2462 БЕСЕДА НА РАДИО «РАДОНЕЖ». Учение о блаженстве. [08.05.2015]

 

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.

Эфир от 08.05.2015 21:00

Христос Воскресе, братья и сестры! Прямой эфир радио «Радонеж», с вами в студии протоиерей Андрей Ткачёв.  

Мы сегодня продолжаем, как мне кажется, уже накатанную тему — разговор о псалмах. В прошлый раз мы говорили, о чём поёт Моисей, и брали псалом 89-й — «Песнь Моисея, человека Божия». А сегодня мы поговорим с вами о блаженстве. Господь Иисус Христос начал учить людей именно блаженствами. Он вошёл на гору, как некогда Моисей, и с горы учил людей новому закону: отверз уста Свои и начал говорить им о том, что блаженны нищие духом, блаженны плачущие, блаженны изгнанные правды ради, блаженны кроткие. Это учение о блаженстве предваряется многими моментами старозаветных Писаний, которые Христос пришёл исполнить, а не нарушить. Вообще, слово «блаженный» отсутствует во многих переводах. Например, в английском, украинском переводах присутствует слово «счастливый». А мы разделяем в русском языке «счастливый» и «блаженный». Счастливым может быть и грешный человек, а блаженным грешник быть не может. Блаженный — это тот, который счастлив и безгрешен: ему хорошо, греха на нём нет, он творит правду Божию. Меня сегодня интересует учение о блаженстве, и я бы хотел, так сказать, в слух ваш и в слух свой — потому что любой проповедник говорит и сам себе тоже — напомнить некоторые моменты: кто блажен, собственно. Псаломское учение царя Давида начинается учением о блаженстве:

1:1 Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых, (далее по-славянски) на пути грешных не стоит и на седалище губителей не сидит.

Врата учения псаломского отверзаются через то, что блажен тот, кто не ходит туда, куда ходить не надо. А кто ещё блажен? Например, псалом 40 говорит:

40:2 По-славянски: Блажен разумевающий на нищего и убогого…

По-русски: Блажен, кто помышляет о бедном [и нищем]! В день бедствия избавит его Господь.

40:3 Господь сохранит его и сбережет ему жизнь; блажен будет он на земле. И Ты не отдашь его на волю врагов его.

Вот, блажен тот, кто думает о бедных. Блажен, кто не ходит на совет нечестивых. Потом, Великий 118-й псалом говорит:

118:1 Блаженны непорочные в пути, ходящие в законе Господнем.

Т.е. помнишь закон Божий, ходишь в законе Господнем — ты блажен, хорошо тебе будет.

Сегодня я бы хотел почитать с вами псалом 31-й, который тоже говорит о блаженстве:

1 По-славянски: Блажени, ихже оставишася беззакония, и ихже прикрышася греси.

Сей псалом читается в чине Крещения. Когда мы крестим младенца, взрослого, положено его читать, петь его всей церковью. Но мы давно уже как-то так разучились петь псалмы. В нашем церковном обиходе пение псалмов не бывает частым, многие не знают псалмов, многие не умеют петь. Псалом 31-й положено петь на Крещении человека после самого Крещения. Вот он, псалом о блаженствах, псалом Давида, псалом-учение: здесь есть наука.

1 Блажен, кому отпущены беззакония, и чьи грехи покрыты!

2 Блажен человек, которому Господь не вменит греха, и в чьем духе нет лукавства!

3 Когда я молчал, обветшали кости мои от вседневного стенания моего,

4 ибо день и ночь тяготела надо мною рука Твоя; свежесть моя исчезла, как в летнюю засуху.

5 Но я открыл Тебе грех мой и не скрыл беззакония моего; я сказал: «исповедаю Господу преступления мои», и Ты снял с меня вину греха моего.

6 За то помолится Тебе каждый праведник во время благопотребное, и тогда разлитие многих вод не достигнет его.

7 Ты покров мой: Ты охраняешь меня от скорби, окружаешь меня радостями избавления.

8 «Вразумлю тебя, наставлю тебя на путь, по которому тебе идти; буду руководить тебя, око Мое над тобою».

9 «Не будьте как конь, как лошак несмысленный, которых челюсти нужно обуздывать уздою и удилами, чтобы они покорялись тебе».

10 Много скорбей нечестивому, а уповающего на Господа окружает милость.

11 Веселитесь о Господе и радуйтесь, праведные; торжествуйте, все правые сердцем.

Наша сегодняшняя беседа будет про этот псалом.

Учение о блаженстве. Кто же блажен кроме тех, кто не ходит на совет нечестивых, кто разумевает на нищего и убогого, кто сочетает свои шаги с законом Господним? Блажен, кому отпущены беззакония и чьи грехи прикрыты. Недаром Церковь положила псалом сей читать и петь на Крещении. Повторяю ещё раз, что мы его часть опускаем как, так сказать, некий текст, который читать необязательно. Но смысл псалма очень важен, он положен на Крещение, потому что в Крещении, собственно, и оставляются человеку грехи: мы исповедуем единое Крещение во оставление грехов. Всё остальное — это уже остальное. Мы причащаемся, например: «Приимите, ядите: сие есть Тело Мое, за вас ломимое, во оставление грехов. Пийте от Нея вси: сия есть Кровь Моя, за вас и за многих изливаемая, во оставление грехов». Т.е. что во оставление грехов совершается в Церкви? — Крещение и Причащение. А исповедь? — Тоже во оставление грехов: «Ихже аще оставите грехи, оставятся им, ихже аще держите, удержатся». И вот Давид хвалит человека, которому прощены грехи и его беззакония покрыты:

2 Блажен человек, которому Господь не вменит греха, и в чьем духе нет лукавства!

Очевидно, что лукавый человек — это человек, который не признаётся в грехах своих, ищет виноватых, пытается оправдаться. Как говорил святой Серафим: «Суди себя сам, и Господь тебя простит». А начнёшь себя оправдывать — Господь будет судья, Господь найдёт, за что судить. И вот покаяние совершается в молчаливом духе: человек молчит, душа работает, душа кипит, мысли бурлят, сердце мучается. И вот дальше:

3 Когда я молчал, обветшали кости мои от вседневного стенания моего,

Т.е. Давид был человеком кающимся. Он молчал, в нём мучилась душа, кости его обветшали — он в костях своих чувствовал некое ослабление — от вседневного стенания. Он стонал о грехах своих. Очевидно, здесь есть некий путь: грешник, знающий, что он виноват перед Богом, должен молчать. Многое болтать грешнику не пристало, нужно молчать и стенать. Стени так, чтобы от вседневного стенания твоего обветшали кости твои. Нужен внутренний стон. Исповедь — это святое дело, но нужно понимать, что без прочих трудов исповедь превращается в формальность. А прочие труды, которые дают цену покаянию — это внутреннее стенание, молчание, скорбь о содеянном и постоянная умная молитва, некий вопль Богу изнутри сердца при молчании уст.

4 ибо день и ночь тяготела надо мною рука Твоя: …

Т.е. человек чувствует, что на нём лежит рука Господня. Рука Божия — это рука тяжёлая, если ляжет на плечи, то ты уже, так сказать, никуда не убежишь.

Продолжение стиха по-славянски: …возвратихся на страсть, егда унзе ми терн.

По-русски, вообще по-другому: …свежесть моя исчезла, как в летнюю засуху.

Почему мы говорим, что нужно читать и в том, и в том тексте — в славянском, русском; если угодно, еврейском, греческом, английском — чтобы сопоставлять, сравнивать, потому что каждый перевод что-то теряет. Вот русский перевод говорит нам такое, о чём славянский не говорит.

5 Но я открыл Тебе грех мой и не скрыл беззакония моего; …

По сути, этой некий центр псалма, его середина. «Я открыл Тебе грех мой…» — я говорю Богу: «Вот мой грех». Это вроде бы просто, потому что Бог и так всё знает, но это очень сложно, потому что когда Бог спросил Адама: «Адам, где ты?» — Адам ответил: «Я скрылся». — «Зачем ты скрылся?» — «Я наг». — «Почему ты наг, ты что, ел от древа?» — «Жена дала мне». И он начинает самооправдываться. Человеку признать свой грех, открыть свой грех перед Богом — это очень трудно. Вот Давид пишет:

5 Но я открыл Тебе грех мой и не скрыл беззакония моего; я сказал: «исповедаю Господу преступления мои», и Ты снял с меня вину греха моего.

Так же и в славянском, там нет расхождений.

Есть некая решимость, мужество выйти из кустов: вот я, вот мои грехи. Стыдно? — Стыдно. Страшно? — Страшно. Больно? — Больно. Но вот я сказал свои грехи, и «Ты снял с меня вину греха моего». Ваша личная молитва тоже может быть Таинством. Когда вы молитесь, вы можете приближать к себе Господа Бога, Он приближается к вам по мере вашей молитвы. Есть молитва холодная, механическая, сухая — молитва языком, тарабарщина такая, а есть молитва горячая или, по крайней мере, тёплая, усердная, внимательная, слёзная. Она притягивает к себе — как ребёнок маленькими ручонками тянет к себе маму или папу — Отца, и Отец слушает тебя. Скажи Богу беззакония твои и оправдайся, и Господь снимет с тебя беззакония твои.

6 За то помолится Тебе каждый праведник (по-славянски — преподобный) во время благопотребное…

Т.е. человек знающий, что Господь реально приближается к тебе, реально слушает тебя и ты слышишь это; чувствуешь, что говоришь, а Он слушает; каешься, а Он принимает покаяние. Вот за это помолится Тебе всяк преподобный в благоприятное время.

6 …и тогда разлитие многих вод не достигнет его.

Т.е. кающегося человека.

7 Ты покров мой: Ты охраняешь меня от скорби, окружаешь меня радостями избавления.

Дальше Господь говорит человеку кающемуся. До сих пор говорил Давид, но от лица кающихся.

8 «Вразумлю тебя, наставлю тебя на путь, по которому тебе идти; буду руководить тебя, око Мое над тобою».

Т.е. ты каешься, но ты ещё не правильно идёшь; принёс покаяние, теперь Я буду тобой командовать: вразумлю тебя, наставлю тебя на путь, по которому идти, око Моё над тобою. Нераскаянного, не управленного, Господь сравнивает с конём и лошаком:

9 «Не будьте как конь, как лошак несмысленный, которых челюсти нужно обуздывать уздою и удилами, чтобы они покорялись тебе».

Так же и по-славянски.

Кони в Писании у пророков упоминаются как животные похотливые. Осия пишет: «Каждый из вас ржёт на жену ближнего своего, как похотливый лошак», — как молодой конь каждый смотрит на жену ближнего. Кони — это, с одной стороны, некий образ херувимов, которые носят Господа: «Сел Господь на коней Своих и поехал на конях Своих…» — псалмы об этом поют, книга пророка Амоса говорит об этом. Т.е. апостолы, как бы они вседшие на кони — Аввакум об этом говорит. С другой стороны, конь — это животное сильное, гордое, необузданное и похотливое. А ещё больше — молодой лошак, который ещё не знает ярма на себе, узды не знает, не знает седла, не знает всадника, он бесится, скачет. «Вразумлю тебя, не будешь как конь, как лошак несмысленный, которых челюсти нужно обуздывать уздою и удилами, чтобы они покорялись тебе». Т.е. Господь Бог наш обуздывает нас некой уздою. Если мы сами себя не обуздаем, Он нас обуздывает, чтобы мы не были как лошак несмысленный, как конь похотливый, сильный и безумный.

10 Много скорбей нечестивому, а уповающего на Господа окружает милость.

Мы читаем в других псалмах — 33-й псалом: «Много скорбей у праведного, и от всех их избавит его Господь». А здесь читаем: «Много скорбей нечестивому…» По этому поводу святой Амвросий Оптинский говорил, что всем нужно скорбеть, и праведному и нечестивому: многие скорби праведному, много скорбей нечестивому. Что же такое? — И тем скорби, и тем скорби. Возле Господа Христа были распяты по правую и по левую сторону два разбойника, с одной стороны был праведный, с другой — нечестивый. И тот скорбел, и тот скорбел, и тому больно, и этому больно, и тот умирает, и этот умирает. Так оно, в принципе, в жизни и есть: многие скорби праведному, многие скорби грешнику. От скорбей бежать хочется, но некуда. Конечно, прожить бы без скорбей, но не получится.

11 Веселитесь о Господе и радуйтесь, праведные; торжествуйте, все правые сердцем.

Радость подобает праведному человеку. Т.е. «Радуйтеся, праведни, о Господе, правым подобает похвала». Грешнику радоваться, вообще, не положено. Вот такая интересная вещь. Грешник не должен радоваться, он должен скорбеть. А по мере исправления жизни, по мере праведности — «радуйтеся, праведни, о Господе, правым подобает похвала», «торжествуйте, все правые сердцем». Если сердце правое с Богом — торжествуй, а если сердце кривое, горбатое, хитрое, лукавое, грязное, чёрствое — не будет радости.

Вот такой 31-й псалом. Все мы с вами — усердные читатели Писания, как я верую, должны прочесть псалом 31-й. Сообщаю вам, что он читается на Крещение, должен читаться. Редко кто его читает на Крещении, мало кто, где, когда, а он должен читаться. Ну мы, вообще, мало поём псалмов, мы их не знаем, не читаем, не понимаем, петь не умеем, смысл не понимаем. Вот мы и читаем с вами псалмы. Псалом 31-й — учение Давида о блаженстве: кто такой блаженный человек. Блаженный — не идущий на совет нечестивых, блаженный —разумевающий на нищего и убогого, блаженный — которому оставились беззакония и простились все грехи.

— Добрый вечер, батюшка, Христос Воскресе! Как вы относитесь к страданиям воина Евгения Родионова, — вы наверное слышали о нём, — и как вы думаете, возможно ли будет его прославление? Очень бы хотелось, чтобы его прославили. Что Церковь говорит по этому поводу, как она относится к этому вопросу? Спаси, Господи!

— Сегодня и завтра совершается память мучеников, пострадавших на Бутовском полигоне. На Бутовский полигон в конце тридцатых годов каждый час по ночам ездили машины, там выгружали людей, расстреливали их, закапывали, потом машины уезжали, опять загружались, опять приезжали… Я к чему это говорю? — Есть тысячи людей, не канонизированных. Канонизация не добавляет святости человеку, который однозначно свят. Поэтому проживши двадцатый век, уже сменивши двадцать первый, мы должны понимать, что двадцатый век таит в своих недрах множество не канонизированных святых: страстотерпцев, мучеников, исповедников. Кого-то мы знаем, кого-то — нет. Этот святой солдат Евгений, которому голову отрезали, конечно, мученик, человек, выходящий из ряда вон, удивительный человек, храбрый исповедник Христа, хотя он ничему научен при своём детстве и юности не был. Вопрос канонизации — вопрос вторичный. Кто канонизировал, например, Антония Великого, апостола Павла? — Никто. Это очевидные вещи. Поэтому и двадцатый век оставил нам тысячи людей, которые, мало того, что не канонизированы, ещё и неизвестны. Забрали, казнили, закопали, забыли. Поэтому, исходя из того, что мы прожили, нужно понимать, мне кажется, что вопрос ведь не в канонизации только, вопрос в том, чтобы молиться Богу за всех убиенных за Имя Христово, вообще за всех умерших в вере. И если там будет святой человек, не нуждающийся в наших молитвах, то наша молитва за него вернётся к нам его молитвой за нас. Я думаю, по вопросам канонизации мы всех вопросов не решим. Евгению — Царствие Небесное, и если он имеет дерзновение перед Богом молиться за нас, то пусть помолится за нас, чтобы мы были умнее и лучше, чем мы есть. В любом случае, если он с Христом, наша канонизация не добавит ему ничего, и отсутствие канонизации ничего от него не отнимет. Главное — чтобы человеческая душа была с Христом, и Христос — в душе человеческой. Поэтому будем ждать, смотреть: как Церковь поступит, так мы и смиримся.

— Здравствуйте, отец Андрей. У меня вопрос о слове «торжествуйте»: в чём сущность этого чувства, может ли быть в нём какой-то элемент гордости, или можно торжествовать абсолютно без гордости? И в чём разница в сущности этих двух чувств, торжества и гордости?

— Понимаете, вот Великая победа — в ней есть торжество. Страшные жертвы, страшное терпение, страшные боли, и в конце концов — победа, мы победили. Вот нечто подобное есть в отношении к греху: торжество — это победа над грехом после страшных потерь от греха. Ты боролся, получал удары, падал, поднимался, дальше боролся, опять бил, опять получал удары, и ты, в конце концов, попрал грех: грех попран, змей задушен. Торжество — это воинская радость такая, радость людей или человека, которые многим пожертвовали для того, чтобы возвеселиться. Гордости здесь нет, потому что все битые в хвост и в гриву, все опалённые, обугленные, замученные, израненные. Тут нечем гордиться, потому что все понимают, что без Бога — никуда, но торжество — именно в конечном попрании страшного врага. Враг попран: вот тебе, Вавилон, дочь злодейская, блудница, опоившая всех вином блуда своего, на тебе! Мы победили! Торжество — это радость, которая доступна тем, кто сильно воевал и сильно пострадал. И он не гордится, он сам знает, насколько враг был силён: «Если бы Бог не помог, то я бы не победил», — так думает человек, который одержал победу. Торжествуйте праведные! — Мы торжествуем в Пасху. Христос попрал смерть, но какой ценой! Оплевание, биение, заушение, распятие… Т.е. смертью смерть попрал. Это есть торжество, когда много крови пролито, но враг побеждён, и мы плачем и радуемся одновременно.

— Отец Андрей, Христос Воскресе! Мы празднуем день Святой Троицы, а на другой день — день Святого Духа. Не совсем понятно: мы же Троицу празднуем, а потом отдельный день — Святого Духа. Объясните пожалуйста. Спаси, Господи!

— Дух — Он смиренный, отдельного праздника не имеет, Он, так сказать, прячется: всё Христу, Христу, Христу. Христос — корень богопознания. Его Рождество, Вознесение, Крещение, Воскресение: всё вокруг Него, мы через Него всё познаём. И Отца познаём через Него, и Духа принимаем через Него. Но для того, чтобы Духа возвеличить и почтить Его как Единого равночестного от Трёх Лиц Троицы, как равного Отцу и Сыну, Церковь решила отдать Ему один день, чтобы мы помнили, что Дух невидим, сошёл на апостола в виде огненных языков, а на Христа на Иордани в виде голубя — это всё, что мы про Него знаем, больше ничего такого Он о Себе не являет. Остальное — Он действует могущественно, творит, напоминает, дышит, где хочет, совершает таинства: Евхаристию, Крещение, Покаяние. Это же Дух совершает. Чтобы мы помнили, что Он равный Отцу и Сыну, что Он равночестный, что Он не просто безликая сила, а Личность, Церковь решила дать Ему хотя бы один день, и после Пятидесятницы, после наития Духа, после этого полного вздоха церковными лёгкими воздуха благодати, чтобы мы почтили Духа Святого. Говорят: «Приди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша». Он благой, святой, вечный, равный Отцу, равный Сыну, смиренный, такой же смиренный, как Сын и Отец. И Он прячется, Он не являет Свою славу. Если Он и действует со славой, то действует во Имя Сына: Он славу Свою Сыну отдаёт. Когда Дух действует, Он отдаёт славу Сыну. Когда Сын действует, Он отдаёт славу Отцу. Все Лица Святой Троицы отдают славу другому, для Них жизнь — это отдать Свою славу другому: Сын — Отцу, Дух — Сыну. И мы должны понять это смирение Духа, поблагодарить Его за это, почувствовать Его присутствие возле нас и попраздновать в честь Его, хоть раз в год. Вот такой смысл.

— Здравствуйте, отец Андрей, благословите Именем Христовым. В последнее время в интернете, в частности, на Ютубе появилось много видео о людях, побывавших или в клинической или в реальной смерти в аду, в раю, — если вы знаете о таком, — и я замечаю, что многие батюшки как-то скептически к этому относятся. В ряде этих людей чаще есть пятидесятники, реже — атеисты, есть и православные. И православные, кстати, приводят самые сомнительные свидетельства. Почему наши батюшки относятся к этому скептически? Даже тот же Алексей Ильич Осипов. Хотя в книге о посмертной жизни и у Роуза и у Осипова есть свидетельства людей, и они нормально их цитируют, этого Молди и остальных. А про тех, что сейчас появились на Ютубе, они высказываются нелестно.

— Я не знаю, о чём точно вы говорите про Ютуб, но в принципе, если рассматривать явление как таковое, то, конечно, трудно сомневаться в наличии жизни после смерти, когда чувства —   осязание, обоняние, вкус, слух, зрение — замерли, и человек стал просто глиной, а разумная жизнь продолжилась, и человек вступает в некие новые пространства сознательной умной жизни, где есть враги, друзья, Господь, закон нравственный, воздаяние. Трудно сомневаться в этом. Это, по-моему, для некоторых такая иногда самоочевидность, а для некоторых просто очевидность после размышлений, чтений. Поэтому сам принцип того, что за гробом есть жизнь… Что значит есть? — Там, собственно, и есть жизнь, это здесь непонятно что. Тоже жизнь, конечно, буяет: в каждом цветочке, в каждой пчёлке, в каждом таракашке, в каждом человечке. Но есть биологическая жизнь, а есть небиологическая жизнь — тоже жизнь, умная жизнь. По-моему, умному человеку сомневаться в этом не приходится. Сомнения могут касаться отдельных разных историй: я был там, я видел там, был — не был, видел — не видел — вот здесь можно сомневаться. Но принцип абсолютно непогрешим, за гробом есть жизнь: настоящая жизнь, умная, сознательная, строгая, страшная, жёсткая, не такая тёплая, как здесь. Поэтому здесь, чтобы дальше не спускаться в обсуждение, осуждение, я думаю, что сказанного довольно. Но я не знаю фактов, на что вы сейчас ссылаетесь: кто там, где там, кто там помирал, воскрес — я не слежу за этими вещами, честно говоря, мне не нужно их, я знаю Лазаря четверодневного, мне этого хватает. Знаю ещё другие истории, которые об этом говорят, и мне этого хватает, я не гоняюсь за сенсациями. Но те, кто гоняются, могут сомневаться там в чём-то: «Правду ли он говорит? Может он шарлатан?» — есть такие сомнения. В общем, пускай запутываются те, кто любит запутываться. Я не люблю запутываться, для меня, в принципе, вопрос ясен: за гробом жизнь есть, и не просто есть — это и есть жизнь. Ну а кто сомневается — я ему не доктор.

— Здравствуйте батюшка. Христос Воскресе! Р. Б. Иван. Мой вопрос связан с Украиной. Мы общаемся со своими православными друзьями, и я высказал такую точку зрения, что весь шабаш, который там творится, быстро не закончится. Вы согласны со мной, что это быстро не пройдёт, и если смотреть на историю, то могут пройти десятилетия, чтобы там как-то всё наладилось, или это всё пойдёт совсем в плохую сторону — мы совсем потеряем Украину? Какие у вас прогнозы? У меня там родственники, я не могу найти с ними общий язык по каким-то темам.

И ещё маленькая просьба, батюшка. К сожалению, так получается, что я не могу пока привести в храм свою супругу, р. Б. Татьяну, мы не можем пока повенчаться. Прошу молитв, батюшка.

— Дай Бог повенчаться, Иван и Татьяна. Христос да сделает так, чтобы Иван и Татьяна встали под венцы, жили долго, до смерти, не разлучаясь. Аминь.

Что по вашему вопросу, то конечно, я согласен, что это быстро не закончится. Закончится это знаете с чем? Если рак начал есть человека, то либо рак умрёт, либо человек умрёт. Нужно рак этот как-то облучить, купировать, затравить его какой-то химией или излучением, чтобы он умер, а человек жил. Ну или он будет расти, а человек будет умирать. Конечно, это не может закончиться быстро. Это может никогда не закончиться в том смысле, что с каждым месяцем и годом люди будут всё больше и больше забывать, с чего всё началось, будут всё больше и больше безумствовать по-новому. Сознание общественности — это сознание пятилетнего ребёнка. Вот говорят: народ хочет, народ будет, народ то, народ сё, народ, народ… При желании можно вести себя с народом, как с пятилетним ребёнком — он сегодня забыл уже, что было вчера: кто куда собрался, кто кого бил, кто кого расстрелял на улицах собственной столицы, кто начал «зиг хайль», всякие нацистские лозунги кричать, кто всю эту фашистню расплодил, как крыс, из подвалов выпустил. Они все забывают, что было вчера. И потом будут только бомбы рваться, гранаты взрываться, ножи втыкаться в дрожащую плоть. И оно такое будет. Длинно, долго, нудно, кроваво, безумно, некрасиво, бесславно, позорно и смертельно — вот те эпитеты, которые можно произнести, не боясь согрешить, и ничего не соврёшь о том, что ждёт людей, которые полюбили дьявола и не узнали его, подумали, что это добрый дедушка Мороз. Дьявол пришёл в маске деда Мороза и говорит: «А ну айда в Европу!» И они полюбили его. А он рога достал наружу, а они всё равно полюбили его. А он смешал их с дерьмом, а они всё равно говорят: «Мы хорошие, мы не ошиблись». Ну и теперь дальше будет смерть, тление, безумие, агония, распад, беснование. Ну и всё, вот и всё. А как это будет, мы будем наблюдать в прямом эфире. Так что ничего это не закончится, будет конец без покаяния. Самое страшное, что в мире бывает — это смерть без покаяния. Именно это и будет там, где поцеловали копыта сатане. Так я считаю. Я об этом говорил уже много раз, ещё раз сказал. Ничего не решится, конец тем, кто это поддержал. Те, кто начал — там, вообще, разговаривать не о чем, для них, вообще, разверста пасть, там в пасти уже давно ждут. Пасть раскрыта, и тот, кто раскрыл пасть, облизывается. Этим всем — просто конец, без покаяния. А этим, которые поддержали и не поняли — тоже конец, и тоже без покаяния, туда же. Вот такие пироги ожидают «хорошего» человека, который ничего не понял, который виноват в том, что он ничего не понял.

— Отец Андрей, Христос Воскресе! Р. Б. Сергий из Москвы. Не могли бы вы сказать о евангелии от Толстого? И ещё, в этом контексте… Его же отлучили от Церкви, не предали анафеме. В чём разница между церковной анафемой и отлучением, не могли бы вы пояснить?

— Евангелие от Толстого — это попытка рационалистического прочтения Евангелия, при котором Толстой отказал Христу в божестве, отказал Христу в чудесах, — решил, что чудес не было, это людям привиделось, — решил, что Христос не Господь и не Бог, а просто хороший человек. Он изложил такую свою трактовку, которая никак не может считаться христианской, которая является плодом гордых фантазий хорошего графа. Но хороший граф становится плохим графом, когда он начинает фантазировать на вещи, которые не поддаются отдельному уму. Розанов говорил, что Толстой — гений, но он — дурак. Это очень важные слова. Толстой умён, но он — дурак. Как это — гений и дурак? А вот Розанов очень правильно говорит, что если бы Толстой был умён по-настоящему, он бы не воевал с Церковью, потому что в Церкви есть Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, святой Спиридон, святой Тимофей, святой Тихон Задонский. Толстой, если бы он был умён, смирился бы перед Церковью, вообще. Розанов говорит, что допустим, Священный Синод ниже Толстого: Толстой выше, умнее, серьёзнее, горячее, нежели Отцы-Синодалы владыки. Но Толстой ниже Василия Великого, ниже Иоанна Златоуста, Толстой должен был смириться перед Церковью, в принципе, перед Церковью, как таковой. Не перед Синодом, а перед Церковью. А раз он не понял этого, то он — гениальный, но он — дурак. Ну дурак: умная голова дураку досталась. Так что с его евангелием — это неумные выходки зарвавшегося человека. Зарвался барин, загулял, так сказать. Косил бы траву с мужиками на поляне всю жизнь до смерти, глядишь, так бы и спасся. А так — задурачился гений.

А насчёт анафемы и отлучения, анафема — это и есть отлучение. Анафема не есть проклятие, но анафема есть отлучение. Как мы поём в первую неделю Православия: «Анафема, анафема, анафема…» — это значит: «Ты не наш, ты не наш, ты не наш. Уходи отсюда, уходи отсюда, уходи отсюда. Тебе нельзя причащаться, нельзя причащаться, нельзя причащаться. Мы тебя не похороним, не похороним, не похороним. Уходи вон отсюда, Церковь не молится за тебя…» Вот это значит «анафема»: «Ты не наш, живи как хочешь. Но крестик с себя сними, потому что ты уже не наш, ты отрёкся от нас». Это есть отлучение. Отлучение и анафема — это одно и то же. Толстой сам себя отлучил, Церковь только это подтвердила: «Ну вот, великолепный писатель граф Лев Николаевич отлучил себя от Церкви. Ну что ж, так тому и быть, раз он сам захотел». Так что тут, чтобы не путаться в трёх соснах: это не проклятие, но отлучение, подтверждённое Церковью, поскольку он самоотрёкшийся. Анафема есть отлучение. Т.е. ты не наш, уходи отсюда, мы тебя не знаем, в Царстве Небесном и в Церкви земной тебе места нету, до свидания. Это есть анафема, до которой допрыгался гениальнейший человек, граф Лев Николаевич Толстой. Вот такая трагедия.

— Христос Воскресе! Батюшка, Елена беспокоит. У меня вопрос по псалму 81, если можете, объясните: «Бог ста в сонме богов, посреде же боги разсудит». Что за боги?

В интернете можно найти евангелие от Иуды. Мне задают вопросы по этому поводу, а я не знаю, я не читала и читать не хочу. Но если это Иуда, так он удавился…

— …Значит евангелие от Иуды невозможно. Евангелие от Иуды, в принципе, невозможно, потому что главное в Евангелии — это Воскресение Христа из мёртвых, а Иуда повесился до Воскресения. Нет евангелия от Иуды, это бесовский бред, воспринимаемый на веру людьми, которые не знают, где истина.

Псалом 81. Боги с маленькой буквы, среди которых стал Господь Бог, Бог Единый — это судьи земли, те, кто росчерком пера и своим решением решают судьбы многих людей: цари, князья и судьи. Эти люди — «маленькие боги». Как, например, Христос есть Единый Миссия Помазанник, а есть ещё маленький христос — Давид помазанник. Т.е. все цари помазанники — это маленькие христы, христосики такие маленькие. Настоящий Христос — Один, это Иисус Христос, Сын Девы Марии, Сын Бога Отца, а маленькие христосики — это Давид, Соломон, Осия, Иезекия, Седекия. Это тоже помазанники. Так же и есть Бог Царь, Бог Судья, а маленький бог — это простой судья, который позвал вас на суд и может штрафом вас обложить, имущества лишить, в тюрьму посадить. Вот эти люди, которые управляют жизнью других людей, на языке Библии называются богами с маленькой буквы. И Бог будет судить этих богов: «Бог стал в сонме богов, и среди богов совершает суд…» «Ну-ка вы, боги, так называемые, ну-ка идите сюда. Вы чего творите? Вы защищаете бедного? Нет? А что вы делаете? Вы что, оправдываете богатого? Вы клепаете всякие ложные свидетельства на невиновного человека?» Вот вам Господь Бог в сонме богов и вставит, даст вам по первое число. Об этом говорит 81-й псалом. Бог стал среди богов и говорит: «Доколе вы будете судить неправедно и оказывать лицеприятие нечестивым?» Это против судей, адвокатов, прокуроров, князей, начальников: «Доколе вы будете оправдывать грешников, а праведников наказывать? Давайте суд бедному и сироте, угнетённому и нищему оказывайте справедливость. Избавляйте бедного и нищего, исторгайте из руки нечестивых». Это всё про судей. А дальше что? — Не знают, не разумеют, во тьме ходят, все основания земли колеблются. Т.е. беззакония и злодейства. Не знают ничего, не разумеют, не избавляют бедного от нечестивого.

81:6 Я сказал: вы — боги, и сыны Всевышнего — все вы;

81:7 но вы умрете, как человеки, и падете, как всякий из князей.

81:8 Восстань, Боже, суди землю, ибо Ты наследуешь все народы.

Ещё раз прочтите этот псалом и поймите, что он обращён к важным людям — к судьям и к начальникам, которые, в принципе, как боги на земле, они решают жизнь народов. И если они — злодеи, то жизнь наша — нечестивая и злодейская, а если у них есть страх Божий, то жизнь наша — хорошая, спокойная и мирная. Если же они наказывают нас ни за что, или сдирают шкуру с нас, то Господь с них потом сдерёт восемь шкур, скажет: «А ну-ка сюда идите, боги, сейчас Я спрошу вас». И будет им плохо. Хорошо бы, чтобы они услышали нас заранее, чтобы до Страшного Суда покаяться им и понять, что они — не самые главные на земле.

Христос Воскресе! До следующих встреч. Аминь. С Днём Победы!

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации