1944 Гражданское общество

A+ | A | A-

У русских есть вечное недовольство государством. Русские – несомненные государственники. Иначе бы не создали империю. Но русские еще и анархисты. Им вечно «государство – не то», и «всюду измена».

Амплитуда колебания этих «качелей» такова, что Бакунин с Кропоткиным и Пугачев с Разиным Сенькой внутрь легко помещаются. На кону вопрос о гражданском обществе. Оно призвано уравновесить авторитарность государства и отобрать «на местах» руководящую роль во многих областях жизни. Предлагаю вопрос о месте церковного прихода в создании гражданского общества.

Если люди борются с «мигалками» и ставят чиновников на место, это – гражданское общество, «пришедшее в силе». Если люди убирают парки от мусора, брошенного кем попало и где попало, это – реально доброе дело, для которого нет статьи в бюджете. И так повсюду. Время хочет и требует активного человека, но не взбудораженного плебея, а сознательного гражданина. Замечаете разницу?

Гражданское обществоНарод все еще довольно пассионарен (спасибо Гумилеву за термин), то есть – страстен, жив. Это удивительно, что после войн и революций, голода и коллективизаций, «философских пароходов» и обязательного атеизма, народ все еще активен и жив. Это чудо, господа! Предлагаю снять головные уборы и перекреститься!

За эту энергию все еще живых народных масс ведется возня-борьба между политиками. Кто волну оседлает? Кто на коне въедет в некий дом с колоннами? В дом, где рядком стоят все правительственные телефоны + чемоданчик с кнопкой. Господа, уверяю – большинство борцов за триумфальный въезд – негодяи! Клейма ни на ком нет, и разобраться трудно. Но давайте отойдем от вопроса выборов «хорошего царя». Все равно нам предложат кого-то завербованного американским Госдепом. Таковы теперь Пугачевы. Они крест кладут по-старообрядчески и широко, у них риторика народных освободителей, но в кармане у них – телефон с роумингом за океан. Оттуда и директивы. Плюньте на них, господа, братья и товарищи. Плюньте слюной, как плевали до эпохи исторического материализма.

Гляньте, православные, лучше на собственные приходы. Разве это не возможная платформа для гражданского общества? Если мы вокруг своих приходов территорию уберем, это разве не «оно»? А если мы своих одиноких стариков на частичное (хотя бы) довольствие поставим, разве это не «оно»? Ведь нас – миллионы! Было бы нас только два процента населения, то и тогда мы могли бы сказать: «Вокруг нас чисто. Вокруг нас – мир. Дети наши присмотрены, старики ухожены. Чем мы не гражданское общество или часть его?».

Любая социальная нагрузка на приход (дом престарелых, тюрьма, порядок в парке, etc,) есть гражданское общество, явившее себя не через секулярные механизмы, а через евхаристическую общину.

Таким образом, задача такова: простое хождение в храм «свечки лепить» нужно превратить в реальное евхаристическое, молитвенное братство. Появление очередного такого братства означает появление очередной дееспособной гражданско-общественной единицы. Это – община людей, способных к коллективному труду на общую пользу.

Прилегающая территория и ее чистота – наше дело. Полезный досуг нашей молодежи – наше дело. Братская взаимопомощь, поддержание многодетных – тоже наше дело. И так далее. Ждать «доброго царя» это занятие Ассоль, для которой аналог царя – алые паруса на морском горизонте. Хотите ждать – ждите. Но тогда не брюзжите. Хотите не брюзжать – действуйте, исходя из возможностей приходской жизни, если вы, конечно, прихожанин (- ка) и христианин.

Пробуждение народа бывает бунтарское и неистовое. Только такие пробуждения у нас до сих пор и случались. Но пробуждение может быть творческим и внимательным к мелочам. Не так, чтоб сразу весь мир перестроить, а так, чтобы забор для начала покрасить и научиться «здрасьте» говорить. Покрасить забор, это ведь тоже христианское воздействие на мир. Это воздействие с целью умножения красоты и порядка. А значит, рано или поздно – правды и истины.

Русские, сказали мы в начале, многим недовольны. Государством – в частности. «Как-то не так все. Косо, медленно, неправильно и брехливо». Правда? Но ведь собой самим я тоже не доволен. Брехливо живу, косо живу и неправильно. Надо меняться. Это – аскетический момент в нашем мировоззрении. Мы на него съезжаем всякий раз и им оканчиваем. Мол, займись собой. Читай – «заткнись».

Заниматься собою, не спорю, надо. Всю жизнь надо. Но если все, кто способен к благой активности, будут только заниматься собой, то внешние рубежи будут неизбежно отданы негодяям, не имеющим понятия о внутренних усилиях и о муках совести. Согласитесь – страна аскетов, «занимающихся собой», оккупированная при этом бандой бессовестных деятелей, устраивающих жизнь по своим безбожным чертежам – это наш портрет. Ладно – портрет прошлого. Это больно, но с этим можно жить. Но портрет будущего – увольте. Опять – бегом по кельям, а жизнью пусть правят Чичиков, Ноздрев и Собакевич? Я не согласен. Я за то, чтобы гражданское общество уравновешивало государственную тяжелую машину. Но это еще не все. Я за то еще, чтобы изрядную долю (лучше – львиную) гражданского общества составляла именно активность живых православных приходов; активность, от избытка выплеснувшаяся наружу.

Мечта это или конкретные наброски будущей реальности – жизнь покажет. Нужны творческие идеи и такие же творческие призывы. Например: «Перестань ныть! Сделай жизнь лучше (чуть-чуть). Ты можешь!»

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации