3384 Меня «сделал» Федор Достоевский

A+ | A | A-

foto1

Какие книги сформировали протоиерея Андрея Ткачева и есть ли будущее у русской литературы? Об этом известный православный писатель и публицист рассказал в интервью порталу «Правчтение».

– Благодарю Вас, что Вы согласились на это интервью. Я читала Ваши книги, Вы интересно пишете и внятно отвечаете на вопросы, встающие перед каждым православным или просто ищущим человеком.

Какие книги Вы бы посоветовали читать в семье?

– Если мать читает со своими детьми, десятилетними мальчишками, произведения Жюля Верна, Майн Рида, Стивенсона, то это хорошо. Понимаете, детям нужна приключенческая литература, им нужно читать про путешествия, про открытия, про полеты. Потому что у них вся жизнь впереди, у них очень много энергии и много мечтаний. И это нормально.

Можно смотреть вместе с детьми хорошие экранизации, а потом от фильма возвращаться к книге, потому что в основе любого фильма лежит текст, сценарий. Поэтому можно смотреть хорошее кино, а потом от хорошего кино идти к литературной первооснове. То есть вопрос стоит именно о привитии интереса к чтению как к труду и спутнику жизни человека.

– Интересно, что Вы начали именно с классических произведений, а некоторые родители убеждены, что детям нужно читать только Новый Завет и жития святых. Что Вы об этом думаете?

– Это перегиб, конечно. Евангелие — это не исчерпывающий кодекс поведения. Евангелие — это книга принципов. Из принципов нужно вывести следствия. А вот чтобы вывести их правильно, нужно потрудиться. Современный человек, чтобы не «валять дурака», должен учиться думать.

– Как учиться думать? Читать книги?

– Нет, книги ничего не добавляют человеку, к сожалению. Можно прочесть миллион книг и остаться идиотом. А можно, не читая ничего, быть умным человеком. Мудрость от книг не зависит. Но не ум! Ум оттачивается книгами.

В принципе я считаю, что верующие люди должны читать много. Если грамотные. Если ты, к примеру, — грузчик или пахарь, или штукатур, читай «Отче наш», знай Иисусову молитву, работай — и все, этого хватит. Но если твоя работа связана с каким-то интеллектуальным трудом, то ты не имеешь права не читать.

В современном мире умение понимать, расшифровывать, разлагать, синтезировать тексты — это вопрос национальной безопасности и вопрос душевного здоровья нации. Потому что люди, которые попали под воздействие какой-то маргинальной политической группы или суицидальной группировки, — это, в основном, люди, не умеющие работать с текстом. Это люди без мировоззрения, без стержня, без мозгов и они увлекаются.

Как писал один американский классик: «Если вы прочли «Анну Каренину» и вам не понравилась, значит, ваша жизнь будет состоять из тяжелого физического труда и ежедневного хамства, и это ваш выбор».

Понимаете, книга, во-первых, — это путешествие, не требующее денег. Во-вторых, если ты избрал лучшие книги, то посредством их лучшие люди мира делятся с тобой лучшими мыслями. То есть ты общаешься с людьми, которые физически уже здесь не живут, но они оставили след своего присутствия через текст. Ты можешь спорить с ними, можешь негодовать на них.

Чтение книги — это процесс живого общения. Ты можешь гневаться, захлопывать, отбрасывать книги, перечеркивать, ставить пометки на полях.

Жаль только, что современного человека интересует веселое времяпрепровождение, интрижки, какие-то смешные ситуации в книжках: кто у кого под кроватью, кто с кем столкнулся внезапно в трамвае. Его интересует действие страстей — самолюбие, сребролюбие, властолюбие и похоть. И соответственно литература становится такой обслугой современного человека.

А литература в хорошем смысле — это литература-проповедь. Ведь все русские классики становились проповедниками. Например, Лев Толстой писал-писал, писал-писал, потом — бац! — стал проповедником. Да, он был неправ в проповеди своей, его проповедь была ущербна, неправильна, ее можно критиковать, а его за это предать анафеме, но он вырос до проповедника!

Это и есть путь литературы. Если писатель не обслуживает интересы обывателя, то он выходит на более серьезный уровень.

– Какие книги Вы читаете? Может быть, есть такая книга, которая Вас сформировала?

– Меня «сделал» Федор Достоевский. То есть буквально взял, обработал, сплющил, распрямил. Я считаю, что творчество Достоевского — это вершина мировой литературы, которую нельзя превзойти.

– Что бы Вы посоветовали почитать молодым людям около двадцати?

– Обязательно нужно читать поэзию. Поэзия — это высшая форма существования языка. Рано или поздно, лучше раньше, в юности, когда открываются некие поры души для восприятия тайны мира, человеку нужно высказаться, и он ищет язык, на котором можно начать говорить. Этот язык — это язык поэзии. Поэзия дает человеку язык, для того чтобы он понял себя в этом мире. В этом возрасте люди обычно пишут стихи. Это стихи недоношенные, уродливые, страшные, которые достойны только сожжения со стыдом, на веки вечные. Но их нужно писать. В юности нужно писать стихи обязательно, потом прекратить этим заниматься, сжечь то, что ты написал, и найти настоящих поэтов, которые до тебя написали то, что ты хотел выразить…

– А что читать тридцатилетним?

– Тридцатилетним поэзию читать уже поздно. Если, например, замужняя женщина начнет читать какую-нибудь романтическую поэзию, уже имея там двух детей, например, и скучного мужа на кухне, это может привести к тому, что она будет искать какого-нибудь юношу бледного со взором горящим вместо своего скучного мужа. Надо все вовремя читать.

– У Вас, получается, позитивный взгляд в будущее по поводу литературы, чтения?

– Я думаю, что, обладая русским языком в факте его бытия, и имея за спиной такой литературно-исторический «бэкграунд» на русском языке, мы выстраиваем и получаем очень длинный вектор, уходящий вперед. Понимаете, то есть сомневаться в том, что у России есть будущее, нельзя до тех пор, пока русские говорят по-русски. Только нужно, чтобы они читали по-русски. И понимали, что читают, конечно. У меня нет ни одного аргумента для сомнения в будущности нашего государства и нашей страны. У меня нет никакого сомнения в том, что у нас есть будущее. Вообще можно, конечно, его «прошляпить», например, это мы можем.

Как может народ Достоевского или Мусоргского сомневаться в том, что он великий народ? Это просто бессмыслица и грех против истины. Так что нужно читать и мы останемся этим великим читающим русским народом!

Беседовала Юлия Мялькина

Фото: Алиса Власова

Источник: Портал «Правчтение»

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации