3675 Новые чудеса Николая Чудотворца /проповедь 19.12.2018/

A A A

Поздравляю вас с памятью всенародного, всемирно любимого чудотворца Николая.

И среди нас есть «Николаи» – старший пономарь Николай Геннадьевич, помощник, выпускник гимназии, – Коля. Есть младший пономарь Коля. И среди усопших у нас есть «Николаи-императоры», «Николаи-писатели». Гоголь – ближайший. И много других. Все они сегодня празднуют день своего тезоименитства. Я думаю, те, кто в месте печали находится, — и до них лучи дойдут. Ну, а те, кто в раю, они благодарны Николаю за свое спасение в Боге.

Вчера буквально мы здесь в алтаре беседовали с одним из наших священников – Александром Стародубцевым. Ему сегодня предстоит говорить проповедь в Елоховском Соборе. (Или даже возле Святейшего в Храме Христа Спасителя – я могу ошибиться). И мы с ним говорили о чудесах чудотворца. О новых его чудесах. И вспоминали – «Зоино Стояние». Это событие, которое всколыхнуло всю советскую Россию и заставило (как говорят очевидцы) тысяч людей испугаться Бога. Впервые вспомнить, что Бог есть; креститься, крестики поодевать на себя, на исповедь пойти через это событие.

Повторять его не будем…

Чудотворец Николай – он, знаете, такой – грозный. У Сергея Нилуса описывается удивительное чудо его, когда вор, вечно шедший на воровство, ставил свечки Николаю с просьбой о помощи; твердо веруя по простоте души воровской, что Николай всем помогает, независимо от того, чем ты занимаешься. И все ему удачно сходило. До тех пор, пока его не поймали на воровстве и он, убегая от преследователей, которые бы забили его до смерти, спрятался в чрево лопнувшее, сгнившее от гноя, павшей лошади. Там, в этом смраде, он и сидел, погибая от этой вони и от страха одновременно. И явился ему чудотворец Николай. Спросил его: «Ну как?» Вор говорит: «Сейчас умру». «Вот так и мне воняют твои свечки» — сказал ему чудотворец Николай. Но – спас его. На самом деле, свечки-то дошли. Поставленная Николаю свеча свое дело сделала: человек спасся. Николай это знал. Но поскольку человек жизнь свою не исправлял, а надеялся на то, что купит себе свечками вечную помощь (даже и в грехах), то вот так он странно и хитро спас душу этого человека, наставил его на исправление.

И вот мы это все (с отцом Александром) вспоминали. У нас в храме, где я служил в Киеве (последнее место моего служения перед Москвой), был написан силами нашего прихода большой образ (Николая), большой поклонный образ. (Пожалуй, больше в полтора или два раза, чем здесь образ Спаса в иконостасе). А клейма по бокам – новые чудеса. Не те, которые описываются в Житии, когда он трех воевод спас от снимания головы; или помог трем девушкам, которых облекала судьба на жизнь в публичном доме.

В Акафисте там красиво сказано «на брак скверный отроковицы уготованы». Но там был не брак скверный. Их в блудилище ждали. Потому что за долги их нужно было отцу отдать, чтобы они жили в публичном доме. Надо было их спасти, и Николай узнал об этом и дал необходимую сумму денег. Это – древние чудеса. Спасение корабля, плывущего по морю…

Но есть и новые чудеса, которые были (например) на войне. Вот… скажем.

Летчик летит, у него навигационная аппаратура сбилась, он попадает в густой туман и вообще не понимает, где он летит; куда он вылетит: то ли к врагу, то ли в гору «влепится» — ну, не понимает ничего. Где — верх, где – низ? Приборы не работают. И он начинает молиться (советский офицер, летчик!?!) Чудотворцу Николаю. И прямо в небе в облаках появляется Николай с метлой. И прометает ему такую дырку в облаках. И летчик увидел, где свет Божий, где ясно. И он пролетает туда…

Много чудес таких…Монтажник летит с верхотуры и кричит: «Николай, помогай!» и цепляется брезентовым комбинезоном за какой-то крюк и остается жив. Хотя его «лепешка» ждала.

Николай помогает в секунду. Причем, верующим, не верующим, мусульманам, китайцам…

В Хабаровске (где-то в тех краях) случай был. На Амуре лед провалился, и один китаец стал тонуть. А он видел на вокзале (то ли в Харбине, то ли еще где…) икону Николая Чудотворца. И видел, что русские ходят и молятся перед ней. Крестятся, шепчут что-то и кланяются. И он, провалившись под лед зимой, кричит: «Дедушка с вокзала (по-китайски кричит), дедушка с вокзала, помогай мне!» И ему является этот «дедушка с вокзала», вытаскивает его из этой воды холодной и оставляет в живых.

Чудеса святых Божиих не имеют национальности. Даже не имеют конфессиональных границ, как это ни странно. Нам даже немножко обидно иногда. Зачем это они помогают католикам? Почему они вспоминают атеистов? А чего это они мусульманам помогают? А чего это офицерам «с красной звездой во лбу» являются святые? Вот так вот. Такая красота и благодать Божия, что Господь «предваряет» человека — прежде, чем ты Его найдешь, Он тебя находит. И потом, людям, которые зовут Его в беде, Он приходит на помощь.

Вот обо всем этом мы говорили с отцом Александром. Сидели и готовились к проповеди. (Дай Бог, чтобы у него все получилось, чтобы он не смутился, чтобы он благовествовал славу Божию). И он говорит: «Я хочу рассказать про случай, который был с моим отцом. Я хочу рассказать то, что рассказали мне и это услышат много людей» (Молящихся в Елоховском Соборе, там, где Владыка Арсений служит)

Папа отца Александра долгое время занимался книгами и возил книжки по разным монастырям и храмам. Дело было в девяностых годах, зимой. Они ехали на границе Северного Казахстана в Курганской области. (Я там был однажды, в тех краях. Зимой там «степь да степь кругом, путь далек лежит», ветры вьют, поземка метет, морозы серьезные). Именно на границе с Казахстаном. Они туда ехали на грузовой машине, везли книжки в монастырь. И случилось так… Путь дорога… (Как Высоцкий пел: «Назад – пятьсот, пятьсот — вперед». Там, правда, поменьше расстояние. Допустим, вперед: пятьдесят километров – никого нет, и назад: пятьдесят километров – никого нет). И они, на какой-то луже замерзшей, съехали в кювет. И – никуда. Впереди – поле. Назад – не может машина выехать, не хватает мощности. Зима… «Дубарильник…» Заглушили мотор – замерзают. Включили мотор – бензина не хватит, и дальше, что тогда делать? Уже хотели книжки жечь, чтобы как-то греться. Телефонов мобильных не было. К тому же времена были бандитские. Могли убить тебя за кожаную куртку. И такое было. Бандитизма было полным-полно. За какую-то несчастную «копейку» (за «Жигули») могли убить человека, из машины выбросить и уехать. Сумасшедший дом! Вы помните, что было в нашей стране в те годы.

Что делать? – Темнеет. Они замерзают. Бензина мало. Никого. Звонить некому. По карте видно: туда — не поймешь сколько, обратно – не поймешь сколько. Они берут Акафист Чудотворцу Николаю (у них же церковная литература). «Ну, что делать? — Давай помолимся Чудотворцу Николаю!» И они в этом отчаянном состоянии (вера-то какая-то есть слабая, теплится, слава Богу) читают Акафист Чудотворцу Николаю. Прочитали. Сидят. Замерзают. Смотрят – едет трактов по полю. Едет прямо к ним. А видно далеко-далеко, на много километров. Потому что – степная зона и зима, к тому же, — все белое. Трактор к ним тарахтит. Подъехал (какой-то мужик в нем, обычный мужик такой: «Ну чего там?»), подцепил на трос, вытащил на дорогу. Они завелись – можно ехать. Пока мужик трос снимает, заматывает, кладет, они ему: «Сейчас мы тебе денег дадим!» А деньги прятали – потому что была реальная опасность, что могут остановить, ограбить. Деньги прятали, где-то в кузове была заначка с деньгами. Пока залезали туда – трактора нету, тракториста нету. Никого нету! А местность такая (открытая): его было бы видно, еще час было бы видно — куда бы он не поехал; в какую бы сторону он не поехал, было бы видно: и полчаса, и час – точно. Ведь зима: никого нет и только – черный трактор на белом поле. Но – нету трактора. Это ж не велосипед, не дельтаплан. Трактор!

Понимаете? Прочитали Акафист Чудотворцу Николаю…Трактор приехал, вытащил и… исчез. Трактор – исчез. Они поняли, что это не трактор никакой, ни тракторист никакой (денег ему не надо!), а тот самый Николай Чудотворец, которому они прочитали акафист.

Это – наше время. И таких чудес есть, конечно, очень много. Об этом знают люди, которые воевали. Мы с одним офицером разговаривали. Он говорит: «Я не разбираюсь в тонкостях ваших церковных наук. Но то, что я точно знаю, это то, что есть Ангел-хранитель и есть Чудотворец Николай. Потому что, когда мы с бронестранспортера прыгали, и была опасность мин, то у моих товарищей ноги поотрывало; а я всегда молился Николаю и Ангелу-хранителю, и сохранил меня Господь. И вот я на своих ногах прошел все свои боевые истории и неприятности».

Люди простые, они знают это и обращаются к Николаю именно в простоте. Потому что (например) Василия Великого знают не все. Василия Великого знают богословы. И ему не столько молятся о помощи, сколько читают его книжки, чтобы понять догматы. Ну и другие Cвятые Отцы тоже. Их книжки обычно читают – чтобы в голове просветилось. А Николай – это другой. Он книжек не писал. И его все знают, как — помощника. Обращаются к нему. Но имейте в виду, сила Николая — она не «от Николая», она от того, что у него в руках. Сила Божией Материи – она не от Нее. Она от того, что у Нее в руках. А в руках у Нее – Господь Иисус Христос. Он – главный. Она – вторая. И она от Него сильная. А у Николая в руках – Евангелие. Поэтому, правая рука у него сложена для благословения, потому что, он – Архиерей, он благословляет людей. А левая рука…

Кстати говоря, правая рука она очень часто бывает нетленная у любого священника, независимо от праведности жизни или грешности. И – у архиерея. Раскапывая могилы, в силу разных причин, часто это находят. Все истлело, а правая рука – целая. Говорят: «Наверняка, это архиерей или священник…» Это та рука, которая осеняет хлеб и вино (примите, ядите…), которая помазывает миром, которая благословляет. Она у всех священников святая. Не потому, что они самые хорошие, а потому что через нее Господь делает свои дела в мире. Вот и у Николая правая ручка сложена для благословения.

А в левой руке у него — Евангелие. И мы с вами должны быть друзьями святого Николая не только через получение чудес. Хотя и через это – тоже. Люди сейчас летают по небу. Сохрани их, Боже! Люди сейчас плывут по морю. Сохрани их, Боже! Люди сейчас едут по дорогам. Сохрани их, Боже! И так далее…И так далее…

Но не только через это. Нужно приобщаться святым через подражание святым.

Поскольку у Николая в руках Евангелие, давайте сегодня тоже об этом вспомним. Христиане должны изучать Божие Слово. У вас в машинах есть у всех магнитофоны. И вместо того, чтобы слушать «Радио “Шансон”» или «Радио “Дача”», вы можете спокойно вставить диски или флэшки с песнопениями, молитвами или Священным Писанием. Это очень нетрудно сделать каждому человеку, который едет за рулем. Заставьте свои транзисторы молиться Богу и заставлять молиться вас. Это очень просто. И у вас в руках будет Евангелие. Многие люди проводят за рулем долгие часы в сутки. Суммарно в жизни целые годы просиживают за рулем. Чтобы не тратить время даром и не засорять свою голову какой-нибудь чепухой, можно так изучать (Божие Слово). Можно по-другому: читать утром и вечером. Пусть лежит на тумбочке Евангелие. С утра проснулся, глаза разлепил и прочел главу. Наугад. Или по закладке. Вечером – ложишься спать и прочел главу по закладке. Так или иначе — как хотите, но Евангелие должно быть в руках. И тогда мы будем с Николаем близкими. Тогда получится, что он — святой, и мы к нему стремимся.

И, конечно, Николай богат добрыми делами. Николай, человек, который не смотрит на лица и помогает всем нуждающимся. Очевидно, каждому человеку нужно богатеть добрыми делами. Способов для сотворения добрых дел искать специально, может быть, и не надо. Жизнь такова, что Господь Сам подсовывает нам «поднос возможностей» сделать кому-нибудь добро. Самых разных. Даже, если сплетню сказали про кого-то (про коллегу, например), а вы послушали и «забыли». «Да ну это все!» Перекрестились и … «Я никому это не перескажу», это вы уже сделали большое доброе дело. То есть, добрые дела можно каждый день делать. Самые разные. Но вот Николай творит чудеса конкретных добродетелей. Больным, одиноким, многодетным, унывающим, печалящимся, в тюрьме сидящим. И так далее. Вот и нам стоит об этом думать и, иногда даже, просить у Господа: «Дай мне что-нибудь хорошее сделать, чтобы потом мне было чем прикрыть свою наготу на Страшном Суде». Добрые дела прикрывают человека. Это – броня. Так написано в Библии. «Оденьтесь в броню добрых дел». Человек имеет слово Божие как меч, веру святую – как щит, добрые мысли – как шлем, готовность идти куда сошлют – как обувь воинскую на ногах. А вот броня всякая, защищающая печень, сердце, легкие и другие органы жизни, – это добрые дела (см.Еф.6:11-17). Нужно одеться в броню праведности. И те добрые дела, которые вы сделаете за свою жизни – вы в них оденетесь на Страшном Суде. Все, что вы сделали доброго людям, – это будет ваша одежда. Кто-то будет голым стоять, кто-то едва срам прикроем, а кто-то будет красиво одет — в зависимости от того, сколько добра он в жизни сделал.

Вот поэтому, нам нужно учиться у святых. Всем святым нужно подражать. Нет смысла просто праздновать их память. Нужно подражать святым. Вот давайте сегодня вынесем из храма две вещи. Евангелие нужно изучать. Все Священное Писание вообще. Нового и Ветхого Завета. И добрые дела нужно делать. Каждому человеку. Всегда. Пока живешь. А потом – ты в них «оденешься». Что сделал, то — твое. Что не сделал, то – нет, то – не твое.

Пожалуй, еще последнее. Про Николая очень мало известно. Потому что, он скрывал свою жизнь, он прятал ее от людей. Теперь, после смерти, про него все знают. А при жизни про него мало кто знал. Он прятал свои добрые дела. Он про себя никому ничего не рассказывал. Он не хотел, чтобы его превозносили, ставили и чествовали. Если бы был во времена Николая “Facebook”, или “Instagram”, вы бы не нашли там его фотографий. Он бы никогда себя не сфотографировал. Он бы ничего о себе не разместил. Его задача была – скрыться и делать добро Богу. Он себя не пиарил. Было бы у него все, наше сегодняшнее…- он бы ни одной фотографии не разместил там. И апостол Павел… Ну, Павел, может быть, нет… Павел может быть что-то там “такое” сделал, он бы всех тащил (к Богу) через разные способы. А Николай – вот так. И Серафим Саровский отсутствовал бы в “Instagram”е, и не было бы его в “Facebook”е и в «Одноклассниках» . Не было бы его.

Немножко скрывайтесь… Не будьте такими «матренами», которые наружу, нараспашку, которые про себя все рассказывают, которые себя фотографируют сто раз в день. «Пихают» в интернет. а потом говорят: «Антихрист за нами следит!» «Всемирное электронное царство Антихриста, и за нами все следят!» А сами, болваны, фотографируют себя сто раз в день. И все «пихают» в интернет: где ты был, где ты спал, что ты ел, где ты отдыхал, куда летал, на каком пляже валялся… А потом говорят: «Антихрист за нами следит». (Вот же дурачье, прости Господи). Имейте в виду, что это такая нездоровая детская глупость. Николай бы этого не делал. Но вместо этого, Николай первым приходил в храм. И последний из него уходил. Вот еще чему можно научиться. Приходить в храм Божий (я не говорю: первым обязательно, нет у нас такой задачи), и любить храм Божий. Приходить в храм Божий на молитву, потому что Николай настолько любил Церковь, что первый заходил и последний – уходил.

Ну вот. Евангелие – в руках. Добрые дела – на душе. В храм — почаще. И поменьше трепаться о себе. Вот вам – хотя бы четыре маленьких урока от святого Николая. А то, что он всем помогает – так это без сомнения. И еще всем нам поможет не раз. И сейчас помогает. В эту секунду помогает. Какого-то тонущего вынимает из треснувшего льда, какого-то больного спасает на операции, какого-то залетевшего не туда автомобилиста вынимает из ямы. И сейчас он работает. Он – не отдыхает. Его на Небе ищут, чтоб поздравить, а его – нет. Он ходит по земле. Вынимает людей из беды. Святые – они работяги. Они – труженики и работяги.

И вы будьте тоже – тружениками и работягами. Да спасет вас Господь.

Аминь! С праздником еще раз поздравляю.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации