3707 Четверг первой седмицы /проповедь 14.03.2019/

A A A

«Можно быть верующим человеком …с “Каиновой душой”»

(проповедь о. Андрея после Великого Повечерия в четверг, 14 марта 2019 года)

Сегодня мы с вами закончили чтение Канона на первой седмице Великого Поста.

Как я вам говорил (и это никакое не открытие Америки), все очень быстро пройдет. Быстро пройдет Великий Пост, быстро пройдет вся жизнь человеческая; и каждый потом сможет сказать (в некое время) «Жизнь моя, иль ты приснилась мне!». Поэтому – не теряйте это время святое и добавляйте (кто чем что может), приращивайте молитву.

В это время Церковь богата молитвой. В эти святые великие дни даже самый ленивый человек пытается как-то себя разогреть в этом общем потоке молитвенном и доносит и свою «копейку» туда. У вас есть молитвословы, у вас есть Псалтирь Святая, у вас есть Священное Писание (обоих заветов — Ветхого и Нового), есть акафисты, которые можно читать в посту дома. (Мы, конечно, не будем петь каких-то таких торжественных служб; сейчас в Церкви только поклоны и псалтирь; но по домам можете любимым святым читать все, что хотите). Добавляйте… Добавляйте! Молитв много не бывает. В этом мире не хватает, главным образом, веры и молитвы, все остальное – есть. И денег хватит, всего хватит – и хлеба, и дров, и воды, и солнца. Как говорил Патриарх Сербский Павел: «На земле всем людям всего хватит, абы мы были люди. Если мы будем – звери, то нам ничего не хватит – нам все будет мало. Если будем люди, нам хватит и воды, и неба, и земли, и солнца». Всего хватит человеку. Вот молитвы не хватает человеку. И еще Павел (тот же – Сербский, Патриарх Блаженной памяти) говорил, что: «Птица – потому и птица, что – летает; а цветок – потому и цветок, что – цветет и пахнет; а человек – потому и человек, что – молится». Это главный признак отличия человека от всего остального. Любое животное хотело бы молиться, но оно – не может. Оно, как-то, может быть, что-то там, и думает (не знаю, что там они думают, мы в черепную коробку животных не залезали), но они, без сомнения, завидуют человеку. Они бы, если бы имели наш разум и наши уста, то они бы щебетали с утра до вечера. Птицы бы молились; они бы пели псалмы; они бы пели всякие каноны молебные. Они бы не просто «цвиринь! …цвиринь!» пели, они бы пели что-нибудь такое осознанное. Они нам завидуют – животные. Если бы им только человеческий рот (так красиво говорящий), и сердце человеческое, и голову человеческую, то вся природа была бы сплошной храм молитвенный. Поэтому, мы обязаны с вами молиться.

Еще что мы обязаны с вами? Мы обязаны открыть с вами Священное Писание, поскольку Канон Великий, он весь построен на отсылках к Священным Образам. Оказывается все нас касается. Нас каким-то образом касается, например, строительство Вавилонской башни. Казалось бы – как? Но – касается. Поскольку гордость никуда не исчезла, и гордый человек похож на строителя какой-нибудь маленькой своей «башенки». Он лезет наверх, чтобы сделать себе имя. Нас касается история Лота в Содоме. Каким-то образом касается. Потому что цивилизация наша – это все еще (в тайне своей) Содомская цивилизация. Мы живем не в христианской цивилизации, мы живем в тайном Содоме; и любой желающий может в этом убедиться сию секунду (или буквально через час). Можно показать – прямо носом ткнуть. «Смотри, что происходит рядом с нами! Вот – за стенкой. Вот – в подвале. Вот – через два квартала. Смотри! Видишь что? Содом настоящий! Согласен? – Согласен». Мы здесь живем. В этом мире, в котором христиан, в общем-то, кот наплакал, а людей, живущих содомскими идеалами, содомскими стремлениями (у которых Содом – в сердце, Содом – в голове; только что крестик – на шее, а так – в сердце и в голове – Содом) – миллиарды. Их очень много. Мы живем в Содоме. Поэтому, все, что касается Лота – касается и нас тоже.

Нас касается все, что написано в Священном Писании. И Моисеова история…И Авраамова история…Оно все как-то «про нас и про Христа». И Иосиф праведный, и Исаак на жертвеннике, и Иона во чреве китовом – это все нужно знать. Поэтому, человек, который знаком со Священным Писанием, он как рыба плавает в этих священных образах. Ему жить интересно. А не знающий этого человек – он сильно обеднен.

И вот сегодня, прощаясь с вами после богослужения, я бы хотел, чтобы вы вспомнили про первых людей на Земле, которые жертву Богу приносили. Про Каина и Авеля. Они тоже нас касаются. О них тоже в Каноне Великом говорится (правда, не сегодня: то ли – вчера, то ли – позавчера было) – о двух «жертвоприносителях». Мы все – люди, мы обязаны Богу жертву приносить (сейчас скажу – какие). А первые люди на Земле – они тоже имели – врожденные религиозные чувства. Например, Блаженный Августин считает, что в человеке есть врожденное естественное религиозное чувство. Его не нужно искать. Его нужно только разогревать и поддерживать. Человек хочет (и ищет) «Кому поклониться? Кому молиться? Кого поблагодарить?» (То есть — перед кем на коленки встать?) Человек хочет. В нем есть естественное религиозное чувство. В человеке. Так считает блаженный Августин.

(Я, честно говоря, с ним согласен. Я тоже так считаю).

Вот эти люди первые – Каин и Авель – эти первые дети Адама и Евы – они приносили жертву. И, как вы знаете, жертва была разная: Каин имел свое «богословие», он считал, что он – первенец. Он и был первый человек на Земле. Первый человек, рожденный женщиной, был Каин. Адама женщина не рожала, его Бог сотворил из земли, одухотворил (душу вдунул); жену взял Господь из самого Адама. Этих людей мама во чреве не носила. А первый, которого зачали; первый, которого родили; первый, которому пуповину перерезали; первый, которого грудью кормили – был Каин. Слово Каин – означает «приобретение». Ева сказала: «Приобрела я человека от Господа!» (Быт.4,1). И вот Каин, наверное, был убежден сам в себе (внутри себя), что «Я самый главный здесь после Адама и Евы. Их Бог создал, а меня родили. И я первый, рожденный на Земле. И вообще у меня есть какие-то права первенства». Наверняка, он имел какую-то такую сложившуюся, мировоззренческую систему. И, когда они приносили жертву, то этот Авель странный… А Авель – это значит… (по-еврейски –Абель – это как «дуновение ветра»), что-то такое непостоянное, такое эфемерное такое. Вроде – есть, вроде – его и нету. Вроде он на земле живет, вроде – он не отсюда пришел. Ну знаете, как говорят: «Не от мира сего!». Это все выражается словом – Авель. Он был такой, …не от мира он был, …о чем-то думал постоянно. Каин – он весь земной. И Каин был уверен, что его жертва должна быть лучше. «Ну как же! Ну я же – главный. Ну я же – старший. Я первый вообще». И вдруг – Бог принимает жертву Авеля.

Фигура «Каина» очень интересовала многих писателей и поэтов. Особенно с начала восемнадцатого-девятнадцатого века. Тогда (было) очень много романтиков, поэтов, писателей. И – до этого. В английской поэзии, в «Потерянном рае» (Прим: поэма Джона Мильтона), потом у Байрона. Всех интересовало: «Что там в голове было, у этого Каина?» Что-то там было такое интересное!

И он на таком «гордом» основании, что «он – первый», решил упразднить этого человека (который был его родным братом)…Почему-то его (Авеля) жертва Богу понравилась больше. Мы не знаем, поднимался ли дым вверх у Авеля, а у Каина стелился по земле? Но так это обычно рисуют, когда они приносят жертву первородного – (тот ягненка жжет на огне, тот — сжигает снопы), и поднимается столб дыма (у Авеля) – вверх, где Бог ее принимает, а у этого (Каина) по земле стелется. Может быть – так, может – иначе. Вообще в Библии написано: «Призрел Господь на Авеля и на дар его, а на Каина и на дар его – не призрел». (Быт. 4:4-5). Златоуст по этому поводу говорит, что сначала Бог смотрит на человека, который приносит, а потом на то – что он приносит. Вопрос не в жертве, вопрос в том – кто приносит. Как вдовица Евангельская – меньше всех положила в корван (две маленькие монетки), а Господь говорит: «Она больше всех дала. Потому что – она дала то, что имела, остальные от богатства отстегивали то, что им не было жалко» (см.Мк.12: 42-44). То есть – Бог смотрит на душу человека.

Каин убивает Авеля. Заметьте себе – оба приносили жертву Богу. Но, оказывается, есть такие «жертвоприносители», которые сгорают от ненависти, злости и зависти к тем, кто лучше их. В Бога они были верующие: Каин – верующий и Авель – верующий. И мало того, что Каин верующий – он с Богом разговаривал, как я с вами. Господь спрашивает его: «Где брат твой, Авель?» Каин: «Я что – сторож ему?» Он разговаривал с ним вот так вот, как мы с вами. То есть – Бог говорит ему, Каин Его слышит и Богу отвечает. Бог слышит Каина. Они – в диалоге. Они не просто верующие, они – «с Богом разговаривающие» люди. При этом он (такой человек) может быть и убийцей, и завистником, и кровопролитным человеком, вообще человеком с самым ненавистным складом души. И это – не атеист, это не какой-нибудь большевик, который убивает священников, потому что он в Бога не верит.

Каин в Бога верит — значит, существует некая опасность, что ты будешь веровать; с Богом разговаривать; знать, что Бог есть; слышать Бога можешь; и Богу говорить можешь; и Бог тебя будет слышать …и при этом ты можешь иметь душу злодейскую. Такую, что захочешь убить и стереть с лица земли всех, кто лучше тебя; всех, кто встал у тебя на дороге; всех, кого Бог почему-то любит больше. Представляете, какой кошмар! Это не атеизм. Это какой-то страшный порок души, который уживается в человеке вместе с верой.

Вот (надо), чтобы нам не быть таким «жертвоприносителями». Мы, вроде, Богу жертву приносим. И на коленки встанем. И помолимся. И поблагодарим Его. И похвалим. И попоем. И почитаем. И дадим милостыню. И в кружку церковную копейку бросим. Мы делаем разные жертвы. Но при этом оказывается, что при всем этом, можно иметь «Каинову душу». Можно! Можно быть верующим человеком с Каиновой душой. Проверяется это как? Проверяется – по отношению к ближнему. Проверяется – по отношению к тому, кто лучше тебя. Если ты любишь тех, кто лучше тебя и не завидуешь им, в тебе – нормальная человеческая душа. А если ты приносишь Богу жертву, но завидуешь тем, кто лучше тебя, значит, в тебе душа Каина. Это относится к нам? — Конечно, относится. Очень даже относится. Потому что, история Каина и Авеля – это вечная история человечества. Помните фильм «Остров» Павла Лунгина? Там тоже этот святой юродивый монашек (которого Петр Мамонов играет), когда он с монахами разговаривает, то спрашивает постоянно у одного монаха, гордого (такого – гордого праведника): «Слушай, отец! Ты вот книжки читаешь. Ты умный (богословски образованный человек). Ты вот мне скажи: “За что Каин Авеля убил”?»

Интересный вопрос — За что Каин Авеля убил? За что?

Что – они женщину делили? – Нет. Что – им места на земле было мало, один другого подвинул и межу провел так, что поле отнял у него? – (Нет). Вся земля была у них – нечего делить. Что – у одного нефть нашли на участке? – Да нет. Золото они делили? Деньги? Что делили? Что делили??? За что убивать? За что??? – По духовным причинам.

Наверняка, вы тоже считаете: там, где есть война – там есть деньги; там, где есть война – там воюют за нефть, за газ, за бриллианты, за золото, за алюминий… А вот и нет. Там, где есть война, там должна быть …сначала – гордость. Первая война была не за деньги, не за нефть, не за женщину, не за что-нибудь другое. Да – Троянцы были осаждаемы греками из-за женщин, Троянская война была из-за красоты женской. А еще какие-то войны были за территорию. А еще какие-то войны были за золото. Но – первая война была на земле – за гордость. Духовная война двух родных братьев. И там, где есть война, там, где есть кровь – там всегда есть гордость. Там всегда есть – Каинова душа.

Вот нам нужно проверить себя – «Не Каинова ли душа во мне? Нет ли во мне такой темной злой гордости к тем, кто лучше меня? Радуюсь ли я о том, что есть люди, которые лучше меня? Счастлив ли я оттого, что я не самый лучший на свете?» Это очень важный вопрос.

Ну и последнее, что я хотел бы еще сказать…

А какие еще жертвы можно Богу приносить. Потому что – мы все должны Богу жертвы приносить. Авелевы жертвы – не Каиновы. Какие?

Первое – всем известное (только напомнить стоит) – «Жертва Богу – дух сокрушен». Это в псалме пятидесятом говорится. «Сердце сокрушенное и смиренное – Бог не уничижит». Первая и главная жертва Богу – это внутреннее (как хотите – называйте) кроткое, смиренное состояние души. Это, оказывается, жертва. (Это те), кто имеет сердце, сокрушенное в себе, кто не гордится, кто не считает себя самым главным, кто с удовольствием станет на второе место, кто уступит место первое другому человеку. Об этом и Павел говорит: «Честью больше друг друга творите».

«Вам нужно встать вот здесь! – Нет, я встану сзади». …И – нормально. И – все хорошо. Не будем ссориться и спорить за первенство. Встанем сбоку и упокоимся. Сердце сокрушенное – сердце не осуждающее, сердце не гордящееся. Это великая жертва Богу.

Вот …имейте такое сердце! Постарайтесь иметь такое сердце.

Потом еще… как говорится в псалме сорок девятом: «Жертва хвалы прославит Меня, и там есть путь, которым явлю спасение Мое». Так говорит Господь. Жертва хвалы – это молитва благодарственная и всякая хвала Богу. Мы вчера с вами об этом говорили. Режим молитвы в Церкви – это: похвалил – покаялся, покаялся – похвалил. Начинаешь с покаяния – заканчиваешь хвалой. Начинаешь: «Помилуй мя, Боже; Пощади мя, Боже; Грехов моих, Боже, не помяни», а заканчиваешь: «Слава Тебе, Слава Тебе, Хвалю Тебя, Благодарю!» Можно – наоборот. Начинаешь: «Хвалю Тебя, Хвалю Тебя, Благодарю Тебя, Ты – великий, Ты – сильный, Ты – вечный, Ты – все знаешь, Ты – всех любишь», а заканчиваешь: «Помилуй меня, Прости меня, Пощади меня». Вот два режима молитвы. Должно быть обязательно и – то, и – другое: хвалишь – каешься, каешься – хвалишь.

При этом, хвала – выше. Потому что люди неверующие, они тоже мучаются совестью о грехах своих. То есть – некое подобие покаяния у неверующих тоже есть. Но неверующие Бога не хвалят. А верующие отличаются от неверующих именно тем, что они не просто просят у Бога прощения за грехи свои; повторяю, совесть болит и у неверующих тоже — она у всех есть; но неверующие – Бога не хвалят, а верующие – хвалят Бога. «Хвалите Бога во святых Его, Хвалите Его во утвержение силы Его, Хвалите Его на силах Его, Хвалите Его по множеству величествия Его». Вот только что пели – псалмы хвалебные. Это последние три псалма из Псалтири Святого Давида. «Жертва хвалы прославит Меня, – говорит Господь, — там путь, которым явлю спасение Мое».

Вот вам. Жертва Богу – дух сокрушен. И жертва – хвалы.

И еще есть одна жертва. «Пожрите жертву праведности и уповайте на Господа!» (Пс.4) Это означает – делайте дела правые. Всякое милосердие, всякое прощение обид, всякое утаивание чужих грехов, всякое нераспространение сплетен, всякое собирание денег одному нуждающемуся – это все есть жертва правды – то, что праведно. Так в Писании написано. Все, что праведно, то, что честно, то, что благоприятно. Умножьте мою радость. Делайте то, что хорошо. Вы же знаете, что хорошо. Например, Вы узнали про чужой грех. Ваша реакция? – Замолчали. Забыли. Никому не сказали. Это – жертва правды. Вы узнали, что кому-то плохо. — Если у него денег не хватает, попытались собрать, помочь. Если дело не в деньгах совсем, например, муж жену бросил – встаньте на молитву: за него и за нее. Это жертва правды. Всякое доброе дело, сделанное ближнему, всякое духовное доброе дело – это жертва правды. «Пожрите жертву правды» – то есть, пожертвуйте жертву правды; и – «Уповайте на Господа». Это еще одна жертва.

Вот то, что мы должны делать. Мы все с вами священники. Христианская Церковь состоит из полноты священства. Все люди могут приносить Богу духовные жертвы – без различия, пола, возраста и всех остальных различий. И – мальчик. И – девочка. И – старичок. И – старушка. И – мирянин. И – священник. Мы все, в принципе, священники. Мама, когда ребенка учит: «Это – можно, это – нельзя, так – не делай, туда – не смотри, с этим – не дружи, вот это – прочитай, вот это – сделай так, тут – надо, помоги мне», — она что делает? Она – священствует. Мама воспитывает ребенка. Она совершает священный труд. (То, что она в него вложит, он потом всю жизнь будет нести). Или — кто другой… Священство – оно многообразно. Мы все с вами священники. Об этом говорит апостол Петр, что «Мы все люди, взятые в удел» (1Пет.2,9). И мы – царственное священство, призванное возвещать совершенство Бога Святого, который призвал нас из греховной тьмы в чудный свой свет.

Подводя черту под сегодняшней нашей молитвой, Каноном, закончившимся. Мы все священники, все приносим жертвы. Только будьте внимательны – чтобы жертва не была Каинова. Чтобы вы не имели при всех своих добрых делах и разных всяких упражнениях духовных, не имели черной зависти, не имели злобы, не имели коварства, не имели подозрительности. Не имели черную душу – одним словом. Это очень важно. Дай Бог, чтобы все имели душу светлую, чистую (как та белая блузка на этой красавице, стоящей прямо-прямо передо мной).

Всё!

У нас сегодня четверг. Заканчивается богослужение. Дальше уже упражняйтесь сами. Поклоны дома – класть. Молитву Ефрема – читать. Псалтирь – читать. То есть – давайте! Есть, конечно, надо поменьше. И пост надо хранить (у кого здоровье есть). Некоторые говорят: «Пощусь первую, третью, пятую, седьмую недели!». Некоторые так себе избирают. А вы поститесь как можете. Поститесь честно. Потому что – все пройдет очень быстро. Скоро-скоро запоем пасхальный тропарь. Поэтому – давайте, трудимся.

На следующей неделе будет много служб, будет две Преждеосвященных Литургии. Но это будет потом. Это я объявляю в ближайшее (будем живы-здоровы) воскресение.

Уходя из храма, пожалуйста, продолжайте молиться. Вы, когда в храме побывали, вы взяли «что-то» — что-то услышали, что-то почувствовали, что-то запомнили. Может быть, кто-то всплакнул о душе своей. И вот, – уходя из храма, продолжайте молиться. У вас есть «Помилуй мя, Боже!», «Живый в помощи Вышнего…», «Верую…», «Отче наш…», «Богородице…» Всякие другие молитвы. Вот – уходите и уносите с собой молитву в далекий, холодный мир; и продолжайте хвалить Бога по дороге домой.

И, когда приходите в храм, кстати, разогревайте сердце до начала богослужения. Еще только в храм идете…, есть в молитвеннике, молитва человека, идущего в храм. «Возвеселился о рекших мне в дом Господень пойдем». Это псалом такой. Или другая какая-то молитва. Ты зашел в храм, и уже разогрет, и уже молиться хочется.

Заходя в храм – уже молись…В храме – молись…Уходя из храма – продолжай молиться. Потому что – молитвы никогда не бывает много.

Господь за хранит вас, дорогие христиане.

С Богом. До свидания.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации