1275 Подражая Богородице

A+ | A | A-

В факте почитания должен быть скрыт факт научения и стремления к подражанию. Зачем, скажите, почитать, к примеру, воинов минувших столетий, если не из желания подражать их храбрости и жертвенному порыву?

Само стремление быть творцом неких добродетелей превращает людей в невольных почитателей тех, кто преуспел в делах, нами пока лишь только желаемых. Умрет желание совершенствоваться – умрет неизбежно и почитание тех, кто достиг совершенства. Так трусливый народ отречется от храбрости предков и будет чтить лишь тех, кто шьет удобные пиджаки.

Почитание Богоматери – о каком подражании хочет нам сказать? О самом разнообразном. И о тихой жизни, наполненной изнутри великими событиями. И о девстве, хранимом достойно. И о Материнстве, в высшей степени жертвенном. Ее хождение за Сыном учит нас «слагать все глаголы Его в сердце своем» (Лук. 2:51) Ее стояние под Крестом выше человеческих слов и по степени перенесенной боли, и по степени отдачи себя в руки Божии.

Но это все – потом. А вначале было Благовещение.

Известно, что Ангел вступил в беседу с Марией по повелению Бога, и было это наяву. Значит, Мария была духом выше праведного Иосифа, с которым Ангел общался часто.

Ангел велел Иосифу принять Марию-обручницу без смущения, затем – бежать в Египет, затем – возвратиться в землю Израиля. Но все явления и беседы были только во сне, когда ощущения тела замирают, а душа входит в сродную ей область более, нежели при бодрствовании.

Мария же и, бодрствуя, жила более духом, чем плотью, потому и не надо было Ей засыпать, чтобы услышать голос небесного гостя.

Явился Ангел за шесть месяцев до того и Захарии – отцу Предтечи. Старец, всю жизнь прослуживший в Храме, «смутился и страх напал на него» (Лук. 1:12). Мария же смутилась, но без страха. Молча встретила Она пришедшего и размышляла в Себе о том, что бы значило это посещение.

Не видно ли из сказанного, что Мария имела некий опыт духовный, опыт внутренней аскезы, как скажут после, и опыт немалый? Беседовать с Ангелом, не боясь; не сразу вступать в беседу, как некогда опрометчивая Ева, но рассуждать в себе и напрягать внутренний слух — не есть ли то самое, к чему стремятся все подвижники? Да. Это – признаки духовной зрелости, к которой стремятся христиане мужественные и внимательные, и Мария – их Предводительница в подвиге.

Недаром называет Церковь Богородицу «сладкой собеседницей молчальников», «глубиной неудобозримой и для ангельских очей» и проч. Все это так. Глубже моря душа Марии и чище детской слезы. Иначе бы и не совершилось Боговоплощение.

Сказано, «в лукавую душу не войдет премудрость и не будет обитать в теле, порабощенном греху» (Прем. 1:4) Тем более ипостасная Премудрость Отца не вселилась бы ни в какую утробу, кроме чистейшей и смиреннейшей.

Об этой славе Богоматери пророчески говорит псалом: «вся слава дщери Царя внутри» (Пс. 44:14). Эти слова взяты из того самого псалма, откуда Церковь берет Богородичный прокимен: «Слыши, Дщи, и виждь и приклони ухо Твое». Говоря о славе, которая «внутри», Писание имеет в виду чистоту помыслов, тишину ума и покорность сердца, которые не видны постороннему глазу, но открыты Богу, видящему все.

Памятный ковчег, в котором хранились ветхозаветные святыни, был обложен «со всех сторон золотом, где были золотой сосуд с манною, жезл Ааронов расцветший и скрижали завета» (Евр. 9:4) Золотой была и внешность того ковчега и внутренность. Пророчество о Богоматери усматривает Церковь во всех названных святых предметах, почему и говорит, обращаясь к Деве: «Радуйся, ковчеже, позлащенный Духом; радуйся, сокровище жизни неистощимое».

Итак, Дева безупречна снаружи, но еще более чиста и благолепна внутри. Внутреннее Ее достоинство позволяет Богу избрать Деву для высшего служения – не для хранения вещественных святынь, но для воплощения Возлюбленного и Единородного Сына.

Все это мы почитаем и празднуем. Но, милостью Бога начав это слово, нами было сказано, что почитание влечет к подражанию. Отсутствие научения и подражания либо уничтожает почитание, либо превращает его в почитание поверхностное и лицемерное.

Стремясь отойти от краев этих обеих пропастей, скажем, что достойный почитатель Благовещения должен стремиться к тому, чтобы узнать цену молчанию, и не только уст, но по временам – и ума.

Достойный почитатель Благовещения должен по временам погружаться в чтение Слова Божия и сосредотачиваться на прочитанном, как имела обыкновение поступать и Благословенная в женах.

Одной из целей почитателя Богоматери должно быть стремление к жизни тихой и от суеты удаленной, но при этом внутренне насыщенной и глубокой.

Условности существования могут не дать человеку такого подарка, да он и сам может быть неспособен на продолжительное сосредоточенное жительство. Но стремиться к тишине и молитве, вздыхать по временам об их отсутствии обязан всякий человек, возводящий глаза к небу и повторяющий Гаврииловы слова: «Радуйся, благодатная, Господь с Тобою».

В этом деле, думается мне, нет ни монахов, ни мирян, но есть одни лишь христиане, одни лишь дети Церкви Апостольской. И великая доля страданий и томлений наших происходит не от чего иного, как только от вошедшего в привычку рассеяния ума, от суетности и постоянного внутреннего шума.

Стоит начать поучаться в собирании помыслов. Собравшись некогда, как лучи в линзе, они произведут то действие, о котором говорит Давид: «Воспламенилось сердце мое во мне; в мыслях моих возгорелся огонь» (Пс. 38:4). И тогда издали и отчасти будет понятна сосредоточенному человеку та собранность духа Богоматери и та сила молитвенного огня в Ней, когда явился в Ее Назаретский дом Архангел и сказал со страхом: «Радуйся, Благодатная. Господь с Тобою».

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации