3686 Отец Андрей: ответы /21.01.2019/

A A A

На ваши вопросы отвечает протоиерей Андрей Ткачев.

(из выпуска на телеканале Царь-Град от 21 января 2019 года)

ДОПУСТИМО ЛИ ДЛЯ ХРИСТИАНИНА ПРИМЕНЕНИЕ ЭВФЕМИЗМОВ, А ТАКЖЕ СЛЕНГА И ДРУГИХ СЛОВЕЧЕК? КАК В НАШЕ ВРЕМЯ, КОГДА РЕЧЬ ИЗОБИЛУЕТ СЛОВЕСНЫМ МУСОРОМ СЛЕДОВАТЬ ПОВЕЛЕНИЮ «ДА НИКАКОЕ ГНИЛОЕ СЛОВО НИ ИСХОДИТ ИЗ УСТ ВАШИХ» (Ефес.4:29)?

Отец Андрей:

Вопрос задал человек под «ником» — «Вольдемар Короедов»! Интересно – человека озаботила такая серьезная проблема: как в Церкви говорить правильно, чисто, красиво.

Язык – он для того, чтобы понял тебя человек. Если язык мешает пониманию, нужно его подстроить под понимание. Как делали всегда все люди праведные. Вот, скажем, отец Павел Груздьев. Он про себя говорил: «Я — зэк матерый и монах бывалый». Он так со своими прихожанами общался: «Ну чего, бабки, – спастись хотите? – Да, батюшка. — А знаете, как Марфа жила? Марфа всегда отдавала полпенсии нищим. Слышали про Марфу? – Слышали, батюшка. – Вот — как Марфа живите и спасетесь».

Что это такое с точки зрения, скажем, Григория Богослова? Какая-то речь сельская никудышная. Но отец Павел знал, с кем он говорит. В Академии Наук так нельзя говорить.

И вот заметьте, друг мой, — вы себя назвали в сети: «Вольдемар Короедов». Значит, Вы не простой человек. Вот назвали бы Вы себя, допустим, «Васька Корин» – это было бы нормально. Но Вы себя сами назвали – «Короедов». Чего Вы хотите? Вы святости хотите? Короедов святость не найдет. Короедов будет всегда фарисеем. Вот Вы себе сами дали имя. (Только в сети, конечно. Не в Крещении, конечно. Но – все равно). Вот этот «ник» ваш – он все про вас говорит, чего Вы хотите от всех нас.

Я так понимаю, что это «закидон» и в мою сторону. Потому что я не брезгую жаргонными словечками. Я знаю, где я живу. Когда я говорю на Причастии: «Откройте уста!», иным это непонятно. А скажу: «Рот открой!» — сразу понятно.

Где мы живем? Можно, например, «вкушать». Но кто из нас вкушает? А что мы делаем? Мы «жрем». «Перекусываем»… «Зажевываем»…

Где мы живем? Вы хотите святости в словах? А сами Вы – «Вольдемар Короедов». Это о многом говорит. Поменяйте «ник». Напишите, например, — «Григорий Богослов». И тогда будем с вами говорить на языке греческих Отцов. И я, даже, не смогу – потому что я – не образованный человек.

Но, пожалуйста, поймите: у нас простая задача, практическая. Нам нужно этого «дикаря непричесанного» (с гаджетами, с выходом в интернет) сначала завести на простые пути самопознания, сокрушения, покаяния. Потом – молитвы, слез. Потом — Причащения. И, в конце концов, Спасения. Нам нужно для этого как-то так с ним говорить — на «его языке».

Есть даже много таких полуцерковных анекдотов.

«Батюшка выходит на амвон: в храме – одни бабки (были такие времена, сейчас — нет), и он им говорит: “Понимаете, дорогие христиане. Экклезиология не предполагает литургического богословия без эпиклезы”»!!??!!

Понимаете? Красиво сказал! А что толку-то? Толку-то ничего. Человек блеснул эрудицией. Сам не понял, что сказал. Они – тем более не поняли. А, если бы он им сказал: «Эй, бабки, у вас есть по соседству лежачие, которые в храм не ходят? Скажите им: “Причаститься хочешь — Марфа? Неровен час помрешь завтра? Даже не помрешь, а “подохнешь” завтра. И – что? Внуков — нет. Детей — нет. Двадцать пять абортов. Может, батюшку пригласить?”»

Вот тебе без «эпиклезы», без «Евхаристии». По-простому сказать. Мы за то, чтобы не обращаться к дикарям на рафинированном языке.

(Не «мы» – а «я». Но у меня есть последователи в этом смысле).

Наша цель – добраться до «человека». А уж какой он там — блатной или еще какой.

Если им сказать: «Пацаны, братки, дружки…ребята. Вы сдохните завтра, если сегодня не сделаете это. Сдохните. “Кирдык” вам. Это не трожь. Туда – “не иди”. Сюда — “иди”». Они: «Ну можно подумать!»

У нас есть наше «пастырское чувство». Вы там не стояли. А мы – стоим. И нам нужно разговаривать с армянином, с узбеком, с вышедшим из тюрьмы человеком, с сумасшедшей малолеткой, с нацболом. Нам нужно разговаривать с ними на их языке.

Они говорят: «Ну не “штырит” меня от Литургии, Вася, ты — “фонарь”, не “штырит” тебя потому, что: ты – “фонарь”. Ты сам приготовься и тебя “проштырит” так, что прозреешь». Вася: «Ну я попробую!»

А начнешь им говорить: «Евхаристия без эпикризы невозможна!» Он тебе: «Ну, клево сказал. А дальше что?» Дальше что? – Дальше ничего.

Русский язык – он все перемелет. Мы-то с вами кто? Мы с вами «билингвы», «трилингвы», «тетралингвы». Мы знаем всякие языки. Мы знаем «язык Ерофеева», знаем «язык Платонова», знаем «язык Пушкина». Знаем «язык “Джентльменов удачи”». Мы знаем много языков. В русском языке есть много языков. Внутри любого языка есть сто языков. Мы все их знаем — священники. Язык бабки старой. Язык подвижника. Язык праведника. Язык грешника. Язык мента, который пришел покаяться. Язык чиновника. Мы все языки знаем. И говорим с ними на их языке. И это — наша беда, наш крест. Нас осуждают: «Что же они себе позволяют? Говорят “некрасивыми” словами».

Я с ними говорю. Господь мой знает, о чем я говорю.

А ты, «Вольдемар Короедов», ты не прав. И ты ничего не поймешь, пока имя не поменяешь. (Вижу в этом наезд на личную персону. Не согласен с Вами. В принципе не согласен).

Нормально все. Мы можем говорить про все как хотим, лишь бы был плод. Плод есть – значит мы правы. Нет плода – значит, мы не правы. Плод проверяет.

Я – «сказал», «он» — понял. «Все чувак, ты клево сказал!» — он говорит мне.

А «аще», «убо», «понеже» – это все здесь — не «пашет».

Нужно разговаривать с современным человеком на его языке. С чиновником – по чиновничьи. С офицером – по-офицерски. С дурнем – по-дурняцки. С Вольдемаром Короедовым – по-короедовски. Такая наша горькая «юшка». Мы ее хлебаем. Это — наша юшка. Мы ею кормимся. Вы этого не понимаете. Но — поймите. И помогайте нам!

О КРЕЩЕНСКОМ КУПАНИИ И АСКЕТИЗМЕ

Отец Андрей:

Я за купание. Я за аскетизм. Я за то вообще, чтобы не бояться холода, голода, боли. Я вообще за это. «Не ешь по три дня!» «Окунайся в холодную воду!» «Спи на досках!» «На гвоздях спи!» Я за то. Я – за. Можно на гвоздях спать — спи на здоровье. Только с ума не сойди и не придумай себе, что ты святой. Пожалуйста!

Но только — осуждать других нельзя!!

Вообще аскетизм проверяется одной очень важной вещью. Если аскет осуждает других, тех, кто не разделяет с ним его аскетических упражнения, – он «лжеаскет». Вот прошу это «гвоздиком забить в деревянную башку». Если аскет осуждает человека другого – он не аскет. Он в прелести. Я могу не жениться, ни к кому не прикасаться, ничего не знать. Но я скажу: «Брак – это святое дело. Любите, женитесь, размножайтесь. Рожайте детей, воспитывайте их, стройте дом». Это значит, я – правильный аскет. А, если я говорю: «Брак – дрянь. Брак – скверна. Брак – гнусь», значит, я — дурак. Я –«лжеаскет», и мое девство, (аще бы оно было, типа – “я девственник, такой”), оно вменяется мне в дьявольское преступление. Я, как дьявол, осуждаю людей.

Допустим, я купаюсь. Но, если я говорю тебе: «Хочешь – купайся, хочешь – не купайся», это — нормально. Я – нормальный купальщик. А, если я говорю: «Короче, купаемся. Кто не купается – тот не с нами», значит, я — дурень. Причем, такой — «дубовый дурень».

Аскет проверяется отношением к «неаскету». Если он осуждает «неаскетов» – значит, он «лжеаскет». Настоящий аскет он всегда… «Аскео» – это подвиг, это упражнение, это труд. И аскеты – это те, кто трудятся, кто мучает себя ради Господа.

Но, если ты мучаешь себя ради Господа, и осуждаешь других, значит, ты – лжеаскет, ты — в прелести, ты — враг, ты — маленький дьявол.

А, если ты мучаешь себя ради Господа и не осуждешь никого… Например, не ем ничего. Сижу за столом и сухарь жую. А вокруг меня: тут — курицу едят, тут — утку наворачивают, тут — оленя обгладывают; и я их не осуждаю, значит, я – нормальный постник. Божий человек. (Я сухарь себе грызу, а что они там едят – мне неважно).

А, если я грызу сухарь и всем говорю: «Нельзя! Нельзя! Нельзя!», то я – последняя скотина (в духовном смысле) и я виноват во всех их грехах. Все их грехи я на себе забираю.

Вот так мерьте свою жизнь… Кто аскезничать хочет, тот никого не имеет права осуждать. Блудников, пьяниц, сребролюбцев. Какая тебе разница? Ты — подвизайся и ты отдай себя Богу в молитвах за всех. Ты за них молишься и все. Что такое монашество? Это молитва Богу за всех. Не себя спасти — всех спасти, за всех молиться. Это – монашество. (Себя спасать – тоже монашество, конечно. Но …с вопросами).

А вообще, молитва Богу за весь мир – это и есть монашество.

Вот так надо думать о жизни.

Поэтому, если вы купаетесь и осуждаете некупающихся, то вы зря купаетесь. Если вы купаетесь и не осуждаете их – купайтесь. Помогай Бог! Отец, и Сын, и Дух Святой помогают вам – и вы спасаете душу свою. Тело ваше будет здоровое и душа ваша будет чиста. Но, если вы вбираете в себя наглость такую: «Он — не купался, он – не наш!», то вы тут же будет черные как демон. Купайся хоть сто раз! Хоть щелочью мойся! Все равно будешь черным. Потому что ты – гордый, а гордым Бог противится. А смиренным дает благодать.

***

ЧТО ЗНАЧИТ МОЛИТЬСЯ ИСКРЕННЕ? КАК ЭТО ПОЧУВСТВОВАТЬ?

Отец Андрей:

В Псалтири сказал Давид: «Возлюбих, яко услышит Господь глас моления моего» (Пс.114).

Почувствуйте красоту этих слов. То есть, я молюсь и чувствую, что слова мои вошли в уши Его. И хорошо мне от этого. Нужно молиться и домолиться до такого состояния, когда сможешь сам себе сказать: «Я знаю, Бог меня выслушал».

Я помню такие случаи в жизни, когда вообще снаружи было такая грязь, такой страх, такая дрянь, и ты просишь, просишь, просишь… И вдруг – раз, чувствуешь: «Я услышан!» И ты – успокоился. Снаружи ничего не поменялось: власть та же, грязь та же, борьба в Церкви та же. Все — то же. Но Он говорит: «Ты успокойся, Я же знаю все, Я всем командую». Он как бы сердцу говорит. И – все. И ты понимаешь – Бог все сделает. Бог слушает меня, и Бог все сделает.

Когда вы будет молиться так от души: канон читать любимый, акафист петь любимый, Псалтирь читать святую, Евангелие читать с размышлением; или просто молиться Богу от души: «Господи, услышь меня! Пожалуйста, услышь меня!»; и вдруг такое – бам!!? — «Слышу Я тебя, сынок, слышу… Я тебя слышу, ребенок, слышу…Я знаю». И ты вдруг понимаешь: Он держит все в руках Своих, Он слышит… «Не переживай, Я – слышу».

Вот нужно до этого «домолиться». Хорошая вещь… Спасибо за вопрос.

***

КАК ПЕРЕБОЛЕТЬ СТЕСНЕНИЕ ПЕРЕД ЗНАКОМСТВОМ С ДЕВУШКОЙ? СТЕСНИТЕЛЬНОСТЬ ОЧЕНЬ МЕШАЕТ. А СОЗДАТЬ СЕМЬЮ ОЧЕНЬ НУЖНО.

Отец Андрей:

Боязнь женщин – это проблема, но это и защита. Если Вы их бояться не будете, то вы столько блуда натворите. Ваш страх – это не плохо (он бережет Вас от неуемного разврата), но, если вы хотите семью создать, – боязнь нужно отложить. Вы – преодолейте себя.

Нужно иногда на драку выйти, на операцию пойти, на работу наняться. Нужно «шаг» сделать: «Я – иду. Я – пошел». Так и здесь надо: «Девушка, здравствуйте». Простые слова нужны. Без напряга. Простые: «Можно я вас провожу? Я Вас заметил в храме». (Это очень хорошо в храме познакомиться. Очень хорошо). Подбирайте слова заранее. Вы, конечно, будете чушь нести. Но это – «хорошая чушь». Не бойтесь. Пожалуйста, не бойтесь.

Ваш страх говорит, что Вы хороший человек. Ты боишься себя, боишься Бога, боишься осквернить человека. Но – не бойся женщин. Мужчина – он же, в принципе, завоеватель. Он должен быть со страхом, но – сильный.

«Здравствуйте!» – «Здравствуйте».

Первое «здравствуйте» – оно, в принципе, уже все говорит про человека. Стесняться нужно. Нельзя не стесняться. Это очень трогательный момент. Дыхание перехватывает. Спроси у кого-нибудь: «Как ты с женой познакомился? – О! У меня слов не хватает… Мыслей было много… Слов не было… (как будто “запирает” в груди)».

Девушки – они же тоже ждут, бедненькие. Они тоже ждут нашей активности.

Бойся… Бойся… Но будь мужчиной!

Тебе нужно быть мужчиной не в том, чтобы покорить женщину. Нужно быть мужчиной, чтобы взять ее в жены, создать семью, родить детей, воспитать их, дождаться внуков. Создать большой анклав христиан за спиной своей и умереть без страха. Вот здесь нужно быть мужчиной. Нужно доказать не ей, не себе – Богу нужно доказать, что ты – мужчина.

Блудником быть очень легко. «Мужем» — быть трудно. Будьте мужем! Когда ты боишься женщины – это хорошо. Потому что ты к святыне приближаешься. Женщина – это алтарь. Женская утроба, женское чрево – это алтарь. Там возникают новые жизни. Ты их родишь на этом алтаре. Это – святое. Нельзя не бояться. Как можно не бояться женщины? Нормальный мужчина боится женщину. Он любит ее… Он восторгается ею… Он за нее может горы перевернуть… Это же вся история на этом держится.

Бояться женщину мужчине нужно. Потому что он ее уважает. «Я знаю, что я сильнее женщины, потому что я – владыка ее!» Это антропология.

Но — не бойся. Ты – мужчина. Мужчина – хозяин жизни. «Баба» – она потом пристроится. Ты – «коренной», она – «пристяжная». Есть такие понятия в русской тройке – коренной и пристяжные. Коренной – ведет, дети и женщины — помогут. Они – пристяжные.

Ты – мужчина. Русские мужики – будьте мужчинами! Верующими, сильными, мудрыми, терпеливыми… немногословными.

***

ПРО МОЛЧАНИЕ (реплика о себе)

Это моя работа – много говорить. Работа у меня такая. Некоторые меня осуждают: «Вот – базарит много!» Я «базарю» потому – что меня Бог благословил. Если бы Бог благословил – я молчал бы всю жизнь. Я всю жизнь хожу молчать.

Я сейчас говорю тем, кто иронизирует: «Про молчание говорит ТКАЧЕВ!??!»

Да! Я про «молчание» говорю! Русские мужики должны молчать. Работать, делать свое дело. Строить семью, молиться Богу…Молча… Нужно – вилы взял. Нужно – топор взял. И сделал свое дело. Я «базарю» – потому что я поставлен на «это дело». Мне мой Бог так сказал. Я бы тоже молчал – но не приходится.

***

ДЕЛАТЬ ЛИ РЕБЕНКУ ПРИВИВКИ?

Ох, трудный вопрос…

Если их и делать, то нужно обязательно сделать несколько вещей. Нужно проверить вакцину. Качество, срок годности…Это – «раз»! «Два» — заручиться подписью или другим документом от врачей, что в случае побочных эффектов – они отвечают за это. Сколько я таких повидал… Привили – и заболел. (Господи, помилуй!) Большая масса людей.

А дальше? А дальше – «шиш вам с маслом».

Кто отвечает? — Никто. Минздрав отвечает? — Нет. Кто-то еще? — Нет. Только вы и ваше дите. Вас привили специально, насильно, в приказном порядке. И отвечаете – вы.

Вот здесь нужно искать «собаку зарытую» — если за качество вакцины никто не отвечает. Наши могли на бартере у индусов купить. Написали, что купили за миллиард. А купили за сто миллионов. И девять десятых положили в карман. И эта вся гадость приходит сюда. И все колют подряд. Сопли – не сопли… Температура – не температура… Шлеп-шлеп-шлеп. Что это? — Это геноцид.

Есть такие виды болезни, когда нужно привить пораньше. Кори… оспы… Они по-разному действуют на мальчиков, на девочек.

Может быть даже нужно покупать самим вакцину.

Нужно проверить иммунитет… А вдруг у ребенка реакция на эту вакцину. Сделали – а он лег и не встает. Елки-палки!!?!! Кто будет отвечать? — Папа. Мама. А «они»? Нет. «Они» – кольнули и все… До свидания…

Нужна комплексная проверка – вакцины, пациента… И потом уже осторожное внедрение. Вот так нужно. Это мука целая. Я прошел через эту муку — у меня четверо детей. Это просто кошмар. Они ж насилуют нас. Они ж заставляют нас. «В садик не примем!» «В школу не возьмем!»

Кто это придумал? Это сатанизм настоящий. Нам могут вколоть все, что хочешь. А ты как проверишь? Ты кто? Химик? Биолог? Ты что проверишь? — Ничего…

Это злодейство. Это преступление. Проверяйте все. Судитесь с ними, если нужно. Колите под надзором своим. Крестите вакцину, если что. Как мы кололи… «Господи, благослови!» И ждешь…Как «оно»? Вроде все – хорошо. Слава Богу!

Это – борьба. Это – война. Против нас может, вполне возможно, вестись война биологическими средствами. Вакцинация может быть средством биологического оружия против русского населения. Вполне возможно.

Я не говорю, что это – так. Так – а не иначе. Нет. Это — не говорю. Но так – может быть!

Эти наши друзья «рогатые» – они могут нас, конечно, извести «в ноль» при помощи просроченных вакцин и чего хочешь. Например, купили одного в правительстве. Он завез контрафакт в медицину. Накололи его – и вот вам целое поколение калек.

Кто отвечает? Никто не отвечает. А если деньгами будет Минздрав отвечать? Деньгами. Должностями. Деньгами. Сроками. В тюрьме. «А в тюрьму не хочешь?»

Я за то, чтобы проверяли. Мне легче – мои дети уже выросли. Это была длинная тяжелая борьба. Но – потом будут внуки, даст Бог. И будет та же беда.

Нужно добиваться, чтобы за это отвечал кто-то. И тогда эти чиновники из Минздрава, воры во власти, враги православного государства будут бояться. Кто враги государства? Воры во власти. «Иуда во власти!» Маленькие иуды травят государство.

Боритесь за детей! Это ваши дети. За них никто не будет переживать: ни министры, ни чиновники. Только вы – папа и мама. Больше никто.

Злая тема, конечно. Злая… Русские люди – бедные. Какая только собака не кусает русского человека? Где есть еще собака, которая не кусала русского человека? — Нет нигде. Хохлы кусают. Американцы кусают. Свои шакалы кусают.

Какой еще пес не кусал русского человека?

Иисусе Сладчайший! Кроме Тебя нигде нет спасения. Только Господь за русского человека. Кругом одни кусучие гады. Но мы же с вами люди хитрые. Мы не будем брать в руки кастет, ножик финский (что-нибудь еще такое, чтобы ребра считать). Мы не будем – мы хитрые. Мы помолимся Богу. «Бог наш на небеси и на земли, вся, елика восхоте, сотвори» (Пс.113). Господь наш поломает ребра всем нашим врагам. Имейте в виду.

Чем меньше вы молитесь – тем больше враг лютует. Чем больше у вас молитвы – тем меньше у врага сил. Вопрос духовный. Русь, если выстоит – только на Духе. На молитве, на Псалтири, на Евангелие, на литургии. Если мы сможем быть настоящими христианами, то вся «шакальня» поломает зубы об нас. Потому что мы будем как камень. А, если нет – мы будем дрянь хлипкая. как – глина. О глину зубы не поломаешь.

***

СЫН НИКАК НЕ РЕШИТСЯ НА ПЕРВУЮ ИСПОВЕДЬ. ВАС ОН УВАЖАЕТ. ЧТО ВЫ ЕМУ СКАЖЕТЕ?

Брат мой. Попробуй походить по храмам села или города, где ты живешь. Дай себе труд такой. Походи, посмотри, послушай. Это очень важный труд, потом плоды будут феноменальные. И вот там, где тебе сердце скажет: «Хорошо мне здесь», там останься. И на исповедь иди туда, где тебе сердце скажет: «Здесь мой дом. Здесь мне хорошо. Здесь рай (маленький рай)».

Что хочет душа? — Душа рая хочет. Когда люди пытаются строить казино, Лас-Вегас, Москва-Сити, они – «рай» строят, тот образ рая, который им приснился.

Каждый из нас хочет жить в раю, и храм, где тебе хорошо – это твой маленький рай.

Найди храм по душе… И не сразу на исповедь иди. Пойми вначале – в чем ты грешен. Ты же знаешь свои грехи, и я знаю свои грехи. И вот, когда ты найдешь храм, где тебе хорошо и когда ты поймешь, в чем твои грехи, тогда…осторожно (Осторожно!!) подойди к священнику и скажи: «Батюшка, я долго думал про свои грехи. Наконец, я хочу покаяться в них. Можно я поисповедуюсь?» (Это очень интимная вещь. Не на литургии. За ней. До нее, после нее. Как угодно. Разговор, общение — это гораздо важнее, чем исповедь). И, если Бог благословит, батюшка скажет: «Да, сынок. Конечно. Давай. Рассказывай!» И ты – потихоньку расскажешь ему: о чем болит душа, в чем ошибся, что было плохо. Заплачешь…И он тебе скажет? «Да… Бывает… Я понимаю тебя. Мы все – люди».

«Батюшка» должен понимать человека. И, если это состоится, то — ты нашел Церковь.

А иначе… если в очередь встать. «Ну чего там?» И ты – «А…а…а…(с «перестраху»)Не знаю… Не знаю… Не знаю…» — «Ну говори давай!» — «Я не знаю, что говорить». – «”Это” делал?… “Это” делал?… “Это” делал? Ну – пошел! — Все»…

Это — не то!

Я повторяю прекрасную схему…

Нужно найти храм по душе. (Походить туда немножко. Помолиться поплакать там в одиночку. За столбом где-нибудь выплакался. Уже легче стало. Уже вроде хорошо).

Понять в чем твои грехи. (То ли ты воровал, то ли ты нюхал, то ли ты с девками связался, то ли ты запутался в компьютерных играх. То ли ты самоубийством хочешь закончить жизнь. Мало ли что бывает у человека. Все, что хочешь может быть. Главное, чтобы ты понял, что в тебе главное).

И подойди к батюшке. «Можно я покаюсь?»

Я прошу Бога, чтобы батюшка был нормальный. «Да!» (дела все в сторону) «Иди сюда. Рассказывай, что такое!» Ты ему скажешь и заплачешь. И прорвется у тебя. И он тебя послушает. «Да, – скажет он, – мы все такие».

Там Евангелие будет и крест будет. И он тебе скажет молитву – «Прощаю и разрешаю…» И – все. И — без грехов уйдешь домой. Нужно к этому дойти… Дойти.

Это очень трудно. Вот придешь – на какого-нибудь хама напорешься. Он тебе нахамит — ты уйдешь и все… И еще будешь пять лет бродить. Туда… Сюда… В кришнаиты… В адвентисты…

Это тонко всю…. И это — Великое Таинство. Великое!! Таинство!!

И этого я желаю всем тем, кто вокруг церкви ходит кругами окольными. То воды наберет, то свечку поставит. Но еще свою душу не открывал Богу. «Ого!! У меня здесь сколько всего. Целый хлев свиной. На!! – на!!!» Нет такого… У многих…

«Тот» в проруби купался… «Тот» свечки ставил… «Тот» воду пил…

А покаяться в грехах своих? А Христа пустить в душу? Христа пустить пробовали?

Это — ваша задача. Но не «ваша». «Наша!» Что вы безбожники – то и мы. Что вы сребролюбцы — то и мы. Что вы суетны — то и мы. У нас все одно и то же. Попы – они такие же. Поэтому, давайте будем серьезными… Серьезными.

Жизнь продолжается. Нам всем на Суде перед Христом стоять. Всем! Стоять!

Мне… Вам… Всем… Верующим. Неверующим. Имейте в виду. Не провороньте драгоценное время краткой жизни!

***

Спасибо вам за возможность поговорить на важные темы. Да будет с вами Господь и да будете вы с Господом. Прошу молитв.

До свидания.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации