3615 Богословие — потом. Сначала – хлеб, вода, деревья, люди, птицы, дети /проповедь 22.07.2018/

A A A

 

Во-первых, скажу несколько слов о наших текущих событиях. Я сегодня должен был быть один, но я не был один. С нами служил вместе и причащался священник, протоиерей Евгений, из польской автономной православной Церкви. Поэтому на Великом Входе на мирной ектенье мы поминали вместе с нашим Святейшим и Блаженнейшего Савву, митрополита Варшавского и всей Польши.

Польша – это католическая страна в своей массе, но православных там довольно много, и они отличаются от нас с вами тем, что они не могут быть расслабленными. Нас вокруг много, и нам кажется, что мы можем расслабиться. Нам кажется, что «все вокруг колхозное, все вокруг мое» и нас здесь полным-полно. Все вокруг православные: куда ни глянь – везде кресты храмовые видны. Но это опасная иллюзия. Нас, в принципе, мало. Нужно трудиться для того, чтобы нас было больше. И нужно быть сплоченными.

А там, где они живут (если я совру, меня поправят, но я знаю тамошнюю жизнь – я жил долго во Львове, это на границе с Польшей практически) — там люди малочисленные православные, но они вынуждены все друг друга знать. Там преподается в школе религия и даже, если есть в школе православный ребенок (один, или два, или три), то священник обязан приезжать хоть раз в неделю туда. Хоть за сто километров должен ехать, но раз в неделю обязательно приезжать и уделять внимание и уроки вести с этими отдельными маленькими группами учеников.

То есть, там, где людей мало, они должны выжить, сплачиваться. Это очень важная вещь, потому что и нам нужно это делать, хотя кажется, что нас – много. Иногда это действительного так, а иногда это иллюзия.

Вот был Крестный Ход в Царские дни. Сто тысяч человек шло от дома Ипатьева до места убийства царской семьи, до Ганиной ямы. До места, где большевики несколько суток издевались над телами. Сто тысяч человек шли, двадцать один километр. Патриарх — впереди и все — за ним. Это какая масса народа! Я полистал новостные сводки информационных СМИ. Сколько визга, вы не представляете, сколько информационного визга. «Что это? Мракобесие. Нас возвращают в средние века. Какой-то царь. Возвращают сословное мышление. Нивелируют плоды свободы, принесенные Великим Октябрем». Сколько там было поноса такого – мысленного и словесного. Причем самого разного. Коммунисты – одно. Либералы – другое. Нас вроде много, но врагов тоже много. Нам надо соединяться.

Вы – люди такие. Здесь у нас ведь люди особенные – часто путешествующие. Бывающие по работе, по отдыху за границей. Имеющие там недвижимость. Вынужденные ездить к своим купленным домам, обслуживать кирпичи, находящиеся где-нибудь в Испаниях или Португалиях. Заложники своих лишних денег иногда. (Богатый человек – такой же заложник, как и бедный. Бедный – заложник бедности, а богатый – заложник лишних денег. А рабство – одно и то же). Вы бываете за рубежом. Многие за рубежом бывают ничуть не меньше, чем бывают здесь. По работе, на конференциях, на выставках, на отдых, к друзьям, знакомым там. Смотрите, православная Церковь есть везде. Может быть раньше вы об этом не думали. Но как только узнали, пожалуйста, выезжая куда-бы то ни было (Особенно на европейском континенте – там везде есть православная Церковь. Даже в Саудовской Аравии недавно появилась первая в истории мира на Аравийском полуострове православная Церковь. Там нельзя, чтобы был крест; там страна полумесяца — это место рождения ислама; но и там уже сегодня есть православная Церковь), то есть вы, выезжая сегодня куда бы то ни было, на отдых ли, по работе ли, должны заранее непременно залезть в всемирную сеть и посмотреть, где ближайший православный храм. И прийти, и помолиться, и побыть там, и оставить «копейку» в кружке, и поставить свечку, и положить поклон земной, и познакомиться с людьми. И почувствовать, что ты везде – дома.

Одни православный священник мне рассказывал: «Когда я был студентом, у меня был друг – еврей. И друг этот говорил: “Знаешь, чем мы с тобой отличаемся? Я могу в любой город мира приехать, найду синагогу и там меня накормят, спать уложат и еще дадут денег на следующую дорогу. Во всем мире я никогда не буду голодным и спать на улице я не буду”. И он был прав. И я ему позавидовал. А вот теперь, будучи священником, я знаю, что и я не хуже его. И в любом городе мира и меня примут. Тоже голодным не буду и спать на улице не буду. Потому что у нас православная Церковь есть везде».

Если у нас с вами хватит веры, любви и всего необходимого, то и мы с вами не будем никогда одинокие и голодные в мире, ибо Бог нас «распорошил» по всей Вселенной. Это только раньше было: православная Россия, православная Сербия, православная Грузия. Теперь есть православие в Австралии, православие в Аргентине, православие в Северной Африке, православие в Японии. Везде «мы» — есть. Иногда по своей воле – как миссия. Иногда – от беды, как беженцы и гонимые. Но так или иначе – Бог этого семени святого насыпал по всей земле.

И вот сегодня мы с вами молились вместе с польским священником. Кто он по национальности – русский или украинец, отец Евгений, я не знаю. Но он – чадо православной Церкви, находящейся в Польше. Польского митрополичьего удела.

Это – первое.

Второе – в субботу у нас с вами день памяти равноапостольного князя Владимира. Это имя носит наш настоятель, и вы должны его поздравить. Но в субботу он будет в Кремле на службе. Он даже в своем «Татьянинском» храме не будет. Здесь мы не служим, исходя из того, что продолжаются наши все стройки. Поэтому – в субботу мы его не поймаем. Но в воскресенье он будет здесь служить. Вот в воскресенье мы поздравим отца Владимира с днем тезоименитства. 1030 лет – в этом году Крещению Руси. Знаменательная дата. И нам нужно будет ее молитвенно отметить уже в воскресный следующий день.

Потом еще. Среди молитвенных необходимостей просьба помолиться за первородящую женщину. У нее имя — Александра. Поэтому, внутри себя принесите краткую молитву, чтобы Бог дал ей добрые роды, чтобы она была живая, чтобы дите было живое. Чтобы все было хорошо. И чтобы не было лишних мук и страданий. Александра имя этой молодой женщины. Помолитесь пожалуйста.

И еще, у нас на хорах поет Катя Овчарова, у нее старшая дочка – фигуристка. Вы слышали, наверное, по телевизору что зарезали в Казахстане известного фигуриста. Это хорошо известный человек. В мире есть правило «шести рукопожатий» — если я тебя знаю, то через шесть рукопожатий я найду еще одного общего нашего знакомого. Мир очень маленький – как подводная лодка. Оказывается этот человек известен нашим прихожанам. Катина дочка знала его, они танцевали вместе с ним, созванивались регулярно. Она должна была в гости к нему поехать. Но вот поехала на похороны.

Это я к чему говорю? К тому что — берегите себя! Нож найти можно в любом месте. Найти можно аварию автомобильную. Можно нарваться на любую неприятность. Поэтому со страхом время вашего жития жительствуйте. Никто беды не хочет. Беда сама за человеком ходит. Поэтому, храни Бог, людей Своих. С молитвой живите. С молитвой за руль садитесь. Не лихачьте. Сцепите зубы и язык. Лишнего не говорите с незнакомыми людьми. Не вступайте туда, куда вас не просят. Не «хватайте пса за уши». Присказка есть такая. Если два человека сорятся и ты, не зная их, лезешь их помирить, они тебя вдвоем побьют. Мирить незнакомых – это все равно, что бегущего пса за уши хватать. Тебя не просят – ты не лезь. Не лезьте в то, что вас не касается. Вообще – берегите себя. Молодые умирают. Что уж говорить о тех, которым за пятьдесят, за шестьдесят, за семьдесят. Она ж ходит за нами, эта смерть, и лучше ее лишний раз не звать. Будьте внимательны, будьте Богом хранимы. Потому что – опасно ходим. Глядите – как мы опасно ходим.

Ну, и последнее. У нас сегодня было чтение Евангельское о насыщении большого числа людей маленьким количеством пищи. Пять тысяч людей и пять хлебов ячменных. Иисус ел ячменный хлеб. Раввины презирали людей, едущих такую пищу. Считается, что есть нужно хлеб пшеничный. А ячменный хлеб – это пища раба и пища скотины. Христос даже до этого смирился и ел такой хлеб, который в общем-то зазорно было есть людям в достоинстве раввинов и учителей.

И эти пять хлебов Он разломил на пять тысяч так, что у них еще осталось, и все на себе несли эти короба. По числу апостолов были эти короба. Каждый из апостолов нес на себе мешок с объедками. И Иуда тоже нес, кстати. Все видели, сколько коробов было, и все наелись. И осталось больше, чем было изначально. Такое чудо важное, что его упоминают все четыре Евангелиста. Есть чудеса, которые упоминаются только у одного Евангелиста, есть – у двух, есть – у трех. И только одно чудо упоминается и у Марка, и у Матфея, и у Луки, и у Иоанна. Это чудо насыщения пяти тысяч пятью хлебами. Очевидно, это что-то особенное. Во-первых, это Евхаристия. Что мы сейчас делали? Мы наелись. Мы ели и насытились. Ели небесный хлеб. То, что Господь ломал и давал – это прообраз того, как Он будет ломать Свою плоть и изливать Свою кровь, чтобы люди ели, пили и насытились. Имели пищу вечную. Пищу, ведущую нас в Царство Божие. Это – во-первых. Во-вторых – это власть Христа над миром. Он – хозяин всех стихий. Он хозяйничает над водой, над небом, над ангелами, над демонами, над болезнью, над смертью. Над хлебом, над вином. Воду – в вино, вино – в кровь. Это Он все превращает. Множит хлебы. Он имеет полную власть над Вселенной. Это – великое знамение.

Но, чтобы далеко нам в Богословие не уходить, давайте мы заземлимся и скажем следующее. Давайте мы посмотрим на нашу пищу. На наши холодильники – мысленно откроем наши холодильники. И кое-что поймем. Когда люди ели и остались объедки, они ничего не выбросили. Их собрали в короба и с собой унесли. Это нам с вами указание на то, что пищу выбрасывать нельзя. Пища – это дар Божий. Нужно покупать примерно столько, сколько ты съешь. И новое покупать, пока старое не съел – грешно. Современный человек, приезжающий в мегамаркет на машине, увозящий оттуда две-три тележки, горой наваленные, привозит это все домой, выбрасывает недоеденное, загружает новое – и сто процентов через неделю треть недоеденного снова выбросит и новое загрузит. Это – грех. Однозначный грех. Надо есть так, чтобы все съесть сначала. Запасы надо иметь, конечно, картошки, крупы, макароны, консервы… То, что не портится. А вот свежее – молочное, колбасное, мясное…нужно покупать так, чтобы съели – и только потом – новое. Съели – а потом новое. Иначе будет грешно.

Выливать борщи в унитаз – грешно. Хлеб выбрасывать в мусор – грешно.

Если у вас есть куры, свиньи, овцы, козы – ладно. У вас все это пойдет в хозяйство. Но мы же живем «на этажах». Или в домах без всяких коз и кур. Кстати, козочка надкушенное не ест. Свинья есть все – а коза не ест. Коза очень чистоплотное животное. Вот обгрызешь что-нибудь и дашь ей – она не съест. Например, морковку. Целую – съест, надкушенную – не съест. Еще не каждое животное съесть то, что ты ему дашь. Разборчивые есть животные такие, понимаете. Чистоплотные животные.

Чистота есть у скотов даже. А у человека, бывает, ее нету.

Пожалуйста, не будьте Плюшкиными. Не давайте плесневеть еде в холодильнике. Не выливайте в унитаз жратву. Потому что, будет голод, не дай Бог, это все припомните потом. Недоеденное, выброшенное, выплюнутое, недожеванное. Надо относиться к еде, как к Божьему дару.

И еще. Господь, когда Он благословлял хлеба, Он возвел очи на небо и только потом начал раздавать. Перед едой и нам надо смотреть на небо – нужно помолиться Богу, даже если в общепите кушаете. Если в Якиторию какую-нибудь зашли, себе суши заказали, посмотрите на небо сначала. Вас никто не обязывает «Отче Наш» в голос читать. Но вы глазами перекрестите еду: «Боже, благослови!» — начинайте есть.

Надо перед едой смотреть на небо. Один старенький батюшка приехал в город к своим духовным чадам, и они ему накрыли очень хороший стол. Он начал перед едой «Отче Наш» читать, они ему говорят: «Батюшка, Вы наверное из села приехали. У вас там перед едой все так молятся?» Он говорит: «Нет. Коты, коровы и собаки так, без молитвы едят. Люди молятся. Остальные – нет».

Нельзя без молитвы есть – нужно смотреть на небо перед тем, как ты сел поесть. Человек может «жрать», может «вкушать», может «есть». Что-то среднее … Во Адаме. Во Христе. И по-бесовски. Что-то всякое бывает. Нужно – «вкушать». В крайнем случае – «есть». Иногда говорят, что это слово – лакейское какое-то. А мне нравится оно. Вкушать, вкусить, кушать. В нем нет ничего плохого. Мне лично оно нравится. Надо вкушать пищу с благодарением и обязательно перед едой смотреть на небо.

Есть такая еще история про двух монахов. Они жили друг от друга недалеко. И один из них выращивал бобы. Эти бобы как-то готовил себе, ел и не все доедал. Выбрасывал. А второй замечал это за ним и эти бобы подбирал. Подбирал недоеденное. Перебрал, переварил, добавил чесночка, специй каких-нибудь, пережарил и пригласил первого монаха к себе на трапезу. И угостил его выброшенным им. Тот поел и говорит: «Какая хорошая еда!» А второй: «Это все то, что ты выбрасываешь в течении недели. Неделю я подбираю, а в воскресение тебя угощаю тем, что ты выбрасываешь». Тому стало стыдно, и он перестал выбрасывать еду.

Это очень важные вещи. Понимаете. Видишь, что человек бросил хлеб на пол и пошел. Знайте, человеку придется поголодать. Придется поголодать! Нельзя относиться к еде абы как. Сможешь – доешь. Не сможешь – птичкам покроши. Это не бензин для машины. Это – дар Божий. Дар Божий человеку. Почему нельзя класть ноги на стол? Почему нельзя садиться на стол? Почему нельзя ложиться на стол? Почему нельзя танцевать на столе? Потому что стол – это Престол. В древних обычаях всех христианских народов люди целовали стол после того, как вставали после еды.

Вы может быть заметили. Мы же в алтаре стоим. Мы же все сейчас в алтаре. Иконостаса нету. Мы что ни берем с престола, целуем Престол. Крест берем, Евангелие берем – целуем Престол. Вот так раньше люди стол целовали в доме. На столе хлеб лежал. И они, когда поели – целовали стол и поднимались от еды. А положить ноги на стол, как в американской культуре – это что-то запредельно наглое. Это какой-то сатанизм. Как можно класть ноги туда, где люди едят. «Коли хлеб на стол, то и стол – Престол. А коли хлеба ни куска, то стол – доска». В той же восточной Польше у крестьян до сегодняшнего дня, может быть, перво-наперво хозяйка чертит на буханке ножом крест. А потом отрезает первую краюху. Дает ее отцу. А потом старшему сыну, а потом всем остальным по очереди. Это все очень важно.

Человеку трудно осатанеть, если он понимает элементарные вещи. Если он не плюет в колодец, не кладет ноги на стол, не смеется над калекой, делится тем, что он заработал с нуждающимися и нищими, в воскресение ходит в храм, уважает старика. Человеку трудно отпасть от Бога, потому что в него вложили важные, мощные вещи. Мы сегодня в этой целлулоидной, в этой картонной, бетонной, пластмассовой, компьютерной цивилизации нуждаемся в том, чтобы нам в душу вложили важные простые вещи.

Богословие потом. Сначала – хлеб, вода, деревья, люди, птицы, дети. Вот это все нужно вложить в душу. Понять это все. «Кто любит природу, того Бог не оставит» – сказал равноапостольный Косьма Этолийский. Берегите деревья – деревья вас спасут. Гонения будут – вас леса укроют. Голод будет – вас лес накормит. Берегите деревья – не ломайте ветки. Не топчите клумбы. Берегите природу. Природа вас спасет. Как в той сказке, помните. Девочка бежит, а яблонька ее ветками укрыла, а печка ей пирожки дала. Вот так оно в жизни и бывает. Если ты относишься к миру по Божьему, то Бог через мир тебе поможет: там — согреет, там — спасет, там — защитит, там — помилует, там — обогатит. А иначе – ты будешь бесом, а бес – не благословен. Все ломает, топчет, крушит, портит, всюду плюет. Оскверняет все кругом и ничего ему не мило, ничего ему не радостно. С таким бесовским сердцем живут люди сегодня. Разве это хорошо?

Поэтому, сегодня эти пять тысяч людей, наевшихся от пяти хлебов, заставляют нас подумать про простую вещь – про еду.

Про то, как надо есть по-человечески. С благодарностью, с молитвой. То, что нужно есть не все подряд. Человек должен знать, что не все нужно пихать в себя. Сладкие воды газированные… Эти гамбургеры, чизбургеры…Подальше от этого всего.

Хозяйки, учитесь варить хорошо. Чтобы мужья ваши не в ресторанах ели, а чтобы они бежали домой на вашу кашу, чтобы они бежали домой на ваши супы. Хозяйка должна быть такая, чтобы все умела делать, чтобы вкусно было. Легчайший способ развестить – это быть лахудрой и не уметь готовить. Много ли нужно, чтобы мужа потерять? Нужно ни гулять, ни пить, ни бедствовать, — просто не умей ничего делать. Отрасти себе ногти двадцатисантиметровые и корми мужа одной пиццей из магазина. Все. Полгода поживет, потом уйдет к другой хозяйке, которая его обштопает, обстирает, обогреет, хорошо накормит. И он там останется. А куда ему еще идти? Мужику это так же естественно, как рыбе нужна вода. Это очень простые вещи. Очень простые. Но очень важные. И мы сегодня нуждаемся в очень простых вещах. Даже иногда стыдно про большое говорить. Потому что нужно говорить про элементарные вещи.

Сегодня, Богу нашему слава, мы сказали несколько слов про еду. Она нам очень нужна. Мы без нее не можем. Давайте постараемся — объявим войну лишнему весу, животам всем, пузам нашим пивным. Чтобы мы подтянулись, подсушились. Ели с благодарностью. Ели то, что нужно. Не ели «после шести». Постились, как положено, в среду и пятницу. Это тоже нужно. Православный человек должен быть здоровым, умным, веселым, грамотным, образованным, энергичным, полезным человеком.

Благодарю Христа, что Он дал нам возможность такие вещи сказать, потому что они чрезвычайно нужны и нам, и тем, кто нас услышит через гаджеты, которые ведут за нами неустанную слежку.

Засим дорогие христиане желаю вам доброго дня сегодняшнего. Святого, мирного и безгрешного. Целуйте крест и с Богом по домам!

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации