3723 Молитва заамвонная / проповедь 09.04.2019/

A A A

«За сорок дней поста мы должны получить заповеди. Но — не в виде досок или книжек. Они должны на сердце написаться…»

(проповедь отца Андрея 9 апреля 2019 года)

 

Я хочу ваше внимание обратить на молитву заамвонную, так называемую. Когда священник выходит из алтаря. Ну – большинство молитв священник произносит в алтаре.

Вот это вот место называется – амвон. Выступ этот, с которого проповедуется Слово Божие. Оно может напомнить из Евангелие о тех лодках, из которых Христос говорил Слово, а народ стоял на берегу (или близко к берегу). Так, чтобы и в лодку не зайти, не теснить Его, но и, чтобы всем было слышно. И также говорят Литургисты, что это есть некий образ камня. Камня, который отвален у Гроба, оттуда, из пустого гроба Иисуса Христа, приходит все самое важное. Туда пришли Мироносицы, там Ангел их встретил. Говорил им, что: «Его здесь нет!» Оттуда говорил, из пустого гроба Господня. Алтарь – это, в том числе, и пустой гроб Христа. Оттуда к нам приходит Сам Христос в Чаше.

Молитва, которую священник читает, выходя за амвон, она читается в конце любой Литургии. Раньше их было много. Раньше на каждый праздник была своя заамвонная молитва. Сейчас она стандартная для Златоуста, для Василия Великого (литургии).

И на Великий Пост отдельная молитва. Заамвонная… Я несколько вещей из нее прочту, потому что здесь говорится – «зачем мы постимся». Кто постится, ему будет понятно, зачем он это делает. А кто не постится – тому будет стыдно, что он этого не делает.

Тут говорится: «Владыка Вседержителю, Иже всю тварь…». Тварь – это не ругательство, чтоб вы знали. Если вам скажут, что ты «тварь такая», то вы улыбнитесь с удивлением: «Как будто это не ясно? Есть – тварь. Есть – творец. Творец для твари – Господь; а любой из нас (Архангел Михаил – тоже) – тварь». То есть, если ему скажешь: «Михаил, ты – тварь!», он не обидится.

«Владыко Вседержителю, Иже всю тварь премудростию соделавый неизреченным Твоим Промыслом и многою благостию введый нас в пречестные дни сия…»

Дальше говорится – зачем?

«…К очищению души и тела. К воздержанию страстей. К надежде воскресения».

То есть – пост имеет устремление к Воскресению Христову и к нашему личному воскресению. Люди, имеющие вкус к божественным предметам, еще говорят так, что есть воскрешение тела…

Оно будет в конце истории. История – это же не хаос. Греки думали, что история – это вечное движение по кругу. А евреи знали, им Бог открыл (а теперь уже и мы знаем), что история – это стремление к определенной цели. Иногда путанная, но, тем не менее, вектор сохраняется. И у нас есть движение в конец. И в истории все мертвые воскреснут. Этим будет завершена великая Божия правда в отношении того, что, действительно, человек важен. Представьте, вот, если бы пропали все люди, жившие до этого…Это же миллиарды людей. Можете себе представить, какая огромная масса людская, родилась с криком, жила в печали, и умерла с надеждой. Вот это все море людское – оно должно воскреснуть. Иначе мир будет несправедлив. Что это?!? Как это можно?!!? Чтобы такая масса людей пропала без вести? Вы себе представляете, подумайте, сколько в душе человека борений, мечтаний, страданий, молитв, радости, восторгов, разочарований. Какая огромная книга написана в сердце каждого человека. Эти книги никогда не будут изданы, конечно, никогда не лягут на бумагу, но они – есть. И это – каждый человек. Разве можно, чтобы пропал один человек?

– Нельзя! Поэтому, Евангелие и говорит нам такую радостную весть, что все – воскреснут. Она, конечно, двоякая. Не только радостная. Кое-кому не захочется воскресать. Лучше бы ему было не воскресать, но …придется.

Так вот – есть будущее воскресение (тел) всех мертвых…

Но еще говорят люди такие (люди – непростые, более непростые, чем мы с вами), они говорят, что есть воскресение души. Еще до смерти тела. Душа соединяется с Богом через благочестивый подвиг, через покаяние, через молитву, через Причастие Святое, через Евангелие, через слезы, через ночные молитвы. Через все такое святое… Через уничижение, терпение, смирение, молчание. С Богом соединяется!.. И Душа переживает некую радость Воскресения, когда человек еще не умирал. И когда ты ему говоришь: «Мертвые воскреснут!», он отвечает: «Я знаю!» А другому (чурбану) говоришь: «Мертвые воскреснут!», а он: «Да? Точно? А я – не верю». Вот поговорите о том, что мертвые воскреснут с людьми, и вы перед собой увидите кучу чурбанов. В смысле, чурбанов – не отесанных бревен. Один скажет: «Ха!!!Ха!!!Ха!..» Другой скажет: «Да как-это? Да ну вас. Надоело слушать. Сказки одни рассказываете». Это потому, что у них мертвые души. Вы думаете, Гоголь, когда писал «Мертвые души», он писал про то, что Чичиков покупал души неучтенных крестьян, которые не попали в «Ревизскую сказку», так называемую. Якобы они живы, а на самом деле – померли. Нет… Это только фабула. «Мертвые души» – это сам Чичиков, это Манилов, это Собакевич, это Коробочка, это губернатор, это судья. Вся эта банда, галерея персонажей. Это все – мертвые души. Там никто в Бога не верит, там никто не имеет покаяния, никто не имеет христианского нрава, там никто не смотрит на небо с надеждой. Там все…Манилов – в мечтах. Ноздрев – в придури какой-то. Собакевич – как медведь, только и ест с утра до вечера. Там …мертвые души!.. Понимаете? А человеку нужно достигнуть некого чувства, что: «Воскресение мертвых – это совершенная реальность. Будет воскресение мертвых!»

Вот об этом и пишется в молитве нашей, которую мы читаем на Литургии.

Мы приходим в Пост для очищения души и тела (Это – понятно: меньше ешь – лучше спишь, легче ходить по лестницам – вверх-вниз. Это любой из вас может почувствовать). Для воздержания страстей (Язык прикусить, меньше – се, меньше – то, меньше по магазинам шастать). И в надежде воскресения.

Душа в посту должна ощутить некую легкость свою и некую укрепившуюся связь с Иисусом Христом, Победителем смерти. И для души должны быть ясны все догматы. (Ну, может быть, не сегодня, не завтра – ясно, что я говорю о высоких вещах. Но, в общем-то, для христианина должны быть понятны сердцем все догматы наши).

Где наши догматы собраны? В Символе Веры.

Вера в Единого Бога Вседержителя. В Иисуса Христа, Сына Божия. Свет от Света. Бога Истинного от Бога Истинного. От Девы Марии пришедшего в мир. Страдавшего и погребенного. И Воскресшего. Дух Святой, глаголавший пророками. Единая Святая Соборная Церковь. Надежда на воскресение мертвых и жизнь будущего века. (Чаю! То есть – ожидаю воскресение мертвых и жизнь будущего века). Это все нужно знать сердцем. Сердце должно откликаться радостью на каждое слово этого Символа Веры. То есть: «Я так верю!» «Я так верю. Я знаю, что так будет. Я знаю, что так есть. Я – знаю!»

Вот, в частности, для такого опытного Богопознания, для такого практического Богословия, мы, собственно, с вами, дорогие друзья, и постимся.

Завтра будет Мариино Стояние. Как я уже говорил: «Явка обязательна!» В пятницу будет Акафист Божией Матери. Тоже надо обязательно не пропустить. Потому что – эти службы бывают только раз в году. На обычную Литургию вы можете прийти пятьдесят два раза в год. Каждое воскресение. Плюс еще разные праздники. Там – Покров, там – Николай. (Там – то, там – се). То есть, литургией вас не удивишь. Но есть вещи, которые только раз в год происходят. Поэтому – их, конечно, не пропустить бы!

Пост – это такая богословская школа для всех людей. Для мирян – в том числе. Чтобы мы укрепились в некоем знании догматов. Чтобы это не была просто такая теоретическая вера. «Ну да… Я – верю…» Вот говорит, например, преподаватель по астрономии ребенку на уроке сколько, например, километров от Земли до Луны. Ну, ребенок верит… «сколько-то тысяч сказали». Он что – проверять будет? Он верит. Если вера в Христа такая же, теоретическая такая; как верим мы информации в учебнике по географии или по биологии; то это, конечно, мало очень. Это очень мало!! Необходимо, чтобы человек имел внутреннее удостоверение обо всем. Чтобы надежда была непоколебимой. Чтобы вера была твердой, чтобы надежду нельзя было отнять. И чтобы любовь была истинная. Иначе получится какая-то карикатура. И вера – шаткая. И надежды – нет. А там, где нет надежды, там – что? Там отчаяние. Потому что, когда я верую, я – «чаю!». Чаю воскресение мертвых. Надеюсь. Чаю. Ожидаю. А, когда нет надежды и я ничего не жду, то я – отчаиваюсь. Люди отчаиваются отчего? Оттого, что у них надежды нет. А надежды нет, потому что у них веры нет. А любви даже и не ищите. У кого нет веры и надежды, у того не может быть любви. Какая там может быть любовь? Там может быть только любовь к домашней собаке. Или… чай с бубликами можно любить. А так, чтобы любить? Откуда? Сначала – надежда. Потом – вера. Потом – любовь.

Значит, мы постимся для того с вами, дорогие христиане, чтобы мы очистили душу и тело, воздержали страсти и имели твердую надежду на воскресение. Потом – говорится, что Господь Бог сорока днями скрижали вручил. «Богоначертанные письмена угоднику Своему Моисею». Это отсылает нас молитва Григория Двоеслова к событию, которое описывается в книге Исход, когда Моисей (это странно даже представить, но это есть), Моисей сорок дней без еды и питья разговаривал с Богом на горе (см. Исх.24:15-18). При этом на него сошло облако, и внутри этого облака был полный мрак (ни одного лучика, проблеска света), и он в такой кромешной тьме, во мраке пребывал. Моисей… И разговаривал сорок дней с Богом без телесных нужд. Он в это время поднялся над человеческим существом. Он не чувствовал необходимости уснуть (извиняюсь, какие-то слабости телесные иметь), конечно, не ел и не пил. И Бог разговаривал с ним. И Моисей сошел оттуда, с горы, держа в руках две каменные доски, на которых были написаны заповеди. Вот, оказывается, что может человек. Моисей был обычный человек. Господь Иисус – это Богочеловек, родившийся без семени и имевший в Себе все то, что человек может не иметь. Но Моисей – это обычный человек, и он был сорок дней на горе. Друг Божий. Так вот – за сорок дней он получил в руки доски. Каменные доски с заповедями. Те заповеди, где было написано: не убивай, не прелюбодействуй…и все остальное.

В молитве этой (заамвонной) говорится: «как за сорок дней Моисей на горе получил от Бога заповеди, так и мы должны за сорок дней поста (за шесть недель нашего поста и воздержания) тоже получить заповеди». Только не в виде досок или книжек. А вот здесь…Они должны на сердце написаться. Самое важное, когда человек имеет заповеди не снаружи в книжке, а внутри, в себе. Об этом говорил пророк Иеремия. Он говорил: «Наступают дни, – говорил Господь, – когда Я заключу с домом Иудовым Новый Завет. Когда уже не в книжке будут заповеди Мои. На сердцах ваших напишу законы Мои. И в мысли ваши вложу заветы Мои. Чтобы вы знали Господа все – без книжек. (Чтобы есть у тебя книжка – нет – это не важно)» (см. Иер.31:31-33).

В воскресение мы об этом говорили – есть люди, которые молиться без книжки не умеют. Книжка есть – они молятся, книжку забери – они…открывает рыба рот и не знает, что поет. Не знают ничего! Отче Наш – знают. Больше ничего не знают. А нужно, что?

Вот, когда читаешь заповеди – «Все так прекрасно, все – понятно. Надо простить, нужно укорить себя, нужно промолчать, перетерпеть, Богу помолиться!» Потом пришла благодать, ты возрадовался – искушение прошло. Ты и думаешь: «Вот как красиво. Я согласен с этим. Мне – нравится!» Но, когда приходят настоящие искушения, люди ведут себя совершенно по-другому. Потому что у них книжка снаружи, а внутри заповедей нету. Нам нужно, чтобы «книжки наши – они перешли», совершили такой переход блаженный: из наружного состояния – внутрь. Вот в «Федорином Горе» там было наоборот – он нее убегали все… Ложки, поварешки, от нее стремглав бежали… От плохой Федоры все убегало. А нам нужно, чтобы к нам прибегало. Только нам не нужны внутри ложки-поварешки. Нам нужны книжки «У неряхи Мишки жили-были книжки…». Вот эти книжки наши святые должны внутрь к нам залезть. Вдруг случится, что у нас позабирают все книжки? Ну и что? Как будет молиться? – Да не переживайте! Однажды, у одного святого спросили: «А что будет, если в мире пропадут все Библии?». Он ответил: «Церковь даже не испугается». Потому что, в Церкви есть люди, которые по памяти восстановят Библию. Они восстановят по памяти все книжки богослужебные. Требники, служебники, Октоихи, Минеи. Церковь бояться не будет. Потому что: Церковь, это – Собрание, в том числе, и тех людей, которые все это носят в памяти. У которых это все не просто так: лежит… и – ты читаешь. Ведь читать же может и попугай. Ну – произносить какие-то слова. Скворец, попугай – может произнести. Магнитофон может молиться, записали на магнитофон что-нибудь, например, – канон Великий. И он себе поет… «Волной морскою…» и все остальное. Но он же не спасается – магнитофон. И человеку нужно все внутри иметь.

Здесь говорится, что Моисей через сорок дней получил скрижали. С законом. И мы через сорок дней должны получить. На сердце… Некие начертанные словеса. В каком-то смысле это уже есть. Например, если ночью вас разбуди и что-нибудь спроси; то вы знаете и ответите. Например, «Прелюбодеяние – это грех!» И – «Красть нельзя!» И «Отче наш» прочитаете наизусть. Даже, если будете очень невыспавшиеся. Значит, что-то у вас внутри уже есть. Но этого мало. Надо, чтобы внутри было больше. Чтобы вы, так сказать, – «вы, мы, я – все христиане», чтобы мы были – живая книжка. Чтобы человек был живая книжка! Иисус Христос – это живая Тора. Это слово Божие. Он – живое писание. Ему не нужно было с книжками ходить, чтобы знать Писание. Он – его творец. Поэтому, когда Он говорил, все эти книжники удивлялись: «Откуда Он знает книги? Он же не учился?» Учиться было дорого. Учиться было почетно. И всех этих малышей, которые там с пейсиками бегали и с книжечками учились, их всех знали. А Он же не ходил. Он же не учился. Откуда Он это все знает? Ему не нужно книжку читать, чтобы говорить Свои слова. Это – Его слова. Это – Он сам сказал. Теперь – Он сам повторил.

Вот такие, мои друзья, дела. В этой молитве очень важная вещь говорится.

Итак, здесь поминается Моисей, которому дал заповеди Господь, угоднику. «Подаждь и нам, Блаже подвигом добрым подвизаться. Течение поста совершить. Веру нераздельную соблюсти. Главы невидимых змиев сокрушить. Победителем греха явиться. И не осужденно достигнуть поклониться Святому Воскресению».

Опять говорится о Воскресении. Потому что – нам туда дорога. Уже разменялась пятая неделя Святой Четыредесятницы. Следовательно, сейчас Мариино Стояние, Похвала. И – все. Неделя – остается. И – «До свидания Великий Пост! Прости нас за нерадение наше. Прости, что мы опять не так, как нужно, провели тебя». Потом будут Страсти Святые. Опять Пасхальная ночь. И вот, чтобы все это мимо не проходило, чтобы оно все внутрь переместилось, мы должны с вами потрудиться в течении этой жизни. Потом, там уже, в будущей жизни, в грядущем мире, мы будем жить так и будем продолжать свое бытие там, где мы себе приготовили за время временного путешествия нашего.

И печаль, может быть, даже будет в том, что «Могло бы быть и лучше!» Даже, если мы – спасемся… Дай Бог, чтобы мы были в раю! Но одни будут в раю внизу, другие – чуть повыше, третьи – возле Иисуса Христа. И так далее…Каждый будет понимать, как он провел свою жизнь. И, может быть, даже в раю какая-то светлая печаль человека посетит. «Ну мог же я быть чуть повыше!». Но, наверное, все будет по-другому, конечно. Я – фантазирую. Простите мне мои фантазии. Но это время наше, время временной жизни – это время приготовления к вечности. Мы приготавливаем себе свою вечность, которая, как мы хотим, чтобы была бы блаженная. Потому что – жизнь наша утекает.

Течет, течет наша жизнь – не останавливается. Мы – не молодеем, не становимся сильнее, не становимся умнее. Мы движемся в одну сторону, между прочим. Как ни дергайся, но движешься все-равно в одну и ту же сторону. И мы знаем, Кто нас ждет в этой стороне и перед Кем мы будем отвечать. Мы знаем. Поэтому, давайте разуем свои глазки. И будем серьезны. Унывать – не будем. Караул кричать – не будем. Рвать волосы на себе – не будем. Будем так же спокойны. Как сейчас мы есть, такими же мы и будем. Только в сердце нашем пусть больше будет глубины, больше внимательности и больше серьезности. Оставшиеся дни Великого Поста, пожалуйста, проведите (насколько у вас получится, насколько Бог вам даст) сосредоточенно, внимательно. За языком следите. И молитву дейте.

Творите молитву на всякое время, на всякий час. Для этого нужно знать наизусть многие молитвы. Книжки – нет. Где там работа? Преподавателям скажу… Пока от кабинета дойдешь до столовой (на полдник… или на обед… с детьми) уже можно прочитать две-три хороших молитвы. Или – одну. Или – четыре (кто из вас какой специалист по скорочтению). Если только наизусть знаешь. Знаешь наизусть – и идешь: «Величит душа Моя Господа и возрадовался дух Мой о Бозе, Спасе Моем. Честнейшую Херувим…» — Песнь Богородицы. Допустим. Или какой-то псалом: «Живый в помощи Вышнего…». Пока до столовой дойдешь, и обратно (с этими галчатами) до кабинета, еще одну молитву прочитаешь. Чтобы молиться не нужны книжки! нам!! уже давно!! Мы в церковь сколько ходим??? Лет…слушайте! …страшно сказать! И – что? Ну, пока, вроде, – ничего. Во всех смыслах. Пока! – ничего!! Ничего плохого. Но – и хотелось больше бы хорошего. Да?..

Поэтому – упражняйтесь.

Храните язык. Никуда не лезьте в то, что вас не касается. Не стремитесь знать то, что непосредственно к вам не относится. Сплетни… Слухи всякие… Пусть это вас вообще не касается. Никогда! Имейте ненависть к слухам и сплетням. И будет душа ваша вечно жить.

И молитву творите… И берегите святые дни поста…

Пасха придет. Она настолько принесет вам радость, насколько вы постились. Кто чуть-чуть попостился, тот чуть-чуть попрыгает. К полуночи начнет прыгать и часам к двум ночи увянет и скажет: «Я хочу спать. Пойду домой!» А кто-то постился сильнее – его на два дня хватит. А кто-то всю жизнь будет плясать и прыгать – потому что он по-настоящему постился и по-настоящему Христу Воскресшему радуется.

Ладно. Простите меня за многословие. Дух праздности и многословия тоже.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации