2115 Пастыри о духовном родоначальнике русского народа

A+ | A | A-

1
Крещение князя Владимира. Иконописная мастерская «Канон и традиция»

Древнерусские книжники называли князя Владимира равноапостольным, ибо подвиг его вполне соизмерим с апостольским: великая страна его стараниями была просвещена светом христианской веры. Однако как тогда, так и сегодня есть те, кто негодуют о выборе князя Владимира. Кажется, что выбери князь Владимир не Православие, а, например, иудаизм или мусульманство, жить русскому человеку было бы легче. Корреспондент портала Православие.Ru попросил архимандрита Алипия (Светличного), протоиерея Артемия Владимирова и протоиерея Андрея Ткачева поразмышлять о том, что было бы с нами, выбери князь Владимир другую веру.

Вера для него стала чем-то единым,
была дороже воздуха, солнечного света, пищи и питья

2

Протоиерей Артемий Владимиров, старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря, член Союза писателей России:

— Будем помнить, чем отличалась эпоха средневековья, когда в X веке Киевская Русь приняла Православие. Нынешние люди, смирившееся с наименованием «потребителей» и «обывателей», даже не представляют себе, чем жило сердце князя Владимира, когда он, находясь в мучительных поисках веры, желая осмыслить свою жизнь, искал духовных учителей, за которыми мог бы последовать. Сегодня принято говорить о его широкой натуре, о том, что без горячительного нет веселья на Руси. Но мало кто знает, что ещё с ранних лет, слушая рассказы своей благочестивой бабушки, княгини Ольги, будущий великодержавный князь задумывался о служении всемогущему Творцу неба и земли. И, видимо, ждал своего часа. Вера для него стала чем-то единым, была дороже воздуха, солнечного света, пищи и питья. Ему как гениальному правителю, стратегу и милостивому владыке, отвечавшему за тысячи человеческих душ, стало в определенный момент очевидно, что развитие государства, укрепление Киевской Руси невозможно на обветшавшем фундаменте язычества, сопровождавшемся разгулом страстей и раздробленностью племен. Поэтому князь Владимир, как свидетельствует его житие, со вниманием выслушал доводы всех приглашенных им проповедников и учителей веры.

Считаю излишним отвечать на вопрос: не лучше ли бы вовсе обойтись без религий? На этот вопрос ответил еще в античные времена древний историк Плутарх. В своей книге он пишет: «Много я обошел народов и царств, но не нашел ни одного племени, которое тем или иным образом не выражало своего почитания Богу, не служило Ему, не молилось бы на понятном для них языке».

Только современный обыватель, уходящий в компьютерное зазеркалье, может предполагать, что религия обедняет человеческую душу — напротив, именно она как поклонение Богу возвращает человеческое достоинство, дает ему нравственные силы осуществлять свое разумное служение людям, препятствует поклонению греху и пороку, а ведь это неизбежный удел всякого циника.

Читая жизнеописание святого князя Владимира, мы видим, что он последовательно отверг как талмудический иудаизм с магометанством, так и латинство, окончательно отпавшее от Православия в XI веке. Из самого текста видно, что для князя Владимира, быть может, еще не разбиравшегося в богословских тонкостях, большое значение имел эстетический фактор. Славянство, наделенное Богом чувством красоты и пониманием гармонии, в лице посланных князем Владимиром гонцов в Константинополь было покорено богослужением в великой Софии, ибо посланцы не знали, где они находились: на земле или на небе. Их выразительный рассказ о великолепии храма, о красоте пения, о пышности самой службы, предрешил выбор прозорливого князя в пользу византийского православия.

Ни занудные причитания иудейских священников, ни намаз магометан, ни психологическое давление западных проповедников не смогли привлечь князя на их сторону. А вот икона Страшного Суда, принесенная греками в Киев с объяснением конечных судеб человечества, евангельская нагорная проповедь и возвещенные Христом шесть дел христианского милосердия: голодного накормить, жаждущего напоить, нагого одеть, странника ввести в дом, посетить болящего, навестить заключенного — нашли отклик в сердце киевского кагана — так называли современники своего правителя.

Впоследствии святой Владимир явил такую разительную перемену в жизни, отрешившись от пережитков и излишеств предыдущего языческого периода, что греческие священники сочли необходимым умерять пыл христианского благочестия в правителе, убеждая его не выпускать из тюрьмы находившихся там разбойников, указывая на печальные социальные последствия этой монаршей милости.

Почему же мы прославляем святого князя Владимира в чине, равном апостолам? Именно потому, что он является родоначальником и духовным отцом русского народа. Его молитва, произнесенная над берегами Днепра во время массового крещения киевлян, явила свое действие и в последующих веках. И сейчас, когда Киевская Русь переживает один из самых драматичных моментов своей истории, когда ее лидер повернулся к Западу, давно живущему во тьме неоязычества, мы верим, что тысячелетние корни этой земли, соединяющие Великую, Малую и Белую Русь, не пересохнут, но дадут свои свежие побеги. Верим, что произойдет, пусть не без скорбей, слез и крови, отрезвление части украинского народа, и он вновь вспомнит о своем историческом призвании, о своей славянской миссии: пребывать в неразделимом единстве с прочими православными славянскими народами, ибо наше неделимое Отечество, как сказал недавно Святейший Патриарх Кирилл, есть отражение тайны Святой Троицы. Наши три братских народа, имея свой самостоятельный политический статус и бытовую культуру, в сущности своей являются единым православным народом, восходящим к Святой Руси, и заслуга в этом принадлежит преимущественно святому равноапостольному князю Владимиру, память которого мы совершали и будем совершать с благодарностью к нему как к нашему отцу во плоти и по духу.

«Духовная составляющая —
беспроигрышный вариант в объединении народа»

3

Архимандрит Алипий (Светличный), настоятель храма святых апостолов Петра и Павла на Нивках в Киеве: — Выбор князя Владимира был связан с очень многими факторами. Это и геополитика, и возможность породниться с императорским домом Константинополя, и, конечно же, духовные позывы. Заметим, что греческая религия уже давно и прочно вошла в жизнь древних русичей, и те не возражали против присутствия христианских храмов в своих городах. «Местные» язычники, скорее всего, были довольно мирными в соблюдении языческих ритуалов. Лишь «заезжие» боги вроде Перуна требовали человеческих жертвоприношений. Возможно, из-за этого была какая-то ссора между жрецами киевского пантеона. Иначе князь не стал бы искать новую веру для своего народа. Создавая новое государство, великий князь думал о том, чем объединить разные племена. И беспроигрышным вариантом в то время стала именно духовная составляющая.

Почему Православие? Во-первых, бабка князя Владимира приняла Христа в Царьграде. Во-вторых, Константинополь и греческая Таврида — ближайшие торговые соседи. При этом в Риме творились безобразия с папами — скандалы, утрата духовного авторитета. Иудаизм в глазах князя был повержен в лице хазар. Ислам был еще слишком молод и агрессивен, а князю нужна была стабильность в стране.

Выбор произошел скорее по наитию. Эстетический восторг перед греческим богослужением у посланцев решил дело. Князь поехал креститься. Причем не просто принимать христианство, а по своему обычаю добывать его силой. Именно так он ранее создал пантеон богов в Киеве, захватив их у разных покоренных племен. Возможно, и христианская икона могла бы стоять посреди языческих идолов! Но Бог действовал Своим Промыслом, и князь был покорен слепотой. Поэтому Владимир вошел в Херсонес без традиционного грабежа, и в крещальную купель — со смиренным.

Вместе с князем и Русь прозрела. И хотя она до сих пор не все ясно видит, но близко стоит к Богу, от того и прозвана «Святой Русью»!

Ну, а кто сегодня желает стране другой судьбы посредством новой религии, тот уже опоздал на тысячелетие — выбор сделан. И наши православные народы внесли свой вклад в культурную копилку мира уникальным искусством, навеянным Православным исповеданием веры; в мудрость мира вошли учения великих подвижников Церкви; о загадке человеческой души спорят на основании трудов великих русских писателей, живших в традициях Православия.

А то, что воспользовался этим хитрый и ушлый западный мир, переняв многие достижения русских смекалистых самоделкиных и ученых, то это другой разговор.

Так уж случилось, что прислушался князь к своему сердцу, повлекла его душа в мир Божьей красоты, а слепота дала возможность внимательнее взглянуть внутрь себя, чтобы убедиться в правоте выбора веры.

Кто критикует его, тому самому стоило бы на время уйти от пустого соблазна и пожить прежде в тихости своего сердца, познавая величие Православия, чтобы убедиться не только в его истинности, но и будущности.

«Следует признать православную веру
как совершившийся факт тысячелетней истории Руси»

4

Протоиерей Андрей Ткачев: — Я думаю, что не стоит даже упражняться в фантазиях на тему того, что было бы с нами, если бы князь Владимир выбрал иудаизм или мусульманство. Следует покориться воле Божией и признать православную веру как совершившийся факт тысячелетней истории Руси и не утомлять себя бесплодными фантазиями. Для тех, кто недоволен выбором: сегодня мы живем во времена религиозной свободы: хочешь отказаться от христианства — в общем-то, никто кроме Христа и собственной совести тебя не удержит — отказывайся. Хочешь иметь четырех жен — имей, многие имеют и больше. Хочешь отвязаться от всех нравственных принципов — отвязывайся. Тебя будет держать только Уголовный кодекс, но только потом будет Страшный Суд, на котором придется отвечать за свои грехи. Сегодня мы живем во времена религиозной свободы, когда никому ни о чем жалеть не приходится. Люди свободно избирают веру, у них есть такая возможность, но наша прожитая история такова, что мы выбрали Православие. Поэтому мечтать о том, что было бы иначе, не стоит.

Подготовила Анна Ерахтина

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации