3628 Суди себя сам – и Бог тебя не осудит /проповедь 12.08.2018/

A A A

 

 

Сегодня, братья и сестры, Евангельское чтение говорит нам и о необходимости помнить свои ошибки, и говорит нам о том, что бывает, когда человек не помнит о своих ошибках. Как он бывает жесток и немилосерден по отношению к малым долгам и провинностям людей в отношении его, если они вдруг забывают свои долги.

Это напрямую касается и нашей вечной участи.

Как один старец говорил: «Спастись не трудно, но мудро». Есть очень простые вещи, не требующие сверхзатрат телесных. Ведь можно постом иссушиться, но быть человеком злым, обидчивым, несдержанным на язык и так далее. Вроде человек – «мощи живые», не ест, не пьет; но, если душевных качеств не приобрел, то все это может оказаться ни к чему. А может быть и наоборот. Человек по внешнему виду – сибаритствует, но он не осуждает никого. От него никогда не услышишь злого слова ни о каком человеке, даже в его отсутствии. Очень часто бывает, что злой язык мелет кости отсутствующим. В судебной практике, в практике публичной журналистики есть такое принцип – нехорошо говорить о том, кого здесь нет. Потому что, он не может себя защитить. Это правильный принцип, потому что в жизни бывает, что мы ломаем кости людям языком, когда их нету возле нас.

И вот, если человек избавлен от этого почему-то(может быть потому, что он такой родился — такое доброе семя его родило или такая утроба добрая его выносила; или он приобрел это качество), то он может быть лишнее съест или лишнее выпьет, но он за неосуждение спасен будет. Потому что Господь нам Сказал, не солгал: «Не судите и не будете судимы!» (см.Мф.7:1) Он пройдет в Царство Божие без всякого суда. Он будет неподсуден. Ему Господь скажет: «Просто заходи и все». Потому что он не совершал суда над ближним. Он не был злым судьей по отношению к людям.

Это вот и есть то самое, о чем я говорил: «Спастись будет не трудно, но мудро!»

Иногда затрачиваются огромные усилия на, допустим, паломнические поездки, на какие-то сборы средств, на какие-то постройки большие, на какие-то другие важные дела. Но при этом остается неочищенное человеческое сердце. И возникает большой вопрос: «Туда ли эти силы затрачиваются? То ли мы делаем?»

Ведь цель нужна в конечном итоге, достижение цели важно.

Вот сегодня как раз в Евангелие и пишется, в частности, как можно достигнуть цели и как можно промахнуться. Там, как вы помните, описывается некий должник с огромно суммой долга, который припал с просьбами о прощении к своему господину (в котором мы, конечно, узнаем Бога), и просил потерпеть на нем. «Потерпи на мне, и вся ти воздам» (см. Мф. 18:23).

Умолял о прощении. Умолял о продлении долга. О продлении срока выплаты. «Потерпи, подожди, я тебе отдам». Ему угрожала продажа жены, продажа всего имущества, продажа в рабство всех домочадцев. Серьезные такие вещи. И он просит в отчаянии.

Ему прощается все. Не просто отсрочка дается – ему все прощается.

И он должен был выйти радостный. И это очевидно, что радость должна была быть такая плодовитая. «Тебя простили – и у тебя все хорошо». Вот как митрополит покойный Антоний Сурожский говорил, что, когда одна девочка приняла Причастие (из рук его ли, или из рук другого священника), она вдруг воскликнула: «Бабушка, (она с бабушкой пришла в храм) я всех люблю, даже уличных мальчишек и дождевых червей!» Она назвала две вещи, самые противные в ее детском сознании. Какие-то дворовые хулиганы, которые очевидно ее обижают, дергают за косички; и какие-то мерзкие животные, которыми девочка брезгует и которых боится. Она вдруг почувствовала любовь ко всему миру, в том числе и к этим вещам. Благодать Божия, она когда приходит к человеку, должна родить в нем новое чувство нового отношения – к ближним, к дальним, к живым, к мертвым, к себе.

А вот у этого человека, который получил большое прощение, такая вещь не произошла. Он увидел своего должника и, помните, он его давил, душил за какие-то там ничтожные копейки, которые тот должен был ему отдать. Причем тот человек, которого он терзал за маленький долг, он молился теми же словами. Одни и те же вещи говорил: «Потерпи на мне, вся ти воздам!» Точно так как он говорил эти слова своему Господину, так и его должник говорил ему те же самые слова.

Ведь, человек – это маленький Бог.

Как часто мы приходим к начальнику и говорим ему: «Пожалуйста, помогите мне. У меня все сроки выходят, а мне уезжать надо. У меня паспорт не готов. Пожалуйста, я Вас умоляю». Мы так человеку часто говорим. Или доктору говорим: «Пожалуйста, помогите! У меня болеет ребенок. Я Вас очень прошу. Я в долгу не останусь». Мы молимся людям. Люди – маленькие боги. «Не выгоняйте моего сына из гимназии. Или мою дочку». Или молимся милиционеру: «Отдайте мне права – мне ехать надо. Да, я пересек двойную сплошную. Я не заметил. Я устал. Я не выспался. Я спешу (например причащать больного)». Мы «молимся» людям очень часто, и это понятная вещь. Тем более мы должны молиться Богу. Людям молятся все — и те, кто молится Богу и те, кто не молится Богу. Мы, которые молятся Богу должны понимать, что какие-то такие общие механизмы умоления, упрашивания существуют и в отношении Бога, и в отношении человека.

И вот этот должник просил своего жестокого арендатора теми же словами, которыми он сам просил своего Господина. «Потерпи на мне, все тебе воздам». То есть, даже эта словесная одинаковая формулировка, она должна была напомнить человеку: «Смотри, перед тобой сейчас стоят на коленях точно так же, как и ты стоял только что. И тебя теми же словами просят. Подумай, как нужно поступить?» Но он так не поступает — он душит, давит. И «это дело» замечают ангелы, и совершают мщение. Они идут к Господину и говорят ему об этом: «Только что тот, которого Ты помиловал, терзает своего должника».

Там вообще кошмар происходит. «Как это? — Тебя только что амнистировали, и ты тут же тащишь кого-то в тюрьму. Тебя только что из-под колес вытащили, машина тебя не сбила, и ты тут же садишься за руль пьяный и давишь кого-то насмерть». Это вопиющее беззаконие. Вопиющее!

Вот так ангелы наблюдают за нашими делами и докладывают Богу: «Смотри, что творится? Только что он был прощен, и он творит такое!»

Что для нас здесь с вами важно? Человек забыл, что ему простили. Как важно помнить, что тебе простили. Вы помните, в одном из Евангельских слов говорится, что кому больше прощено, тот больше любит. (см.Лк.7:43) Почему блудницы разные, почему разные развратники, которых в истории было немало, (и сейчас много), почему они в случае покаяния идут дальше, и живут лучше, и творят больше благих плодов. Почему последние будут первыми? Потому что кому много прощено, кто память не потерял, тот больше будет любить своего Господа. Одному Он простил пятьсот рублей, а другому – пятьсот миллионов. Кто будет больше любить Его? Думаю тот, кому больше простил. Правильно рассудил. Вот так и любят Бога больше те, кому больше простилось.

Должны, по крайней мере, так любить.

А, если кто забыл, что ему простилось, тогда он проявляет жестокость, немилосердие и начинает требовать со всех, трясти всех. Ты мне должен это, ты – то. Родители мне это должны, начальство – это, государство – это, пенсионный фонд – это, соседи – это, священник – это, Патриарх – это. А ему никто ничего не дает.

«Ах, чтоб все вы сгорели! Все должны, и никто не шевелится. Что такое? Что за дела? Мне весь мир должен, и никто не шевелится. Как это так? Боже, Ты что не видишь, что ли? Мне все должны, и никто не шевелится!»

Вот такая безобразная картина происходит с человеком, который забывает, что его простили, и тут же начинает искать себе жертву. Мы с вами, на себе это должны знать. Я думаю, каждый из вас помнит свою жизнь. Как только ты вспомнишь, что у тебя было и что у тебя есть – историю свою; если ты знаешь свое «это» и знаешь свое сердце, ты ж понимаешь, «кто-кто в теремочке живет?» Что там в сердце копошится? Ты знаешь об этом.

И тогда у тебя возникает лишний замочек на язык, на уста. И ты говоришь сам себе: «Кто я такой, чтобы осуждать мужа, например, ушедшего от жены. Разве я не знаю о себе того, что в моем сердце живет. И если я живу с женой, то это не потому, что я такой эталон верности, а потому что Бог добрый ко мне, грешному человеку».

«Кто я такой, чтобы осуждать находящегося при власти и пользующегося властью. Разве я не знаю о себе тысячу случаев, когда я, пользуясь своей ничтожной властью, злоупотреблял ею. Она ничтожна – но я ей злоупотребил. А если бы я имел великую власть, разве бы я мог себе смело сказать: «Да что вы? Я – никогда не злоупотреблял». Я знаю, что злоупотребил бы. Поэтому я боюсь судить стоящего выше, потому что я знаю, что на его месте я бы, скорее всего, был бы хуже».

И так далее… Как только я начинаю смотреть на себя внутренним взором, у меня отсыхают, как на сухом, злом дереве, ветки осуждения. Мне не за что осуждать людей, и я не хочу их судить. И я начинаю как-то по-другому относиться к ним. Ну вот натворил кто-то что-нибудь, набедокурил. Конечно, надо наказывать иногда. Но иногда и «повинную голову меч не сечет». И милость всегда выше суда.

А этот режим милости, режим сострадания включается по мере самопознания. Апостол Петр пишет, что в ком нету благих плодов тот забыл прежние свои грехи прощенные. В том нет памяти о том, что ему прощено (см.2Петр. 1:9). Эта важная такая «штука» сегодня возвещается. Ведь спастись же надо человеку — надо спастись. Для того, чтобы спастись надо иметь и милость, и неосуждение, и ровность, и покаяние. И прочее, прочее. Оказывается, все это совмещается в человеке по мере того, что он помнит свою историю. Помнит кто он такой. Весь анамнез, история болезни у него есть. Бог все прощает. Но все помнит. Значит, грехи можно забрать все с человека. Но они могут и вернуться. Как мы в Евангелие читаем – проказа уходила и возвращалась. Болезни уходили и опять приходили. Некоторым исцеленным Господь говорил: «Вот ты здрав и не согрешай. И не будет тебе хуже». Имеется в виду – все хорошо, наслаждайся, иди вперед своими ногами, но помни что может быть хуже, может вернуться к человеку прежнее. И так далее.

Грехи — они ушли, потом взяли и пришли. Пришли, и еще хуже стало. Как говорится в Евангелие, вышел нечистый дух, побродил поискал себе покоя, потом вернулся – «О, пол чистый, дом подметенный!», но – пустой, не занятый. Он берет с собой компанию еще хуже, чем он, и заходят обратно. (см. Мф.12:43-45).

Вот как человеку важно избавиться от грехов и не забыть про эти избавленные грехи. Помнить: «Ой, елки-палки, Боже мой, вот что мне прощено!» Уже меняется отношение к человеку окружающему.

Конечно, хуже всего – это ложная, надуманная, мнимая праведность. Самый страшный, пожалуй, человек в мире – это ложный праведник-самовлюбленный самоуверенный праведник, который считает, что он выше всех людей, который имеет право карать и миловать, который уверен в том, что у него есть некие особые заслуги перед Богом.

Есть такое «слово» жуткое – «Бог мне должен. Господь мне должен. У меня есть некие заслуги перед Ним, и Он обязан мне теперь отплатить».

Эти ложные праведники, у них нет того, что должно быть у человека, с которым жить хорошо. Он непримирим, жесток и он забыл себя, что самое важное. Забыл себя. Поэтому там в псалмах еще такое есть: «Обличу тебя и представлю пред лицем твоим грехи твои». Грешнику так «речет» Бог. Псалом сорок девятый. Там так пишется: «Грешнику рече Бог. Обличу тебя и представлю пред лицем твоим грехи твои».

Мол то, что ты забыл, Я тебе напомню. «Ух, Я так тебе напомню!» Он действительно представит пред лицем твоим выставку твоих безобразий.

А если человек помнит это все, оно к человеку, даст Бог, не вернется. Бог скажет: «Да ладно, забирай этот мусор. Оно уже все простилось и забылось. Суди себя сам – и Бог тебя не осудит. А будешь сам о себе думать, что все уже хорошо, начнешь неправильно поступать к людям; тогда Господь напомнит тебе грехи твои, и все вернется на свои круги, но уже в худшем варианте.

Так что, братья и сестры, все вы, и я с вами вместе, – все мы – помилованы. Некогда не помилованы, а теперь – помилованы. Некогда – не народ. Некогда были сброд – а теперь народ, народ Божий. Некогда были Богу чужие – а теперь близкие. Через Сына Божьего, Иисуса Христа, мы Отцу дети. И мы приходим к Нему из разных краев, разного цвета кожи, разного достатка и достоинства. Все мы составляем одну большую разномастную семью. Большую – большую. Такой «детский дом», который Господь взял и скопом усыновил. Сделал нас своими детьми. Нам только нужно теперь не уйти обратно. И не нужно, чтобы наши грехи к нам вернулись. И нужно правильно относиться друг к другу. И сегодняшнее Евангелие говорит, в частности о том, сколько нам прощено

Прощено. Прощено. Прощено. Все прощено. Все. Во Христе Иисусе прощено все человеку.

Так вот принимайте друг друга так, как Бог во Христе принимает всех вас. И старайтесь приобрести «простые очи», чтобы посмотреть с простотой на человека. И старайтесь приобрести склероз на чужие грехи, чтобы забывать о чужих грехах. И старайтесь приобрести некое косноязычие на разговоры о чужих грехах. Чтобы у вас язык не ворочался при упоминании о чужих грехах. Как будто грязное белье полощете. Чтобы вам не было интересно слышать и говорить про чужие грехи. Чтобы совесть ваша как пипочка сигналила вам: «Пи-пи-пи…Ты куда? Ты куда лезешь? Ты что, совсем чист? Или у тебя этого не было? Или не могло быть? Что ты – защищен от этого всего?»

В чем осудишь, в том и побудешь. Такого греха нет, чтобы ты посмеялся над человеком, а потом в это же не влез. Над чужой тучностью посмеешься, а потом сам растолстеешь через полгода. Через пьяного переступишь, скажешь: «Вот свинья», сам ляжешь где-нибудь после праздников под забор. Посмеешься над чужим блудом, сам окажешься в той же грязи, еще хуже. Посмеешься над тем, кто запустил руку в чужой карман – сам вором окажешься. Еще и пойманным за руку на стыд на всю вселенную.

Все возвращается. Это все есть. Все есть. Поэтому надо быть очень осторожным человеком в этом мире, в котором грех кишмя кишит. Вот кишит, как черви в падшей лошади. Но вот надо ходить среди этого всего с одной мыслью: «У меня есть своя печаль, своя боль, своя беда. У меня есть свое. Что я буду за кем-то наблюдать. Свое есть – я это помню. Я – помню. Я должен любить Бога сильно, потому что Бог мне много простил».

Много простил – больше любишь. Любите Бога, потому что каждому из нас много прощено. Уже прощено. Только нужно, чтобы это не вернулось как проказа. Пресловутая проказа возвращается к тем, кто грешит. Исцелился, потом снова набедокурил – и опять белый. Так в Библии неоднократно описывается. Так что спасайтесь, дорогие братья и сестры.

Спасайте душу свою бессмертную. Богом любимую. Для Бога драгоценную. И для этого нужно помнить: внутренний труд гораздо больше, чем внешний труд. Я люблю людей, которые бьют поклоны, которые на молитве выстаивают долгие часы, которые совершают пешие паломничества. Эти люди хорошие. Но все-таки надо понимать, что еще внутренние усилия очень важны. Вот это вот все – «забыть, простить, не помнить, смолчать, утаить, закрыть глаза, закрыть уши». Как та мартышка японская – «Не вижу, не слышу, не говорю. Все – меня ничего не интересует. У меня есть другая забота».

Это уже другое состояние. Это – другое. Сколько есть сильных людей, которые поднимают большой железный вес, а язык свой не могут сдержать. Молчать не умеет. Пришла к нему раздражительность, вспыльчивость, и он себя сдержать не может. Он может подковы разгибать и сгибать, а себе самого «согнуть» не может. Собой нужно уметь обладать.

«Учитесь властвовать собой» – говорит Пушкин Татьяне Лариной.

Вот этим мы и будем с вами заниматься. Язык наш, глаза наши, сердце наше, уши наши – все это в нашей власти должно быть. Поэтому этим будет заниматься.

Помним, что нам Господь простил и благодарим Господа.

Спасибо за молитву. Христос Воскресе!

 

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации