3759 Кто врага любит, у того – и благодать /проповедь 13.10.2019/

A A A

«Сегодня – мы стояли немножко на Страшном Суде. И нам – было стыдно!»

(проповедь отца Андрея 13 октября 2019 года)

Христос Воскресе!

Дорогие христиане, мы сегодня читали из Евангелие такие слова, которые выставляют нас перед лицом Божиим, как виновных. Помните ли вы о том, что чтение Евангелие – это как бы уже происходящий некий суд. Суд слова. То есть, когда читается Евангелие, мы стоим на суде произносимого слова. И Господь говорит, что: «Слово, которое Я вам сказал, оно будет судить вас в последний день!»

Слова Божии, которые возвещены всей Вселенной, которые положены в сердце наше, как завет, которые мы слышим на службе; эти слова – они нас судят уже сегодня. Бывает – ты читаешь Евангелие в утешение и в радость. Бывает – ты читаешь его в страх себе. Потому что – прочитанное «оттуда» совсем в тебя не помещается.

Мне кажется, что, в частности, сегодня – одно из таких мест евангельских (которое мы прочитали), после которого ты чувствуешь себя подсудимым и виноватым. Мы слышим сегодня призыв: «Кто может быть милосердным так, как милосерден Отец наш Небесный?» А также призыв к тому, чтобы мы не только любящих нас любили; чтобы мы любили вообще людей. В том числе – и врагов, и ненавидящих нас, и гонителей. Это совершенно тяжело. Это очень тяжело. И каждый знает по себе, насколько трудно исполнять именно вот эти заповеди. Заповеди о поклонах, о воздержании от скоромного (какие-то еще вещи дисциплинарные) можно, с большей-меньшей степенью удобства, исполнять. А вот насиловать свое сердце, чтобы прощать, любить, терпеть и благотворить всем, невзирая на лица, – это, именно, крест и мука для грешного человека.

И именно об этом мы сегодня читали.

Что мне вам сказать на пользу нашу общую? Во-первых, я вам скажу, что человек может поступать трояко. Он может поступать «по естеству», может поступать – «ниже естества» и может поступать – «выше естества».

Например, я взял у Вас взаймы пять тысяч рублей. И вернул Вам пять тысяч рублей. Я поступил – по естеству. И Вы – поступили – по естеству.

Я взял у Вас пять тысяч рублей, а Вы сказали: «Не возвращай. Не надо!» Вы поступили выше естества. Вы поступили «по благодати». Как Христос.

И, наконец, я взял у Вас пять тысяч рублей, а Вы сказали мне: «Через неделю вернешь – семь!» Вы поступили как дьявол. Вы поступили ниже естества.

Так бывает во всех отношениях добродетели.

Если мужчина живет с женщиной, и хорошо им вдвоем, и дети у них родились, и любят они друг друга, – они живут в рамках естества. Если человек от любви к Богу распинает себя и поднимается выше еще на ступеньку (чуть ближе к ангелам), и преодолевает телесные необходимости все свои – он поступает выше естества. Если человек разрешает себе все, вплоть до того, о чем и говорить стыдно, он поступает ниже естества.

Вот так в отношении всех добродетелей, мы с вами можем обрести свое место.

Сегодняшнее время – это время, когда даже естественные вещи творятся с трудом. Понимаете? В идеале христианин должен быть выше естества. Он должен жить – «по благодати». И в благодати совершать невозможное. Но сегодняшняя жизнь, к сожалению, такова, что даже естественные, природные, простые, понятные вещи становятся редкостью. В этом специфика нашей жизни.

Вот, скажем, прийти к человеку в гости – это великая благодать? Нет! Ничего особенного нет. Это обычное доброе дело, которое есть и у магометан, и у иудеев, и у атеистов, и у буддистов – ходить к друг другу в гости. А для чего? – А чтобы утешиться, чтобы не унывать, чтобы поддержать друг друга. Чтобы повеселить сердце. Чтобы хлеба разломить и чарку выпить друг с дружкой. Чтобы праздник отпраздновать. Это – человеческое. Но даже этого простого, человеческого, может не быть. Например, из-за эгоизма, из-за одинокости, зажатости такой.

Я уже не говорю про эти половые всякие девиации, от которых волосы у нас шевелятся, когда мы начинаем думать про все эти вещи.

Естество уходит, а вместо него приходит «нижеестественное» состояние.

А мы, вместе с тем, должны жить благодатно. Должны жить выше естества.

У святых, наших учителей, наставников, проповедников, учителей Церкви, есть несколько мнений, кого можно считать благодатным человеком.

Например, святой Иоанн Златоуст говорил, что: «Благодатный человек – это человек, победивший плотскую похоть!» Он говорил, что язычники успели и сумели сделать все, кроме целомудрия. У язычников было мужество. У некоторых – была мудрость. Многие из них были бесстрашны перед лицом смерти. Некоторые из них умели раздавать свое имущество бедным. Григория Богослов в одной из проповедей упоминает царей, которые почувствовав бесполезность царской власти, так сказать, тщету богатства и суеты, уходили, превращались в свинопасов. Можете себе представить? Еще до рождества Христова, у языческих народов были такие люди. Был такой оригинальный богач, который все свое имущество обменял на золото, золото все положил в мешок, а мешок – бросил в море. «Не нужно это все!» – сказал он. Можете представить сейчас такого человека? Я – не могу. Хотя все – крещеные. И все, вроде, в благодати. А не может человек такое сделать. Не может! Он с маленьким не может расстаться. Не то, что с большим. А у них было это.

Повторяю, некоторые из них умели. Меня, помню, поразила история жизни спартанского царя Леонида. Он однажды шел с телохранителями по улицам Спарты. И его перепутал какой-то мужик. У него ссора была с соседом. И он …

(Царь, видимо, был просто одет. Они вообще просто одевались – спартанцы. У них было запрещено выделяться в одежде. Что царь, что вельможа – они одевались одинаково. И ели все вместе: и – знатные, и – незнатные. На улице выставляли столы; и обедали, и ужинали все на людях. Никто тайком не хомячил дома у себя, повкуснее и получше. Это был интересный народ такой, спартанцы).

…этот человек поссорился с другим и…перепутал. Царь шел. Дело было в сумерках. И ведро помоев на него вылил. С бранью. А потом: «Боже, что я сделал! Перепутал!» Телохранители схватились за мечи: «Мы с этой собаки сейчас голову снимем!» Царь: «Что ты сделал?» «Я перепутал Вас со своим врагом!» Леонид – стражникам: «Не троньте его! Он облил не меня, а – другого!.. Перепутал человек. Не мне эта обида предназначалась, а – другому!»

Какое благородство у языческого царя! Я себе не могу представить… Директора завода не могу представить на его месте, современного. Чтобы он так спокойно снес обиду, по ошибке – оскорбление. А там – цари показывали такие странные примеры мужества, терпения, великодушия.

Но Златоуст говорит: «А вот похоть победить не могли!» Драться без страха – могли. Умирать благородно – могли. Деньги раздавать – могли. А блуд победить – не могли. Поэтому, Златоуст и говорит: «Кто блуд победил – тот – христианин, а кто не победил – тот – еще пока нет!»

Это вот благодать Божия дается человеку, чтобы наше сено – не горело. Чтобы не воспламенялась наша падшая природа. Когда тебя вверх влечет (ГорЕ имеем сердца!), когда сердце не по земле ползает, а, когда сердце вверх уходит; тогда ты выше всех «змейских уязвений». Змей по земле ползает; если и ты ползаешь по земле – то змей тебя кусает. Выше будь! Выше земли будь! Пусть ум будет выше земли. По земле не ползай. Там тебя укусят. Змей летать не может, он только ползает.

Вот один из примеров благодати. «Кто с блудом поборолся и Христовым именем победил, тот – христианин!»

А Силуан Афонский, тот вообще по-другому говорил. Он говорил: «Кто врага любит, у того – и благодать. А про остальных не знаю!» Даже блуд не важен. Ничего это не важно. Главное, чтобы ты имел любовь к врагу и молился за обижающих тебя. Если ты молишься за тех, кто тебя не любит, значит, ты в Духе Святом; а, если ты не молишься за тех, кто тебя не любит (обижает, оскорбляет, желает тебе зла, поносит имя твое, шепчет за спиной пакости про тебя); а ты злишься, дергаешься и – не молишься за него, значит, с тобою нету Духа Святого и Утешитель пока еще не пришел и не вселился.

Как мы Духа Святого призывает: «Приди и вселися в ны… Прииди и вселися в ны… Прииди и вселися в ны… (То есть – поселись во мне!) … и спаси, Блаже, души наша!» (Говорить-то мы говорим, но еще не видно, чтобы – «поселился»).

Кстати, Серафим Саровский говорит: «Когда придет и поселится, тогда уже просить не нужно будет. Если придет и поселится – сам почувствуешь». Уже не будешь просить: «Приди!» Уже – пришел. Уже не будешь просить: «Вселися!» Уже – вселился.

Он должен прийти и вселиться. Это должно исполниться. Мы должны иметь Духа Святого в себе. И тогда нам будет легко исполнить всякую заповедь. Без Духа Святого, без Благодати заповеди не исполняются. Они даже не помнятся. Вроде бы настолько просто любить Бога всем сердцем, всей душою, всем помышлением. А ближнего – как себя самого. Вот – две заповеди, в которые помещается весь закон и все пророки. Но мы даже не помним этого. Мы не то, что не исполняем, мы – не помним этого. Ведь для того, чтобы помнить, нужно тоже иметь благодать. Нужно тоже упражняться.

Сегодняшнее Евангелие говорит о том, чтобы мы были выше естества. Когда русский любит русских – какая тебе благодать? А вот, когда русский любит еврея, и китайца, и малайца, и конголезца, и тунгуса – когда он всех любит…вот тогда – да! Тогда тебе – Благодать! Тогда ты не националист, тогда ты – Божий человек. Ты не делишь людей по расам и национальностям. Для этого нужна благодать. А у нас – нет ее. У нас национализм, расизм. Ксенофобия…И всякое, всякое…Ну, нету любви. Ну, не любишь ты никого. Не любишь! Поэтому, для тебя «эти – такие», «эти – такие». Смотришь грешными глазами на окружающий мир. Даже для этого нужна благодать.

Надо подниматься нам выше естества. Стыдно, конечно, об этом говорить. Потому что мы, действительно, ползаем по земле и вверх не поднимаемся. «Горе имеем сердца»! – важный такой литургический возглас.

Поэтому, братья и сестры, гордиться естественными добродетелями человеческими нельзя. Потому что у любимого многими святого Игнатия Брянчанинова, аскетического писателя, есть часто встречающееся выражение: добро падшего естества. Добро падшего естества!

Наше естество – падшее. Мы – падшие люди. поэтому, все доброе, что мы делаем, оно – порченное. И любовь наша – порченная. И милость наша – порченная. И всякие наши потуги быть хорошими – это все такое, знаете, «молью траченное», изнутри гнилое. Гнилое изнутри! Он об этом очень много пишет. Совершенной любви нет в человеке. Она у него такая… с грехом пополам.

Николай Васильевич Гоголь (Царство ему Небесное!) сказал (мы об этом уже говорили):

«Не страшно, что в мире много греха. Не страшно! И что зла в мире много – не страшно. А страшно вот что: в добре добра мало!»

В добре не хватает – добра. Наше добро наполовину состоит из тщеславия, из зависти, из гордости, из желания награды, из желания быть лучше других, из того, …из сего. Если наше добро разложить по полочкам, то там настоящего добра будет процентов пять-восемь-десять. И – не больше. Остальное – это всякая чепуха, шелуха. Вот Гоголь такую духовную вещь сказал. В добре добра мало – вот что страшно. Ладно там – зло. Во нам чего не хватает!! Хочешь погордиться, человек? Нечем гордиться человеку. И самая главная задача наша – это быть выше, чем человек. Человек – это то, что нужно преодолеть. Слышали вы такую философскую сентенцию. Человек – это то, что нужно преодолеть. Человек постоянно преодолевает себя. Вот гляньте …Это ж древняя мечта человечества была – лететь. «Хочу летать!.. Почему я не летаю? Смотрю на звездное небо и полететь хочу!» Вот полетел человек. Преодолел себя. Хотя он самый слабый из всех животных. Человек – самое слабое из всех животных. Помните? Лошаденок родился – и уже на ножки встает. Любое животное, только-только его мамка выродила из чрева, оно уже на слабых ногах, но стоит. А человек как? Пока пойдет, пока заходит – сколько месяцев пройдет. Он самый слабый. Он самый ничтожный. А вот одарил же Господь этого слабого человека царственным умом и способностями. Он и полетел по небу, и преодолел себя. Поплыл под водой – преодолел себя. Научился всякому-всякому – преодолевает каждый раз себя. Это тоже такая интересная вещь. Но самое главное в преодолении себя – это борьба с внутренним несовершенством, любовь к Богу и стремление в другую жизнь. Иной мир тебя, душа, ожидает. Вот приготовление к иному миру и жизнь в этом мире, как будто ты уже одной ногой в нем стоишь. Устремленность к горнему миру. Это вот настоящее преодоление человека. Сегодня мы опять об этом почитали. Опять послушали. И опять мне было стыдно. Читаемое Евангелие – оно прямо бьет тебя, прямо колет глубоко в сердце. Говорит: «Ты не такой, какой должен быть. Не такой ты. Не такой! Мало того, что ты не такой, так ты еще и не знаешь, когда ты начнешь спасаться. Говори: сегодня хочу спастись! Не откладывай на завтра… Сегодня!» Бог – это «сегодня»! Бог – это не завтра. Бог – это сегодня. Сейчас. Здесь. «Вот сегодня, сейчас и здесь хочу быть христианином! Сегодня хочу начать свое спасение! – Начинай!»

Каждый день начинаешь заново. Ничего не получается. За спиной одни руины. Нет ничего за спиной. Нечем погордиться. И вот начинаешь заново опять. Заново, …заново, …заново. Как Антоний Великий говорил: «На прошлое – не надейся. Там нет ничего. О будущем – не беспокойся! Но удерживай язык и чрево!»

Начинай сегодня. На прошлое – не надейся, там нет – ничего. Если вы думаете: «Я насобирал себе уже добрых дел!» — забудьте – там нет ничего. На прошлое – не надейся. О будущем не беспокойся. «Господня земля и исполнение ея» (Пс.23,1). Он в руках нас держит. Он наши реснички посчитал. Он все знает о нас. Дыхание наше: каждый вздох – от Него, каждый выдох – тоже.

Не бойся будущего… Не надейся на прошлое… Воздерживайся. Трудись. Побеждай себя. Потому что – простым добром не спасешься. Нужно благодать иметь. Какая вам благодать есть, если делаете обычные вещи? Какая вам благодать? А нужна благодать. И похоть победить. И смерти не бояться. И за врагов молиться. Вот – благодать. Нужна благодать. И мы говорим на службе: «Заступи, спаси и помилуй, и сохрани нас, Боже, Своею Благодатию». Вот как благодать нужна! Она: и – спаси, и – заступи, и – помилуй, и – сохрани, нас, Боже! Все – благодатию. Благодатию мы спасены. Благодатию стоим, благодатию живем! Только вот еще не до конца мы это правильно делаем. Не до конца помним. Не до конца понимаем. Будем трудиться. Сегодня – повторяю – нам напомнили в очередной раз высоту Евангельского учения. И мы стояли немножко на Страшном Суде. Нам было стыдно. Потому что – слово Божие звучит и обличает наше несовершенство. «Помилуй нас, Господи, помилуй нас: всякого бо ответа недоумеюще, сию Ти молитву яко Владыце грешнии приносим: помилуй нас».

Христос Воскресе!

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации