3549 Мертвого похоронить – это выше, чем больного исцелить /проповедь 21.04.2018/

A A A

Христос Воскресе! Христос Воскресе! Христос Воскресе!

Сегодня и завтра – память святых мироносиц. Мы традиционно пытаемся этот праздник освятить более широким женским участием в Богослужении. Сегодня женщины читали шестопсалмие, на помазании будут помогать. Завтра будут на плате стоять, на Крестном Ходе, если погода позволит, будут нести священные предметы. Читать Апостол будет кто-нибудь их женщин.

В общем, каким-то образом попытаемся сделать так; в очередной раз попытаемся, чтобы женщины чувствовали себя более востребованными в Литургии. Помимо хора, печения просфор, стирания риз и уборки в храме. Именно, в службе.

Но сегодня еще память (завтра об этом уже не будет времени сказать) Никодима и Иосифа. Святых мужей, которые вместе с женами поминаются. Они знамениты тем, что хоронили Христа Спасителя. Они оказали Ему милость, погребая Его.

До этого Никодим приходил к Христу ночью.

Это тоже важный момент. Есть люди, которые каким-то образом не могут себя явно, открыто заявить христианам в разных ситуациях. В советское время, например, были, наверняка, — люди высокопоставленные, облеченные властью; склонявшиеся сердцем к вере. То ли благодаря матерям, то ли бабушкам, то ли женам своим. То ли просто благодаря уму и силе своего сердца. Но в силу разных причин, вам понятных, не могшие себя открыть христианам. Они были такие «Никодимы», поучавшиеся истине ночью.

Да и сейчас есть такие люди, которые склонны к христианству, но что-то их держит.

Например, не так легко принять мусульманину христианскую веру. Ему грозит полное отречение всех родных от него. Положение изгоя. Это не так просто.

То же самое и у евреев. И другие разные есть «крючки и задоринки», которые запрещают людям открыто встать в христианские ряды. Но при этом у них сердце христианское, и они ночью поучаются в Божиих словах. Такие люди есть всегда. Никодим приходил к Иисусу ночью. Старик. Седой, умудренный, мудрый. Учился у этого юноши, который, на самом деле, Мессия и старше всех годами.

Потом: когда Иисуса Христа прибили ко кресту и Он в муках скончался, — все разбежались. Родные и близкие. Ученики все разбежались. И его единого оставили, как в писании написано. И вот, когда Его нужно было хоронить, не было никого из Его друзей. И снимали Его с креста (и ходили к Пилату сначала) вот эти вот мужчины. Иосиф и Никодим. Уважаемые в народе люди просили тело Иисуса.

Вот это, пожалуй, нам надо с вами «затвердить» в голове. В каком смысле? По еврейским понятиям дела милосердия такие же, как и дела милосердия по Евангелие. Голодного накормить, жаждущего напоить, раздетого одеть, к больному прийти — лекарства купить, если можешь. В тюрьму написать письмо – посылку послать. Ну, и странника в дом ввести.

Это знали они тоже. Это не то, что мы одни знаем. Это знают и другие люди тоже. Ну, они потом всю жизнь взвешивая добрые дела, и пытаясь понять, какое из них больше; они пришли к мысли, что ухаживание, «опрятывание» мертвого тела; утешение скорбящих людей, потерявших родных; и взятие на себя всех хлопот, связанных с погребением, похоронами и всем тем, что вокруг них; – это дело бОльшее в плане милосердия, нежели все прочие вещи: кормить, одевать, ходить, лечить и так далее, и тому подобное…

Если вы когда-нибудь связывались с таким вопросом, то понимаете, о чем речь. А ведь, наверняка, каждый из вас каким-то боком был связан. Вы ведь, наверняка, входили в дом, где лежит мертвое тело, многие из вас. Вы ведь, наверняка, имели и в своем родстве и «по знакомству» времена траура. Видели людей, которые находятся в печали.

Какие-то надо брать на себя труды по погребению. Имеешь машину: отвези батюшку, например, из церкви на похороны, с похорон – в дом, потом обратно в церковь. Имеешь деньги: накрой стол. Имеешь руки: помоги женщинам убраться. Имеешь псалтирь, умеешь читать: читай над покойником псалтирь. Там тысячи людей нужны.

Потому что в это время родственники убиты горем – не знают, что им делать. Врача звать? Самому умирать? Или…что делать, когда вдруг умер кто-то из родственников. Шок наступает. А потом шок проходит – нужны деньги, нужны люди, нужны руки. Суета, забота. Это сумасшедший дом. «Умирать очень дорого, – так люди говорят, – Лучше живите!» Потому что — умирать ужасно тяжело. И хорошо, когда кто-то берет часть забот на себя; забот, связанных с помощью людям, скорбящим о смерти родственникам.

А это может быть, повторяю, все, что угодно. Плата за проезд тому же батюшке на похороны. Или накрытие столов. Или обеспечение справок необходимых. Или там что-то еще. Там куча всего. Там можно с ума сойти от этого всего.

Это есть дело милосердия гораздо бОльшее, нежели, если бы вы, например, каждое воскресение на Киевском вокзале кормили бездомных горячей пищей. Это, конечно, тоже очень хорошо. Но, когда смерть приходит, тогда приходит неисцелимая болезнь. Ее нельзя исцелить – нашими руками.

Зуб заболел – его можно вырвать. У человека зуб заболел – ему другой человек этот зуб вырвет. Если заболело что-нибудь еще – другой человек ему это вылечит. Когда смерть пришла – это не лечится человеческими руками. Это Бог будет лечить.

Нужно помогать человеку. Помогать тем, которые в шоке, которые в ужасе. У которых руки опустились. Которые с ума сходят. Которые сами сейчас, не дай Бог, умрут. Бывали такие случаи. У меня был такой случай в практике священнической, давнишний: когда на похоронах сына умерла мать. Его опускали в могилу – и она умерла. Еще не успели зарыть – а она уже мертвая. Еще одну могилу рой!

Люди на грани смерти, когда умирает кто-то близкий.

И вот, в этой ситуации помогать человеку – есть самое бОльшее дело из добрых дел, которые есть на земле. Так считали евреи. Еврейские мудрецы. До пришествия Христова.

Сегодня похоронное дело – это великий бизнес. На чужих слезах можно сбить сумасшедшие миллионы. Это знают без нас другие люди. И, действительно: там, где плачут — там зарабатывают. Похоронный бизнес – это страшный бизнес. Туда нос не суй – там тебе быстро нос оторвут. Но человеческие вещи остаются человеческими вещами. И молиться за покойников, помогать живущим и доживающим, и всячески помогать людям в этой беде – это дело великое.

Именно эту услугу и оказали Господу Иисусу Христу – Никодим и Иосиф. Ни Петр не пришел к Пилату, ни Иоанн Богослов, ни Андрей Первозванный, ни Иаков – брат Господень; никто из них не пришел. А пошел («осмелился» – так говорится); пошел к Пилату Иосиф; пошел и сказал: «Дай мне тело того странного человека, которого на смерть предали. Дай мне этого человека, которого «матерь, зрящая на Кресте утробой растерзалася». Дай мне похоронить Его!» Пилат спрашивает: «Что, Он уже умер?» Он удивился, что тот так быстро умер. «Да, уже умер!» Проверили – точно умер. «Ну бери!» (см.Мк.15:43-45)

Сняли Иосиф с Никодимом тело Иисусово. Обвили плащаницами, положили в своем гробе. Иосиф себе заранее гроб приготовил. Люди были чуть умнее, чем сегодня: они себе заранее гробы готовили. Это вообще интересная вещь – твой будущий гроб. Можно прийти на «свой будущий гроб», посидеть, подумать, книжку полистать. Поплакать, посмеяться. Что хочешь – то и делай! Это будущий твой гроб. Вот место твоего упокоения.

У нас нет сегодня такой привилегии. «Мне нечего сказать ни греку, ни варягу; зане не знаю я, в какую землю лягу» (И.Бродский). То есть, никто знает, — кто где будет погребен.

А люди раньше жили, как гриб, на одном месте. Вот, он здесь живет. И здесь будет погребен. Он себе гроб приготовил. И подарить свой гроб другому – это, извините! Это непросто. Это – подарить самое дорогое. «Плохо похоронен – плохо воскреснет!» — так думали древние. Почему нельзя сжигать человека? Почему его нельзя бросать, как падаль на поедание, хищникам или стервятникам? Почему в море топить нельзя, чтобы рыбы съели? Потому что надо, чтобы он был сохранен. Поцелован, обмазан, завит, отпет, кадилом «покажен». И так далее, и так далее…А потом положен в чистое место, чтобы мы могли прийти туда. Чтобы там молились.

Так люди думали всегда. Так и нужно думать. Потому что так оно и есть. Иначе – не «есть»! Так – «есть»! Все остальное – от лукавого. Мы просто потеряли сегодня эти «вещи». Именно в этих «вещах»: подарить гроб человеку – это значит, дать ему самое важное. Дом легче подарить, чем свою гробницу.

Вот, Иосиф с Никодимом забрали Иисуса. Сняли Иисуса. Повынимали клещами гвозди из рук. Там же рисуется все: гвозди, лестница. По лестнице залезли, кто-то вынимал, кто-то принимал Его, спадающего с Креста. Сложили, подняли, понесли (благо — недалеко было), помазали, обмыли, положили, завалили камнем гроб. И пошли плакать – пошли ужасаться.

И это дело было равное всему остальному, что доброе можно вообще сделать в жизни.

Потом уже мироносицы пришли мертвого мазать, и нашли Его живым. И вот они уже здесь вместе. «Те» – хоронили, а «эти» — пришли мазать. Но уже не было, кого мазать. Потому что Он восстал, Его здесь нет. Ангелы сказали. (см.Мк.16:6)

Вот такое доброе дело сделали Иосиф с Никодимом.

И нам с вами нужно это иметь в виду. В том смысле, что смерть – она же заходит к людям, не спрашивая разрешения. Она не стучится. Не говорит: «Можно, я войду?» Не читает молитву при входе. Она заходит туда, куда хочет. Куда Бог прикажет.

Поэтому, если смерть зайдет куда-нибудь, а мы будем рядом; мы должны подставлять свое плечо под страдания людей, в дверь которых смерть зашла. И это будет «дело Иосифа, дело Никодима». Это будут самые большие добрые дела, которые мы сможем делать. Все остальное: кормить, поить, спасать, собирать деньги на операцию – это будет тоже очень хорошо. Но это будет лучше. Это будет гораздо лучше. В этом для нас сегодня некий практический урок.

Ну, конечно, самое большое – это заход смерти в наш дом. Это совсем предельная тема, о которой можно говорить. Здесь что нужно? Нужно только молиться, чтобы Бог продлил годы жизни. Нам и нашим родным. Отодвигая от нас эту смертную беду. И дал нам мудрости, мужества и всех остальных вещей, чтобы прожить жизнь правильно.

Но, когда к кому-то смерть пришла, и мы смотрим на умирающих заживо от беды людей; от суеты, и от всех этих тяжелых занятий; то мы должны подставлять свое плечо.

Это и есть служба Иосифа и Никодима. Тяжелая и весьма-весьма благородная.

Ну, а женщины, и все, что связано с женщинами, – это будет завтра. Завтра мы будем поздравлять всех наших жен, матерей, дочерей, сестер, невест, внучек, крестниц, бабушек, тетушек…

Так что, забейте себе, так сказать, «нарезку» сделайте, что – «мертвого похоронить – это выше, чем больного исцелить». Или живого накормить. Есть даже целые книги в Библии, посвященные этому. Есть книга Товита, в Старом Завете. Там описывается жизнь праведника, который хоронил своих соплеменников и этим снискал у Бога благодать. В книге Екклесиаста говорится, что смех глупых – это как треск хвороста под котлом. Лучше ходить в дом плача об умершем, чем в дом смеха. (см. Еккл.7) Там, где плачут, – там сердца становятся мягче. А там, где хохочут, — там сердца ожесточаются.

Ну, и много другого еще есть. У нас в Переславле Залесском был такой один святой, который ходил по дорогам. Подбирал нищих непогребенных. Целое кладбище создал. Для тех, кто никому не нужен. Как помет на улице лежит человек, на дороге. Не нужен никому. И он их всех собирал, в монастырь тащил на горбу. Этих покойников хоронил, хоронил, хоронил, хоронил… А потом они стали приходит к нему. Оказывается, среди них и святые были. Они говорили ему: «Мы тебе поможем, мы тебя не оставим!» Оказалось, что он погребал некоторых праведников, которые были совершенно миру не известны. Я сейчас запамятовал имя этого святого человека. Ну, все потом вспомнится.

Таким образом, братья и сестры: память жен мироносиц и Иосифа с Никодимом – это то, что нам сегодня нужно услышать.

Христос Воскресе!

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации