2082 О, спорт, ты – мир…

A A A

«Пусть лучше молодые люди соревнуются на спортивных площадках, нежели убивают друг друга на полях сражений». Такова была одна из главенствующих мыслей господина Пьера де Кубертена, возродителя Олимпийских игр. Дело было вскоре после франко-прусской войны в конце XIX-го века. Мне хочется говорить об этой функции спорта – об аккумуляции энергии войны и попытке перевода ее в мирное русло.

sport

Человек – существо падшее, и война для него – одно из губительных, но естественных внутри греха состояний. Он и сам с собой воюет, и любая семья это поле битвы время от времени, и животных он терзает, и природу насилует. Как же человеку вокруг себя с оскалом не смотреть? И спорт, как состязание, изначально связан с войной. В мирное время мужчины и юноши метали копья, пускали стрелы в цель, скакали на лошадях и колесницах, бегали с оружием в руках, боролись и бились на кулаках сначала в виде тренировки. Лишь со временем эта удаль молодецкая, отпочковавшись, превращалась в захватывающее зрелище. По крайней мере, мне так кажется, и если не верите, примите мои слова просто как гипотезу.

Другие виды деятельности, ныне являющиеся спортом (покер и стрип-денс не в счет), тоже связаны не с удовольствием от жизни, а с выживанием, с повседневной тяжелой деятельностью. Это гребля, плавание, поднятие тяжестей. Здесь нет оружия и схватки, но в любом случае это трансформированная энергия борьбы за жизнь, превратившаяся в зрелище. Казалось особняком стоят игровые виды спорта, там, где летает воланчик, где рукой, ногой или ракеткой бьют по мячу. Но я хочу сказать, что и эти виды спорта являются трансформацией аккумулированной энергии войны. Под шумовой фон с бразильских трибун на ЧМ сегодня эти слова могут кого-то особенно заинтересовать.

Есть войны тотальные, народные, Отечественные. Их ведет весь народ без изъятия: партизаны и подполье в тылу врага, трудовой фронт в собственном тылу, схватки на всех фронтах. И нет такой области, которая бы уклонилась от военной нагрузки. Все для фронта! Все для победы! Но есть и войны классические, когда не весь народ воюет, а только армия. Народ же переживает о состоянии дел на фронтах, читает сводки и бюллетени, но в кафе и театры ходить не отказывается. Так «воевали» парижане во Вторую мировую или русская интеллигенция в Первую. Спортивные зрелища похожи именно на этот вид «диванной» войны. Команда – это «армия» наших. Болельщики на трибунах – это «народ», сердцем и горлом переживающий о событиях на поле, но сам на поле бесполезный. Команда противника это условный «враг». Болельщики «врага» – народ, воюющий с нами. Это некие Фрицы, Гансы, Джоны, чужаки, одним словом. Здесь же и пища для национализма, расизма, ксенофобии.

О том, что футбол действительно насыщен энергией войны, говорит, кстати, и такой факт, как футбольные ультрас. Эти явно не согласны с лозунгом «О, спорт, ты – мир!». У них на это свой взгляд, и не получается у них чисто и невинно радоваться на спортивном празднике жизни. (Любопытно, что болельщики такого заводного спорта, как хоккей, совершенно не похожи на футбольных болельщиков. Правда хоккеисты в ходе игры эффектно и часто дерутся сами, в отличие от футболистов. Видимо в эти драки энергия войны и сливается, даруя болельщикам остаточный мир.)

Есть еще одна занимательная вещь. Казалось бы, что такое футбол? Ну, мяч, ну поле. Бегай, бей, старайся попасть в сетку. Но я уже предвижу как заерзали, завозмущались любители этого спорта. «Что вы несете? – скажут они, – Футбол это красота. Это искусство, в котором есть место расчету, стратегии, но есть и импровизация, личное мастерство». Вот и я об этом. Специалисты знают и рассказать увлеченно могут о рисунке игры, о планах на матч, о комбинационных схемах и проч. Если послушать разбор матча в исполнении специалиста, то получится нечто похожее на разбор шахматной партии. А что такое шахматы? Шахматы это игра стратегов, это, в индийских корнях своих, интеллектуальное упражнение полководцев. Пехотинцы, офицеры, конница… Так же и в футболе: нападение, защита, обманные комбинации, контратаки.

«Ты что хочешь нам сказать?» – спросите вы. Я хочу сказать, что спорт – и игровой, и боевой, и индивидуальный, и командный – питается энергией войны, легче – соперничества и противостояния. Но эту энергию он не преображает. Что взял, то же и отдал. Чистый аккумулятор – зарядился электричеством и отдал электричество же. Поэтому никакого мира спорт никогда не приносил и принести не может. Вечно его (спорт) втягивают в политику, и страсти в нем бурлят, и деньги бешеные крутятся. А кто преображает? Ну, это трудный вопрос. Зеленый лист преображает. Поглощает свет, углекислый газ и воду, а на выходе дает органическое вещество. То есть он берет одно, а отдает качественно другое. Вот таких видов деятельности человек и не придумал, и не изобрел. Человек понимает, что ему все время угрожает война, одна другой циничнее, одна другой разрушительнее. И пытается человек спастись от них, но не выходит. Кубертен спортом спасался, хиппи свое противоядие придумали. Говорили «Make love, not war». Но и у этих тоже ничего не вышло, кроме нескольких сносных мелодий на фоне тотального блуда, наркотиков и пропавшей молодости. Война осталась.

И вот уж не знаю, то ли в насмешку, то ли по совпадению, то ли есть какая связь мистическая, но целый ряд кровопролитных и циничных войн на наших глазах было развязано под Олимпиаду, во время нее или несколько времени спустя. Нападение на Цхинвал началось во время Олимпиады в Пекине. Майдан вывел градус беснования за точку кипения во время Олимпиады в Сочи. В 1984 году Зимняя Олимпиада в Сараево прошла под эмблемой миролюбивого Вучко, а уже в начале 90-х этот город скорее напоминал Сталинград. Или всемирный праздник дружбы и спорта превращается в место бойни, или время проведения всемирного спортивного торжества совпадает с бойней на другом конце земли. Не знаю, что именно, но что-то в этом есть.

Я вовсе не выступаю против спорта. Я за него. За массовый, за любительский, за профессиональный. И за своих я болею, что в боксе, что в футболе, что в хоккее. Я своим, то есть нашим, горячо желаю победы. Но хочу сказать, что если мы ищем мира в спортивных зрелищах, то мы не там ищем. Мир не оттуда подается. Литургия начинается призывом помолиться «О свышнем мире и спасении душ наших». «Свышний мир», это – «мир сверху», мир, ходящий из горнего мира, от Бога. Если оттуда он не придет, то ниоткуда больше не придет. Это исключительно Божий дар, как и премудрость или смирение.

Сказанное выше не стоит воспринимать, как критику спорта. Наоборот, моя бы воля, бросил бы клич: «Православная молодежь, марш в спортзалы! Марш сжигать лишний вес и дурную силу, которую некуда девать. Марш бороться с ленью и побеждать, во-первых себя самого!» Чем не составная часть национальной идеи?

Сказанное следует понимать в качестве попытки расставить смыслы на свои места. От спорта не следует ждать того, что спорт, в принципе, дать не может. Мира, любви друг к другу, международного примирения, упразднения расизма он дать не в силах. Не в силах потому, что сам он есть – энергия войны и гордого соперничества, одетая в спортивную форму и решающая свои проблемы на специально приготовленной спортивной площадке.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации