3640 «Даниил получил себе Москву как…”Кота в Сапогах”»

A A A

(проповедь отца Андрея 12 сентября 2018 года в день памяти благоверных князей Даниила Московского и Александра Невского)

Братья и сестры!

Сегодня мы празднуем память основателя города Москвы и ее во Христе хозяина. Недавно в городе Москве прошли мэрские выборы. Избрали Сабянина. Мы знаем фамилию и имя нашего градоначальника. Есть своя фамилия и имя у главного прокурора города Москвы, у главного милиционера города Москвы, у главного медика города Москвы. Все это важные и ответственные люди на своих местах и постах.

Но есть еще и в Боге, и во Христе «начальники» в каждом городе.

В каждом городе: в Иркутске начальник – Иннокентий; в Брянске начальник – Олег Брянский; в Петербурге несколько начальников — Александр Невский, поминаемый ныне, и Ксения Блаженная, и Иоанн Кронштадтский. И в других городах тоже есть свои начальники. Куда ни глянь. В Воронеже – начальник Митрофан. В Белгороде – начальник Иоасаф. Святые божии люди, которые отметили место своего пребывания своей святостью, они и начальствуют над нами. Москва – тоже не исключение. Даже более того: Москва – это изрядный город, в нем много начальников. Тут и Тихон патриарх, и Матрона Блаженная, и князь Даниил – родоначальник московской святости, и многие другие. Поэтому, мы сегодня чтим память нашего во Христе начальника, у которого можно просить: миру – умирения, граду – сохранения, скорбей, болезней – утишения.

Человек со всех сторон живет в угрозах. И чем «технологичнее» становится человеческая жизнь, тем больше умножаются угрозы. Раньше люди страдали от моровых болезней и голода, антисанитарии и нашествия врагов. Сегодня все это осталось. Только добавились еще угрозы от электричества, угрозы от прорвавшихся дамб, угрозы от атомной энергетики, угрозы от машин, угрозы от падающих самолетов. Все, что было, по части беды, – все осталось. До конца цивилизация ни одну беду не победила. Цивилизация добавила нам какого-то комфорта (за что ей спасибо), но добавила вместе с комфортом угроз и страхов. Поэтому, сегодня мы может молиться о многих бедах, которые мы не хотим, чтобы они на нас упали. Есть такие литийные молитвы: от труса (трясения земли), потопа, огня, меча, нашествия иноплеменников, междоусобной брани. Молится об этом Церковь всегда: «Боже, избавь!» Но к этому добавились сегодня еще техногенные проблемы и многое другое. Поэтому, нам есть о чем просить. И есть от чего спасаться.

Москва – это не город. Москва – это государство: по количеству жителей, живущих в нем, с прирастающими окраинами; по количеству денег, вращающихся в нем; по количеству приезжающих и уезжающих; по количеству вообще всего происходящего в Москве. По культурной, духовной, (и греховной) жизни Москва это — не город, это — целое государство. И, конечно, здесь нужно особое покровительство тех святых, которые жили здесь, когда она была еще неизвестным маленьким городком.

Даниил сегодня с Небес удивляется, насколько же разросся его деревянный городишко. Ведь он получил себе Москву в удел, чтобы не драться с братьями за богатые престолы. Были же другие, большие города. Понятно какие- Киев, Новгород, Чернигов, Полоцк и так далее. Можно найти много больших каменных городов, которые дорого стоили: Рязань соперничала с Москвой очень долго; Тверь была в долгих сопротивлениях; Псков – древнейшая святыня и твердыня русской земли.

Москва – это была деревянная деревня. Она обросла каменными стенами лишь спустя несколько столетий после своего основания. И Даниил получил себе Москвукак, знаете, как — «Кота в Сапогах». Помните в сказке: «Мельницу – вот этому, речку – вот этому, коня – вот этому, осла – вот этому, а тебе – только кот остался. Вот кота и возьми…». А это оказался «Кот в Сапогах». Даниил взял себе Москву деревянную, несчастную, бедную, никому не нужную. И начал там строить сначала храм. В честь своего небесного покровителя, Даниила Столпника, стал строить храм и монастырь. Это были первые каменные здания в городе Москве. (Так этот монастырь,собственно, и стоит).

А потом началось «смиренное» возрастание Москвы. Сначала — смиренное, потом – военное, потом – всякое: где — политикой, где — хитростью, где — подкупом, где — интервенцией, где — дракой. («Где мытьем – где катаньем!»)

Москва постепенно подобрала под себя все русские земли и утвердилась высоко-высоко. Это было от Бога. Это без Бога не было. Там было всякое. Там и грех был. Там и братоубийство было. Там были и заискивания с татарами. Там было много всего.

История – вообще очень сложная вещь. История одного человека — очень сложная вещь. А история большой страны – как может быть не сложной вещью? Но в конце концов, как сказал Господь Петру – митрополиту Киевскому, который в Москве остался (и как сам Петр потом говорил своим преемникам): «Оставайтесь в Москве. Стройте здесь храмы, стройте здесь дома, стройте здесь все, что нужно из камня. Надолго стройте».

Этому городу предполагалось возвыситься. Господь благословлял ему вырасти выше других городов. И вот сегодня Даниил, который жил в деревянной Москве, с небес смотрит на эту громадную, каменную, бетонную, асфальтовую Москву — Москву многомиллионную (тогда-то там было «кот наплакал» людей). И он сегодня молится, очевидно, за всех, здесь находящихся.  Здесь ведь не только русские живут. Здесь и кавказцы, и иностранцы – туристы. И кто хочешь. И все они тоже «москвичи» в каком-то смысле.

Все они под одним крылом. Под одним покровом. Когда приходит беда, тогда наказывают всех. Тогда и праведники, и нечестивые лежат рядом, пораженные одной бедой. А когда хорошо, тогда всем хорошо. Хорошо и — этим, и — этим, и — этим. Мы нуждаемся в этом покрове святых божиих людей. Они нас защищают. У нас нет сейчас князей. Княжество, как таковое, у нас сейчас отсутствует. Нет у нас сейчас и царей. Царство, как таковое, у нас на земле, тоже отсутствует. Но у нас есть на Небе князья, у нас есть на Небе цари. Нуи, конечно, над всеми царями – Царь царей – Господь Иисус Христос.

И вот мы просим наших князей, чтобы они нас защищали, помогали, вразумляли. Слышали, какие красивые словазвучали в молитве: «Княже Данииле, милостивый и кроткий. Молись, чтобы весна покаяния украсила дела наши; чтобы кроткий дух соблюл наши сердца в тишине; чтобы каждый из нас понес какую-то часть тяготы ближнего на плечах своих; чтобы мы всегда — и в печали, и в горести, и в радости взывали: “Господи, молитвами преподобного, помилуй нас!”»

Я таким образом поздравляю вас с прикосновением к корням. Мы живем уже в двадцать первом веке. А Даниил – это далекая история. И сквозь эти все века мы прикасаемся к его памяти, к его имени. Большевики сожгли его мощи. Вы знаете, наверное, — мощи лежали в Даниловском монастыре, они были уничтожены большевиками. Как и многое другое, что успели большевики своей злой рукойсвятотатскойна Руси уничтожить.

Но они же ничего по-настоящему не уничтожили. Потому что душа князя Даниила неприкосновенна для врага, а тело — воскреснет (сожженное, затопленное, выкопанное- не важно как), тела все равно Господь составит заново. Обновит и даст им нетление. Поэтому, ничего такого бесконечно злого они не сделали. Что хотели – сделали. То, что Бог разрешил. Но Даниил как был живой, так и остался. Жалко, конечно, что мощей нет. Есть только частица, оставшаяся на пожарище, на пепелище. Малая несгоревшая часть мощей. В монастыре его находится.

Мы сегодня прикасаемся к корням нашей истории и, как бы, идем под крылышко к святым людям. И всегда, когда мы молимся святым, мы идет «под крылышко»к тем, которые сильнее нас, и выше нас, и ближе к Богу. Так вот в каждую «память» святого, поминая его, мы просим его, мы – «мурлычем»: «Возьми нас под крыло». И святые раскрывают свои крылья и забирают нас к себе под защиту. Вот сегодня мы ластимся под защиту святого Даниила. И его папы – Александра Невского. Как приятно, когда отец — святой и сын – святой. Чаще всего бывает: папа – грешник, а сын — еще хуже. Отец — беззаконник, сын – «оторви и выбрось», а про внука вообще и говорить нечего. Так чаще бывает. Так легче. А вот так, чтобы тот — святой и этот — святой – так бывает редко. Вот насладитесь. Папа – Александр Невский, сын – Даниил Московский. Оба в Царстве Небесном равного достоинства. Это очень красиво.

Желаю и вам, чтобы вы были святые и дети ваши тоже были святые. Потому что очень легко прожить жизнь, чтобы и ты был грешник, и чтобы сын твой был трижды грешник. Все твои грехи от тебя взял, еще умножил, накрутил, «процент на них положил». Так – легко. Гораздо тяжелей, чтобы и ты был святой, и дети были святые. Может быть у нас получится. Желаю, чтобы у нас получилось. И у нас, и у вас.

Спаси всех Господь. Поздравляю еще раз с памятью наших защитников — Даниила и Александра. Их молитвами да хранит вас Бог от злых людей, от бесов, от страстей, от всякой неподобной вещи.

Аминь.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации