3357 Павел – Давид – Моисей. И наоборот

A A A

naoborot

Книги Нового Завета расположены в порядке усложнения. Самая сложная и с трудом поддающаяся толкованию книга Откровения завершает Библию. А непосредственно идущая перед ней едва уступает Откровению в сложности. Это Послание к Евреям. Оно читается постом на литургиях, и нужно думать потому, что пост очищает ум, бодрит душу и делает ее более способной к постижению смыслов Писания. Послание к Евреям говорит о Христе как о Царе и Боге, как о Первосвященнике, при этом используя богатый материал Ветхого завета. Читая это послание, то и дело стоит по ссылкам уходить в текст закона и пророков, без знакомства с которыми послание будет для читателя не более чем «китайская грамота». Мне хочется предложить пример такого чтения на нескольких цитатах из Послания к Евреям.

Вот автор Послания в 3-й главе убеждает читателей быть внимательными, чтобы не отпасть от Бога живого. Для этого он просит, чтобы верующие наставляли друга, пока есть время. «Смотрите, братия, чтобы не было в ком из вас сердца лукавого и неверного, дабы вам не отступить от Бога живого. Но наставляйте друг друга каждый день, доколе можно говорить: «ныне», чтобы кто из вас не ожесточился, обольстившись грехом» (Евр. 3:12-13). Для убедительности он цитирует слова, хорошо известные среди евреев. А именно – Псалмы. Вот 94-й псалом обращается к людям со словами: «ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших, как во время ропота». И возникает вопрос: какого ропота? О чем речь?

Для ответа на этот вопрос и для складывания целостной картины придется совершить путешествие в Книгу Исхода, в 17-ю главу. Там рассказывается о ропоте евреев на Моисея и требовании воды. Тем жезлом, которым Моисей разделил море, Бог повелел пророку ударить в скалу. В месте удара скала треснула, и потекло столько воды, что весь народ напился. Место получило имя Масса и Мерива, то есть «ропот и искушение». Об этом событии напоминает псалом и это цитирует Павел: «О, если бы вы ныне послушали гласа Его: “не ожесточите сердца вашего, как в Мериве, как в день искушения в пустыне, где искушали Меня отцы ваши, испытывали Меня, и видели дело Мое. Сорок лет Я был раздражаем родом сим, и сказал: это народ, заблуждающийся сердцем, они не познали путей Моих”» (Пс. 94:8-10).

Надеюсь, что читатель не устал. Потому что если устал, то с какими мыслями он тогда стоит на службе и о чем вообще думает, когда чтецы, диаконы и священники читают вечные слова? А мы между тем приблизились к некоей закономерности. Вонмем! Павел говорит нечто актуальное и злободневное для христианской общины – раз! Подтверждает свои слова он цитатой из любимейшей и известнейшей книги псалмов – два! Но сами псалмы отсылают читателя уже к воспоминанию событий более древних, как то: Исхода, или плена, или творения мира, проч. Это три! Получается цепочка: Павел – Давид – Моисей. Можно идти и в обратном направлении, то есть по линейной хронологии: Моисей – Давид – Павел. Моисей говорит о событиях древних, псалмы напоминают и истолковывают, Новый Завет связывает то и другое с Христовым учением. Не знаю, как вам, а мне такие золотые смысловые нити, которыми прошито Писание обоих Заветов, очень веселят душу.

Закрепим эту схему (одну из многих) еще одним примером. Послание к Евреям впервые называет Иисуса Христа Первосвященником и говорит об этом пространно. До этого Он именовался и Светом, и Путем, и Пастырем, и Агнцем… Теперь – Первосвященником. «Имея Первосвященника великого, прошедшего небеса, Иисуса Сына Божия, будем твердо держаться исповедания нашего». И еще: «Мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха». И далее об этом подробно.

Павел напоминает, что по закону первосвященниками становятся люди, имеющие слабости, немощи. И они, естественно, молятся вначале о себе как о грешнике, а потом – о людях. Таково и нынешнее духовенство. Личная слабость ведет к тому, что священство не осуждает народ, но сострадает ему. Священник должен «снисходить невежествующим и заблуждающимся, потому что и сам обложен немощью». Но Иисус иной! У Него нет грехов! То-то и удивительно, что не общий грех, как у нас, заставляет Иисуса жалеть людей, а безгрешие! Оно не к превозношению ведет, но к истинному состраданию. Все это глава 5-я. И предметы эти настолько непривычны для бытового слуха, что сам автор послания говорит читателям: «О сем надлежало бы нам говорить много; но трудно истолковать, потому что вы сделались неспособны слушать» (Евр. 5:11). Но тем не менее продолжил речь он, продолжим и мы.

Павел называет Иисуса не просто Первосвященником, но таковым по чину Мелхиседека (Евр. 5:4,10). Тут нам придется поднапрячься. Слова эти встречаются в псалме 109-м. Возвышенный мессианский псалом! Его незадолго до Страдания цитировал Иисус в беседе с фарисеями, когда говорил о Своем Богосыновстве и Господстве (См. Мф. 22:44). Приведем его полностью, ибо он невелик.

Сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих. Жезл силы Твоей пошлет Господь с Сиона: господствуй среди врагов Твоих. В день силы Твоей народ Твой готов во благолепии святыни; из чрева прежде денницы подобно росе рождение Твое. Клялся Господь и не раскается: Ты священник вовек по чину Мелхиседека. Господь одесную Тебя. Он в день гнева Своего поразит царей; совершит суд над народами, наполнит землю трупами, сокрушит голову в земле обширной. Из потока на пути будет пить, и потому вознесет главу.

Переход от Павла к Давиду, от Нового завета к псалмам уже совершился. Только поймем кое-что. Священство Старого завета было в одном колене – Левия. Так они и назывались – левитами. Больше никто из колен к священству и жертвеннику приступать не имел права. Господь наш воссиял из колена, не приступавшего к священству, – колена Иудина. Первым священником был брат Моисея – Аарон. И если бы речь шла о том, древнем священстве, то было бы сказано: «ты священник по чину Аарона» или «ты священник по чину Левия». Но сказано о каком-то другом чине, по сути, о замене священства, о чине Мелхиседека. И пора уже от псалмов нырять к Моисею, то есть идти глубже. Наберитесь терпения. Это важно.

14-я глава книги Бытия рассказывает, как Авраам разбил соединенные силы содомских князей и освободил Лота. Добычи он не взял, чтобы никто не сказал: «Содом обогатил Авраама». И на обратном пути его встретил и благословил (!) некто Мелхиседек, бывший одновременно и царем, и священником. Авраам принял это благословение, что говорило о признании Авраамом первенства за Мелхиседеком. Ибо «без всякого прекословия меньший благословляется большим» (Евр. 7:7). При этом Мелхиседек вынес с собою хлеб и вино, что уже совсем прозрачно говорит нашему сердцу о Христе и о Таинстве Причащения. После этого таинственного появления Мелхиседек исчезает со страниц Писания, чтобы только в псалме 109-м опять появиться. Он выше Авраама! Он царь и священник! В его руках хлеб и вино! Не ярчайший ли это пророческий образ Иисуса в Ветхом завете?! Павел не говорит, поет о нем: «Без отца, без матери, без родословия, не имеющий ни начала дней, ни конца жизни, уподобляясь Сыну Божию, пребывает священником навсегда» (Евр.7:3). Вот что значит – чин Мелхиседека, и кто, как не Иисус Христос, полностью ему соответствует!

Пройдемся теперь по нашей цепочке взад-вперед. Павел говорит о Христе как о Первосвященнике по новому чину. Цитирует для этого мессианский псалом. Знакомство с псалмом требует от нас чтения книги Бытия. Или наоборот. Мы читаем про Авраама и сталкиваемся с таинственным персонажем по имени Мелхиседек. Ищем его далее и находим в псалме 109-м. Но, чтобы понять, кто он и что означает, изучаем 7-ю главу послания к евреям.

Уф! Не знаю, как вы, но я тоже несколько изнемог. А сколько еще нам событий чудных готовит просвещенья Дух! Имею в виду Святого Духа и просвещение от Божественных Писаний!

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации