3698 Отец Андрей: ответы №15/19.02.2018/

A A A

На ваши вопросы отвечает протоиерей Андрей Ткачев.

(выпуск в первый день Великого Поста 19 февраля 2018 года на телеканале «Царь-Град»)

СТОИТ ЛИ НАКАПЛИВАТЬ ИКОНЫ И ДРУГИЕ ОСВЯЩЕННЫЕ ВЕЩИ ДОМА? КАК БЛАГОЧЕСТИВО ПОПРОЩАТЬСЯ С ТЕМИ ИКОНАМИ И ВЕЩАМИ, КОТОРЫЕ ПОЧЕМУ-ТО НЕ ГРЕЮТ ДУШУ?

— Накопление любых священных предметов — это некая болезнь души, это «плюшкинство» (если говорить литературным языком) или мшелоимство (если говорить языком молитвослова). Иногда это сваливается на человека в виде наказания. Например, когда люди едут в гости какому-то известному старцу, то каждый везет ему подарки – пряники, халву, квашеные помидоры, и вместе с тем иконы, книжки, еще какие-то святыньки. И он это все по любви берет. Пряники можно съесть, а вот эти все просфорки, земелька, маслице — их так много, что впору лавку открывать для перепродажи всех этих священных предметов. Поэтому нужно быть целомудренным в этом отношении. Нельзя превращать свой дом в аляповатую и безвкусную лавку древностей, или лавку иконописных новшеств. Не нужно завешивать все стены безмерным количеством икон.

Одной красивой большой поклонной иконы на белой стене вполне достаточно. Когда икон много, когда их сотня, они разных размеров, (в ламинате, на бумажке, «на картонке», «на фанерке») — это безвкусица величайшая, это какое-то скрытое иконоборчество.

Зайдите в древние соборы, например, в Успенский Собор Московского Кремля — гляньте на столбах: Георгий, Дмитрий, Симеон Столпник — вот это иконы. Потом посмотрите на эти ламинированные картинки, которые тиражируются миллионными тиражами, и поймите разницу. Накапливать это все безмерно нельзя, потому что все в абсурд превращается. Можно задохнуться в иконах, их будет так много, что не будешь знать, куда деваться.

Это является проблемой для многих людей и нужно положить этому конец.

Просфоры взял – съешь; воду взял – выпей; масло взял – разотри по больным местам; святой земли взял — высыпь на огороде или в цветы.

Положите край приобретению нового. Сколько нужно иметь икон? Одной хватит, на самом деле. Ну две, ну — пять, ну — двадцать – но не сто двадцать!

Куда девать лишнее? Дарить, раздавать, в храм принести — но храм тоже не лавка старьевщика. Пришедшее в ветхость – допустим, растрепалась вырезанная из журнала иконка — такие вещи сжигаются, пепел закапывается в непопираемое место. То есть, огонь истребляет, не оскверняя то, что выработало свой срок. Главное — положить край накоплению, а дальше уже подумать, как привести в порядок то, что есть.

Не должно быть миллион икон в доме, это что-то нездоровое.

***

ИЗВЕСТНО, ЧТО ТОТ, КТО ПОЛОЖИТ ДУШУ ЗА БЛИЖНЕГО СВОЕГО – ТОТ СПАСЕТСЯ. ЕСЛИ МНЕ ПРЕДОСТАВИТСЯ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ И Я ВОСПОЛЬЗУЮСЬ ЕЮ – НЕ БУДЕТ ЛИ ЭТО ЭГОИСТИЧНО ПО ОТНОШЕНИЮ К ЖЕНЕ

И ДЕТЯМ? ПОНИМАЮ, ЧТО В ТАКОЙ СИТУАЦИИ ВРЕМЕНИ НА РАЗДУМЬЯ НЕ БУДЕТ. НАДО ЗАРАНЕЕ РЕШИТЬ – КАК ДЕЙСТВОВАТЬ.

— Ситуация даже сложнее, чем вы сказали. Потому что вы можете решить сейчас: «Вот будет ситуация — я брошусь на амбразуру! (или под колеса за ребенком, или в огонь за кем-то)». Но в самой ситуации вы можете не найти в себе силы для этого.

Поэтому то, что вы сейчас решите для себя, не решит проблему. Проблема заключается в том, что в момент критической опасности Вы не будете думать, Вы будете «поступать». И поступать не в зависимости от того, что вы сейчас решите, а на гораздо более глубоких мотивах. Потому что — человек не знает, как он поступит в критической ситуации. Пожарники — они ведь не только за деньги работают. Недавно мне супруга рассказывала случай: молодой офицер пожарной службы МЧС спас пять человек из огня, полез за шестым, сильно обгорел; и шестого спас, но получил ожоги несовместимые с жизнью, и умер в совсем юном возрасте, в 20 с небольшим лет; оставил молодую жену и двух маленьких детей. Он же не за деньги лез в огонь — если бы его спросили: «Зачем ты туда лезешь?» — он бы даже разговаривать не стал, просто полез бы, а разговоры отложил на потом. Он выполнил свой долг. Тут вот вопрос в том, что если вы военный, или пожарник, или пилот — то в экстремальной ситуации вы должны будете руководствоваться своим долгом военного, пилота или пожарника. Пожарник — лезь в огонь, пилот — спасай судно, военный — выполняй то, что нужно, постовой ГИБДД — преследуй преступника. Здесь не нужно будет рассуждать, потому что ты уже однажды выбрал свой путь, надо было думать раньше. Монаху, когда он стал монахом, уже поздно думать: «Что было бы, если бы я женился?». Стал монахом – вперед, уже все сомнения позади, а впереди только то, что должно быть. Так же и здесь. Если у вас такая жизнь, тогда вообще думать не о чем, надо выполнять свой долг. А если вы просто рядовой гражданин, и на ваших глазах происходит нечто — то и тогда нужно бросаться туда, где ты можешь быть полезен, презирая страх и возможность риска. Потому что иначе нельзя жить.

Все рассуждения будут «потом» – оправдания, осуждения…

Допустим, ваша профессия совершенно мирная (например, вы сапожник), и ничто не намекает на то, что вы будете кого-то спасать — рыбаков со льдины или ребенка из пожара. Но если что-то случится на ваших глазах, то я не думаю, что вы будете много рассуждать — вы будете поступать так, как вас дернет с места ваша совесть. Она либо дернет вас залезть «под плинтус», либо дернет вас побежать в опасность. И ваше будущее поведение мало зависит от того, что мы сейчас решим. В таких ситуациях люди поступают на инстинктах, на более глубоких мотивациях, которые не подчиняются прямому разуму.

Мне бы хотелось, чтобы мы делали то, что нужно, исходя из конкретных ситуаций, а не исходя из стратегической программы: «я спас свою жизнь для жены и детей».

***

МОЖНО ЛИ ВО ВРЕМЯ ВЕЛИКОГО ПОСТА ПРОДОЛЖАТЬ ЧИТАТЬ АКАФИСТЫ ИЛИ ЛУЧШЕ УСИЛИВАТЬ ЧТЕНИЕ ПСАЛТИРИ?

— «Праведнику закон не лежит, и Бог дает молитву молящемуся» — так пишется в Книге Царств. Поэтому, как вы будете молиться — это дело ваше. Есть Устав Церковной молитвы — там будет Псалтирь без Акафистов. Но есть ваша семейная, келейная, домашняя жизнь. Если вам сладко молиться Акафистными словами Николаю, или Богоматери, или Господу Иисусу, а Псалтирь вам тяжелее дается, то делайте то, чем живет ваше сердце. Не может Церковь запрещать человеку молиться дома, так как он хочет молиться. Например, в Пасху мы не преклоняем колен в храме до самой Пятидесятницы. Но, если вдруг вас позовет душа преклонить колени на домашней молитве, кто вам будет запрещать домашние коленопреклонения? Никто. Никто и — не вправе. Это ваше дело.

Главное, чтобы вы молились, а какую форму примет ваша молитва: по четкам молитву Иисусову, или акафист пропеть, или псалтырь читать с поклонами – это уже вопрос второй, и он допускает разную степень свободы. Я здесь за свободу.

***

ПОСТ – ЭТО ВЕДЬ НЕ ТОЛЬКО НЕ ЕСТЬ СКОРОМНОГО?

— Конечно. Если по-простому, то это «не только не есть скоромного».

Надо ли продолжать, что такое пост еще? Ну, например, обуздание всех органов чувств – глаз, языка, ушей – это тоже пост. То есть запирание дверей наружу. Если вы ограничите себя в употреблении информации в посту (телевизор, интернет, гаджеты) – это тоже будет пост. Потом, когда вы запрете двери наружу, то вы вдруг узнаете «кто-кто в теремочке живет?». Потому что «звери», которые остались в теремочке с запертыми дверями, начнут шевелиться. Вот тогда вы узнаете, что такое пост — когда проснуться эти звери, спавшие давно. Не столько спавшие, сколько действующие под прикрытием.

И вот, когда вы начнете плакать о себе, потому что вы — погибающий человек, и звать на помощь Воскресшего из мертвых Иисуса Христа, вот тогда будет понятно, что вы достигли одной из целей, которая существует в посту.

Запереть двери наружу, узнать, кто в теремочке живет, и бить его по голове насмерть, именем Господа Иисуса. Там всякие живут — мышка-норушка, комар-пискун, волк-зубами щёлк. Вы глазки — закрыли, ротик — закрыли, ушки — закрыли, есть — перестали и сели спокойно: вроде бы святые стали. А тут внутри как проснулся этот собачий вой, а вы перепугались сначала, а потом начали их бить по голове: «Иисусе, Сыне Божий, помилуй нас». Вот эта война — это и есть пост, если кратко и образно.

А там можете и колбаски поесть, когда совсем невмоготу станет. Это я в шутку говорю, безусловно, чтобы вы поняли, что скоромное имеет «боковое» отношение к посту.

***

ГОСПОДЬ СКАЗАЛ ПРОРОКУ ИСАИЕ «И ПОСТАВЛЮ ЮНОШИ КНЯЗИ ИХ, И РУГАТЕЛИ ГОСПОДСТВОВАТЬ БУДУТ ИМИ» (Ис. 3,4). ОЧЕНЬ СХОЖАЯ СИТУАЦИЯ СЕЙЧАС. МОЖНО ЛИ ОТНЕСТИ ЭТИ СЛОВА И К НАШИМ ДНЯМ ИЛИ ЭТО ОТНОСИЛОСЬ ТОЛЬКО К ИЗРАИЛЮ?

— Израиль дан, как матрица отношений, как некий срез, как модельный формат. Поэтому то, что сказано там, оно относится и к нам. «Отроки» господствовали над нами, когда «маленькие цари» всходили на престол. У них были регенты, которые решали свои дела, как правило. Это были сложные периоды регентства. Регентства обычно тяжелы, в отличие от времени вступления в зрелый возраст монарха.

«Отроки» командовали нами в революцию, когда сумасшедшие малолетки (типа Гайдара), которые вымазали свои молодые морды в крови в слишком маленьком возрасте (в шестнадцать, семнадцать, восемнадцать лет, привыкли к убийствам, мародерствам и грабежам) становились начальниками больших отрядов, продразверстных, карательных и прочих полков. Они стреляли в старика или женщину, не морщась. Потом «малолетки» командовали нами, когда слишком много позволяли им их родители, находящиеся при власти. Откуда берутся такие персонажи, как, к примеру, «Ксения Анатольевна»? До того, как объявить себя политиком, она же очень долго мажорилась, как малолетка, в разных форматах. Именно потому, что папа был ширококрылый, и она в тени его крыл выросла, и захотела командовать. Эти «Мары Багдасарян», обнаглевшие до края, на которых управы нет, которые с регулярностью кремлевского боя курантов ловятся на своих «Гелендвагенах» без прав на одном и том же Кутузовском проспекте.

Это что такое? Это обнаглевшие малолетки, которые в общем-то командуют нами, потому что папы их командуют нами. То, что Исаия пишет, оно, в конце концов, так или иначе относится к нам. Тут даже нет двух мнений — это все касается нас.

Поэтому — Библию нужно читать не как книгу древности, а как свежую газету. Там все есть.

***

САМОУНИЧИЖЕНИЕ МОЖЕТ БЫТЬ ГРЕХОМ?

— Да, конечно, может быть грехом. Знаете, мера украшает всё. «Est modus in rebus» (в вещах должна быть мера). Для всякой вещи есть — время и устав. Есть время посмеяться, повеселиться. Но если человек всю жизнь веселится и смеется, то мы имеем дело с помешанным человеком, который скоро надорвет себе сердце неуместным смехом. Есть время поплакать, но, если человек все время плачет — он глаза выплачет, ослепнет.

Если человек признается в грехах своих, то — это прекрасно. Но, если он всю жизнь признается в грехах своих — всем подряд, и каждому встречному и лишен всякого самоуважения; и вообще не различает — перед кем нужно унижаться, перед кем не нужно унижаться — то тогда это, конечно, грех. Где-то в письмах Антона Павловича Чехова одному из своих братьев, (который подписался словами «твой грешный брат»), он пишет в ответ: «Ты не спеши разбрасываться словами. Перед Богом, пожалуй, что и смиряйся, но перед людьми держи достоинство, и не спеши в соплю размазаться перед каждым».

Самоуничижение может быть неуместным, тогда оно греховно. Не должен же милиционер самоуничижаться перед хулиганом: «Я такой грешный, недостоин вас наказывать и задерживать» …Сорвал погоны, ушел с поста. Абсурд!

Не должны унижаться целый ряд людей перед целым рядом людей — просто потому, что они чувствуют себя грешными. Мать перед детьми не должна унижаться, дети должны служить родителям, а не наоборот. И многое другое.

Неуместное самоуничижение, безусловно, может быть грехом, как и вообще все неуместное. Как неуместное веселье и хохот на кладбище — это грех. Траур на чужой свадьбе — тоже неуместно, тоже грех. «Зачем пришел? Иди, скорби в одиночестве. Пришел всем портить праздник». Все, что неуместно — то грех!

***

КВАРТИРА ОСВЯЩЕНА. МОЖНО ЛИ И КАК ОКРОПЛЯТЬ КВАРТИРУ СВЯТОЙ КРЕЩЕНСКОЙ ВОДОЙ?

Это не трудно. Берете какую-то емкость святой воды, какое-то кропило (купленное или сделанное самим из пучка сухой травы). Читаете предначинательные молитвы: «Царю Небесный», «Трисвятое по «Отче наш». Потом пойте (если знаете мотив) Тропарь Крещения «Во Иордане крещающуся Тебе, Господи…» или Тропарь Кресту «Спаси, Господи, люди Твоя…» и окропляете «Во Имя Отца, и Сына, и Святаго Духа» свое жилище, не пропуская ничего (кладовку, уборную, ванну, кухню, все «закуточки»). Окропили все, потом прочли «Достойно есть, яко воистину блажити Тя, Богородицу, Слава и ныне, Господи, помилуй» (3 раза)». Все — отслужили молебен «мирянским» чином. Это очень просто. Так же просто можно служить мирянским чином панихиду на могиле.

Есть достаточно большой ресурс молитв, которые мирянин может читать, петь в разных случаях. Так жили столетиями старообрядцы, начетчики, которые не имели духовенства. Попов не было у безпоповцев, и у них все эти вещи делали миряне. Молебны, панихиды, отпевания, обедница, вечерня, утреня. В некоторых случаях мы можем смело так поступать, в этом нет ничего греховного, плохого, это, наоборот, нормально.

***

ЗАЧЕМ СТАВИТЬ СВЕЧИ И ЗАЖИГАТЬ ЛАМПАДЫ?

— Адресуем вопрос Моисею. Когда Господь Бог устанавливал общественное богослужение (в скинии, в переносном храме), то было детальное повеление, как сделать семисвечник.

Из какого материала, какого металла, какими яблоками граната украсить. И зажечь светильник из чистого елея, чтобы он не гас и горел постоянно.

Кстати говоря, устав православного богослужения предполагает запрет на богослужение при отсутствии живого огня. Например, если на Престоле на Литургии нет свечей с живым огнем (не с лампочками (!), а с живым огнем (!)) — служить нельзя.

А почему? Потому что огонь — это непростая стихия. Огонь — это то, что отличает человека от животного. Все животные боятся огня и не нуждаются в нем, а человек огня не боится и в нем нуждается. Это значит, что он не простое животное, он — какое-то другое животное. Без сомнения, огонь — это символ. Он поднимается вверх, и человеку нужно подниматься вверх. Он только тогда и человек, когда он смотрит вверх. В виде огня сошел Дух Святой на апостолов. Огнем пожигались жертвы ветхозаветных праведников, которые они приносили Богу: Ной приносил жертву Богу, Авель приносил жертву Богу, Авраам приносил жертву Богу. Все было через огонь, огнём всякая жертва пожигалась. Истребление жертвы огнем — это священный акт посвящения Богу. Огонь — это очищающая стихия, потому что всякая зараза истребляется огнем. Спросите это у тех, кто борется с чумой, заразой всякой и сжигает прочумленные и прокаженные вещи: чем истребляется вредное и зловредное? – Огнем.

Огонь очищает, истребляет, зовет вверх, греет, спасает и нужен только человеку.

В этом устремлении к Богу человек зажигает огонь, как священную стихию для того, чтобы свет этого огня согревал человеческую мысль, и звал человека к Богу, наверх, к молитве.

Это настолько важно, что вошло в Писание, как закон от Бога Моисею, а через Моисея в Новозаветную Церковь.

Это достаточно естественное явление, особенно, когда мы молимся ночью. Свет лампочки ничего не приносит в нашу жизнь, кроме механического холодного света, который раздражает, как свет, горящий в больничной палате. А вот огонь в темноте концентрирует, собирает, «пучкует» мысли, он — зовет молится. Именно огонь лампады или свечи.

Так что, это практика жизненная, эта практика духовная. Огонь, горящий во тьме; огонь, горящий на престоле; огонь лампады; огонь, возженный на могиле; огонь, возженный перед алтарем. У нас и венчание с огнем, и крещение при огне: три свечи на купели при крещении, по одной горящей свече в руках молодоженов при венчании, свеча в руках у покойника при отпевании. Огонь сопровождает всю нашу жизнь, потому что мы сами должны быть огненосные. Слово «Серафим» — это «огненный», это имя одной из Ангельских Сил (подразделение ангелов). Это очень важная вещь. Этого нет в современном механическом, «евростандартном» мире, в котором все заменяла лампочка (осталось только добавить «Ильича»). Там нет тепла, есть только механический холод — это надо почувствовать.

Если вы почувствуете разницу между живым огнем и мертвым холодным электрическим светом, то мои слова будут просто не нужны. Ведь не нужно объяснять, что нужно есть пахнущий, свежий, хрустящий хлеб, а не тюбик космонавта выдавливать себе в рот.

Это разные вещи, которые даже не требуют объяснений.

***

КАК БЫТЬ С ПОЛОВЫМ ВОЗДЕРЖАНИЕМ В ВЕЛИКИЙ ПОСТ? ЖЕНА СМОЖЕТ, А Я – НЕТ. КАК РАСПРЕДЕЛИТЬ СИЛЫ «НА ДИСТАНЦИИ»?

— Одной ладонью не хлопнешь в ладоши, чтобы хлопнуть, нужно две ладошки. И искусство танца — искусство танца вдвоем. Поэтому брак — это «искусство хлопанья в две ладошки». Конечно, люди разного темперамента в браке часто собираются «во едино тело»: одному — меньше надо, другому — больше надо; один — меньше терпит, другой — больше терпит; один — то, другой — сё. Здесь нужно подстраиваться. Допустим, если жена хочет поститься, вы должны терпеть, пока терпится. Но она, на каком-то этапе, должна понимать, что «терпелка» заканчивается – значит, надо уступить и разрядить ситуацию ради мира в семье и ради всего святого. Потому что брак для того и дан человеку, чтобы не было блуда.

«Пусть каждый будет с женой, и каждая будет с мужем» — примерно так говорил апостол Павел. Поэтому — терпишь, пока терпится. Когда терпение закончилось, надо чтобы жена проявила понимание: «Ну ладно, что делать. Хотелось попоститься, но не получается. Ну ладно». Как-то так, по-человечески должно быть. Все должно быть по-теплому и по-человечески. Гордое подвижничество с ущербом для ближних – оно, конечно, не спасает. Надо, чтобы в посту было половое воздержание у супругов. Но бывает такое гордое подвижничество, когда один совсем не может терпеть, а второй – «закусился» и постится, (как будто он один на свете живет). Это гордое подвижничество никому пользы не принесет, потому что оно имеет в себе разрушительный, опасный эффект. Поэтому второй, который хочет поститься и может терпеть, он должен иметь сострадание.

Здесь много зависит от вашей супруги, дай Бог, чтобы она была умной женщиной. Пост всегда с тобой, пост догонишь. А вот уважить мужа и оказать ему дело любви… Как, например, разрешали пост святые старцы, святые люди. Принимали гостей и вытаскивали на стол все, что можно было месяц тянуть по кусочку. За вечер съедали месячный запас.

«А что мы будем есть дальше? — А дальше будем поститься. К нам пришли гости, мы должны были их утешить, должны были показать им любовь. А теперь будем догонять свой нарушенный пост».

Нужно стремится иметь такую мудрость. Христос никогда за это не осудит. Осудит, скорее, за боль и другие вещи, формально праведные, но без любви сделанные. Так что поститесь, поститесь. Но если будет совсем невмоготу — у вас есть жена.

***

ДАВАТЬ ЛИ МИЛОСТЫНЮ ПРОСЯЩЕМУ, КОТОРЫЙ ПРОСИТ НА ПИВО ИЛИ СИГАРЕТЫ?

— Мне кажется, что — давать. Конечно, моя позиция может быть уязвима, я сам знаю в чем. Во-первых, сигареты — это товар, и товар очень серьезный — в армии, в тюрьме, в рабочем коллективе. Табачное довольствие — оно же и в армии существует. «Оставь покурить!» или «Дай докурю!» — это такой момент мужской коммуникации. В окопах, на стройке, где-то еще — это не просто так. Курево настолько повсеместно среди мужиков, и иногда даже ритуально (как трубка мира у индейцев), что от него никуда не денешься. Для некоторых сигареты так же важны, как хлеб. Он хлеба возьмет себе полбуханки, но пару лишних папирос себе прикупит. Ну что тут делать? Не я это придумал, оно без меня существует.

Поэтому я думаю, что — давать. Безусловно, это уязвимая позиция: «Как можно! На курево?! Ну как же?». Да вот так же. Что, только на билеты филармонию давать? Надо давать и на простые бытовые вещи. Пусть тратит, как хочет. Сказано: «Просящему дай». Есть случаи, когда нельзя давать, — если просят на что-то вроде: «Подайте бедному на телевизор!» или «Дайте мне 200 долларов, я куплю пистолет и застрелю соседа!». Есть такие случаи. Но такие вещи, как …сигареты…

Что, ты его исправишь что ли, если не дашь? Если ты такой чудотворец, скажи ему: «трах-тиби-дох!», чтобы он бросил курить и пить. Но у тебя нет такой силы, и волшебных слов ты не знаешь. Ну, так и дай ему то, что он просит.

***

МНЕ ПОСТОМ ХОЧЕТСЯ СЛУШАТЬ ЦЕРКОВНЫЕ ПЕСНОПЕНИЯ, А СЕМЬЯ ХОЧЕТ РАДИО И ДИСКОТЕКУ ВОСЬМИДЕСЯТЫХ. КАК БЫТЬ?

— Нужно как-то выйти из этой ситуации. «Дискотека восьмидесятых» — это детский сад, по сравнению со всем этим беснованием, которое совершается в сегодняшнем эфире.

Может быть, иногда и это послушать не страшно. А может быть, заставить их слушать в первую, третью и седьмую неделю Великого поста церковные песнопения. Кто там у вас в семье – жена и несколько детей? Если сможете их убедить, то убедите их слушать только духовные вещи. В любом случае — мир важнее. Если вы сильный человек, и можете, не раздражаясь перетерпеть мелодии «Ласкового мая» в своей квартире Великим Постом – хорошо. Если нет – вам придется ругаться на эту тему. И когда они включат «Земля в иллюминаторе», а вы им скажете: «Что это такое?! Прекратить! (Трам-бам-бам!)» — считайте, что пост закончился. Вы это все выключите и включите «Иже херувимы тайно образующе». Они вам в ответ: «Ты нас замучил своими церковными песнями!».

Посту – конец (это уже понятно). Конец Православию и Святым Отцам.

Надо выбрать какую-то модель поведения, при которой вы не будете ругаться друг с другом. Это ваши любимые люди — жена и дети. Надо как-то с ними мирно жить. Надо сразу запастись такой мыслью: «Мы без потерь не выйдем из поста». То есть, не будет все, как мы хотим. Будет по-другому, будет чуть-чуть хуже. Мы хотим глянца, но он будет поцарапан. Надо стремиться к тому, чтобы была семейная тишина. Как пишет Апостол Петр в соборном послании – «чтобы мужья не раздражали своих жен, чтобы не иметь препятствия в молитвах» (1Пет.3,7). Уникальные слова! Павел такого никогда не говорил, потому что Павел не был женат, а Петр был. Он, видимо, знал, что стоит «накрутить жене хвост», и будешь иметь массу препятствий в молитве. И наоборот — стоит сделать, чтобы жене было хорошо, и потом молись сколько хочешь — жена будет охранять покой.

Поэтому надо делать, как Петр говорит. В этом отношении он умнее Павла, потому что он женатый. «Не раздражайте своих жен, чтобы не было препятствий на молитвах!»

Хочет жена слушать дискотеку 80-х – пусть слушает. «Слушай, милая, дискотеку восьмидесятых, только тихо, чтобы я ее не слышал». Вот и все.

Желаю вам пройти в мире Великий Пост, потому что, если по радио будет «Херувимская», а в сердце — закипание ненависти к домашним, то какой смысл в этом всём?

***

МОЕЙ БАБУШКЕ 96 ЛЕТ – ЖИВЕТ ОДНА. ТАК ПРИВЫКЛА. В ХРАМ НИКОГДА НЕ ХОДИЛА. СТОИТ ЛИ ПРЕДЛАГАТЬ ЕЙ СХОДИТЬ В ХРАМ?

— Если старушка еще ходит, если она может пойти, или вы можете повести ее, и она изъявит желание – то, конечно, стоит. Девяносто шесть лет — это не шестнадцать, мягко говоря. Стоит, если она хочет пойти! То есть: Вы — предложили, и она — согласилась: «Да, хочу!». Хорошо, если вы можете ее подвезти, чтобы вы были с машиной. Потому что, такому человеку спуститься вниз с подъезда, дойти до остановки, сесть в транспорт – это как на Луну полететь. Мы же не понимаем, сколько сил надо затратить человеку в таком возрасте, чтобы прийти в храм — это все равно, что совершить кругосветное путешествие. Поэтому, здесь нужно обеспечить ей нормальный приезд.

Потом, выберите, пожалуйста храм и день, когда он не будет битком набит. Например, старушка согласится, и вы привезете ее на Великий Четверг, когда яблоку негде упасть, или в Страстную Пятницу, или на Мариино Стояние. Там будет полным-полно людей, служба будет длинная, а она никогда в церкви не была — она ничего не поймет, и вы измучите ее. Может быть, нужно привести ее разок-другой в будний день, чтобы бабушка спокойно побыла в храме. А вообще-то нужно обеспокоиться потом, чтобы она причастилась.

Если «колокольчик прозвонит», что уже уходить пора, чтобы она приняла причастие. Вы, конечно, сделайте то, что можете — помоги вам Бог. Это дело очень серьезное и ответственное, и очень тонкое. Нужно и время выбрать, и далеко не ехать, и не переутомить старушку, и сделать все, что нужно, приготовить ее.

Помогайте спастись человеку, это очень важное дело, предложите.

Но, если не захочет – ну, значит, не захочет.

***

КАК ПОСТИТЬСЯ БЕРЕМЕННОЙ?

— Есть уставные нормы по посту, которые довольно строгие. Насколько я помню Дух устава и Дух церковных законов по беременным — носящие постятся почти как все, а кормящие послабляются. Современному человеку это трудно вынести.

Но однозначно вам скажу, что лишиться мяса на пост для беременной не является никакой потерей. Если вести речь о строительном материале для косточек вашего ребеночка, то речь будет идти о яйцах, творожной, сырной или молочной пище — содержащих кальций продуктах. Я бы лично вам этого не запрещал. (Если бы вы меня спросили, или ходили бы ко мне в храм, или я бы вас исповедовал — я бы не запрещал эти вещи). Но не в плане обжорства, а в плане дозированного употребления этих продуктов, как лекарства и как строительного материала для организма растущего внутри вас ребенка.

Лакомства можно отставить в сторону, без мяса можно жить всю жизнь, а вот эти вещи, быть может, вам были бы полезны. Именно как лекарство, как необходимое вещество. Нужно слушать хорошую музыку. Например, вам нельзя слушать ни поп, ни рок, ни рэп, ни диско. Вам нужно слушать Моцарта, Чайковского, Баха, Верди — чтобы ребенок через вас проникался высокими звуками. Нужно читать хорошую книгу, например, Библию. Нельзя курить. Эти вещи будут созидать ребенка внутри вас, и будут давать вам тонус переживать о нем уже сейчас, уже чувствовать себя матерью. Современному человеку это можно понести, это для него нетрудно. Постится по уставу современный человек не сможет.

Современный человек — это дохляк и невротик. Его заставь поститься как следует — он еще помрет по дороге. Поэтому вот так я бы вам посоветовал — берегите ребенка без папирос, без дурацкой музыки, без лишних разговоров, без пива и всякого остального спиртного, без трепотни бабской. На свежем воздухе побольше, с хорошей книжкой и музыкой. Причащайтесь Тела и Крови Христовой обязательно, чтобы ребенок уже был причастен через вас Богу. Этого хватит, а дальше посмотрим.

***

КАК ОТНОСИТЬСЯ К СОВЕТАМ ДУХОВНИКА ПО ПОВОДУ ВЫБОРА НЕВЕСТЫ, ЕСЛИ ДУХОВНИК – ЕПИСКОП?

— «Епископ» — это еще не значит, что он ничего не понимает в выборе невесты или жениха. У епископа может быть личный опыт семейной жизни — у нас есть вдовые епископы, то есть бывшие некогда в браке, но потом овдовевшие, и взявшие на себя эту бОльшую благодать. Есть уважаемые архиереи, которые имеют за спиной опыт брачной жизни — это очень ценные люди. Но даже если Владыка молодой, и знает только монастырь, академию, семинарию — то это не значит ничего. Здесь нужно смотреть на человека.

Есть люди, не вникающие в чужую жизнь, которые ставят интересы дела выше интересов отдельного человека. Например:

«Мне нужен иподьякон. Будешь мой иподьякон? — Ну я не знаю…»; «Будешь мой иподьякон! И будешь монахом. — Я не знаю, может я еще жениться буду…»; «Не будешь жениться, будешь мой иподьякон. А если будешь жениться — женись быстрее, вот на той! И будешь мой иподьякон».

Это такая модельная ситуация, в которой человеку интересен некий функционал — ему нужен помощник, а все остальное его не интересует. Покалечится у него душа или не покалечится, счастлив будет в браке или монашестве, или несчастлив — это его не интересует. Если человек так поступает с живыми людьми, то эти люди для него не более чем стойкие оловянные солдатики, или щелкунчики, чьими зубами он колет орехи.

Есть такие люди, их не так уж мало.

Но есть другие люди. Настоящие люди, которые независимо от возраста и сана – монахи, епископы — которые говорят: «Слушай, дорогой, ты не спеши жениться. Ты присмотрись. Тебе нужно жениться раз и навсегда, чтобы ты был счастлив. Давай подумаем». Он поговорит отдельно с невестой, отдельно с женихом – расспросит, посоветует.

Для этого нужно иметь сердце. Для этого не нужно иметь что-нибудь другое еще — только сердце, и совесть, и разум, и некоторый опыт, и духовную ответственность. Если ваш владыка — духовник имеет духовную ответственность, если вы чувствуете в нем любовь, страх за то, чтобы не погибла душа, желание сделать вам все для того, чтобы вы были счастливы в этой жизни — можете доверять такому человеку.

Допустим, он говорит:

«Хорошая девушка, красивая… Но, ты знаешь, кажется мне, что не твоя это. Она с тобой поживет годик, потом ей денег больше захочется — она бросит тебя. Ты ищи другую».

Или ты ему: «Я в монахи хочу». – Он тебе: «А вот в монахи не спеши».

Если монах говорит человеку «Не спеши в монахи!» — это хороший монах.

Он знает, как тяжело в монашестве, он не формально к этому относится. Он посоветует: «Тебе, пожалуй, лучше жениться. Только не на первой встречной — ты поищи себе, поищи. Давай будем вместе смотреть, присматриваться». Там, где есть разговор, переживания, тревога, духовная работа — там можно доверять человеку. Потому что он работает с тобой в режиме сострадания, это не коновал, это не селекционер на ферме, где коров с быками спаривают, без различия, как их зовут.

Есть такие усердные делатели на ниве, только не Христовой: «О, давай! Ты — женись на этой! Ты — быстро разводись! Ты — стригись в монахи!». Как будто перед ним неваляшки какие-то, ваньки-встаньки, а не люди живые, у которых душа болит.

Есть такая беда, о которой надо в три ручья плакать — так плакать, что надо миски подставлять. Но, к счастью, это беда не тотальная. Есть другие епископы, которые могут быть молодыми, но умными. Молодыми, но сострадательными. Никогда не бывшими женатыми, но тем не менее, любящими людей и пытающиеся им помочь найти себя, и не погубить себя. Если вам повезло с таким духовником, то слушайте его, и советуйтесь с ним.

Бойтесь тех, кто лупит вам благословения напропалую, без совета, без рассуждения, без вопроса «А ты как хочешь?».

Если вас любят, к вам прислушиваются, у вас спрашивают ответного голоса, с вашей избранницей желают побеседовать, за вас переживают, и вас никуда не подталкивают насильно, особенно в монашество не тянут на аркане — то это уже достаточный набор для того, чтобы уважать мнение этого человека, независимо от его возраста и сана.

***

МОЖНО ЛИ СОВЕРШАТЬ МОЛИТВУ ВО ВРЕМЯ ТРЕНИРОВКИ?

Можно. Молиться можно при монотонной нагрузке. При ритмичной нагрузке. Когда в волейбол играешь – не помолишься. Когда в футбол играешь – тоже не помолишься.

Так и надо делать. Нужно молиться не только перед иконами.

Только этим и нужно заниматься.

Молиться нужно всегда. Молиться нужно всем. Молиться нужно с любовью.

***

Надо найти плод поста. Не только пост ради поста. Ради плода.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации