желание уверовать, она проявляет развращенность души. Поэтому, Господь Иисус Христос однажды сказал: «О, род неверный и прелюбодейный! Знамение не дастся вам. Только знамение Ионы Пророка» (см. Мф.16, 4). Как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так Господь говорит: «Я буду в сердце земли три дня и три ночи! Это вот знамение вам. Больше не будет». То есть – неверные и развращенные люди, желание чудес – это признак неверия и развращения.

Поэтому, когда Богач говорит: «Придет мертвый и скажет, они ему поверят»; то Авраам ему отвечает: «Если они не веруют закону и пророкам, (…) то они не поверят даже воскресшему мертвецу». Вот в этих словах возвеличивается сила Писания. То есть – Писание – наиболее достоверный источник веры. (…)

Представьте себе фильм ужасов. Разверзается могила… Из могилы вылезает какой-нибудь мертвец и говорит: «Христос не воскрес!» Мы должны с вами больше верить Писанию святому, чем поднявшемуся мертвецу. (…) Если бы мертвый вдруг сказал что-нибудь противное Евангелию, нужно верить Евангелию, а не мертвым.

У апостола Павла в послании Галатам, которое тоже сегодня читалось, говорится, что: «Если вдруг мы (апостолы) или ангел с неба начнет проповедовать вам что-нибудь новое (например, что не будет Воскресения мертвых, что не будет Страшного Суда), противное Евангелию, то анафема да будет» (см.Гал1,8). Священное Писание позволяет нам анафематствовать ангелов, если ангелы скажут нам что-нибудь противное Евангелие. (…)

Если бы это было! Конечно, ангелы Божии послушны Богу и противного говорить не будут. Они не для того ангелы, чтобы противоречить Евангелие. В Откровении Иоанна Богослова опять-таки описывается такая картина, летит по небу ангел, держа в руках вечное Евангелие (Откр.14,6). Так вот диакон выходит на службе с Евангелием у нас. Это нечто подобное. По небу ангел летит с Евангелием в руках и возглашает такие различные важные вещи для жителей земли. (…) Поэтому – это просто фигура речи такая. Но, если бы даже ангелы сказали противное – верьте Писанию. Если бы даже мертвый поднялся из-под земли и сказал что-нибудь другое – верьте Писанию.

Для того, чтобы верить Писанию, его нужно, конечно, для начала, – читать. Поэтому, эти слова, обращенные к нам, в очередной раз, сегодня; можно перевести в призыв очередной к чтению Священного Писания. Оно состоит из многих книг, и каждая из этих книг нам должна быть известна. Отдельно нужно заниматься посланиями апостолов. Вот, сегодня началось читаться послание к Галатам. И домой придя, в каждое воскресение вы вправе себе устроить маленький библейский урок. (…) Нужно изучать писание. Отдельно нужно изучать книги Ветхого Завета. Слышите? «Закон и пророки имеют такое достоинство, что на основании их можно ада избежать». (…) Нужно наизусть псалмы учить. Спросят тебя: «Сколько ты знаешь псалмов наизусть?» Хорошо, если два. Пятидесятый и девяностый. (…) Но хорошо было бы изучить и больше. Было одно время. при патриархе Иоанне Схоластике, даже в диаконы не рукополагали человека, который не знал псалтирь наизусть. Люди были начитаны в книгах, в Божественных книгах, настолько, что они составляли для них пищу и питие. Когда люди шли в паломничество (…) они читали вслух все, что знают из Священного Писания. Идут и читают. И вот описывается…Один прочел наизусть Послание к Римлянам апостола Павла. Час шел – читал по памяти. Закончил. Другой прочел по памяти Евангелие от Матфея. И так далее… Мы бы, если бы на их месте были, мы бы читали: Отче Наш – Богородица, Отче Наш – Богородица… Мы бы больше ничего не читали. Потому что – ничего не знаем. А раньше люди, настолько были начитаны в Божественных текстах, что они у них оседали в голове, потом – в сердце. Потом они жили этим. Потом они говорили об этом. Потом оно растворялось в них, как книга. Знаете, есть такой образ в Библии. Пророку Иезекиилю (Иез.3: 1-3) (потом Иоанну Богослову) (Откр.10, 9-10). Ангел дает книжку и говорит: «Съешь!» Есть два таких образа – в Ветхом Завете и в Новом. «На книжку и съешь ее!» Он ест эту книжку, и она у него во рту сладкая, как мед. А во чреве – горькая, как полынь. Это Слово Божие. Оно, когда читаешь, оно вкусное, а потом оно начинает тебя печь, потому что оно сжигает грехи твои. Начинаются сложные процессы. «Съешь книжку!» Это образ того, что люди буквально ели эти книжки. Они их съедали. Тогда уже книжка – в тебе. И для того, чтобы прочесть книжку, тебе не нужно было иметь книжку. Ты просто вспоминал ее и читал ее по памяти. Понимаете? (…)

И вот сегодня мы имеем очередную такую возможность услышать из Евангелие о том, что Ты имеешь законы и пророков. Тебе больше чудес не надо. За чудесами гоняются развратные души. Есть люди, которые коллекционируют чудеса, которые собирают такой некий каталог чудес и событий, которые были с ними. Чтобы потом рассказать всем (…): «Я видел то. Я видел се». Это не признак благочестия. Это признак развращенности. Человек, который был участником чудес, которые совершались с ним (возле него, на его глазах, над его родными), – он обычно молчит об этом. Он поступает так, как поступил апостол Петр. Помните? Чудесный лов рыбы был тогда. Они всю ночь ловили. Не поймали ни одной рыбешки. Христос говорит им: «Закиньте сети». Петр: «Мы всю ночь ловили. Но Ты сказал – я сделаю». Он по слову Христа забросил сети, и они в секунды наполнились таким большим числом рыбы всякого рода, что сети стали рваться, когда их начали вытаскивать из воды. И это было настолько очевидным чудом, что Петр вместо того, чтобы обрадоваться, испугался. (…). Можно же запрыгать от радости! Когда человек выигрывает в лотерейный билет, он что должен делать? Веселиться или пугаться? Пугаться. Потому что – по статистике восемьдесят (или …девяносто, или …семьдесят) процентов людей, выигравших в лотерейные билеты миллионы долларов, через год или два становятся бедней, нежели они были до выигрыша. Это страшная статистика. (…) Когда совершается чудо – нужно радоваться или бояться? Бояться. Когда начинают кровоточить иконы, например, в храмах, это к счастью или к беде? Это к войне. К какому-то мору. К какому поветрию моровому. К какому-то столкновению народов. К какой-нибудь войне на Церковь. Это всегда так. Люди говорят: «Чудо!! Зачем?? За что?? Почему?? Что будет?? Что сие значит??» Боятся. Поэтому, не надо этого всего искать.

Надо иметь в руках Святое Писание и в нем упражняться. Потому что оно избавляет от ада. Чудеса не избавляют от ада. Сколько евреи видели чудес? Так себе представьте. Они должны были бы все, как один человек, верующими быть, покаявшимися, молитвенниками. Но они чудеса видели, а толку с этого – никакого. Поэтому, на чудесах строить ничего нельзя. Ничего нельзя построить на чуде. Можно только чудом развеселить человека, устрашить человека, взбодрить человека. Подкрепить человека. Дать ему надежду. Но все остальное строится не на чудесах, а на Писании, на совести, на покаянии. На ежедневном незаметном маленьком труде человека. Вот об этом говорится, в частности, сегодня. Поэтому: «Имеют законы и пророки. А, если кто из мертвых воскреснет, не поверят».

У этих страшных слов есть историческое подтверждение. Христос перед страданием Своим совершил самое очевидное знамение – Он воскресил (так грубо скажем – уже завонявшегося тлением человека) человека, лежавшего во гробе до четвертого дня. Лазаря Четверодневного – как мы его теперь называем. (…) Этого человека, уже разъедаемого смертью, Господь вызвал из мертвых. Все, кто видели Лазаря, они были в ужасе. «Кто это? – Лазарь. – Так он же – мертвый. – Да, он был мертвый. Его воскресили – Кто? – Да вот Иисус этот. Сам Иисус его воскресил, и он – живет». Лазарь ходил за Иисусом, и лежал с ним рядышком на трапезах, и ел вместе с Исусом. И каждый, видевший его, видел очевидное чудо. И что вместо этого чуда? «Так что, Иисус сильнее смерти? Вот этот вот Иисус такой сильный? Он может вот таких мертвецов поднимать? Да кто же Он такой?» Так нужно было думать. А вместо этого… Как пишется в Евангелие: «Хотели евреи и Лазаря убить, которого Христос воскресил от гроба» (Иоан. 12,10). То есть вместо того, чтобы уверовать в Иисуса Христа, который сильнее смерти, на Него – клевета.

Вот только что умерла девочка. И Он ее воскрешает. Помните? Дочка Иаира. Только что. Он идет и: «Не трогайте Учителя. Девочка – умерла». То есть, Он уже идет туда. Его останавливают: «Не трогайте Его. Все… Уже – все». Но Он дальше идет: «Не бойся, только веруй!» Заходит и девочке: «Талифа куми!» (Встань! Девица, встань!) И она села тут же. Но там можно было кому-то сказать: «Ну, может, она и не умерла… Может там глубокий обморок… Может была какая-то летаргическая смерть… Ну, мало ли…. Умерла, не умерла. Может быть, она – ошиблась». Но Господь совершает другое воскрешение. В городе Наин у некой женщины умирает сын. Единственный сын. А она – вдова. Это делает очень похожей эту женщину на Божию Матерь. Матерь Божия на момент проповеди Христа была формально вдовой. Иосиф, ее мнимый муж, уже умер, и она была одинокая женщина. И у нее был только один Сын. Как и у той женщины из Наина, мужа нет и только один сын; так и у этой, у Матери Божией. И поэтому, видимо, какая-то особая жалость была у Христа к этой женщине из Наина. Она хоронит единственного сына. Может быть, Христос видел Себя самого, погребаемого после распятия, и этой матери хотел помочь. И Он туда идет. А он (юноша) уже умер. По-настоящему умер. Его замотали в пелены и на кладбище несут. Он остановил этих бегущих на кладбище людей. (Они бегут иногда. По крайней мере, арабы бегут, когда хоронят. Они не идут, они – бегут. Они заматывают покойника в гроб и бегут. До заката солнца предать его земле. Может и там бежали. Может и шли. Но – неважно). Господь остановил их, прикоснулся к этому юноше, к одру на котором его несли. «Юноша, тебе говорю – Встань!» Встал. То есть – первый – дочка Иаира. Только-только умерла. Поднял. Этого уже на кладбище несут. Поднял. А Лазаря поднял, когда он уже «завонялся».

Надо было верить в Иисуса, как в Того, который сильнее смерти. Какая у людей беда самая главная? – Смерть. С голодом поборолись – победили. С болезнями борются – побеждают. Но смерть не могут победить. Она – непобедимая. Апостол Павел называет смерть последним врагом. Он говорит: «Последний враг испразднится – смерть!» (см. 1 Кор. 15,26). Последний враг человечества. Все остальное люди постепенно, с Божьей помощью, преодолевают. (…) А смерть не могут победить. Грех и смерть – непобедимы остаются. Грех сильней человека. И смерть сильней человека. А Христос безгрешен и сильнее смерти.

И нужно было поверить в это. Но вместо этого хотели не только Его убить, но еще и Лазаря убить. Потому что всякий, видевший Лазаря, видел проповедь. Живую проповедь. Поэтому то, что Господь сказал: «Если мертвый воскреснет – не поверят!»; точно – не поверят. Мало того, что не поверили, а и убить Его хотели. Чтобы он на глазах не маячил. Не мешал не верить. «Я хочу не верить, а ты мне мешаешь не верить. Я не хочу верить, а ты – ходишь, понимаешь». Надо его убить. Иисуса согласились убить, и Лазаря тоже.

Вот – конец притчи. Он редко попадает нам на язык. Потому что – мы по дороге запутываемся. В Богаче, Лазаре, бедных, богатых. В этих струпьях, которые псы лизали. В этих крошках от стола. В этом всем. Мы обо всем этом даже сейчас не будем говорить. Просто скажем, знаете что? Притча обращена ко всем слоям населения.

Притча говорит богатому: «Ад – есть!» Что такое – богатый? Это человек, который стремится на земле себе сделать рай. И, в принципе, ему больше рая и не нужно. Многих богатых спроси: «Ты в рай хочешь?», они ответят: «У меня вообще-то он уже есть. Я только в ад не хочу. А рай у меня уже есть». И вот богатому притча говорит: «Ад – есть!» Это слово Божие, обращенное к богатым: «Ад – есть!! Чем еще тебя привлечь? Рай тебя не влечет, зачем он тебе? А в ад ты можешь попасть. Поэтому, говорят тебе: «Оглянись, посмотри. Есть – те. Есть – эти. Есть – такие. Есть – сякие. Ты можешь. Тебе не трудно. Тебе не трудно дать приказ: «Помойте его и дайте ему чистую одежду». Тебе не трудно дать приказ: «Соберите все, что вчера не съели с фуршета и разнесите по ближайшим домам». Это не трудно. Ты даже сам носить этого не будешь. Ты только скажешь и это сделают. Поэтому, оглянись и сделай, хоть что-то. Потому что: ад – есть!»

Это слово Божие к богатым: «Есть ад!»

А слово Божие к бедным: «Есть рай!» Многие бедные на вопрос: «А ты ада боишься?», говорят: «Я всю жизнь жил не пойми где. И я уже ничего не боюсь». Но есть рай! Поэтому потерпи до конца. Терпеть – мало. Надо терпеть до конца. (…) Не дотерпел полчаса – все потерял. Это мы видим на сороках мучениках севастийских. Сорок страдальцев стоят в воде по колено. Замерзают. (…) Но они не так быстро умирают. Они не какие-нибудь студенты первого курса. Это – воины. Из них быстро душа не уходит. И они долго умирают. А перед ними баня натопленная. И один из них, причем, самый главный (…), именно он оказался ослабевшим и сдавшимся. Терпел, терпел и …все. И все! Какие-то полчаса не дотерпел. А на его место взбежал тот, который баню грел. (Он увидал эти венцы опускающиеся). Мало терпеть. Надо – дотерпеть. Поэтому, бедному можно сказать: «Слушай, дотерпи уже. Тебе сколько? – Пятьдесят шесть. – Ну, сколько ты еще проживешь? Ну – десять. Ну – пятнадцать. Ну – три. Но еще столько же – не проживешь. Ну, потерпи. Ты уже столько терпел. Потерпи еще. Есть рай, понимаешь. Есть рай!!»

Еще интересно. У Лазаря есть имя. Бедный назван по имени. А богатый там – безымянный. Это о чем-то говорит или не говорит ни о чем? Говорит. Если у тебя нет имени перед Божиим лицом, значит, тебя – нет, ты – никто. Если у тебя есть имя – тебя знают. У Бога нет ничего безымянного. В псалмах написано, что Господь Бог назвал имена всем звездам. Создал множество звезд и всем дал имена. Так написано в псалмах про звезды. (Пс.146,4). Ладно, звезды – высоко. Они – красивые. Про овец Господь говорит: «Я пастырь добрый. И овец Своих зову по именам» (см. Ин.10,3). Вот у Него большая отара, там тысячи овец и Он знает каждую по имени. Можно думать, что Он и нас знает по имени. Но кроме наших имен, которые мы получили в Крещении, у нас есть еще и другие имена. Опять в том же Откровении говорится: «Побеждающему – говорит Господь – дам новое имя, которого никто не знает. Только Я и тот, кто получает» (Откр.2,17). То есть у каждого из нас есть еще свое тайное имя, которое Господь знает и которое мы потом узнаем. Но все, кто имеет имя, те – живут. Тот, кто имеет имя, тот – жив. У кого нет имени перед Богом, тот – мертв. Поэтому, Богач там подчеркнуто – безымянный. А Лазарь имеет имя. И причем, Богач его тоже по имени знает. Богач его узнал. И Авраама узнал. «Отче Аврааме, пошли Лазаря. Пусть он язык мне прохладит перстом, намоченным в воде». Понимаете, они – живые. А Богач – нет. Богач попадает уже в место смерти и в место мучений. Он теряет все. У него при жизни было имя. (…) Но, когда все уже совершается в Духе, там он свое имя теряет. Это тоже очень важная деталь.

Вот такое Благовещение Евангельское. Богачам: «Есть ад». Бедным: «Есть рай». Богачу: «Смирись. Заметь бедного у себя рядом». Бедному: Потерпи до конца. Побудь терпеливым до конца. И насладишься». Там же не просто в рай пойдешь. Ангелы понесли его на лоно Авраамово. Ангелы там рядышком с ним были, наблюдали за ним. И как только-только душа из тела ушла, понесли его сразу на место покоя.

Вся история наша связана с этой притчей. Потому что – что такое большевистская революция? Это, когда пропагандисты подошли к вонючему Лазарю, загноившемуся и шепотом стали ему рассказывать: «Как ты думаешь, Лазарь, справедливо то, что ты лежишь здесь на земле, и псы облизывают твои гнойные раны. А рядом с тобой в огромном мраморном дворце живет богатый человек, который за день съедает столько, сколько ты за год не съешь. Как ты думаешь, это – справедливо?» Лазарь думает: «Да ну вас всех. Да ну вас». Потом они еще раз к нему пришли. Потом – еще раз. Потом Лазарь подумал: «Действительно, как-то несправедливо». Потом они ему говорят: «Давай мы тебе дадим паклю, промоченную нефтью, и спички? Ты вечером туда кинешь. Пусть у него сгорит это все. Так будет справедливо?» Лазарь подумал, подумал…и сказал: «Справедливо». Лазарь поднялся со своего гноища, взял в руки вилы. За ним стояли пропагандисты-агитаторы. Сказали: «Грабь богатых. Грабь награбленное. Убивай богачей. Кто был ничем, тот станет всем! Пролетарии …Лазари всех стран – соединяйтесь!» Вот это был лозунг большевиков. «Лазари все стран, соединяйтесь!» Зачем? Чтобы убивать богатых. Больше цели не было. Вот вам притча о Богаче и Лазаре, прочитанная в контексте нашей истории.

Когда пропагандисты-агитаторы пришли к Лазарю и убедили его взять в руки булыжник, как орудие пролетариата, Лазарь потерял свой рай.

Можно было бы надеяться, что все бедные будет в раю. Но – нет. Бедность в рай не пускает. Одна, сама по себе, бедность в рай привести человека не может. Если человек гордый, развратный, завистливый, жадный и так далее; он в раю не будет, будь он как ни беден. Бедность, сама по себе, – это не пропуск в рай. И богатство, само по себе, – это не билет в ад. Для того, чтобы так было, проповедуется Евангелие Божие. Богатому оно говорит: «Есть ад. Бойся! Смиряйся и помогай ближним. Ты это можешь. Тебе это не трудно». А бедному Евангелие говорит: «Не жди на земле справедливости. Не будет так, чтобы у тебя и у богатого было одинаково. Так никогда не будет». Так – не нужно. Нужно, чтобы голова была вверху, а ноги – внизу. Нужно, чтобы одни части тела были открытые; как мы не прячем свое лицо ни перед кем. Оно благородное и оно красивое у человека. А есть части тела, которые мы всегда прячем. Друг от друга и от солнечного света. Потому что – их нужно прятать. Есть то, что не закрывается и то, что закрывается. То, что вверху и то, что – внизу. Есть то, что можно порезать и будет не очень больно. Например, рука мужская. Мозолистая. А есть то, чего коснешься и заплачешь. Это – роговица глаза. Это человек. Он такой разный. Если бы он был одинаковым, это был бы кусок бревна. Но он – разный, и в этом его красота. И человеческое общество – такое же. В нем есть очень умные и очень неумные, очень высокие и очень маленькие, очень богатые и очень бедные. И так должно быть. Несправедливость здесь может быть только из-за отсутствия любви. А вообще – неравенство не замечается там, где есть любовь. Там, где старые и малые, богатые и бедные, имеют любовь и веру, там никто ничего не замечает. И о справедливости люди начинают говорить только тогда, когда теряют любовь. Это Николай Сербский сказал: «Как только потеряли любовь, тут же потребовали справедливость». Когда любовь есть, не нужна справедливость. Она – бесполезна. Потому что – любовь все покрывает.

Вот вам притча о Богаче и Лазаре в контексте нашей истории. Многие наши «лазари» попали тоже в ад к «богачам», с которыми всю жизнь воевали. Воевали с богатыми и вместе с ними там же оказались. Потому что – нет любви ни у тех, ни у этих. И вот такая вот история. Поэтому, если кто-нибудь подумает: «Раз я бедный, я буду в раю!» Э-хе-хе! Подожди еще. Не спеши. К тому же пороги бедности слишком поднялись. Сегодня люди, имеющие по три-четыре машины в гараже, если спроси их: «Ты богатый человек?» ответят: «Нет, я очень скромный. Я ужасно скромный. Я почти что – бедный. Если сравнить меня с этими, с этими, с этими…я, вообще-то, бедный человек». Сегодня миллиардеры богатыми себя не считают. Порог бедности сильно повысился. Представим себе тех бедняков, тех …у которых не было обуви, которые никогда не мылись в горячей ванне, которые, если и стирали, то стирали только в проточной воде. Почему так рано выходили замуж? В пятнадцать-шестнадцать лет…Да потому что к тридцати годам она, замученная родами, дойкой коровы, прополкой огорода, домашней работой и стиркой в проточной воде, в тридцать лет …она уже была…все. Все! (…) Красота «отвянет». Понимаете?

Но это были те бедные, которые были веселые и бедными себя не считали. Помните, я говорил: «Раньше люди всегда пели». Когда они шли в поле косить – они пели. Когда они шли с поля, покосивши, – они пели. Когда они люльку качали – пели. Когда они шили что-нибудь – пели. Когда они землю копали – они пели. Когда они пахали землю – они пели. Когда они молились, они, конечно, тоже пели. Они пели всегда. Не только потому, что они много песен знали. Потому что душа у них была веселая. Как бы такая… Да, слава Тебе, Господи! Пошел пахать и – поет.

Сейчас никто не поет. Миллиардеры вообще не поют. Они напряженные. Перепуганные. Середнячки – не поют. Никто не поет. Не потому, что мы песен не знаем. Песни можно выучить. У нас душа не поет. Люди перестали петь, потому что у них душа замерла, и они стали жадными, суетными, глупыми, грешными. Такая смесь Богача и Лазаря в ненужном сочетании. Вроде богато живут, а стали какими-то гордыми, уставшими. (…) Пойте! Будете посуду мыть – пойте. Будете постель перестилать – пойте. Будете подметать пол – пойте. Будете снег разгребать (зима) – пойте. Пойте. Пойте Богу нашему, пойте. Прокимен, глас третий сегодня. «Пойте Богу нашему пойте. Пойте Цареви нашему пойте». То есть – радость жизни выражается через песню. У кого нет радости, тот не может петь. (…)

Нам всем можно в аду оказаться. И – богачам. И – бедным. В контексте притчи. И в контексте нашей прожитой истории. Но нам нужна благодарность. Радость. Молитва. Любовь. Нам не нужна справедливость. Нам нужно любовь, молитва и радость. Если мы чуть богаче кого-то, мы можем помогать человеку. Чтобы ада избежать. Если мы победнее, побольнее, понесчастнее, мы можем потерпеть побольше. Потому что – рай есть. Рай есть для страдающего человека. Есть вечное утешение. Для всех скорбящих и обремененных. Это все слишком радостно, чтобы все пропустить. Сегодняшняя притча поменяла свои контексты. Она обращена уже ко всем подряд. Не поймешь уже, кто богач, кто бедный. С точки зрения позавчерашнего бедного, я – миллионер (…). Я вообще какой-то инопланетянин с точки зрения еще недавно жившего человека. (…) Какой же я бедный, если все вокруг меня обслуживают? Я даже не понимаю, что такое бедный сегодня? (…) Притчу в сегодняшнем мере ее вообще трудно понять даже. Мы уже не Лазари далеко. Но, мы, конечно, не Богачи. А кто мы такие? И те, и другие. Нам нужно сказать: «Ад есть. Не хочешь – постарайся избегнуть. Покаянием и милостью». А самое главное: у тебя есть закон и пророки. Они способны избавить человека от ада преисподней. Читай Священное Писание. Оно достоверней и ангельских голосов, и поднявшихся мертвецов. Вот тако достоинство у Священного Писания. (…) Занимайтесь, пожалуйста, Писанием Святым. И Ветхим заветом, и Новым. Потому что это великое сокровище, которое дал человеку Бог, чтобы человеку жить вечно.

Аминь.

Христос Воскресе!

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации