991 Частное против общего

A A A

В жизни нужно уметь различать общее и частное.

Иначе человека будет легко запутать, сбить с толку, представляя его уму фрагменты действительности вместо целой картины и при помощи этого показа его обманывая.

Вот, например, не курить это лучше, чем курить, не правда ли? Кто будет спорить, что для состояния здоровья человека и здоровья его окружающих, для состояния экологии, для экономии семейного бюджета, наконец, лучше воздерживаться от курения. И страна, различными методами, от ограничений до пропаганды включительно, ведущая борьбу против вредных привычек своих граждан, достойна уважения.

Достоин уважения и тот политический деятель, который сам ведет здоровый образ жизни и переживает о здоровье своего народа. Разве не так? Попробуйте доказать обратное.

Я потом объясню, зачем касаюсь темы курения. Потом объясню. Очень скоро.
Частное против общегоА пока коснусь темы вегетарианства. Оно тоже на слуху. С одной стороны, людям животных жалко. С другой – здоровье крепче, ум острее, тело подвижнее при пище легкой и растительной или молочной. Мед и молоко — это ведь не просто пища, а еще и – образы Земли Обетованной, этого пророчества о Райской благодати. Мед, и молоко, и свежая, чистая вода, а никак не шашлык, не бифштекс, не колбаса с кровью. А там и шаг шагнуть до восточной духовности. А Восток – дело тонкое…

Вегетарианцы не обязаны быть монахами, христианскими постниками и молитвенниками. Они могут быть людьми, от Христа далекими, могут веровать в переселение душ, могут любить животных больше, чем человека, но в одном им не откажешь – в некоторой нравственной чуткости и оригинальности.

Так, теперь вспоминаем о борьбе с табаком и добавляем к нему отказ от мяса.

Получается человек, исповедующий здоровый и, в некотором смысле, нравственный образ жизни, при котором легкие чисты, кровь животных на землю не льется и помыслы человека удобно воспаряют от грешной земли.

Сейчас я объясню, зачем мне понадобились некурящие вегетарианцы. Сейчас объясню, совсем скоро. А пока что затрону тему искусства.

Какой правитель вам больше по душе, тот, что не знает иных удовольствий, кроме удовольствия разделять и властвовать, или тот, который находит отдохновение за мольбертом, или за фортепиано, или за сочинением стихов? Могу поспорить, что большинство людей, не задумываясь скажут, что последний тип лучше первого. От него как-то естественнее ждать доброго поведения, человеколюбия, отеческой заботы и проч. Как же иначе? Ведь гений и злодейство – две вещи несовместные… Нас так учили.

Вот Черчилль жует незажженную сигару и рисует акварелью в период между уходом из власти и возвращением во власть. Прелестно! Вот Жак Ширак переводит на французский язык «Евгения Онегина» или министр Клемансо пишет очередную пьесу. Восхитительно! Не так ли?

Мы приближаемся к цели. Теперь, когда мы представили себе вегетарианца, противника вредных привычек и любителя искусства в одном лице; теперь, когда мы готовы сказать, что это, возможно, неординарная и, должно быть, духовная личность, раскроем карты. Всеми перечисленными характеристиками обладал Адольф Алоизович Гитлер. Он самый, фюрер Великой Германии и родоначальник несостоявшегося Тысячелетнего Рейха.

Он не курил. Это Черчилль, Сталин и Рузвельт коптили небо и собственные легкие разными сортами табака, а он нет. Он рисовал и рисовал неплохо. Он говорят, и труса не праздновал в окопах Первой Мировой.

Я прямо таки вижу, представляю картину, на которой Ассоциация художников пейзажистов-акварелистов выступает на защиту своего коллеги. «Нас много и он один из нас», говорят они. «Его душа была отзывчива к грустной красоте европейского города. Он был тонок и раним. Не смейте называть его злодеем!» Как вам? Картинка, не правда ли?

Не успели закончить эти, как вступает хор вегетарианцев. «Вы, кровавые мясоеды! Руки прочь от человека, не евшего ни кролика, ни утку! Не вам, кровопийцам братьев наших меньших, ставить клейма на имя и честь одного из наших братьев. Нас – десятки миллионов! С нашим голосом считаются партии и кандидаты в президенты!»

Только умолкли эти, как раздался голос борцов за здоровый образ жизни. Их тоже миллионы и они тоже могут быть не согласны с тем, что человек, боровшийся за здоровье одной из самых славных наций Европы, может быть злодеем сознательно, а не по причине роковой ошибки.

И тут в вас возмущается нравственное чувство. Вы говорите: «Стойте! Это все частности! Нельзя ценой суммы мелочей оправдывать злодейство! Хорошие мелочи найдутся везде, но сколько бы их ни было, они не перевешивают главного. А главное в Гитлере то, что он диктатор и кровопийца».

Как только вы произнесете этот гневный монолог, мы тут же с вами согласимся. Вы правы: частности, сколько бы их ни было, не отменяют главного. Но теперь, когда вы сами ввели в свое мышление категории частного и общего, мы вправе требовать от вас последовательности. Подобным образом ведь можно судить не только об уже осужденных. Их-то судить – легче легкого. Эту мысленную мерку можно поднести ко многим другим явлениям и личностям. Делая это, мы, попросту учимся видеть лес за деревьями, по пословице.

Цивилизация современная хороша? Да, хороша весьма, но в частностях. А в целом и общем она не решает главных проблем человека, пудрит ему мозги и стремится побыстрее положить его в могилу, чтоб место под солнцем долго не занимал. Можно не соглашаться с моими словами, но стоит применить к анализу хваленого прогресса и науки категории общего и частного. Сами глядите, что получится.

Или обратный пример. У Церкви есть проблемы? Сколько угодно. Человеческая глупость, гордость и грязь облепляет ее, как полипы и ракушки – днище и борт корабля. Но корабль плывет. Не год плывет и не два. Корабль доказал свою непотопляемость и обещание Главного Конструктора: «Врата адова не одолеют ее». А все остальное это – частности. И нужно уметь время от времени отделять примеси от драгоценностей, чтобы не отчаиваться, не затемнять вечное и чистое мутным и временным. Это те же самые категории.

Я, например, иногда ковыряюсь в носу. Это моя частность. Но не думайте определять меня через нее. Во мне еще много чего есть, гораздо более важного и значимого, как по части хороших вещей, так и по части безобразий. И точно такая же картина с любым человеком. Кто не умеет заметить главное за частоколом второстепенного, тот, простите, дурак (или дура) и обречен быть несчастным.
Носки мужик разбрасывал, ночью храпел, денег зарабатывал меньше, чем мужья подружек. Вполне заслуженно она называла его «лохом» и «неудачником». Но в какой-то из дней он исчез, и почему-то в его отсутствие солнце стало светить тусклее. И хлеб стал менее вкусен. И через неделю уже было ясно, что пусть бы он храпел по ночам, этот лох и неудачник, лишь он был рядом. Но он ушел, и храпит теперь где-то в другом месте. И все оттого, что кто-то не умел различать частное и общее, главное и второстепенное. Не был мыслительно и философски подкован, так сказать. А отсутствие подобной подготовки и «подковки» многим, ой, как многим, потери счастья стоило.

Я еще много об этом говорить могу. Могу приводить примеры, и от теории, и от бытовых фактов. Но я не хочу этого делать. Надо ведь и читателю потрудиться. Не все же в разжеванном виде в рот ему класть.

Посему попрощаемся на простой фразе. А именно:

Различать «общее и частное» теоретически способен каждый. Наличие совести позволит применить эту способность и в области нравственности. Но самое главное – применить это умение к собственной жизни, чтобы не пропустить мимо рук и глаз собственное счастье, чтобы не пройти, не дай Бог, мимо «единого на потребу».

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации