3200 О старости и долголетии

A+ | A | A-

Недавно Церковь поминала преподобного Пимена Великого, а сегодня Иова Почаевского. Каждый из этих отцов прожил более ста лет.

Есть такая наука геронтология. Наука о старости и о продлении жизни. Мы когда садимся, например, за праздничный стол — поем друг другу: «многая лета». На день рождения и прочие праздники мы желаем друг другу долгих лет. Желают этого в разных культурах, на разных языках. И есть реальные люди, которые прожили сто лет. Но они прожили сто лет не по мирским привычкам и законам, то- есть с колбасами, котлетами, валянием на диване и пошлыми сериалами. Нет, они жили в пустыне, в борьбе, войне, без еды и питья. Но прожили сто и более лет. А те, кто живет иначе — они живут чахло, дохло и уже к 70 годам превращаются в полные развалины. С исключениями, конечно. И вот об этом я бы хотел поговорить.

iovПреподобный Иов Почаевский звался в миру Иван. Он родился в 1551 году и в 10 лет пошел в монахи. Прожил в монашестве долгие годы и умер в 100 лет. То есть, он был монахом 90 лет. Принял монашеское имя Иов в честь Иова многострадального, которого сильно Господь Бог испытывал и искушал в образ Сына своего. Иов — это образ Христа. Убитый, мучимый ни за что, при этом сохранивший верность Богу и не отчаявшийся.

Так они жили, эти люди. Мало ели, мало пили, никаких удовольствий в жизни — скажем по- нашему — мороженого они не ели. Знал одного монаха — он даже мороженого никогда в жизни не ел. Грыз сухарь в детстве, и сухари были такие твердые, что у него по деснам кровь текла. И вот они так прожили в монашестве всю жизнь. Сто лет жизни, из которых каждый год настолько был насыщен, что если его раздробить по кусочкам и повесить на плечи — то нужно было бы 20, 30, 40 человек, чтобы поднять эту тяжесть. А они так жили. И мы, мирские люди, хотим жить долго. Говорим: многая тебе лета, сто лет, и так далее, и тому подобное. На самом деле есть люди, которые долго живут. Вот тот же Пимен, тот же Антоний Великий, тот же Иов Почаевский, и другие — они живут сотнями лет, но как живут? Для чего мы желаем друг другу жить долго? Чтобы наслаждаться, что-то вкушать духовное или телесное и находиться на пике разных наслаждений? А эти люди живут долго для того, чтобы трудиться, трудиться и трудиться. Работай и молись. Работают, молятся, молятся, работают. С бесами воюют и другим помогают. Поэтому я бы хотел, чтобы мы с вами, исходя из сказанного, кратко конечно, может быть, поверхностно, но все – таки, чтобы мы поняли, почувствовали, прикоснулись к такой идее, что долго жить в принципе не надо. Зачем долго жить? Чтобы дойти до состояния развалюхи, и чтобы тебя возили на каталке в доме престарелых? Доживи до ста лет, но бодро, на своих ногах! Как пишется про Моисея (ему было120 лет), но у него ни один зуб не выпал. И он телом был крепок, как сильный мужчина, и глаза у него не ослабели. Он без очков видел — очков тогда и не было, но он не ослеп от старости. Он был крепкий, сильный, мужественный человек. Такой был Антоний Великий.
pimen
А почему они были такие сильные?

Почему наши старики сегодня при избыточном питании, при физиологических процедурах, при путешествиях, при том, при сем — почему они не такие?

Почему живут меньше и, доживая до каких — то годов, превращаются уже не в то, что хотелось бы? Память слабеет, нравственность затухает, молитвы нет, трудов нет. И какое — то растительное состояние. Нет чего- то большого, духовного.
Поэтому очень хочется, чтобы человек имел духовную направляющую. Вот сегодня, повторяю, мы празднуем память Иова Почаевского. Те, кто знает его, с радостью услышат это имя. Тем, кто не знает — я расскажу.

Середина XVI века. Волынь. Человек родился в православной семье, в 10 лет захотел стать монахом. Ушел в монастырь и удивил всех жесткостью своей жизни. Раньше всех просыпался, позже всех ложился, мало ел. С утра на службе, все послушания исполняет, никому не прекословит, в устах молитва. Старики монахи, которые там много что видали, думают: что за ребенок, что такое? Откуда взялся? А он выше, выше, выше. Они ему говорят: ты должен быть игуменом, ты серьезный парень, ты должен командовать другими. Только он это услышал — сбежал из монастыря в другой. Туда пришел, его спрашивают: ты кто? — Я простой монах. — Ну, давай, монашествуй. И он начал монашествовать.

Если, допустим, осел скажет, что он жеребенок, то его через день, или даже через полчаса расшифруют. Так же и святой человек — поживет с тобой хотя бы день-два — и ты скажешь: э-э – э, брат, да ты не простой. Ты, наверное, святой. Иова тут же расшифровали и объявили ему: ты сильный, ты большой, ты должен быть игуменом. Иов и оттуда убежал. Пришел на Почаевскую гору. Это такая интересная гора в Западной Украине. Поляки считают, что это Польша, украинцы — что Украина, русские могут считать, что это Россия, потому что она была в составе Российской Империи. Но, так или иначе, это Божия гора, на которой Матерь Божия однажды явилась, наступила стопой Своей святой на вершину горы — и там отпечатался оттиск Ее стопы, и потекла вода. Она течет и сегодня. Там источник. На этом месте стоял монастырь, и жили монахи. Иов пришел туда, в Почаев. Его спрашивают: ты кто такой? Он отвечает: я монах. — Ну, давай, монашествуй. Он начал монашествовать и снова раньше всех встает, позже всех уходит из храма, никому не прекословит. Все, что сказали — делает, ни с кем не ругается, ни от чего не раздражается и как ракета летит в небо — не остановишь. Если ее правильно направишь, топлива хватает — она идет в небо. Всё! Уходи в сторону, ракета поднимается. Все поняли, что он не простой человек, и его в этом третьем монастыре сделали опять игуменом и вот там он стал Иовом Почаевским. В честь Иова Многострадального взял себе имя. А вообще был Иван по фамилии Золизо. Это украинское слово означает железо. То есть он был Иван Железо. Он и был как железным. Но если бы он был по- настоящему железом, то железо уже сгнило бы, заржавело. А он был крепче, чем железо. Он вставал, трудился, работал, деревья сажал, землю таскал, перегноем деревья обкладывал, на просфорне трудился. Вообще работал, как раб, на всех работах, хотя был игумен. И прожил он, в конце концов, в монастыре сто лет. Всей жизни было его 100 лет. А в монашеской жизни 90 лет. Он нашел на Почаевской горе такую яму, как змеиный лаз, чтобы можно было на брюхе заползти — нишу между камнями, и там он молился сутками. Иногда некоторые святые братья, которые имели духовную жизнь, видели, что из этой пещеры, где Иов сутками находился и, не переставая, молился Богу — вырывались, как будто бы, языки пламени. Пламя огня выходило.

От долго стояния на молитвах у него загноились ноги. При жизни у него застаивалась кровь в ногах, и открывались раны, и текла сукровица — смесь крови со слизью, и он был такой страдалец. А сейчас, по смерти его тело стало нетленным. Его похоронили в 1651 году. А через 8 лет после смерти преподобный Иов явился Дионисию, митрополиту Киевскому и произнес: «Бог хочет через тебя открыть мои кости. Я Иов Почаевский» — и исчез. Тот проснулся, перекрестился, подумал: что-то приснилось, и заснул опять. Снова ему явился Иов и говорит: «Бог через тебя хочет открыть мои кости. Я Иов Почаевский». И исчезает. Митрополит проснулся, удивился, потряс головой и снова лег спать. И опять ему является Иов: «Третий и последний раз тебе говорю, что Бог хочет через тебя открыть мои кости». Но это уже было с некоей угрозой. Тогда митрополит подумал: что за Иов, какой Иов, что за Почаев?

Подумайте, сейчас на машине от Киева до Почаева 8 часов ехать. А раньше, в каретах, кибитках, на подводах — огромное расстояние. Ну, поехали в Почаев. Узнали про Иова. Раскопали гроб. Нашли тело. Открыли. Тело святое, нетленное. Лежит, как живой. Так он, как живой, и лежит в Почаеве сегодня. Можно открывать раку этого святого человека, целовать ему руку, рука теплая. То — есть он живой. И там когда его открыли, когда достали из земли — были, конечно, исцеления. И бесы из людей исходили, и всякие хромые, кривые исцелялись. И было всем понятно, что Церковь нашла великого святого.

Вот я хочу свести две эти мысли воедино, братья и сестры. Вот, мы хотим долго жить. Возникает вопрос: зачем? И как ты хочешь долго жить? Если ты хочешь долго жить, как живешь сейчас, то зачем тебе так жить? Хочешь долго жить — тогда живи, как святые. Святой человек жил 100 лет. Хочешь так жить — живи как Иов, будешь жить 100 лет, на 100% будь уверен. Не ешь, не пей, молись, постись, читай псалтырь, трудись, ходи в храм Божий. Все, что заработаешь — всем отдавай и будешь жить 100 лет. Может, и 150, и 200. Может, ты великий святой? А если ты хочешь жить для себя, для своих интересов? Послаще, да потише, да поинтереснее, да повкуснее, да без греха? Без искушения, без трудов и без болезней, без борьбы и без войны, и без ударов и без боли, без слез. Так чисто пожить. Подольше. Тогда возникает вопрос: а зачем тебе долго жить?

Раньше хотели, чтобы коммунистические вожди народа жили очень долго. И стремились найти законы природы, которые позволяли бы вождям жить подольше, чтобы Ленин, Сталин, Брежнев жили вечно. Вот такая наука.

Но все это окончилось пшиком. Потому что — какой смысл? Жить-то вечно им зачем? Это страшный абсурд. Если ты хочешь жить вечно — живи правильно. И здесь смешивается понятие долголетия с понятием правильной жизни. Вот я недавно читал, что в Азербайджане в 1960 году умер некий Махмуд — оглы, не помню как его имя, который родился в 1808 году. То- есть прожил на свете 152 года. Пастух. Родил со своей женой детей, в общей сложности — 111 потомков. И сказал что секрет долголетия очень простой – я всегда работал и никому не врал. То- есть пить, курить — это даже не важно. Что я ел, какую еду, чистый воздух, горы — это все ерунда. Главное — что я работал всю жизнь и никому не врал. Вот секрет долголетия. 152 года. В Азербайджане есть почтовая марка, посвященная этому Махмуду. Он национальная легенда. Вот корни долголетия. Они — в безгрешности. Будешь грешить — ты уже в 40 лет будешь стариком и сдохнешь, и до свидания. Будешь жить более — менее правильно — доживешь до 100 лет. Все будет хорошо, и даже зубы твои не будут требовать пломб. Как у Моисея.

Вот такие темы меня интересуют. Думаю, интересуют и вас. Потому что мы хотим жить долго, жить хорошо, вкусно и без греха. И хотим все вместе. А оно как-то вместе плохо получается, но мы все равно хотим.

Вот стоит об этом подумать, конечно.

А вчера была память Пимена Великого, он прожил тоже 100 с лишним лет, и все в монашестве. Ну, вот сейчас мы живем в этом веке — 35, 40, 50 — и в могилу. 45- и в могилу, 35- и в могилу. Почему? Кушаем вкусно, образованы, комфорт, чего не хватает? Давайте подумаем: чего не хватает? Ну, ладно, поехали вопросы. Их, конечно, всегда больше, чем ответов, но, я думаю, ответы у вас рождаются сами.

-В Евангельской притче говорится про смоковницу, проклятую Христом. Он никого не проклинал, кроме смоковницы. И в другом месте есть про другую смоковницу, которую Господь повелевает окопать обложить навозом в ожидании плода. Относится ли это к разным категориям людей?

— Да это относится к разным категориям людей. Смоковница в притче об обложении ее навозом — это любой человек, который замер в своей жизни и ничего доброго не делает. Его надо окопать и унавозить. То есть унизить, смирить и потрясти. Вдруг он там зашевелится? А те, которые проклятые — это те, которые имеют на себе листья, но не имеют плодов. То — есть листья есть, плодов нет. Это разные категории людей. Вы правильно спрашиваете.

Те, которые имеют листья — это Господь приходит, там листья есть, Он ждет, что там плод есть, а плода нет. И Он проклинает ее. Это люди, у которых за делами внешними нет ничего внутреннего. Второй вопрос, тоже важный – всегда ли мягкий человек, не желающий лишний раз ссориться и обижать другого, не любящий ссор, сомневающийся в своей правде — малодушен? Есть тонкая грань между мягкостью и малодушием. Всегда ли это одно и то же?

— Слушайте, вы, пожалуйста, сохраняйте грань между малодушием и правдолюбием в сторону малодушия. То — есть лучше не ругаться. Потому что ругань правды в мир не приносит. Если вы захотите сохранить справедливость в мире — то скажите: да, сейчас я пойду, и там ду-ду, ду- ду. Скорее всего, вы будете еще одним участником смуты и лишней болтовни. Поэтому мне кажется, что в большинстве случаев — Конечно, есть исключения. Но человек, который не любит ссориться и молчит больше, чем борется — он более прав. Конечно, есть ситуации, когда молчать нельзя. Нужно пойти и поругаться и расставить точки над i. Но эти ситуации требуют конкретного анализа, конкретного обсуждения, и я думаю, что здесь нужно рассматривать ситуацию конкретно. Но общее правило таково – если можешь не ругаться — не ругайся, если можешь не воевать — не воюй. И без твоей войны мир испорчен. Начнешь воевать — мир испортится еще больше. Так что про смоковницы и про ругань — это очень важные вопросы.

Старайтесь владеть собой, не ругаться, не ссориться. Особенно во время поста. Друзья мои, помните: пост — это духовно красивая вещь. Помоги нам, Боже, почувствовать это. Берегите красоту поста, не замутите ее.

-Упомянули смоковницу. А там сказано, что было еще не время плодов. Я тоже не понимаю, почему ее проклял Господь. Какие она может принести плоды, если еще не время?

— Я понимаю. Смотрите. Смоковница — это дерево, которое плодоносит всегда. То есть примерно 11 месяцев в году на смоковнице есть плоды. Один зеленый, другой уже чуть-чуть набирается фиолетового цвета. Третий уже такой зрелый, даже лопается от сока и падает там, отделяется. То есть смоковница — это мистическое растение. Мы не знаем, какие растения были в раю, но мы точно знаем, что там были смоковницы. Потому что когда Адам и Ева согрешили, нарушили Божью заповедь — они устыдились и опоясались смоковничьими листьями. Смоковница имеет жесткие большие листья. Такие, как кленовый лист по форме, но тверже и больше. И смоковница Иакова постоянно приносит плоды. То есть ты приходишь к ней — и почти что не бывает, чтобы на ней не было спелого плода. Один завязывается, другой развивается, третий синеет, четвертый уже лопается от сока. Поэтому есть здесь некий символ. Смоковница бесплодная — это символ еврейской синагоги, которая должна была быть верной Христу и узнать Его. И познать Его. Но она была неспособна к этому, и поэтому они Христа не познали. И в этом смысле они, евреи — та смоковница, которая бесплодна и проклята. «Да не будет тебе плода во веки». То есть ты была плодовита раньше, а теперь все.

Здесь есть несколько действий. Одно из действий — это Христос показывает власть умершвлять. До сих пор Он всех исцелял, Он открывал слепым глаза, Он выпрямлял горбатых, Он бесов изгонял и кормил людей, по водам ходил, поднимал мертвых. А здесь Он показывает власть не исцелять, а проклинать. У Него есть такая власть тоже. Божья власть — это двоякая власть: Я исцелю, и Я наведу болезнь. Я дам тебе жизнь, и Я тебя умерщвлю — так пишут книги Моисеевы. Христос за всю Свою жизнь на земле показал, что Он умеет не только исцелять, но так же и умерщвлять. Поэтому здесь мы имеем символ и указание на веру. Бесплодное дерево — это человечество, еврейская синагога. Плоды должны быть постоянно, а их почему — то нет. Ах, нет? Так пусть не будет. Да умрет это дерево! Оно умирает от того, что Христос имеет право умерщвлять тех, кто бесплоден. То есть, бесплодные будут умерщвлены.

А плод какой? Плод духовный есть ( как пишет Павел в Послании к галатам) любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание. На таковых есть закон. То есть, если мы с вами не будем стремиться воспитывать в себе правильные чувства верующего, насаждать в себе добродетели верующего человека – то мы имеем смоковницу как знак бесплодия. Господь скажет: ну, где плоды? — Их нет. Да чтобы не было и во веки! То есть это указ, это урок, это символ, это пророчество. То, что там не должно было быть плодов — это всего лишь маленький перерыв в плодоношении, когда их действительно могло не быть. Но здесь смоковница не виновата. Виновато человечество, которое символизировано смоковницей. Вот так, я думаю, можно об этом говорить. Это речь не о дереве. Речь о нас. Вот смысл сказанного.

-Вы говорите про долголетие. Как раз перед передачей я об этом думал и вот что я думаю. Раньше люди жили долго. Даже по Писанию были люди, которые жили по 800 и даже более лет. А вот чем дальше жизнь идет, тем люди живут меньше и меньше. Почему? Вроде и опыт есть, знают, как меньше грешить. И Бог их наказывает тем, что им в этой земной жизни делать нечего. Они экзамен здесь не проходят. И их туда отправляют кого в рай, кого в ад. Потом хотел спросить насчет суда и осуждения. Если человека, допустим, хвалишь. За дело. Он чистый, хороший. Но ведь это тоже получается осуждение ближнего. Имеет ли человек на это право? Тот, который это говорит?

— Ну, что касается первого. Мы стали слабее. И, безусловно, если бы мы жили дольше — мы были бы хуже. То есть, сокращение жизни человеческого рода имеет нравственное основание. Вот, наблюдаем мы за стариками и думаем: ну, наверное, они мудрее, умнее. Да ничего подобного! Болтуны, развратники, осуждатели, сплетники, пустословы и вообще пустышки. Бестолково сидят на лавочках, чешут языком. И ни молитвы тебе, ни веры, ни знания. Приди к нему. Допустим, тебе 25, а ему 70 или даже 16 тебе лет. Спрашиваешь: как вас зовут? Коля. — Дядя Коля, скажи мне, как жить на свете? Спрашиваешь того, кто всю жизнь прожил. И, может быть, тебе повезет, и попадешь ты на деда, который скажет тебе: сынок, ты обязательно работай, не ленись. Не воруй. Зарабатывай. Много не бери. Бери свое. Потом женись на хорошей девушке. Детей роди. Дом построй. Ты там это сделай, то, то.

Но бывают случаи, когда тебе скажут: а что ты от меня хочешь? Я ничего не знаю. Там вон иди, девки молодые — иди, зажигай! Я уже старый, не могу, а ты давай. Бывают такие старики. И возникает вопрос: а зачем тебе долго жить? Дожил до старых лет и твердит: извини, мы никого ничему не можем научить. А если юноша спросит, как искать невесту? А тот ответит: иди на дискотеку и там ищи! На танцах нашел, женился, развелся, потом другую нашел, потом снова — и ты так делай! Ну, что это такое?

То есть, люди, дожившие до старости, могут быть абсолютно лишены жизненного опыта. И это великая печаль. И это причина того, что не живут до 100 лет, 120, 140, и так далее. Зачем тебе жить долго, если нет ума? Это трагедия мира. Печаль. Но это факт!

Я в детстве, после армии ходил к старикам, садился с ними на лавочке и спрашивал 80 – летнего деда: «Что ты понял в жизни, расскажи? Я не понимаю, зачем и как жить». Слушайте, сколько глупостей я наслушался от стариков! Никто мне ничего хорошего не сказал. Представьте, вот я, старый хряк, сижу, разваливаюсь на части. Ко мне приходит какой-то парень и спрашивает, что главное в жизни. Я говорю: Самое большое счастье — это хорошая жена. Молись, чтобы тебе Бог дал хорошую жену. Будет у тебя хорошая жена — будешь счастливым человеком! А нет — будешь несчастным! Хоть ты будешь нобелевским лауреатом. Или: парень, учись, пока мозги работают, постоянно набирайся знаний, все знания пригодятся. Или: ходи постоянно в церковь. Молись, Господь тебе поможет. Вот что-нибудь такое большое, красивое. Ничего такого я не слышал!

Я просто понял, что они ничего не знают. Просто состарились. Как молодые были грешники — так и в старости остались. В молодости были сильные грешники, а в старости стали слабые грешники. Это меня просто убило. Поэтому нельзя жить человеку 200 лет. Нельзя 200 лет коптить небо старому грешнику. Зачем?

Вот катастрофа современной цивилизации.

Раньше к аксакалу бежали: дедушка, у меня проблема, я полюбил девочку, не знаю, как поступить. Посоветуй! И дедушка говорит: давай подумаем, кто она, что, как, а какая она, а что ты думаешь? А давай помолимся. Если у них это есть — то они лучше нас. Если у них этого нет — то они так же исчезнут, как и мы. Но в большинстве своем люди живут какой — то непонятной жизнью. Его спрашиваешь: зачем ты живешь? — а он не знает.

Вот тебе и ответ, почему мы так быстро умираем.

Старые люди раньше были носителями мудрости. Современные старики не являются таковыми. Все хотят быть молодыми, и все хотят грешить. И вы хотите жить долго? Вы не только долго жить не будете — вы умрете быстро, бесславно и бессмысленно.

Вот мы и не живем долго, умираем быстро. Видимо, Господь так хочет. Смотрит и думает: о чем с вами вообще говорить? Вы бесполезные. У вас ни одной хорошей мысли в голове. Пустое сердце. Будете жить долго и будете счастливы? Нет. Сдохнете и исчезнете. Это не я сказал. Это сказал другой. Очень сильный. Поэтому прошу не обижаться, друзья мои.

Вот, Иов Почаевский жил сто лет, и жил по — настоящему. Он просыпался в 3 часа ночи или 5 утра и становился на молитву. И он жил и до сих пор живой. У него ручки теплые. Лицо светлое. Поцеловать его руку — это счастье. А вот по улицам трупы ходят и думают что они самые главные. Завтра их не будет, и никто про них не вспомнит. Не заплачет даже. За грешника никто плакать не будет. Сегодня ты сдохнешь — а завтра про тебя забыли. Вот ужас нашей жизни.

-Первый вопрос по посланию апостола Павла к галатам 6, 3-5: Ибо кто почитает себя чем-нибудь, будучи ничто, тот обольщает сам себя. Каждый да испытывает свое дело и тогда будет иметь похвалу только в себе, а не в другом.

— Хорошие слова. А что непонятно?

— Что значит: «будет иметь похвалу только в себе, а не в другом»? Что это? И какое бремя?

И второй вопрос — житейский. Когда человек молится — он должен сосредотачиваться на словах молитвы, но это получается с трудом. Разные мысли приходят. Ненужные, отвлекающие; но, бывает, приходят и хорошие. Как к ним относиться? Стоит ли их отбрасывать или прислушиваться?

— При молитве нужно отбрасывать все. Даже самые святые мысли. Все, что при молитве вас посещает — отбрасывайте. Это все неважно. Потому что вы молитесь Богу, и Он самое важное. И все мысли, приходящие при молитве — соблазн и искушение. Все в сторону.

Что касается послания, имейте в виду, что речь здесь идет о следующем. Павел говорит нам, что мы не спасемся чужими трудами и чужим спасением. Если, например, Иаков пишет, что если кто-нибудь кого-то от грехов его обратит к покаянию и вернет к нормальной жизни, то покроет множество грехов своих и душу спасет чужую и свою. Павел здесь говорит: не надейтесь, что спасая других, вы спасете себя. То есть, похвалу будешь иметь только в себе, а не в другом. Если ты скажешь: я грешник, но я других спас — ничего подобного. Собой хвались. Он отсекает от нас — это жесткие слова для проповедников и для учителей Евангелия. Потому что некоторые считают: я спасу других, а другие спасут меня. То есть я грешник, я жру по ведру в день и не собираюсь поститься. Но я привык много кушать. Но я других спасаю. И они меня спасут. Павел говорит – нет. Ты спасай других, но если сам не будешь спасаться — погибнешь. То есть, он вырывает у нас возможность самооправдания. Хотя другие апостолы, в том числе Иаков, брат Господень, дают некую надежду, что, может, ты других спасешь и сам спасешься. Павел здесь радикально поступает: говорит нам, что мы должны иметь в виду все — таки себя самих тоже, а не только других. Вот такие вкратце дела.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации