3115 БЕСЕДА НА РАДИО «РАДОНЕЖ». Преподобная Мария Египетская [15.04.2016]

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.

Я хочу сегодня поговорить о преподобной Марии Египетской о том, что связано с ней. Я уверен, что многие неоднократно слышали её житие, но жития святых имеют то же свойство, что и Евангелие — как пишет святой Иоанн Златоуст в одной из своих проповедей — что перетираемые между пальцами лепестки благовонных растений тем более пахнут, чем более трутся. И вот мы, одно и то же слушая ежегодно, всё больше и больше проникаемся какими-то очень важными мыслями. Уже по священству много-много лет — более двадцати — слушая и читая житие Марии Египетской, я не устаю его читать, и мне кажется, что я его читаю впервые.

Итак, во-первых, я бы хотел обратить ваше внимание на то, на сколько силён и страшен блуд. Блуд имеет такую магическую власть над человеком, он есть некое таинство, — т.е. блудные отношения есть некое антитаинство, если они совершаются вне брака, — что человек погружается в них целиком и полностью. Это блудное действие совершает такую атаку на сознание, что человек рискует попасть в полное рабство блудным желаниям, мышлению, мировоззрению, ну и, соответственно, действиям.

maria_egipetskaaПреподобная Мария потеряла девственность в нежнейшем юном возрасте, в котором девочки на востоке выходят замуж: в 12-13 лет они уже готовые невесты. Да и наши, между прочим, девчонки — они уже в 13-14 лет как бы созревают для того, чтобы… Начинаются месячные, значит женский организм созрел для того, чтобы рожать. Т.е. хочешь ты этого или не хочешь, а у них уже мысли движутся в некоторую сторону. И мы их тянем до тридцати лет: карьера, образование, всякое такое — а она уже давно созрела как женщина, и она уже готова рожать. В этом есть большой вопрос, между прочим. Т.е. классическое общество, в котором девочки выходят замуж раньше, чем в современном, — таком прилизанном и брехливом, с галстуками и вечерними платьями западном обществе, — более здоро́во, потому что они вступают в законы естества согласно расцветшему организму. А у нас всё непонятно, мы находимся в какой-то странной парадигме.

Мария очень рано потеряла девственность, очень рано потеряла целомудрие, и она полюбила блуд. Я не знаю, обращали вы на это внимание или нет, но она полюбила блуд, она в него просто влюбилась. И она совершенно искренне считала, что блуд — это смысл жизни. Это сладко, это мистично, это таинственно, это запредельно, это что-то такое совершенно из другого мира. Это выше всяких мозгов: мозги здесь отключаются, потому что мозги вообще не могут понять, что происходит. И она беспрестанно блудила семнадцать лет, день за днём, и по много раз в день, без угрызений совести и без сомнения в том, плохо это или хорошо. Как это может быть плохо, если это хорошо? Это сладко, вкусно, приятно и т.д. Это стало для неё смыслом жизни. Она в этом смысле была честной блудницей. Это чрезвычайно важный момент, потому что история проституции, а особенно история, преломленная через XIX век, предполагает, что вот женщина бедная, честная, хорошая, но не могущая детей прокормить, идёт на панель, потому что денег нет, а нужно как-то заработать, и она торгует собой. Это общая тема в рассуждениях об этом писателей, моралистов, философов, романистов, беллетристов, кого хочешь. А на самом деле это всё ерунда: блудят только те, кто любит блудить. Любишь блуд — блудишь, не любишь блуд — не блудишь. Конечно, там есть ещё какие-то такие пограничные состояния, когда не любишь, но, так сказать, идёшь на поводу у греха, потому что надо есть что-нибудь тебе и твоим детям, но в принципе, главная константа — блудят только те, кто любит блудить. «Я не хочу быть ни прачкой, ни швеёй, ни водителем автобуса, ни менеджером в офисе, ни кем-то ещё, а я хочу, чтобы меня привезли, накормили, обслужили, заплатили, напоили и увезли обратно». И всё. Вот они любят это дело. Вот Мария — это такая честнейшая блудница. Если бы её спросили сегодня, например, на ток-шоу каком-нибудь: «Слушай, Мария, ты такая развратница, тебя все любят, ты такая красивая, неотразимая. Ты почему это делаешь?» — она бы честно сказала: «Да мне просто нравится». И всё. А эти все разговоры — что денег не хватает, мама старенькая, дети учатся — это всё ерунда. «Мне просто это нравится, я ничего другого делать не хочу, я хочу этим заниматься». Понимаете? Так оно везде и есть, во всём мире, потому что блудниц миллионы: зарегистрированных, не зарегистрированных, стоящих на панелях или где-то там ещё обслуживающих клиентов. И все они рассказывают сказки про то, что жизнь тяжёлая, детей нужно кормить. На самом деле, просто нравится.

Вот Мария была очень честной блудницей, и это её спасло. Если бы она выдумывала себе оправдания, ничего бы не получилось. Она пряла, ткала, всякую другую работу исполняла чтобы есть, чтобы хлеб получать, чтобы зарабатывать себе на жизнь. А блудила она из одного только удовольствия. Это совершенно удивительное явление в мире, потому что подавляющее большинство блудниц ещё и сребролюбицы. Они, зарабатывая телом, прекрасно понимают, что они конвертируют свой блуд в деньги. Они их копят, собирают, и потом как-то пытаются жизнь свою устроить, накопив какие-то деньги. Мария денег за блуд не брала, только поэтому она и спаслась. Если бы она к цепям блуда добавила цепи сребролюбия, то всё — она бы не спаслась. Она была честная развратница, развратница без всяких угрызений совести. Семнадцать лет, день за днём, с утра до вечера и с ночи до утра без передышки. Это очень важно себе заметить, потому что сегодня таких марий есть очень много. Она одна такая святая, которая взошла на небо, а в принципе, их же есть тысячи и тысячи, десятки, сотни тысяч таких марий, которые не собираются каяться, которым нравится, которые зарабатывают так, которые придумывают себе всякие оправдания и объяснения. И потом заметьте, что она плывёт в Иерусалим. Т.е. лукавый позволяет ей сесть на корабль, поплыть в Иерусалим на праздник Воздвижения Креста, потому что он-то знает, что это его добыча, что она у него в руках плотно. Он позволяет ей ездить куда хочешь: «Куда хочешь, туда и езжай, всё равно ты моя. Хоть в Иерусалим, хоть на Афон езжай». И она на корабле блудит, в Иерусалиме блудит, т.е. там продолжается то же самое. Это такая очень интересная вещь: возле святых мест грех гуляет с наибольшей интенсивностью. Там, где есть некая святость, вокруг этой святости завихриваются потоки греха: люди там с ума сходят, греша. Там, где много Бога, там много и его врага. Враг лезет туда, где Бога много, он там пытается настроить свою «радиоволну» и с неё вещать свои мысли. Поэтому лукавый ведёт её в Иерусалим, в храм Господний: «Всё, пожалуйста, давай иди, всё равно ты моя». И вот там уже происходит обращение.

Она была неграмотной женщиной. Возле иконы Божией Матери она перетерпела некое такое возбуждение от сна, т.е. совесть её впервые затревожилась от вопроса: «Почему все заходят в храм, а я не могу?» До этого семнадцать лет она абсолютно не тревожилась в душе своей от того, что делала.

Когда вы, друзья мои, встречаетесь с грешниками, которые на голубом глазу говорят: «А что такого? Нормально всё, я живу себе и живу», — которые грешат, богатеют разными извращениями, воровством, содомскими упражнениями, чем хочешь, не удивляйтесь. Конечно, нельзя не удивляться, потому что удивительно, но из жития Марии мы узнаём, что, оказывается, можно жить абсолютно адской жизнью и совершенно не мучиться совестью. Впервые только в Божием храме она ощутила эту некую руку, упёршуюся ей в грудь и не пускающую её в церковь. Вот как важны наши храмы, в которых совершается богослужение.

Сколько раз мы, священники, наблюдаем это зрелище, когда люди приходят в храм, и в какие-то моменты, например, вдруг тошнота подкатывает к горлу, человек выбегает и блюёт. Или, например, в обморок падает. Или бледнеет, синеет, зеленеет, трясётся вдруг. Что это такое? Это сто раз видел я, и наверняка каждый священник это тоже видел не менее ста раз в своей жизни. А вот так вот. Церковное богослужение настолько сильно влияет на человеческую жизнь, настолько явно возвещает нам Бога Живого, что Бог Живой действует на душу мёртвую. Эта мёртвая душа вдруг начинает трепыхаться, оживать, дёргаться и иногда проявлять своё возвращение к жизни через плач, крик, обморок, трясение, стенание, рвоту, что-нибудь ещё такое. Это мы наблюдали очень много раз. Храмы очень важны. Храм Божий — это не квартира, в которой читают Евангелие, храм Божий — это место живого присутствия Живого Бога. Вот Он здесь есть. И люди приходят в храм Божий, переступают его порог, и вот он стоит-стоит, всё нормально, потом вдруг раз — позеленел, раз — упал, упал и не дышит. Говорят: «Ты чего упал-то? Так хорошо тут». Тут-то хорошо, а у него внутри всё плохо. Вот когда «хорошо» и «плохо» встречаются между собой, то человеку очень трудно устоять на ногах. То, что хорошо, душит то, что плохо в нём, и он падает навзничь, как будто его пулей сразили во время боя.

Так что Мария обратилась к Богу в храме, это очень важно. В храме, на богослужении. Потом очень важно, что она вышла из храма, заручившись поддержкой Божией Матери. Дали ей какие-то пару копеек в руку, она пошла к берегу Иордана, чтобы пойти за Иордан и там найти себе покой. И она причастилась. Здесь, вообще, взрыв нашей церковной реальности: она причастилась не исповедуясь. Если бы она начала исповедоваться и рассказывать все свои гадости, которые она творила семнадцать лет подряд, не переставая, то любой священник взял бы палку и выгнал её вон из храма, и не причастил бы её. Но она причастилась без исповеди. Она покаялась перед Божией Матерью, поцеловала крест Господний, услышала от Божией Матери: «Иди за Иордан, там будет тебе покой», — и она пришла в церковь Иоанна Предтечи на берегу Иордана и там причастилась. Она вообще только два раза в жизни причастилась. Если бы сегодняшнюю дисциплину навесить на блудника кающегося, то блудник кающийся никогда не причастится. И это есть вопрос. Как же нам поступать? Вот приходит человек, обременённый тысячами грехов: всякими гадостями, всякими мерзостями, всякими злодействами, всякими неправдами, всякими извращениями — и ты слушаешь его. Если брать по Типикону или по Правильнику, по книжке со сроками епитимьи, то нужно гнать его лет на сорок из храма. А реально что делать? А реально нужно, очевидно, поступать по Духу Божиему: как Дух подскажет. Потому что если бы Мария не причастилась Святых Тайн, она бы не выдержала сорок семь лет в пустыне, а если бы она исповедовалась в храме, устно рассказывала про свои грехи, то никто бы её не причастил. Она причастилась без исповеди, это очень важный вопрос. Спорьте со мной, ругайтесь со мной как хотите, но житие об этом говорит очень ясно. Она приняла Христовы Тайны, переправилась через Иордан, ушла в пустыню и там осталась на сорок семь лет.

Первые семнадцать лет она боролась с помыслами как с дикими животными, как со зверями: как с шакалами, как с гиенами, как с львами и леопардами. Они грызли её, а она сопротивлялась. Т.е. её мучил блуд, она мучилась от голода, от жажды, от холода ночного. Вообще, в пустынях зимой очень холодно, особенно ночью. Там почему песок, вообще? Потому что там зимой ночью холодно, а летом очень жарко, и там трескается любой камень, он превращается в песок. И она страдала от холода, голода, воспоминаний блуда, разжения в плоти, и прочее-прочее. Семнадцать лет подряд, день в день: как блудила она семнадцать лет подряд, столько лет она и страдала от всех этих вещей. Но Христос крепил её, и Божия Матерь помогала ей, и эта бедная святая женщина дотерпела до конца. А потом через семнадцать лет пришёл к ней покой, продолжавшийся ещё тридцать лет до пришествия в пустыню Зосимы, который причастил её и дал ей возможность уйти с миром в мир иной. Настолько важно причащаться Христовых Тайн, что даже такие вот, по мирским понятиям, конченые блудницы спасаются именно благодаря причащению Святых Христовых Тайн. Пробудившаяся совесть тут же требует Причастия. Как только проснулась совесть, как только есть боль о прожитой жизни, тут же душа желает Причастия. Без Причастия спастись невозможно. Зосима специально пришёл в пустыню, — Господь повёл его, — чтобы Марии причаститься Святых Христовых Тайн.

Всё это важно для нас, сегодняшних людей, потому что разврат и безобразия — это константы нашего бытия, вы всё это знаете и без меня. Нет жития, есть только вонючая жизнь. И блуд составляет главную составляющую этого букета, этой икебаны греховной, которая нам сплетена и составлена хозяином греховной жизни, врагом Божиим. Поэтому нам всем с вами нужно подружиться с Марией Египетской, нужно полюбить её, нужно обращаться к ней. Когда дети наши начнут смотреть порнографию в интернете, нам нужно будет молиться ей. Когда мы сами начнём дурака валять и разжигаться похотями всякими, достойными пятнадцатилетнего возраста, а хотя нам уже пятьдесят или шестьдесят, нам нужно будет молиться ей. Нам нужно будет молиться ей всегда, когда блуд вступит в свои права и начнёт командовать нашей жизнью. Ведь Христос Сам сказал, что кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами. Христос называет мир сей прелюбодейным и грешным. Т.е. прелюбодеяние выделяется в отдельную категорию. Грешный — это сребролюбивый, злословный, суетный, лукавый, хитрый, злой, недоброжелательный, — все грехи там, все отдельно. А ещё отдельно есть прелюбодейный. Прелюбодеяние — это отдельный грех. Люди действительно блудники. Не просто празднословцы, жадины, брехуны, сплетники, злословцы, мстители за себя и т.д., они ещё главное — прелюбодеи. Куча брошенных женщин, куча брошенных мужчин… Кстати, бабы стали такими же развратницами, как мужики. Раньше только одни мужики бросали женщин, а сегодня бабы посходили с ума, отбивают чужих мужей, развратничают, творят непонятно что, такие же сумасшедшие стали, как демоны в аду. Всё поменялось, вообще, всё изменилось. У них в голове только — в какой салон пойти ногти красить и какого мужика у какой бабы отбить. Мужики всегда, так сказать, за цокающими каблуками, за короткой юбкой вели глазом, в этом нет ничего удивительного. Но женщины! Женщины стали ещё более развратными, чем мужчины, это факт нашей жизни. Они развратились до корня волос. И вот Господь называет мир сей прелюбодейным и грешным. Всё остальное — это уже другие грехи. Так вот когда мы захотим избавиться от грехов своих, нам нужна будет хорошая помощница. Звать её Мария. Но не Божия Матерь, хотя Божия Матерь помогает всем и везде. Есть ещё одна помощница по имени Мария — Мария Египетская, которая утонула в блуде, но не захлебнулась. Вынырнула, доплыла до берега, на берег вышла и сегодня в раю живёт. Преподобная мать Мария, моли Бога о нас!

— Здравствуйте. Благословите, батюшка. Какую пользу приносит воздержание в семейных отношениях?

— Воздержание должно быть обоюдным. Если вы, например, желаете воздерживаться, а жена не хочет воздерживаться, то вам нужно идти на поводу у жены и спать с ней как муж с женой. А если, например, наоборот, она желает воздерживаться, а вы не желаете, и вы приступаете к ней с просьбами и требованиями, то она должна идти на поводу вашем и уступать вашему желанию. Воздержание в семье должно быть только обоюдным. А смысл и польза его очень велика. Те супружеские пары, которые живут без воздержания и без ограничения своих супружеских желаний, постепенно докатываются до невместимых и неизобразимых словами безобразий. А те, которые воздерживаются, те скучают друг по другу, и они с радостью встречают Пасху, и потом с радостью делят супружеское ложе, и это им сладко, это им как награда за целомудрие. И они любят друг друга дольше, сильнее, крепче и вернее чем те, которые не знают поста. Пост очень сильно уцеломудривает супружеские отношения. Там, где поста в браке нету, там есть разврат, безбожие, измены и прочее. А там, где есть воздержание, там есть такой момент, как люди соскучились, истосковались друг по другу, и они потом после Пасхи, после Рождества уже имеют некий праздник такой супружеский. Это как первая брачная ночь. Она такая же весёлая, такая же сладкая. Поэтому эти браки крепче, сильнее и прочнее, чем браки развратников. Но повторяю, это вопрос обоюдности. Если жена, например, не может воздерживаться, вы должны идти ей навстречу, чтобы она не искала себе дядьку на стороне. А если наоборот, она хочет поститься, а вы не желаете поститься, она должна идти вам навстречу, чтобы вы не искали себе тётку на стороне. Пост очень важен для брака, без поста брак неполноценный, но пост должен быть добровольный и обоюдный. Если он не обоюден, то постящийся должен идти навстречу непостящемуся ради мира семейного. Мир семейный важнее всего вообще. Т.е. пост рядом не стоит по важности. Сначала семейный мир, а потом всё остальное. Такая сложная материя — семейная жизнь. Сложная жизнь семейная, сложная. Монахам легче. В чём-то. А в чём-то совсем не легче. Вообще, всем тяжело. С тех пор как мы рай потеряли, всем тяжело жить на свете.

— Батюшка, здравствуйте. Я выхожу на работу утром, осеняю себя крестом, и пространство впереди себя тоже осеняю крестом. И около нашего дома часто собираются утром пьющие люди. Вот сегодня оскал невероятный я увидела у одного человека. Можно сказать, если бы можно было меня укусить, он бы меня укусил. Оскалился, ругался на меня, что я тут молюсь. Я мимо прошла, ничего не ответила. Но правильно ли я делаю? Может быть, я смущаю людей таким своим поведением? Или мне продолжать делать так же и не обращать внимания?

— Вы до открытия дверей осеняйте себя крестом, и дорогу свою осеняйте крестом тоже до выхода из дверей. А когда уже вы вышли на улицу, а там сидят эти персонажи синие или ещё кто-нибудь такой, то вы не показывайте наружу людям, что вы крестите дорогу или себя. Этого делать не стоит, лишний раз не стоит. Не надо, я так думаю. Исходя из ваших слов, и исходя из моих личных убеждений, вы, пожалуйста, креститесь до выхода из дома. Вот вы к дверям подошли: перекреститесь, помолитесь кратко, дорогу перекрестите, а потом открывайте и выходите. Т.е. не дразните гусей, не надо. Это не нужно. Крест вам нужен, этим злодеям он не нужен. Поэтому они, конечно, на вас смотрят, так сказать, с прищуром. А зачем нам вызывать огонь на себя лишний раз на ровном месте? Не нужно.

— Добрый вечер, отец Андрей. Я хочу сказать, что я горжусь, что в нашей Церкви есть такие священнослужители, как вы. Истинный христианин, истинный любитель Божий, настоящий. Вы для нас как глоток свежего воздуха. Побольше бы таких в Церкви. Дай вам Бог здоровья и многая лета!

— Спасибо большое за добрые слова. Хочу сказать всем о том, что в Евангелии содержится прямое повеление Господа следующего характера: «Жатвы много, — Христос говорит, — делателей мало; итак, молитесь Господину жатвы, да изведет делателей на жатву Свою». Этот вопрос очень важный. Насколько мы молимся о том, чтобы Бог привёл на жатву, которой много, — т.е. дозрели колосья, души готовы, — насколько мы молимся о том, чтобы Бог привёл делателей на созревшую ниву, чтобы они пожинали плод в жизнь вечную? Если вы ни разу об этом не молились, пожалуйста, исправьтесь. Встаньте на колени, скажите: «Господи, Владыка живота моего, Владыка мира, изведи, пожалуйста, делателей на жатву Твою. В России, в Америке, в Австралии, во всём мире приведи добрых людей, мудрых, любящих Тебя, к тому, чтобы они взялись за этот плуг и начали пахать ниву Твою, чтобы они работали на Твоей ниве». Нам нужно молиться об этом, чтобы у нас было побольше этих Божиих тружеников. На самом деле, у нас их очень мало. Я тут недавно услышал, что у нас всего лишь пятнадцать тысяч священников во всей Русской Церкви. Капля в море. Экстрасенсов двести тысяч зарегистрированных, а священников пятнадцать тысяч. Можете себе представить? Вот примерно такой разброс по цифрам. Это же кошмар какой-то! Нас очень мало. Эти все шакалы воют на луну: «Попы замучили, попы везде, попы там, попы сям, попы в образовании, попы в армии, попы в культуре, попы на телевидении». Слушайте, ребята, нас всего-навсего пятнадцать тысяч человек на всю Россию вместе с Украиной. Нас очень мало: монахов, катехизаторов, священников, проповедников. Нас капля в море, и эта капля бедная ещё пыжится на себе тянуть всю эту нагрузку. Поэтому молитесь Господину жатвы, чтобы вывел делателей Своих на жатву Свою. Это обращение ко всем христианам. Нам будет легче жить на свете, когда проповедь Евангелия будет расширяться.

— Батюшка, добрый вечер. Вы сказали по поводу семейных отношений во время поста, а после поста семейное воздержание какую пользу даёт для души, для духовной жизни?

— Вы понимаете, люди всё равно постятся в семейной жизни часто, потому что, допустим, есть женские немощи: каждый месяц у женщины есть известные немощи — вот тебе уже и воздержание. Потом, есть командировки всякие у мужчин или у женщин работающих. Потом, есть болезни, есть службы, есть среда и пятница. Потом, есть ещё что-нибудь. Короче, посты — это вечный спутник христианина. И мы в браке воздерживаемся. Кстати, этим мы и спасаемся, потому что, повторяю вам, что те, которые не воздерживаются, доходят в своём разврате до таких крайних степеней безумия, что там уже лекарства нету, там уже просто Бог будет уничтожать это всё. Я даже сознательно избегаю это всё говорить в эфире, потому что я знаю, о чём я говорю. Я всё это по исповедям знаю, по литературе знаю, я всё это читаю, понимаю, слышу очень часто. Т.е. люди, не воздерживающиеся, настолько развращаются, что они просто сходят с ума. А воздерживающиеся, сохраняют здравый разум и любовь к своему родному человеку: жена — к мужу, муж — к жене. Им больше ничего не нужно. Так что воздержание всегда полезно, и у нас есть много поводов для воздержания. Повторяю, что, например: родила жена, у неё там всё порвано, всё болит; или жена кормит; или ты уехал в командировку; или пост наступил; или что-то ещё. Мы всю жизнь воздерживаемся, это тяжело, на самом деле, но это нас спасает, потому что если бы мы начали творить всё, что мы хотим, мы бы с ума посходили. И те, кто творят всё, что хотят, они уже с ума сошли давно. Т.е. они просто ведут себя уже не как человеки, а как демоны, и доказывают, что так и надо. Так что воздержание — это великая вещь, оно уцеломудривает человека. Вообще, узы брака очень врачуют человека, в браке человек обретает некую полноту и исцеляется от многих скрытых или явных духовных болезней. Брак — это великое врачебство, узы брака священны.

— Здравствуйте. Батюшка, вы не могли бы объяснить, как понимать слова Апостола Павла во второй главе Послания к ефесянам: «Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас, и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом, — благодатью вы спасены, — и воскресил с Ним, и посадил на небесах во Христе Иисусе….. Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар…» Как понимать? Когда оживотворил, когда воскресил, когда посадил? Как понимать эти слова?

— Павел обращался к христианам, т.е. к тем, кто уже вошёл в Церковь. Христиане — это те, кто услышал проповедь о Христе. Эта проповедь о Христе пробила некие стены внутреннего сопротивления и проникла в сердце. Т.е. человек уверовал. Сначала проповедь и вера, потом после веры подготовление к Крещению и Крещение. И вот те, кто пережил это обращение к Богу через проповедь и назидание в вере, кто приготовился к Крещению и крестился,  собственно, и есть те люди, которые в полноте могут о себе сказать, что я был раньше в царстве тьмы, а теперь я в Царстве Света. Т.е. я был раньше сын погибели, а теперь я сын спасения. Я был мёртв по пригрешениям своим, а теперь я омылся, осветился, очистился и ожил со Христом. Эти слова обращены к тем, кто пережил благодатный опыт слышания слова о Господе — раз; приготовления к Крещению и самого Крещения — два; вхождения в христианскую общину. Апостол Павел обращается к практическому опыту христиан, переживших свой переход от тьмы к свету, от мёртвости к жизни, от погибающих в число спасающихся. Это не такие, скажем, какие-то придуманные слова, а это слова, отражающие реальность. Т.е. человек, который во взрослом возрасте услыхал о Христе, оставил свои грехи, — блуд, противоестественный блуд, воровство, обжорство, пьянство, сребролюбие, желание власти, что-то ещё, — обратился к Богу всей душой, крестился, омыл свои грехи, вышел из купели и ощутил себя новым человеком, вот такой человек потом может читать Послание Апостола Павла. Павел говорит ему: «Да, вы были мёртвые раньше по пригрешениям вашим, а теперь омылись, очистились, осветились, и теперь Господь посадил вас с Собою, т.е. вы наследники вечной жизни». И они это чувствовали в себе. Залог вечной жизни должен ощущаться человеком. Нас ждёт вечная жизнь, вечное Христово Царство, а до этого нам даются некие залоги. Ну что ли кредиты, если угодно. Т.е. наперёд Бог нам нечто даёт, говорит: «На тебе вот это. Это тебе кусочек от того, что будет потом. Сейчас у тебя кусочек, а там потом будет целая гора. На, попробуй». Вот благодатный опыт спасения, перехода от смерти в жизнь должен быть у каждого христианина и, соответственно, к этим людям и обращаются апостольские послания. Нам дано Царство. Залог Царства уже нами вкушён. Мы должны уже по вкусу, по нюху, по сердечной памяти ощущать, как же это хорошо — быть с Богом. «Хорошо тебе?» — «Хорошо мне». — «Вот так хорошо тебе будет во веки веков. Хочешь этого?» — «Хочу этого». — «Всё. Аминь. Трудись». Вот в таких отношениях идёт жизнь человеческая. Об этом и пишет Апостол Павел в Послании к ефесянам во второй главе. Спасибо за вопрос, вопрос хороший.

Нас ждёт ещё последняя неделя Великого поста. Кстати, сегодня суббота Акафиста. Я вас очень прошу: ставьте перед собой сверхзадачи. Например, попытайтесь выучить наизусть Акафист Божией Матери. Это вроде бы очень сложно, но на самом деле это не сложно, только начните. Почаще его читайте, именно его. Не все остальные акафисты, которых тысячи, а именно его, потому что он нормативный, камертонный, по его образцу написаны все остальные, и он настраивает всех богомольцев на очень правильные поэтические богословские мысли. Это удивительный, ни с чем не сравнимый текст. Пожалуйста, выучивайте наизусть Акафист Божией Матери, Псалтирь царя Давида. Потихонечку, псалом за псалмом, псалом за псалмом выучивайте наизусть. Это очень важно, это очень пригодится вам в этой жизни и в будущей.

— Батюшка, Алексей из Москвы. Архимандрит Иоанн Крестьянкин перед смертью сказал про наше время сегодняшнее, что делателей мало будет. А почему-то про Иоанна Крестьянкина молчат.

— Да нет, про него не молчат. Это достойный человек, которого любят, уважают, помнят, постоянно про него говорят, его книжки читают, его поучения произносят. Это очень известный человек, про него нельзя молчать. Мы вообще не молчим про святых, мы про святых кричим. Святые — это очень важные люди. Да, конечно, он предсказывал многие тяжёлые времена, но это не значит, что нужно лапки сложить. Трудиться нужно. И ты трудись, и я буду трудиться, так и спасёмся.

— Благословите, батюшка. Пророк Сирах, 7:33-34: «Бойся Господа, и почитай священника, и давай ему часть, как заповедано тебе: начатки, и за грех, и даяние плеч, и жертву освящения, и начатки святых». Растолкуйте, пожалуйста.

— Старозаветное священство было особое. Земли Господь им не дал. Когда они перешли через Иордан, Господь говорил, что Я дам всем коленам землю, а колену Левия не дам землю: Я их земля. Т.е. они должны будут служить Господу, и весь Израиль должен будет их кормить и содержать. Вот об этом пишет праведный Сирах. Говорит, что священника уважай, начатки всех приобретений приноси ему: жертвуй, давай, отделяй, не забывай. Потому что сами священники не пахали, не сеяли, не были ни скотоводами, ни землепашцами, они только Богу молились и больше ничего. Господь говорит: «Пусть они молятся Мне, пусть служат Мне, и земли у них не будет ни какой, а только будут города специальные для них, для левитов, а кормить их будете вы — все остальные одиннадцать колен». И такой закон соблюдался в Израиле. В отношении к нам это означает, что священники должны всей душой прилежать к изучению Закона Божиего, проповеданию Закона Божиего, молитве в храме. Изучение, проповедь и молитва должны быть главными занятиями священника, а люди Божии, которые питаются от священника поучением, наставлением, проповедью, Святыми Тайнами с его рук питаются… Мы же кормим вас с ложечки, на самом деле. Вы же понимаете, что священник, когда причащает человека, кормит его с ложки, как маленького ребёнка. Как вы кормите своих малышей с ложечки, так мы кормим вас. Мы, по сути, вам отцы. Независимо от того, например, что мне сорок пять лет, а вам шестьдесят, но я вас кормлю с ложки. Я выслушиваю ваши всякие грехи, я молюсь за вас, я вас с ложки кормлю. Т.е. я больше и не должен ничем заниматься. Я должен заниматься этим: проповедовать, учить, запоминать, рассказывать, служить, молиться, причащать — а всё остальное — это уже ваше дело. Т.е. начатки приношений, начатки прибытков своих — это всё уже дело, называющееся милостыней и содержанием храма. Ведь храмы наши живут вашими ручками, дорогие мои: вашими пенсиями, вашими зарплатами, вашими ручками, вашими ножками, вашим сердечком. Всё, что у нас в храмах есть — это всё ваши ручки заработали. Мы же священники… Иногда бывает такое, что кто-нибудь имеет талант в бизнесе, а в большинстве случаев священник просто молится, а ему приносят, говорят: «Батюшка, вот это вам на витражи, а это вам чтобы пол поменять, а это вам чтобы иконостасы украсить». И вот так вашими ручками, вашим сердечком, вашими душами наши храмы, собственно, и живут, и мы, священники, питаемся от ваших рук. Вы наши кормильцы и поильцы. Мы ваши молитвенники, мы за вас молимся Богу и кормим вас Святыми Тайнами, а вы наши кормильцы и поильцы, нам без вас никуда. И вам без нас никуда, и нам без вас никуда.

Христос да будет между нами и вами, умиряя, вразумляя, сохраняя и милуя нас! Спаси вас, Господи!

 

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации