3662 Отец Андрей о событиях в Керчи

A A A

 

(Фрагмент из программы «ОТЕЦ АНДРЕЙ: ответы» от 22 октября 2018 года)

…Вопрос: «Можно ли прокомментировать беду, которая произошла в Керчи?»

— Да прокомментировать-то, конечно, можно. Не знаю – насколько это будет точечно.

Ну, во-первых, вы посмотрите, сколько грязи по телевизору. И в интернете – во всех этих играх — сколько «бродилок» и «стрелялок». Сколько раз можно говорить, что это — не шутка? Стрельба эта вся интернетная, это — не шутка. И киношные эти все стрельбы, это — не шутка. Что должно еще случиться, чтобы было понятно? (В Америке каждый день стреляют, но, по-моему, телевидение от этого вещание свое не изменило.)

Вот вам – «раз». Чехов же сказал, что если висит на стене в первом акте ружье, то оно в последнем акте выстрелит. А у нас оно с утра до вечера висит «на сцене». Кругом стрелялки, бродилки, казнилки…Кругом – кровь, кровь, кровь…

Сколько можно с кровью баловаться? Что вы думаете? Сначала баловство, потом перемена сознания. А потом – «уже и не страшно…».

Второе. Там ведь семья неполная… Сколько у нас покалеченных детей из неполных семей, которые затаили обиду, которые некому не нужны. Спутанные все, с комплексами.

То ли батька мамку бросил, то ли мамка – батьку. То ли, что-то еще…То ли не нужен никому. Как волчонок ходит один. Весь – «никуда», «никому», «ничего»…

Эти люди, имеющие внутреннее повреждение из-за социальной среды, из-за семейных неурядиц, конечно, они опасны для себя и для окружающих. Вроде, они «ходят себе и ходят» — какой-нибудь мальчик или девочка. А что там у них внутри творится – мы не знаем.

Потом, важно еще: там ведь и еще мама – Свидетель Иеговы. На всякий случай — тоталитарная секта. Какое там было религиозное воспитание? Почему папа ушел? Мы же на знаем. Если нам и нужно знать…

Видите? Семья — неполная. Мама — сектантка. И ребенок — один.

Один на один со своими проблемами. И с интернетом.

И оказывается, Библию сжег ребенок перед тем, как все «это» произошло. То ли его «этой Библией» замучили (мать заставляла его читать «эту Библию») и он возненавидел ее вместе с мамой; то ли он имел просто ненависть ко всему святому (начала эту книгу сжег – а потом и все остальное).

Вот тебе и сектантство. Вот тебе и сатанизм. Вот тебе и нацистская символика. Вот тебе и интернет ресурсы, которые напичканы всем этим: сатанизмом, сектантством, нацистской символикой, ненавистью к Библии и ко всему остальному. Когда все оно ляжет на бедные мозги, разве это можно выдержать? Когда нет ни братьев, ни сестер, ни друзей, ни знакомых. А есть только то, что есть. Вот это все.

Наша цивилизация наплодила подобных одиночек в огромном количестве.

И даже, если их не брать в разработку спецслужбам, этим «злым дядям», которые помогут купить оружие, которые научат стрелять, которые замотивируют человека (скажут какие лозунги кричать, когда он начнет стрелять); даже, если этого всего не будет — то они просто одиночки сумасшедшие… Которых очень много.

И доступно все. Все можно купить, в принципе: если оружие есть, то на черном рынке можно купить все, что нужно. Всему можно научиться. Опять — таки, через эту «машинку», через интернет. Если внутрь уже бес поселился в человека, то он все ему подскажет.

Поэтому, как вы думаете жить спокойно на этом свете, в котором идет постоянная война?

Я недавно написал одну статью. Про то, что «мир – это война». Когда нет войны, и мирная жизнь, то все равно это война. Муж с женой. Начальник с подчиненными. Человек сам с собой. И сколько я получил комментариев, таких прекраснодушных, таких «соплей в сахаре». «Ах, война? Какая война? — Нужно всех любить!» У нас есть такие христиане – «розовые». Как белочки с ушками. «Всех надо любить! Никакой войны нету!»

Потом, раз – кто-то расстрелял всех! Ах, нету? А то, что на дорогах каждый день трупы валяются, потому что люди бьются в машинах, это что вам — не война? На дорогах погибает людей больше, чем в локальных войнах. А стреляют в друг друга люди? А в кабаках режут друг друга насмерть. Чуть-чуть подопьют и пошли ножи с кухни выносить. Это что — не война? А в тюрьмы гляньте! Сколько там сидит людей, это что — не война? А сколько нужно внутренних войск и милиции чтобы сдерживать всех этих сумасшедших людей, чтобы они не пожрали друг друга заживо. Это что – не война? Война постоянная идет.

А люди все прячутся. «Давайте в любовь спрячемся! Давайте в “сю-сю-сю”, спрячемся! Давайте детские песенки споем, которые раньше по телевизору пели!» Это — не поможет.

Вот вам – сектантство! Вот вам – одинокие дети! Вот вам – брошенные жены! Вот вам – сумасшедший контент в интернете! Вот вам пропаганда насилия по телевизору! Вот вам отсутствие религиозного воспитания в школах! Вот вам сожженные «библии»! Вот вам свастики: фашисты через границу, фашисты и здесь. Вот вам все. Вот! Все!

А потом – «слабое звено». Пробило человека. Конденсат. И — новый маньяк. Новая трагедия.

Это наша общая проблема, друзья. Мы нигде не живем в безопасности. Потому что мы Бога на последнее место поставили. А все остальное на первое. Валовый внутренний продукт… трали — вали…пенсионная реформа. У нас все на первом месте, кроме Бога. Давайте Бога вспомним! Пусть Он будет на первом месте! А потом все остальное поставим. И пенсию вспомним, и – это, и — то. Вот тогда может и получится что-то у нас исправить. А иначе?

Мы живем в мире маньяков. «Хочешь – купи оружие и делай, что хочешь!» Потом уже мы будем разбираться: почему он его купил и почему он это сделал. Ведь в голове у него неизвестно что. Вот головами и нужно заниматься. Головами – заниматься!

Пересмотреть контент телевизионный. И с интернетом разобраться. Чуть-чуть хотя бы. Чтобы не смотрели малолетки все подряд. И с нацистской пропагандой разобраться. И с доступом к оружию. И со «взрослыми дядями», которые ищут себе таких камикадзе. Таких камикадзе ищут взрослые дяди. Если я был бы взрослым дядей, которому нужно такое пушечное мясо, то каждый такой был бы на вес золота. Ему бы рассказали, научили что делать, дали бы денег, купили бы оружие, сказали бы «Фас! Вперед!» И он — пошел.

Надо же еще следственным органам разбираться по-настоящему: один он был? – не один?

Это общая проблема.

Раньше такое было только во Флориде, в Техасе, в Нью-Джерси, в Нью-Йорке. Заходили в школу и стреляли. «С двух рук» — как в кино. «Дух! Дух! Дух! Они же понасматривались все. «Мы» им показали – они насмотрелись. Купили и пошли «шмолять» с двух рук.

А теперь вот уже и у нас. Понимаете? Это же чья ответственность? Наша общая. Что смотрят твои дети? Чем занимаются твои дети? Так что беда – есть беда. Она заставляет думать. Она заставляет молиться. Господа Бога вспомнить. А потом уже все остальное. И тогда я имею надежду, что все станет на свои места. А пока у нас так про Бога мало думают и мало говорят, ничего на свои места становиться не хочет.

Поставьте Бога наверх! Тогда все выстроится.

А пока этого нету – ничего хорошего не будет.

Это я вам как священник говорю. Жизнь очень серьезная штука.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации