2268 БЕСЕДА НА РАДИО «РАДОНЕЖ». ПРОРОК СОФОНИЯ.[16.12.2014]

A A A

Эфир от 16.12.2014 21:00

 

Добрый вечер, друзья мои. С вами протоиерей Андрей Ткачёв. Наша встреча посвящена пророку Божию Софонии и его книге.

Память пророка Божьего Софонии празднуется 16-го декабря по григорианскому календарю. Существует правило, что если в литургическом календаре присутствует день памяти святого — автора книги, вошедшей в Библейский канон — допустим, Иов, или Павел, или Моисей, или Давид, или Софония —  то почтить этого священного писателя  лучше всего участием  в Литургии, а также чтением книги, написанной им или записанной с его слов. Таким образом, мы соединяемся с духом этого человека и открываем для себя слова Божии, которые были сказаны через него. Люди Божии, это некие ретрансляторы, если говорить современным языком, они принимают и передают внушения Господни. Софония — один из них. Он — один из малых пророков. Мы приближаемся к Рождеству. Уже была память пророка Аввакума, потом будет Захария, Аггей и т. д. И вот Софония. Его место здесь. Лишний раз я хотел бы подчеркнуть своё всегдашнее желание, обращённый к людям призыв, чтобы мы читали Священное Писание. Потому что оно есть Сила Божия ко спасению всякому верующему.

Итак, мы читаем книгу пророка Софонии, в которой всего лишь три главы. Этот пророк Божий (еврейское произношение его имени звучит как Цфания), современник пророка Иеремии. Он жил в вавилонскую эпоху, когда главным врагом Израиля был Вавилон. В эту эпоху и было пленение. Мы будем читать не все подряд, плотным текстом, а по стихам, и не все стихи; некоторые стихи я буду подвергать остановке, чтобы мы полюбили Писание и почувствовали его вкус.

Итак, первая глава. Начинается книга пророка Софонии словами: «Слово Господне, которое было к Софонии, сыну Хусия, сыну Годолии, сыну Амории, сыну Езекии, во дни Иосии, сына Амонова, царя Иудейского». Перечисляются четыре человека в роду Софонии. Т.е. напоминаются отец, дед, прадед и прапрадед. Таким надписанием характеризуются далеко не все книги Священного Писания. Есть мнение, его высказывает блаженный Иероним, что, очевидно, эти люди были известны израильтянам. И они были чем-то важны, раз он дерзнул их помянуть. Потому что все остальные пророки не поминают своих родных до четвёртого рода вверх. Вот я —  Андрей Юрьевич, т. е. я, Андрей, сын Юрия. Мой отец, покойный Юрий Михайлович, он сын Михаила. Мой дед, покойный, Михаил Дмитриевич, сын Дмитрия. А уж чьим сыном был Дмитрий, я не знаю. Вот вы отца своего знаете, наверняка, вы носите отчество. А европейские паспорта не предполагают наличие отчества, там есть только имя и фамилия. Уже не важно, чей ты сын. Хотя это вещь мистическая. Нужно знать своего отца. И когда ты не знаешь отца своего – это духовная безотцовщина. Пусть отец не очень хорош, пусть он такой-сякой, ну, Бог ему  судья. Но отца знать надо, и отчество носить надо. Отчество у нас пока есть, слава Богу. Дальше будем видеть, как жизнь будет развиваться. Наверняка мы знаем и имя своего деда через отчество отца. А вот дальше? Первая строчка этой книги наталкивает на желание вспомнить, а кто вообще мой отец, кто мой дед, кто мой прадед, кто мой прапрадед, если вообще возможно об этом узнать? Где погребён, где жил, чем занимался. Допустим, мой дед родился в Казахстане (я сейчас фантазирую), потом переехал в Сибирь, из Сибири переехал в Центральную полосу, где родился мой отец, например, а потом я с ним путешествовал тоже… Могилы в разных местах, люди разбросаны. Если раньше человек имел больше возможностей прийти на могилу, не только к отцу, но и к деду, и к прадеду, и к прапрадеду, то сегодня люди вообще не имеют такой возможности. Потому что они разбросаны, они просто как горсть песка. Перед ветром брошены, и ветер разметал их всех в стороны. Нам нужно иногда об этом задумываться. Поменять мы ничего не сможем. Уже по нашим эфирам мы знаем, что звонят нам из Нью-Йорка, из Атланты, из Теннесси, из других штатов Америки. Звонят из Дании, из Бельгии. Очевидно, эти люди не родились в Бельгии, Дании, Теннесси, Атланте, они родились где-нибудь в Костроме, Ярославле. Вот, занесло их туда. Может быть, они там останутся, а может, уедут обратно. Но в любом случае они не будут уезжать туда, где родились их родители, и останки их не будут лежать рядом с костями прапрапрадедов. Т.е., нас разметало. Если угодно, это похоже на то, что говорит псалом царя Давида, что грешники похожи на прах пред лицом ветра. Дунул ветер- и прах полетел. Нужно смириться, поняв, что мы потеряли родство. Не то, что прапрадед нам не известен, нам часто и прадед неизвестен. Нам часто и дед неизвестен. Некоторые не имеют обычного счастья — иметь отца, они не знают, кто их зачал. И папа никогда не ходил с ними в цирк, не покупал им леденца на палочке в воскресный день. Многие у нас такие. Это не оскорбление, не осуждение, это факт нашей жизни. Потому, что жизнь наша такова. Вот уже первая страница, первый стих пророка Софонии с перечислением, чей он сын. Он-то знал, чей он сын: Софония, сын Хусия, сын Годолии, сын Амории, сын Езекии. Т.е. вот мои отцы, и деды, и прадеды, и вы знаете меня, вот я говорю с вами.

Дальше первая глава книги Софонии зеркально повторяет книгу Бытия — творение мира, только в отрицательном смысле. Там говорится, что Бог сотворил — небо, землю, море и всё, что в них. И творя мир, Он сотворил: море, а в море рыб, а потом над морем полетели по воздуху птицы, а потом животных, и человека в конце всего. По линии умаления — человек, животное, птица, рыба — Софония говорит, что Бог будет истреблять всё живое с земли. «Все истреблю с лица земли,- говорит Господь,- истреблю людей и скот, истреблю птиц небесных и рыб морских, и соблазны вместе с нечестивыми; истреблю людей с лица земли»,- говорит Господь. Это обратный ход, обратная мысль по ходу творения мира. Т.е., сотворивший мир имеет право уничтожить мир. То, что ты не творил, ты ломать не должен. Кто-то разбил клумбу, ты не имеешь права топтать её. Кто-то посадил дерево, ты не имеешь права его рубить, ломать, портить. Кто-то, скажем, родил ребёнка, не тронь его, это чужой ребёнок, не наноси ему вреда, и, конечно, не убивай его. Но тот, кто создал что-либо, имеет власть над этим, и Бог, создавший мир, имеет право уничтожить мир. Или, как мы говорим, преобразить его в огне очищения. Вот Софония об этом довольно жёстко говорит: «Всё истреблю с лица земли». Т.е. звёзды, Луна, Солнце — не пострадают. А на земле, всё что есть, люди, скот, птицы, рыбы… «И соблазны вместе с нечестивыми истреблю», — говорит Господь. Заметьте, что уничтожение соблазнов вместе с нечестивыми — это вещь, напоминающая Всемирный Потоп. Тогда Господь водой смыл людей с лица земли (как грязь смывается водой), потому что они стали грязью. Соблазны погибли вместе с нечестивыми. Вот когда происходит проповедь Евангелия, когда проповедуется Слово Истины, и когда люди меняют свою жизнь —  тогда грешник остаётся жить, а грехи с него смываются. Вот Евангелие — это проповедь обновления, при которой поверивший человек, обновившийся человек грехов лишается, а жить остаётся. А строгий Божий Суд, у которого уже нет вариантов, это суд, при котором, говорит Господь: «Истреблю соблазны вместе с нечестивыми». Т.е. и соблазн, и соблазнителя уничтожу, и то, и другое. Вот такая жёсткость звучит уже в первых стихах книги пророка Софонии.

Теперь я, параллельно чтению, спрашиваю вас: понимаете ли вы, насколько важно читать эти вещи? Потому что мы расслабились, мы привыкли к тому, что «Бог  есть любовь», что всё хорошо, всё простится, всё помилуется, всё загладится и т. д. Оно-то конечно загладится, но не всё, и не всем, и не всегда, и не по-всякому. И пророков нужно читать потому, что в них дышит тот же Господь, который воплотившись, на кресте страдал. Это Его тоже слово. Это не только слово Отца, это слово Сына и слово Духа Святого.

«Простру, — говорит Господь,- руку Мою на Иудею…» И Он дальше перечисляет, кого будет истреблять. Евреи поклонялись воинству небесному, служили звёздам, представляли себе небесные тела, звёзды различные (Кас, Химу, Кисиль), созвездия разные (Медведицу, Орион, Плеяды), как живых существ, живущих на небе, и моргающих своими небесными глазами. Они служили им. А служа им, они забывали Бога. А забывая Бога, они грешили. И получалось такое месиво беззаконий. Так вот, Господь говорит, что «вы поднимайтесь на кровли» (т. е. на плоские крыши своих домов, снега у них нет, им незачем делать крыши покатыми)… «Истреблю, — говорит Господь, — …тех, которые на кровлях поклоняются воинству небесному, и тех поклоняющихся, которые клянутся Господом и клянутся царём своим». Т.е. тех, которые ещё не до конца отвратились, они ещё веруют в Единого. Ну и также «тех, которые отступили от Господа, не искали Господа, и не вопрошали о Нём». Те, которые совсем отступили, погибнут так же, как те, которые отступили наполовину. Очевидно, здесь такая суровая угроза, чтобы человек не оправдывал себя своей половинчатой праведностью. Он говорит, например: «Ну, ясно, есть такие злодеи, которые это, это и это делали, но я-то не делал этого, этого и этого. Я только это и это сделал. Неужели меня будут наказывать так, как их? Они же больше сделали». И вот, Господь говорит, что Он истребит одинаково, и тех, которые не до конца от Него отреклись, и тех, которые совсем от Него отреклись.

Вы, вообще, берите книгу Софонии, читайте вслед за мной, это же Библия. Это же не я сказал, это же не сказал Достоевский, и не Президент Российской Федерации, и не священник из-за Урала. Это Господь сказал. Это в Библии всё есть. И это живо и действенно. Поэтому отсюда нужно черпать. Нужно брать отсюда смыслы. Брать их не скупясь, не стыдясь и не жалея. Там их много.

Поскольку человек ропщет в ответ на такие угрозы, то Софония, развивая свою речь, слышит некий ропот сопротивляющихся: «Что он такое говорит?» Можете себе представить, вот человек проповедует, а слушающие говорят: «Да что он такое несёт, да не будет такого, такого не бывает». И вот поэтому, после того, как Софония сказал, что Бог погубит всех, он говорит (седьмой стих): «Умолкни пред лицем Господа Бога!» Мы как оскорбление воспринимаем такие слова, типа «закрой рот» или «заткнись». В принципе, здесь то же самое, т. е. заткнись перед лицом Господа Бога. Умолкни. Можно по-разному это сформулировать, мягче или жёстче, но смысл тот же: закрой рот. «Ибо близок день Господень» —  т. е. не придумывай себе оправданий. Примерно в этом духе говорил Иоанн Предтеча. Когда фарисеи и саддукеи приходили к нему посмотреть на него, послушать его, поспрашивать его, то он сказал им: «Змеи, порождение ехидны! Кто внушил вам бежать от будущего гнева?» В бедной Украине, помню, такие были случаи — когда я акцентировал внимание людей на словах Предтечи, то многие возмущались и обижались: «Что он такое говорит? Евангелие — это книга любви. Что за грубости такие? Какие-то змеи, ехидны… Зачем об этом проповедовать?» «Кто вам внушил бежать от лица будущего гнева? — говорю, — если не покаетесь, все так же погибнете». Прошли какие-то полтора-два года, оно пришло. Поэтому, слушающий, да разумеет. «Умолкни пред лицем Господа Бога! ибо близок день Господень: уже приготовил Господь жертвенное заклание, назначил, кого позвать». Обещает посетить князей, сыновей царя, всех одевающихся в одежду иноплеменников… Слышите? — «одевающихся в одежду иноплеменников», — т. е. перенимающих чужие обряды, перенимающих чужой стиль жизни, влюблённых в чужую жизнь. У нас множество людей больны влюблённостью в чужой образ жизни. Это некие духовные прелюбодеи. Их ожидают посещения некоторые: «Посещу в тот день всех, которые перепрыгивают через порог», — это значит, соблюдают языческие обряды.  Вот, говорят: «через порог не передавать», «на порог не становиться». Потому, что есть «божество порога», некое священное понятие «порога». Всех перепрыгивающих через порог, плюющих на пустое ведро, боящихся чёрной кошки (всё в одном ряду) — «Посещу всех их».

«И будет в то время: Я со светильником осмотрю Иерусалим и накажу тех, которые сидят на дрожжах своих и говорят в сердце своем: «не делает Господь ни добра, ни зла»». Вот как. «Со светильником осмотрю Иерусалим…» Не читавшие Библии, но читавшие другие книги, быть может, помнят, что был такой Диоген, циник (т. е. киник — подобен собаке по смелости отправления житейских надобностей и простоты жизни, как они сами себя называли). Диоген творил много всякого интересного, которое раздражало и возмущало всех, видевших его. Он, в частности, ходил с фонарём в белый день по агоре, по торговой площади. Его спрашивали: «Зачем, ты, безумец, зажёг фонарь, когда солнце светит?» Он говорил: «Я ищу человека». — «Какого человека ты ищешь, безумец, если тут полно людей? Смотри: вот продают горшки, вот продают рыбу, вот женщины пляшут, вот рабы, нагруженные товаром, несут его в дома своих господ. Каких людей ты ещё ищешь?» — «Я людей здесь не вижу, я вижу здесь хитрых лисиц, ядовитых змей, трусливых зайцев, подлых гиен, похотливых жеребцов, прожорливых медведей. Людей здесь нет. Поэтому, я зажёг светильник, хожу и смотрю, нет ли здесь людей». Этот образ очень яркий, чрезвычайно яркий. Софония, конечно, здесь не заимствует его. Нет прямых заимствований. Еврейские пророки не общались с язычниками так, чтобы забирать у них поэтические образы. Здесь Софония говорит от себя своё, и Бог даёт ему сказать своё, ну а это «своё» пересекается со словами некоего  юродивого киника по имени Диоген. «Я со светильником осмотрю Иерусалим, — говорит Господь, — и накажу тех, которые сидят на дрожжах своих и говорят в сердце своем: «не делает Господь ни добра, ни зла»». Это есть такая богословско-философская теория под названием «деизм», которая признаёт бытие Бога, что Бог есть, Он всё сотворил, но, сотворивши всё, Он дал нам закон и устранился. Так сказать, делай, что хочешь. Теперь Бог не делает вообще ничего, ни добра, ни зла. А теперь уже сам ты делаешь, что хочешь. Соответственно, пожиная в ответ на свои труды, либо тернии и волчцы, либо пшеницу, ячмень, просо и коноплю. Одним словом, ты действуешь, и получаешь награду или возмездие от своих же дел, а Господь устранился, не делает ни добра, ни зла. Есть много таких фантазёров, в том числе среди христиан, которые считают: «Это не Бог нас наказывает, это мы себя наказываем». В этих словах есть некая частица правды, но есть в них и неправда. Потому, что Господь жив и никуда не устранился. И права наказывать, никто у Него отнять не может. Если Он захочет, Он накажет. И апостол Павел говорит: «Страшно впасть в руки Бога живого». Нельзя уклоняться в некое абстрактное понятие о том, что «вот теперь мы сами делаем то-то и то-то». Да, конечно, мы сами виноваты в своих бедах, это сто процентов. Но Господь обещает наказать тех, кто говорит: «Не делает Господь ни добра, ни зла». «И обратятся богатства их в добычу и домы их – в запустение; они построят домы, а жить в них не будут, насадят виноградники, а вина из них не будут пить».

Пропуская несколько стихов, почитаем следующее: «И Я стесню людей, и они будут ходить, как слепые, потому что они согрешили против Господа, и разметана будет кровь их, как прах, и плоть их – как помет. Ни серебро их, ни золото их не может спасти их в день гнева Господа…» Богатый да услышит. В Швейцарии не спрячешься, в Америке не отсидишься, во Франции не зароешься в землю, в Японии тебя не примут, в Африке тебя найдут, никуда не убежишь. Ни серебро, ни золото твоё не спасёт тебя в день гнева Господня. Это касается всякого человека, как бы высоко его душа не залезла. «Огнём ревности Его пожрана будет вся эта земля, ибо истребление, и притом внезапное, совершит Он над всеми жителями земли». Господи, помилуй! Господи, помилуй! Господи, помилуй!

Переступая ко второй главе, переходя к ней от первой, у меня риторический вопрос: вы вообще чувствуете, насколько это всё велико и правдиво? Насколько мы осознаём, читая эти слова человека, жившего за шестьсот лет до Рождества Христова, то бишь за более чем две с половиной тысячи лет от нас с вами, что этот человек говорит правду? И пусть мы не видим сегодня, пока (дай Бог не увидим, если покаемся, для того и читаем), трупов, лежащих как помёт на земле наших городов, но мы читаем и чувствуем — это правда, это и есть правда, всё остальное — ерунда. Таблица чемпионата по футболу — ерунда. А это — правда. Цена барреля нефти, на самом деле, не такая великая вещь, а полуерунда. Или совсем ерунда. Потому, что это всё замешано на крови, лжи и международных манипуляциях, махинациях. А вот это — правда. Много лжи есть, а это — правда. Поэтому, я хотел бы, чтобы мы читали это, христиане, потому, что меня удивляют голоса тех, кто говорит: «Да не нужно это никому. Сейчас нужно только Евангелие, Ветхий Завет не нужен». Сказавшие так   сильно заблуждаются!

Глава вторая. Мы вступаем в глубину пророчества. «Исследуйте себя внимательно, исследуйте, народ необузданный (как будто сегодня сказано, будто это утренняя газета), доколе не пришло определение – день пролетит как мякина – доколе не пришел на вас пламенный гнев Господень, доколе не наступил для вас день ярости Господней». Призыв к исследованию себя, встречается только у пророков. Часто. Конечно, в Законе Моисея тоже есть призывы к тому: «Близко слово моё в устах твоих, наблюдай за сердцем своим…» Там есть такие призывы к внутреннему наблюдению за собою. Но, в полной мере, слово о внутренней жизни — это слово, сказанное пророками, которое потом переходит в Евангелие. И уже Евангелие — это учение о внутреннем человеке. Евангелие — это не учение о внешнем поведении. Евангелие не учит нас о длине юбки или о цвете платка, или, скажем, о составе калорий для завтрака в Великую среду. Это всё вещи попутные и второстепенные. Евангелие — это учение о внутреннем человеке. И эти слова — «Исследуйте себя внимательно, народ необузданный» — это слова, которые, думаю, каждый народ должен воспринять внимательно.

«Взыщите Господа все смиренные земли, исполняющие законы Его; взыщите правду, взыщите смиренномудрие; может быть, вы укроетесь в день гнева Господня». Когда мы вступим в Великий пост, слава Богу, даст Бог, мы услышим там Великий прокимен из алтаря: «Взыщите Бога, и жива будет душа ваша». Т.е. Бога нужно искать. Даже тем, кто Его уже знает. Бога нужно искать всем, потому что Господь рассеял и расплодил народы земли. По слову апостола Павла, чтобы они думали о Господе, искали Его: «Не найдут ли, и не ощутят ли» — так говорит книга Деяний. А пророки говорят нам: «Взыщите…»  И Давид говорит: «Взыщите Бога, и жива будет душа ваша». С утра до вечера нужно спрашивать: «Где Господь? Где ты, Господи? Господи, где ты?» «Взыщите Господа, все смиренные земли, исполняющие законы Его…» В начале, помните, Софония говорил, что Господь уничтожит всех. А здесь появляется надежда. «Взыщите правду (т. е. справедливость), взыщите смиренномудрие; может быть, вы укроетесь в день гнева Господня». Первая тема — все погибнут, всем конец. Вторая тема — начни сегодня творить правду Божию, может быть, ты укроешься в день гнева. Не говорит, что укроешься, но, говорит: может быть. Надежда есть. Надежда, она такова, что у неё есть страх. Человек живёт между страхом и надеждой. Есть страх —  есть надежда. Если бы был только страх, то было бы отчаяние. Если бы была только надежда, без страха, была бы наглость. Но нужны и страх и надежда. Поэтому, говорится: «взыщите правду». Правда, на языке Писания — это справедливость. Ищите справедливости. Начальник, не обижай подчинённых. Домохозяйка, не снимай шкуру с наёмной домработницы. Сосед, не обижай соседа: подстригая лужайку, не выливай помои через забор на соседнюю территорию; не передвигай древнюю межу, не отнимай кусок земли от ближнего твоего. Т.е., ищите справедливых отношений. Не обижайте, особенно тех, кто не может постоять за себя. Не обижайте сироту, не обижайте вдову, не обижайте старика, не обижайте калеку, не обижайте беженца и пришельца. Это и значит «ищите правды».

Дальше, Софония (конечно, Господь Бог через Софонию) обращается к жителям приморской страны, к хананеям, филистимлянам, говорит Моаву и Аммону, говорит другим сынам окрестных народов. Он включает в поле пророчества ближайших соседей Израильской земли. Если бы Россия была Израилем, пророки бы пророчествовали обо всех соседях России. Потому, что, в принципе, пророки пророчествуют о всех тех, кто соседствует со Святой землёй. Таким образом, пророки, пророчествующие о России, пророчествовали бы обо всех народах Земли. Потому что с Россией соседствуют, начиная от Аляски — США, дальше вниз — Япония, Монголия, Китай, дальше — длиннейший пояс мусульманских стран, Средняя Азия, Кавказ, а дальше пошли Молдавия, Украина, через море — Турция, выше — Финляндия… Весь мир, по сути, соприкасается с Россией. И, прошу внимания: если пророки пророчествовали об Израиле, они захватывали в область пророчеств страны, находящиеся по соседству. Они говорили: «Вот тебе будет плохо, вот тебе конец, брат ты мой. А тебе будет хорошо, тебя Бог пощадит». Это принцип пророчества — вовлекать в поле своего священного действия ближайших соседей. Но мы не будем разбирать эту священную геополитику.

Переходим к дальнейшему чтению. Тут есть несколько смысловых вещей. А именно: «Страшен будет для них Господь, ибо истребит всех богов земли, и Ему будут поклоняться, каждый со своего места, все острова народов». Почему это очень важное место… Потому, что еврейское сознание привязано к одному месту, у них богослужение — это топографически определённое занятие. Больше нигде жертв не приносится, кроме как в Храме Иерусалимском. Если Храм разрушен и народ рассеян, то жертв нет, и священников нет. Ничего нет, собственно, кроме слёз и ожидания изменения ситуации. А здесь Софония, будучи евреем от евреев, живя, правда, уже во времена Иеремии, времена разрушения первого Храма, говорит, что «Поклоняться будут Господу, каждый со своего места, все острова народов». Это пророчество о нас, поскольку мы живём каждый в своём месте, и, чтобы поклониться Господу, не предпринимаем специальных путешествий. Скажем, нам не нужно ехать в Иерусалим, чтобы Богу поклониться. Или в Рим. Или в Константинополь. Или живущему в Костроме не нужно ехать в Москву. Можно поклоняться Богу в Духе и Истине, как говорил Христос с самарянкой, оставаясь на своём месте. Это Софония, вторая глава. «Ибо истребит всех богов земли, и Ему будут поклоняться, каждый со своего места, все острова народов».

Третья глава. Итак, первая была — угроза общего истребления. Вторая — призыв к познанию себя и возможности укрыться от гнева, а также пророчество о будущем помиловании человечества и поклонении Богу в Духе и Истине с любого места. Дальше он говорит некоторые вещи, касающиеся Израиля, Иерусалима. В ежедневных еврейских молитвах, как говорят нам различные источники, есть цитаты из Цфании, т. е. Софонии. Он угрожает наказанием Иерусалиму: город святыни не должен быть городом греха. Говорит: «Горе городу нечистому и оскверненному, притеснителю! Не слушает голоса, не принимает наставления, на Господа не уповает, к Богу своему не приближается».

У нас недавно в СМИ был спор про око какой-то нечисти, которое хотели зажечь над Бизнес-Сити. Это из трилогии Толкиена. Что за шутки с нечистой силой? Откуда это? Что, мало наркоманов, поножовщины, воровства, мало не правильных судебных решений? Мало блудниц, блудников и развратников? Чего ещё? Ещё с дьяволом поиграться, что ли? Господь как начнёт лупить по башке, так мало места будет, пятый угол не найдётся. Начнёт карать, так, что выжжет до корня, и исчезнешь и забудешь, и младенца и старика погубит вместе. Баловников всех этих, которые хотят с дьяволом поиграться. Горе тем, которые балуются с сатаной и перед лицом Божием играют в дурачков. Нас тоже это касается. Что такое Москва? Это Святой город. Вы в Кремль войдите, в Успенский собор, там медленно походите, вглядитесь в росписи, воздух носом втяните, встаньте на колени перед гробницами Филиппа, например, или Ионы, или, допустим, Гермогена. Подумайте, где сердце страны бьётся, откуда истоки жизни, откуда реки воды живой текут? Из Литургии, из храмов наших, из монастырей, от подвижников, откуда  еще? Если город какой-нибудь был городом святыни, а потом стал городом нечестия, то горе этому городу, конец ему. Господь будет беспощадно истреблять нечисть, как, скажем, вырезают раковую опухоль из живого организма. Не жалеют ничего, вырезают, ещё с запасом вырезают, чтобы там метастазы не остались. Так Господь Бог как хирург вырезает всякую дрянь из заболевшего организма. И об этом говорили пророки. Почему они очень нужны, потому, что грозили наказанием тем, кто не хочет каяться. Вот Иерусалим: «Не слушает голоса, не принимает наставления, на Господа не уповает, к Богу своему не приближается».

Перечисляет Софония главных людей земли: «Князья его посреди него – рыкающие львы, судьи его – вечерние волки, не оставляющие до утра ни одной кости. Пророки его – люди легкомысленные, вероломные; священники его оскверняют святыню, попирают закон». Вот вам: князья — львы, судьи — волки, пророки — легкомысленны, священники — оскверняют святыню. Что впереди? Впереди, сами понимаете, серьёзные дела. «Господь праведен посреди него, не делает неправды, каждое утро являет суд Свой неизменно; но беззаконник не знает стыда… Я говорил (Бог говорил): «бойся только Меня, принимай наставление!» и не будет истреблено жилище его, и не постигнет его (Иерусалим) зло, какое Я постановил о нем; а они прилежно старались портить все свои действия. Итак ждите Меня, говорит Господь, до того дня, когда Я восстану для опустошения, ибо Мною определено собрать народы, созвать царства, чтобы излить на них негодование Мое, всю ярость гнева Моего…»

Дальше речь будет идти о том, что будет вообще в конце всего. В конце всего будет хорошо всё. Злодеям будет плохо, но в конце всего будет очень хорошо. Говорится о чистых устах: «Тогда опять Я дам народам уста чистые, чтобы все призывали имя Господа и служили Ему единодушно». Здесь очень много интересных вещей, хотя слова короткие. Когда Исаия, в шестой главе говорит, что он видел Господа Бога Саваофа на превознесенном престоле, и края риз Его наполняли храм, и служили Ему небесные воинства, и Серафимы шестикрылатые покрывали от страха лица крыльями своими, и летали, взывали «свят, свят, свят, Господь Саваоф», то Исаия, увидав это видение, сказал: «Горе мне!» Т.е. нормальный человек, попадая в область чуда, чувствует, что ему горе, потому что он грешен. Исаия говорит: «Горе мне! …потому что я человек с нечистыми устами, и я живу среди народа с нечистыми устами — и глаза мои видели Господа Саваофа». Как главная характеристика своих грехов и своего страха, говорит Исаия — «я человек с нечистыми устами». Что такого нечистого устами делал Исаия? Что, он ел запрещённую пищу? Целовал идола? Лобзал блудниц? Нет. Очевидно, он говорит о грехах уст человеческих — о том, что он лжёт в быту, приукрашивает действительность. Фальшиво изображает то, что знает, то, что помнит, что-то добавляя, что-то отнимая, переносит сплетни и слухи, осуждает, клевещет, насмехается над чужими ошибками. Т.е., его уста, даже без каких-то жёстких, ужасных беззаконий, являются устами нечистыми. Это при том, что, например, в сознании еврея, человек, который ест змею или таракана (то, что можно увидеть где-нибудь на Дальнем Востоке, в Индокитае) — это человек с нечистым ртом. Это люди, поедающие мерзость. Нет, даже такого не нужно. Человек, который целует какого-нибудь истукана, идола… Подошёл, поцеловал какого-нибудь там серебряного Будду — это значит уже осквернённые уста у человека. Но даже такого не делая, просто живя, как мы живём, он — человек с нечистыми устами, и Исаия это почувствовал, сказал: «Я человек с нечистыми устами, и я живу среди людей с нечистыми устами — и глаза мои видели Господа Саваофа». Т.е., горе мне, я, наверное, погибну за это. И здесь Софония, продолжая эту мысль, говорит: «Я (Бог) дам народам уста чистые, чтобы все призывали имя Господа и служили Ему единодушно». «Дам народам уста чистые» — уста, омытые от лжи, от клятвопреступления, от сквернословия, от проклятий, от призывания мерзких богов, от целования истуканов их, от пожирания нечистот, от блудных грехов, от всего этого — «Я дам народам уста чистые». Потому, что уста важны в человеке так же, как сердце и мозг. Мозг, сердце, глаза, уста… Ну что ещё важнее в человеке может быть? Это самое важное в нём. И Господь очищает уста наши, и мы говорим в молитвах: «Господи, устне мои отверзеши, и уста моя возвестят хвалу Твою». Очищение уст — это, конечно, большой труд, и Бог обещает очистить наши уста, чтобы мы призывали его непостыдно. Причём, обещает дать это всем народам. И, в общем-то, это исполнилось. Потому, что сегодня, среди каждого народа, среди африканцев, среди азиатов, среди жёлтых, чёрных, белых и красных, среди богатых и бедных, на севере и на юге, в обоих полушариях, есть люди, которые призывают чистыми устами Имя Господне. Служат Отцу, и Сыну, и Святому Духу, Троице Единосущной и Нераздельной.

«Из заречных стран Эфиопии поклонники Мои, дети рассеянных Моих, принесут Мне дары». Здесь уже Софония доходит до разговора о том, что будет в конце, когда будет всё хорошо. Когда уже будут милостивые времена, радостные времена ухода всякой скорби. Это — мессианские пророчества. Судя по грехам, всем конец. Но, судя по тому, что Господь добр и не отрёкся от людей, после того, как будет очень плохо, потом опять всё будет хорошо.

«В тот день ты не будешь срамить себя всякими поступками твоими, какими ты грешил против Меня, ибо тогда Я удалю из среды твоей тщеславящихся твоею знатностью, и не будешь более превозноситься на святой горе Моей». На двух мыслях я здесь остановлю наше общее внимание. «Ты не будешь срамить себя всякими поступками твоими, какими ты грешил против Меня» — это очень похоже на слова апостола Павла, который говорил: «Когда вы не знали Господа, какой плод вы имели тогда?» — спрашивает. И отвечает: «Дела, которых теперь стыдитесь». Пусть каждый христианин, который уже немножко «устал жить на свете», много лет прожил в церкви, но не достиг святости, вспомнит, как он жил, до тех пор, пока не знал Господа. Чего там такого было, когда он Христа не знал? Там же было всё такое, отчего стыдно на свете жить. Так вот: «Ты не будешь срамить себя всякими поступками твоими, какими ты грешил против Меня». «Я удалю из среды твоей тщеславящихся твоею знатностью…» — верой нельзя тщеславиться. Есть некоторые, которые бьют себя в грудь, как орангутанги в зоопарке: «Я православный! Я православный!» Нельзя! «Я удалю из среды твоей тщеславящихся твоею знатностью…» Православие, истинная вера — это не предмет личной гордости, это предмет величайшей ответственности, предмет глубоких сердечных наслаждений, предмет великой сладости, которая мало кому известна, предмет великих упований и дорога к вечному счастью. Но, это ни в коем случае не предмет личного тщеславия, личной гордости: «Я православный! А вы как хотите, вас геенна ждёт. А я православный».  «Я удалю, — говорит Господь, — из среды твоей тщеславящихся твоею знатностью, и не будешь более превозноситься (гордиться) на святой горе Моей».  Православие нужно исповедовать, но православием нельзя кичиться. Нужно быть простым человеком, и простыми глазами смотреть на киргиза, и туркмена, на сенегальца, француза и итальянца, без всякого превозношения, а как на ближнего. И православие не должно рождать в человеке гордость.

«Остатки Израиля не будут делать неправды, не станут говорить лжи, и не найдется в устах их языка коварного… Оставлю среди тебя народ смиренный и простой, и они будут уповать на имя Господне». Ну и дальше то, что в наших Минеях подчёркивается. Богослужебные тексты наши на память Софонии, подчёркивают такие слова: «Ликуй, дочь Сиона! торжествуй, Израиль! веселись и радуйся от всего сердца, дщерь Иерусалима! Отменил Господь приговор над тобою, прогнал врага твоего! Господь, царь Израилев, посреди тебя: уже более не увидишь зла. В тот день скажут Иерусалиму: «не бойся», и Сиону: «да не ослабевают руки твои!» Господь Бог твой среди тебя, Он силен спасти тебя; возвеселится о тебе радостью, будет милостив по любви Своей, будет торжествовать о тебе с ликованием». Смотрите, дорогие братья и сестры… Пророки жили среди страшных событий, они видели врагов, которые тучами обкладывают Иерусалим, как пчёлы окружают мёд. Они видели жуткое нечестие среди народа. Они видели, как князья превращаются в злодеев, священники в блудников, пророки в безумцев, а судьи в мздоимцев. Они видели, как плачут вдовы, которых лишили ежедневной пищи, как плачут пришельцы, которых выгоняют с земли. Они видели, как старейшины, убелённые сединой, творят мерзости, свойственные юношам, у которых нет ни капли ума. Они всё это видели, они понимали, что скоро будет страшно для всех. Что скоро люди будут голубиный помёт покупать за серебро, чтобы хоть что-то поесть. А воды не будет. Люди будут людоедствовать. Они всё это видели, об этом всём говорили. Но потом, когда они всё это выговаривали из своего болезненного сердца, Господь утешал их, и говорил им: «А потом всё будет хорошо». «Потом Я отменю приговор над тобою, прогоню врага твоего! Господь, царь Израилев, посреди тебя» — царь Израилев, вообще-то Христос. И над головой Его на кресте было написано: «Иисус Назарянин, царь Иудейский». Так Ему кричали все, распявшие Его: «Христос, царь Израилев да снидет ныне со Креста, и веру имем Ему». Так вот, Христос, «царь Израилев посреди тебя: уже более не увидишь зла». Причём Господь обещает отмстить за твоё поношение, говорит: «Я стесню всех притеснителей твоих в то время и спасу хромлющее, и соберу рассеянное, и приведу их в почет и именитость на всей этой земле поношения их».

Книга, вообще, очень маленькая. Это всё равно, что прочесть три псалма. Ну, вот такие три главы пророка Софонии. Которого мы читаем, напоминаю, потому, что вчера и сегодня совершалась память его. И, хорошо бы, в день памяти Софонии читать Софонию. В день памяти Аггея читать Аггея. В день памяти Даниила, 30-го декабря, почитать Даниила. В день памяти Иова, прочесть часть Иова. Т.е. читать те библейские книги, которые подписаны именами святых людей, празднуемых в тот или иной день по нашему календарю, по которому мы совершаем своё земное странствование. Будем благодарны Богу за умение читать. Потому, что это умение — это великое умение, которое есть — подарок. Оно не у всех есть. На сегодняшний день в мире есть миллионы людей, не умеющих читать. Будем благодарны Богу за то, что мы крещены, просвещены крещением, и у нас открыт разум к пониманию Писаний. Что воскресший Христос отверзает человеку ум к разумению Писаний. Об этом читаем у Луки. Когда Лука и Клеопа шли в Еммаус, Господь отверз им ум к разумению Писаний. Воскресший Христос  есть ключ к разумению Писаний. Иначе покрывало лежит на сердцах их, и они чтут, но не разумеют. Так пишет Павел к Коринфянам во втором Послании о Иудеях. Будем благодарны Богу за умение читать, за то, что у нас есть Библия. Потому что были времена, когда её было не достать. Были времена, когда за неё можно было в тюрьму сесть. Были времена, когда хотел бы почитать, да не почитаешь. Были времена, когда почитаешь, да не поймёшь: «А что здесь такое написано? И к чему мне читать этих всех евреев, живших не понятно когда?» Так вот, ни с того, ни с сего, возьми, открой Софонию, Аггея или Амоса: «Ну, и чего там он пишет, и чего это? А я тут при чём? У меня, понимаешь, тут, «евро почем?» и другие вопросы». А мы как раз попытаемся связать воедино все эти вещи, потому что то, что пишут они, связано с тем, что пишут в газетах, показывают по телевизору. Народы мятутся как море, народы разбиваются в пену, как волны о берег, народы туда, народы сюда. А пророки, такие священные отшельники, священные безумцы такие, стоят, как скала среди моря, и говорят о Господе. Как маяк среди моря. Кругом тьма, а он один светится, и уже можно не разбиться. Уже даётся тебе ориентир. Это, в принципе, ориентир. Но, поскольку мы крещёные, просвещённые, читать умеющие, и Библия у нас есть, по сути, у нас есть все факторы, которые нужно свести воедино, как четыре пальчика, добавить нужно только пятый пальчик, и сжать их всех в кулачок. А именно —  начать читать. Я понимаю, что самому начать читать —  это, как бы, не очень легко. Но для того, в общем-то, эта передача. Можно рассматривать как ее некий стимул к тому, чтобы начать или продолжить читать Священное Писание. Как глава 55-я Исаии: как дождь и снег падает на землю, и без толку не падает, но приносит плод земледельцу. Так и Слово Божие, звучащее, оно без плода не звучит. Это не радио «Шансон», это — живые огненные слова, которые солому сожгут, а золото очистят. Я бы хотел, чтобы вы не были соломой, но были драгоценным благородным металлом, который не страдает в огне, а очищается, становится красивее, чище, безпримеснее. А, солома, пускай себе… У соломы с Богом другие отношения, с огнём.

Итак, мы сегодня с вами пообщались в течение доброго часа, читая одну из Библейских книг, Ветхозаветных, книгу пророка Софонии. А я сегодня прощаюсь с вами, дорогие христиане, и посылаю вам именем Господним благословение от воскресшего Господа Иисуса Христа как священник. Не потому, что я чем-то лучше вас, но потому, что дар священства позволяет благословить всякого человека. Христос Воскресший да помилует нас, да не отступит от нас, а мы, глупые и бедные, да не отступим от Него, но в Нём да образумимся, и в Нём да обогатимся. До свидания, до встречи.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации