3661 Отец Андрей: ответы №19

A A A

 

(из выпуска телеканала «Царьград» от 19 марта 2018 года)

День добрый! Вот уже и вопросы есть. Поэтому, будем «время не терять».

Вопрос: «Что делать с подарком, если знаешь, что он украден?»

Отец Андрей: — Брать в дом краденое нехорошо. Это именно огонь. Он сожжет все ваше имущество. Лучше сказать человеку, что вы знаете о происхождении подарка. И не хотите его брать. И боитесь Бога. И на вашей совести нехорошо. Лучше всего не превращаться в хранителя краденного. Мало того, это может просто родить «проблемы». Обезопасьте себя от многих неприятностей тем, что вы не берете краденного, если вы об этом достоверно знаете. Это будет самый простой и верный путь.

Вопрос: «Если после Страшного Суда муж будет в раю, а жена – в аду; или родители будут в аду, а дети – в раю; разве могут те, кто в раю, быть в радости, зная, что родные мучаются?»

Отец Андрей: — Совершенно справедливый вопрос. Он неизбежно возникает перед человеком…И ответ на него двояк.

Во-первых, рассуждая «по-человечески», мы, конечно, не сможем быть счастливы, созерцая, видя или просто зная о страданиях тех, кого мы любим. Не сможем. Поэтому, хотелось бы, чтобы все мужья были в раю вместе с женами. Чтобы все дети бы были в раю вместе с родителями. Чтобы любящие сохраняли вечный союз друг с другом и в грядущем Царстве. Чтобы один тащил другого за собой, и все были рядышком. Такова суть любви: она тащит за собою. Вот, один верит больше, другой – меньше. И тот, кто верит больше, он, по сути, тянет за собой того, кто верит меньше. Это в жизни происходит постоянно.

Но уж если представить себе такой кошмарный вариант, когда они разлучены (разным образом) в вечной жизни. Как написано в Писании: «Два будут на кровати, один возьмется – другой оставится» (см.Мф.24:40), то в этом случае нужно допускать еще вот что. Человек, попадающий в иной мир, в грядущее Царство; человек, видящий Христа лицом к лицу, может быть настолько пленен благодатью, настолько полон грядущей жизнью; что у него может не остаться в памяти, в ощущениях ничего, что связывало бы его с кем бы то ни было вообще. Такой вариант тоже нужно допускать. И об этом тоже говорится у некоторых святых. «Полнота Богом» у каждого человека – она сотрет вчерашний день. И, боюсь, там не останется места для тех сентиментальностей, которые мы сейчас переживаем.

Мы думаем «по-сегодняшнему» пока что, по-человечески, по-земному. В этих мыслях нет ничего плохого. Они имеют место быть. Но имейте в виду, «там» будет все по-другому.

Поэтому, суммируя, я вот что хочу сказать. Очень было бы славно быть «полным Богом» вместе со своей любезной супругой, вместе со своими дорогими детьми. Чтобы они были рядом. Конечно, это решение всех проблем. Это решение всех проблем! Поэтому, давайте и помогать друг другу спастись. Давайте и делать все, чтобы входили мы в рай не одинокими эгоистами, чтобы входили мы в рай целыми семьями. Целыми группами, целыми общинами, целыми гроздьями. Гроздьями ягод на виноградной кисти.

К этому надо стремиться.

Потеряем ли мы радость рая, если это не случится?

Может быть – «нет»: потому что там совсем другой мир…

Но может быть – «да».

Оставим этот вопрос открытым, имея в виду его сложность и неизвестность для нас нашего будущего.

Оставим здесь какой-то зазорчик, щелку оставим. Чтоб не до конца пытаться объяснить.

Вопрос: «Молодой человек спрашивает про блуд. Апостол Петр говорит, что “блудники Царства Божия не наследуют”(1Кор.6:9) Сам этот молодой человек потратил много времени на борьбу с этой страстью. Но пока эта борьба неуспешна. Пост и физические нагрузки уже не помогают. Что делать?»

Отец Андрей: — Вопрос очень важный. Попробуйте следующие вещи — попробуйте следить за глазами и языком. Очень важно, как ни странно, в борьбе с блудом – никого не осуждать. Блуд – это тот позор человеческий, который посылается, как врачевство, как горькая пилюля, человеку гордому. Тому, который считает себя лучше других, который считает себя вправе осуждать людей за разные грехи, за разные недостатки. Который, как бы, смотрит на мир сквозь лупу осуждения, рассматривая чужие гадости. Понаблюдайте за собой. Может это у вас есть? Если нет – значит, прекрасно. Надо поискать тогда в другом месте. Очень часто бывает, что блудом наказываются гордецы. Уж чему, а гордости-то в человеке, совершающем блудные поступки, должно быть мало места. Он каждый раз подтверждает своими делами свою падшесть. «Я упал опять. Что мне делать?» — «Вставай и двигайся дальше!» — «Я упал опять. Что мне делать?» — «Не отчаивайся. Вставай! Не лежи! Двигайся дальше…» И вот, когда человек падает, падает, падает… он постепенно приобретает смирение необходимое. И перестает осуждать других за грехи.

Ну, и глаза…Язык – это осуждение. А глаза – это двери, даже скорее окна. У Иеремии написано горе вам, «смерть входит в наши окна» (Иер. 9:21). Имея в виду, через окна и двери глаз, двери чувств к нам попадают различные образы, соблазняющие человека. Это не секрет. Садишься, например, за компьютер – почту прочесть. И ты можешь, даже специально ничего не ища, набрести на какую-нибудь ссылку. Потом, «пойти» по ней… и оказаться вместо почтового ящика в каком-то глубоком и склизком месте. А то, что видит человек, то, что попадает ему в душу – потом выгоняется очень трудно. Для этого нужно поболеть и помучаться, чтобы оно потом вылезло из тебя все, оставляя тебя в живых.

Поэтому, последите за двумя вещами – за глазами и за языком.

Можно запостить себя до изнеможения – не есть, не пить; а оно никуда не уходит. В голову тебе постоянно приходят, как стрелы раскаленные, влетают в душу различные помыслы.

И — физические нагрузки…Можно ходить пешком до изнеможения. Штанги всякие тягать до потери пульса. А приходишь домой, и «твое с тобой вернулось». Это очень известная вещь. Есть такой святой отец — Варнава Беляев, епископ. А у него — любопытная книжка. Четырехтомник — «Основы искусства святости». Такое претенциозное название. Не знаю, достигает ли цели эта книжка. Но есть такая. И в ней автор цитирует очень большой материал из литературы, из философии — из всех смежных областей, чтобы донести какую-то мысль до читателя. Ну и, в частности, автор там цитирует какого-то французского беллетриста, где главный герой мучается похотью. Он вначале обошел все бордели в городе. В душе его тошно, сердце болит — он не хочет этого. Но не может ничего с собой поделать. Он борется с собой. Начинает ходить пешком. Отказывается от городского транспорта так, что у него становятся ноги, как свинцом налитые. И к вечеру он еле волочится. Однако, блуд не проходит. Начинает поститься – блуд не проходит. И какая-то служанка, простая деревенская девушка, которая работает в городе, говорит ему: «Попробуйте помолиться доброму Господу, чтобы Он отнял у Вас этот страстный пожар».

Попробуйте помолиться «доброму Господу». Вот еще один хороший совет. Потому что человек сам себя до конца не знает.

У Блаженного Августина есть очень прекрасные слова об этом. Он очень нуждался в женской любви. Он долго откладывал крещение, потому что не мог себе представить, как это он будет соблюдать заповеди в части воздержания и целомудрия. От всего мог отказаться – от еды, от славы, от важных должностных назначений. Но вот женская любовь притягивала его настолько сильно, что он не мог представить себе жизнь без нее. И Августин часто молился. Вслух говорил: «Господи, Дай мне целомудрие!» Но в тайне сердца говорил другое: «Только не сейчас!» Это потом он уже признается в Исповеди своей: «Желание целомудрия было во мне. Но оно не было глубоким. Я разделялся между желанием целомудрия и желанием плотских наслаждений».

Такова природа человека. Человек такой – он не простой. И стыдно вроде бы – и хочется. И гадко – и сладко. Поэтому – «не осуждай». Берегите глаза от порнографии и прочих таких вещей подобного рода. Помолитесь доброму Господу чтобы помог Вам справиться с этой бедой. Потому что это — поистине беда. И, конечно, не отчаивайтесь. Не отчаивайтесь! И проверьте себя – насколько Вы, действительно, хотите целомудрия.

Если Вы его хотите по-настоящему, оно у Вас будет.

Вопрос: «Дочке пятнадцать лет. Записала ее на соборование. Потом попросила исповедоваться и причаститься. Но она сопротивляется. Говорит, что это очень сложно. Может лучше не трогать ее?»

Отец Андрей: — Да. Если Вы встречаете такое резкое отторжение от того, что Вы предлагаете, то берегитесь, чтобы не воспитать в человеке настырную, агрессивную реакцию на то, что для Вас свято и дорого. Пятнадцать лет девчонке… Это такой для девочки уже возраст большой. Она уже и мамой-то может быть на самом деле. Все обыкновенное женское в ней уже произошло. Она уже молодая девушка. Это уже невеста.

Религиозность воспитывается в человеке непонятно как. Никто из нас толком не знает как воспитать в человеке религиозность. Настоящую… Живую…Искреннюю такую. Как вот птица поет, чтобы так мы Богу молились. То ли с детства самого нужно. С этих сладких времен над колыбелью ворковать. С молитвой. То ли нужно, когда мама еще беременная. Как это нужно – загадка. Если она до пятнадцати лет у вас не ахти какая церковная, то не тяните ее. Она сейчас в таком состоянии сейчас, что область церковных Таинств может казаться для нее чем-то таким чужим и тяжелым. В общем, будьте педагогом. Смотрите, что лучше, что хуже. Не обозлить человека очень важно. Не воспитать в нем такое намеренно отвратительное отношение к Православию.

Вопрос: «Можно ли в пост пользоваться масками для лица на молочной основе?»

Отец Андрей: — Если потом эту маску никто не слизывает с Вас, и таким образом никто не оскоромится. Вдруг ребенок, например, или муж оближет Вас и пост нарушит. Если нет, то тогда, я думаю, можно мазаться маской на молочной основе в посту тоже. (смеется)

Барсучьим салом можно мазаться. Медом можно мазаться. Огуречные «блямбочки» на глаза прилепить. Можно много чего делать. Все, что можно съесть, – все это можно намазать на человека. За исключением колбасы. Мажьтесь на здоровье, если Вам надо.

Я надеюсь, что Вы не обижаетесь на мои глупые шутки. Это такая чепуха, которую и спрашивать, на самом деле, не стоит. Это – чепуха. Ваши «маски» — и мои ответы. Че-пу-ха.

Вопрос: «Пожалел денег на доброе дело. Потом пересилил себя и дал. Является ли это добродетелью?»

Отец Андрей: — Ну конечно… Ничего себе! А как же! Если ты не хотел сделать что-то доброе, а потом поборолся с собой и… сделал – это, вообще, самое лучшее доброе дело. То, что не требовало труда, оно и ценится как «не требующее труда». А то, что сделано через силу, оно и ценится, как совершенное с благим усилием над собой. Конечно.

Вот: «Я хочу молиться! – и молюсь». А: «Не хочу молиться! – и не молюсь». Все просто. А когда: «Я не хочу молиться, а молюсь!» — это совсем другое. Цена этой молитвы вырастает.

Через «не хочу», через «я не буду», через «я устал», через «мне все надоело» — ты делаешь все, что надо делать. Конечно, другая цена этому труду.

Поэтому, Вы не спрашивайте, является ли это добродетелью. Это не только является добродетелью, но это является бОльшей добродетелью, чем Ваши добрые дела, совершенные по наитию. «А мне хочется! Вот захотелось – и я сделал. Не захотелось – не сделал». Так жить нельзя. «Не хочется – а делай!» Вот это как раз и меняет человека.

Вопрос: «Знаете ли Вы наизусть Библию?»

Отец Андрей: — Нет. Я не знаю наизусть Библию. Это очень большой объем текста. Если сравнить Библию с Кораном, то Библия больше Корану по объему текстовому в десятки раз. В Исламе есть такое понятие – учить наизусть. Даже весь Коран. Есть специальные люди, которые выучивают его полностью. Если это применить к христианству, то у нас подобного рода людьми являются те, кто знает наизусть Псалтирь. Это самая большая книга Библии. Центральная книга Библии. Она старозаветная. Это гимны царя Давида, Моисея. Всего сто пятьдесят гимнов. Книга хвалений. Вот ее-то как раз можно выучить. Где-то половину из нее я знаю. Евангелие можно учить наизусть. В Коране есть повеление читать «Таурат» – закон Моисея. То есть, Тору. «Инджиль» – то есть Евангелие Иисуса Христа. Их четыре – Матфей, Марк, Лука и Иоанн. И — «Забур». Забур – это как раз и есть псалмы царя Давида. Это самые важные книги Библии с точки зрения Корана. Но наизусть их выучить все вместе – это огромный труд. Я сейчас забыл имя того персидского поэта, который первым выучил наизусть Коран. Забыл. Есть такая школа целая – изучения на память. Но имейте в виду, что Коран выучить наизусть можно. Человеку, знающему арабский язык. Не в переводе, а в оригинале. Можно. Хотя это трудно. С согласовками, с интонациями, чтобы знать, когда и что читать. А вот Библию выучить наизусть невозможно. Всю Библию. Но некоторые книги из Библии можно выучить. Можно выучить отдельные послания Апостола Павла или Притчи Соломоновы…Можно.

Я …вспомнил как звать этого поэта – Хафиз Ширази. Так звали того человека, который выучил первым Коран наизусть. Есть такая школа – хафизов. Люди, которые знают наизусть Коран называют «хафиз аль кур-ан».

Учить наизусть священные тексты надо. Надо обязательно. Я помню, как описывается в «Лавсаике» (есть такая книга о святых и блаженных отцах), что несколько монахов шли из одного монастыря в другой монастырь. И чтобы не празднословить, не болтать глупости, но и не молчать; они читали по памяти те священные тексты, которые знали. Один прочел Послание Галатам Апостола Павла, другой прочел половину Евангелие, которое выучил наизусть. Третий читал псалмы, которые знал. Так они шли и чуть ли не половину Библии прочли по дороге. Это хорошее занятие.

Вопрос: «Как найти любовь?»

Отец Андрей: — Очень большой вопрос. На него как отвечать-то? Что Вы имеете в виду? Вы барышню имеете в виду? Или имеете в виду Любовь, как Божественную добродетель? Бога хотите найти? Любовь Божию или пару свою? Того человека, который будет жить с Вами. Как Адам, увидев сотворенную Еву в раю, сказал: «Вот кость моя от костей моих. Плоть моя от плоти моей». Он узнал в ней свою половину, свою часть.

Если Вы об этом говорите, это – одно. Если Вы в большом смысле о Любви, это – другое. И я даже не знаю, о чем с Вами говорить, на что отвечать.

Если большую Любовь искать, Бога если искать, то нужно как можно меньше о любви говорить. Потому что нужно понимать, что Любовь – это крыша духовного дома. Крыша. А не фундамент. Фундамент – это Вера. А все остальные кирпичики – это терпение, милостыня, воздержание языка и глаз, благородство в отношении с ближними, и сострадание. Это все стены. А уже сверху будет крыша – это уже Любовь. Дальше идти уже некуда. Это уже верх. Причем, крышу положит Сам Господь. На построившийся дом.

Это – если по большому счету.

А если брать маленькую нашу, земную любовь; если говорить о поиске своей спутницы, пары своей, то есть той девушки, которая будет Вашей тенью, Вашим «ребром», матерью ваших детей; то начните с молитвы. Начните с молитвы своими словами. «Господи, я надеюсь и верю, что Ты хочешь мне счастья. И где-то есть тот человек, который это счастье мне составит. Пару счастливую. И я прошу Тебя указать мне, кто это. Чтобы я не брал чужое, и чтобы я не пропустил свое. Чтобы екнуло сердце во мне, когда я увижу ее. В транспорте, или на улице, или не знаю, где еще. Чтобы я не пропустил свое».

Миллион бед в нашей жизни случаются потому, что мы берем чужое. Помните, у Евтушенко стихи, когда «чужие» ко мне приходят: «Мне руки на плечи кладет и у другой меня крадет. А той, скажите Бога ради, кому на плечи руки класть. Та, у которой я украден в отместку тоже станет красть…» То есть крадут люди друг у друга чужое. Потому что – пропустили свое. Поэтому, надо быть внимательным.

И нужно просить Бога, чтобы Он указал Вам: «Вот – не пропусти!» Помните, как Жеглов с Шараповым поехали на вызов, где подкидыша маленького нашли. И там была – сержант Синичкина. И Жеглов Шарапову говорит: «К девочке присмотрись. Девочка правильная». Вот нужно, чтобы кто-то был такой, который скажет тебе: «Слушай, парень. Ты присмотрись к ней, присмотрись. “Девочка правильная” Не пропусти ее». Может быть Сам Господь тебе на сердце положит. А может быть кто-то их людей скажет.

Очень легко пропустить «свое». А потом – что? «Теряют люди друг друга, проходят мимо друг друга. А потом не найдут никогда!» Это из другого кино. Я думаю, вы слышали эту песню. Так что – будьте внимательны. И обязательно, все доброе начинайте с молитвы. Молитва Богу Всемогущему, сотворившему небо и землю. (И меня вместе с вами).

«Господи, Ты хочешь мне счастья. Открой мне глаза, чтобы я увидел – где оно, это счастье мое. Чтобы я своего не пропустил, а чужое не брал».

Вопрос: «Что делать, если моя любимая называет меня “Ох ты – мой дьявол”!»

Отец Андрей: (смеется) Надо еще сказать при каких обстоятельствах она Вас так называет. Что ж вы такое с нею делаете, что она «выбрасывает из себя» такие тексты?

Но, как я понимаю, Вас тревожит подобная лексика. Ты скажи своей любимой девушке, чтобы она тебя дьяволом не называла. И все. Я думаю так. Она, видимо, плохого не думает. Но ее так научили разговаривать. Она, видимо, других слов не знает. Там же есть много разных слов. Это, видимо, касается любовных ваших отношений. (Кто вас поймет кроме вас самих). Видимо – у нее избыток чувств. И очень скудный словарный запас. Когда у человека очень много чувства -«переполняет», но язык связан скудостью словарного запаса – рождаются всякие глупости. Вот именно в этом состоянии люди матюкаются. У Достоевского в «Дневнике писателя» как раз описывается психология матерной брани. Когда – чувств много, а слов – нет. И тогда человек – дуется, дуется … и «выплевывает» из себя какую-нибудь очередную гнусность. Потому что — он других слов не знает.

Видимо, Ваша любимая тоже мало слов знает. А может – она и образованный человек. Может она знает больше, чем я и больше, чем Вы. Тогда, тем более скажите ей: «Родная, ты меня, пожалуйста, дьяволом не называй. Господом Богом тоже не называй меня. Назови меня как-нибудь: “пупсиком”, “котенком”…или как-нибудь еще. Кем хочешь, только не дьяволом и чем иным инфернальным».

Вы должны ее воспитывать, дорогой мой.

***

Вот на этой веселой ноте мы сегодня и подошли к концу нашей встречи.

Сегодня такие веселые и смешные вопросы. Я прям запомню — про маску молочную. Я вот жену спрошу, как она бы на моем месте ответила.

И так далее и тому подобное. Вот последний вопрос какой веселый.

Вообще – вы веселые люди. С вами не пропадешь. Пока люди веселые – жить весело. Так что я весьма утешен широким диапазоном ваших вопросов. От очень сложных богословских до очень смешных житейских. И «то», и «то» – хорошо. Мы ж двумя ногами на земле стоим. Голова наша в Небо смотрит, а ножки — на земле. Это и есть – человек. Тут есть над чем и посмеяться и поплакать. И повеселиться.

Будьте Богом хранимы, дорогие братья и сестры. Христос да хранит вас.

До свидания

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации