3116 БЕСЕДА НА РАДИО «РАДОНЕЖ». Воскрешение Лазаря. [22.04.2016]

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.

Дорогие братья и сестры, добрый вечер. Мы с вами будем говорить о Лазаревой субботе, о воскрешении Лазаря. Начнем с того, что Христос воскрешал до Лазаря ещё и других людей. Дочку начальника синагоги Иаира и единственного сына вдовицы в городе Наин. Там умершие были только что умершими. Лазарь был четверодневен, т.е. там уже запах гниения исходил из гроба, и умерший, очевидно, растлевался смертью. О чём Христос, собственно, и плакал, что смерть безобразна, она не входит изначально в планы Божии. Но завистью дьявола смерть пошла в мир. И так Христос воскрешал до этого дочку Иаира, о которой Он говорил, что не умерла, но спит. А окружающие смеялись над ним, потому что ясно было, что умерла. Что значит  спит? Мертвая она. Он взял за руку и сказал: «Девочка, тебе говорю, встань»  — она встала. Так же и наинский мертвец.  Город Наин расположен недалеко от Галилеи. Там Господь встретил погребение, т.е. его несли хоронить. Остановил процессию, прикоснулся к гробу и обратился к юноше как к живому: «Тебе говорю, встань» —  он встал. И отдал его матери его, и все удивлялись, на всех был страх и радость одновременно. Заметьте себе, что страх и радость —  они вообще не враги. В жизни мирской, кого боишься —  того не любишь. И если есть страх, то радости нет. Т.е. страх и радость противоположны друг другу в вещах мирских, там, где есть грех. А где греха нет, там страх и радость —  они вместе. Т.е. ты Бога боишься и радуешься о Нём одновременно. И одно другому не мешает. Это стоит запомнить, потому что очень важная вещь, на мой взгляд. И вот Христос воскрешал дочь Иаира, сына вдовицы в Наине, а теперь Лазаря. Лазаря воскресил уже не так, как тех, потому что тех воскресил в первые часы после смерти. Ещё были сомнения, мертв ли или обмер, замер. Мало ли бывает всякого в жизни! Муха за подоконником замрет и лежит там. Солнце загрело —  она раз!- и полетела. Думали, что дохлая —  она, оказывается, живая, просто  спала. И есть сомнение в том, что может, не умирали вообще, может просто уснули, летаргический сон, что-нибудь ещё такое. Так вот, Лазарь — это уже явное событие, которое говорит о том, что Христос властен над настоящей смертью. Т.е. без сомнения для всякого сомневающегося. Те тоже умерли по- настоящему, а сомневающийся может прицепиться: «А вот здесь, понимаешь, слишком мало времени прошло, они ещё гнить не начали, их не похоронили, и т.д.» А вот Лазарь уже гнить начал, и похоронили, камнем закрыли. И уже воняло так, что из-за камня, из пещеры уже был запах тления. Я не знаю, конечно, нас слушает много людей и у всех вас есть опыт жизни. Вы какие-то годы прожили, как-то прожили, что-то узнали, что-то увидали. И у каждого из вас есть своё знание. Наверняка, многие из вас обоняли запах трупа, т.е. как пахнет труп. Наверняка знает это не только человек, который препарирует трупы, будучи доктором анатомии или патологоанатомом. А просто люди, которые погребают кого-то, хоронят соседей, родственников. Смертный запах, это  сладко-страшный, сладко-вонючий, жуткий запах смерти. Наверняка вам в ноздри бил когда-нибудь. Это самый отвратительный запах, который есть на земле, ничего хуже не пахнет.  Отступлюсь от темы. Вообще человек — самое вонючее существо. Например, помет человеческий — вонючее всего на свете. Помет коровий или конский, или другого животного —  не такой противный, не такой страшный. А человек  — все, что он по себе оставляет, оно самое гадкое. И когда умирает человек, то смердит так, что терпеть невозможно. Самые родные люди с ужасом убегают из комнаты, где лежит покойник, если он вдруг начинает гнить на глазах, разлагаться. На самом деле это известно докторам и священникам, тем, кто хоронил своих родных, т.е.  это на самом деле очень кошмарная тема, это изнанка нашей жизни. Мы сейчас вполне толерантно стараемся душиться дезодорантами, духами, чтоб пахнуть хорошо. Но когда помрешь —  как завоняешься, Боже сохрани! Это хорошо, что цветы не воняют, а пахнут, что мощи святых —  они благоухают, и косточки и тела. Поэтому вонь разлагающегося Лазаря проникала из закрытой пещеры наружу, и когда Господь пришел туда, то ему сказали «Господи, уже воняет, уже смердит». Т.е. он воскресил человека, который был фактически объят смертью. Дочь Иаира и сын наинской вдовы, они были только что взяты смертью, ещё тело не остыло. На востоке погребают в тот же день. Помер, замотали, побежали, похоронили. А у нас по-другому, долгое дело. Потому что мы знаем, что тело человеческое по идее, по призванию  — храм Духа святого. И мы это тело кадим, кропим, обмываем, одеваем, целуем, цветами облагаем. Очень часто бывает так, что наше погребение превращается в праздничное богослужение, как будто праведника хороним. Похороны праведника —  это вообще радость, потому что мы чувствуем, что он уходит в лучший мир, когда у покойника часто лицо улыбается. Болел, болел, потом помер и улыбается. И все к нему приходят ко гробу, и непонятно вообще, плакать или не плакать. И так это всё во Христе происходит, со Христом, с благодатью Божией. И вот Христос показывает нам воскрешение Лазаря, что он сильнее не просто смерти сегодня —  вот смерть взяла, украла человека. Он сильнее смерти в перспективе. Вспомните жизнь царя Давида. Царь Давид был смелый пастушок. Он имел мало печалей. Он играл на дудочке или псалтырке, перебирал струны, пел Богу песни и соблюдал своё стадо. Если медведь или волк, или другой хищный зверь вдруг хватал что-нибудь из стада и уносил —  Давид бросал все дудочки, псалтырки, свои гусли, бежал за хищником, вступал в драку с ним, рвал ему пасть на две части. Он был молодой, сильный и смелый, и забирал израненное животное из зубов хищника, брал на плечи и нес обратно. Я думаю, что погрызенная овца, на своих ногах не вернулась в стадо, т.е. нужно было ее брать на плечи. Это всё о Христе, что Христос —  Пастырь добрый, который берет на плечи израненное человеческое естество, ягненка этого, человека и несет его к Отцу. Когда Давид догонял медведя или волка, которые в зубах уносили маленького ягненка, то догонял, дрался, разрывал пасть, вынимал, спасал, уносил. То-есть  это похоже на воскрешение Христом дочери Иаира и сына наинской вдовы. Т.е. всё происходит сегодня. Сегодня умер, сегодня воскрес. А бывают такие случаи, когда ягненок заблудился, ушёл, пропал, ножки поломал, упал в какую-нибудь пропасть, т.е. много дней нет его. И пастырь добрый идет и ищет его, и находит. Поднимает на плечи и возвращает обратно через несколько дней. Вот такое воскрешение через несколько дней, это воскрешение Христом Лазаря. Лазарь — это человек, который заслужил имя «друг Божий». Слово друг вообще —  это священное слово, потому что друг в каком-то смысле это нечто большее, чем любимый человек. Потому что можно сказать: «Я тебя люблю, а ты меня не любишь». Но нельзя сказать «Я с тобой дружу, а ты со мной не дружишь», т.е. дружба всегда взаимная. Дружба выше любви, потому что любовь бывает неразделенная, а дружба неразделенная не бывает. Друг Божий, друзьями Христос называл своих учеников, и говорил: «Вы друзья Мои, потому что Я сказал вам всё, что слышал от Отца Моего», т.е. друзья Божьи. Он находятся в тесном общении с ними, и у Него от них нет секретов. Он им доверяет. Они готовы подняться в любое время и пойти, куда Он скажет. Есть такая песня старая про друга, что друг всегда уступить готов место в лодке и круг. Друг  — это человек, который   на все готов, для многих это очень понятная вещь, потому что у вас есть друзья и подруги. Ночью набираем телефон, он прибежит к тебе сейчас же и говорит: нужны деньги? Сейчас найдем. Нужно лекарство?  Сейчас найдем. Нужна помощь?  Сейчас найдем. А есть люди, которые не знают дружбы, у которых нет таких друзей. Которые сами никогда не были такими друзьями ни для кого. Вот и у них самих не было таких друзей. «Три товарища» Ремарка, например, книжка про трех друзей сумасшедшей жизни, жизни падшей, жизни грешной. Но, тем не менее, там три товарища, они до конца, до крови, до смерти не разделяются. Как три мушкетёра у Дюма. Как Алёша Попович, Илья Муромец и Добрыня Никитич на известной картине Васнецова. Вот друзья —  не разлей вода! Лазарь -друг Божий. Господь любил его, часто бывал в доме его. Он пришел туда, там есть много нюансов, очень тонких, касающихся отношений между Христом и сестрами Лазаря. Потому что мы читали в Евангелии, там же пишется у Луки, что Христос часто бывал у них дома. Однажды в доме Марфа гремела кастрюлями, т.е. она готовила угощение, то, что вкусно для Христа. А Мария вообще забыла про всё, она не была лентяйка, она просто забыла обо всём. Она села при ногах Иисусовых, и Он с ней разговаривал. Он, видимо, говорил ей про царство Божие, про красоту духовной жизни, про то, как хорошо не гневаться, не раздражаться, не сквернословить, не брать чужого, не прелюбодействовать. И она, раскрывши рот, забыв про всё, слушала его, а Марфа там гремела банками. И тут, в конце концов, Марфа говорит: «Господи, ну что такое, сестра моя оставила меня одну служить. Скажи ей, пусть мне поможет». И Христос говорит ей: «Марфа, Марфа, ты переживаешь и беспокоишься о многом. На самом деле на потребу нужно есть только одно и Мария блаженнее тебя. Она благую часть избрала», т.е. она слушает глаголы вечной жизни. Вот эти Марфа и Мария, они потом приходили к гробу Лазаря, брата своего. И там тонкая психология. Первая Марфа пришла, Марфа везде первая, и накрыть стол, и убрать в доме, и прийти к гробу —  она везде первая. А Мария вторая всегда, но Мария всегда лучше, она как-то смиреннее, тише, лучше, смышлёнее. Почитайте, это 11-я глава Евангелия от Иоанна, довольно пространное повествование о посещении Христом этой могилы. В конце концов, Господь громким голосом воззвал Лазаря: «Лазарь! гряди вон», т.е. Лазарь выходи наружу, выходи оттуда, не оставайся там. «Лазарь! гряди вон» —  и вышел умерший. Христа голос воззовёт нас из гробов наших. У пророка Иезекииля написано: «Я воззову вас из гробов ваших», это говорит Господь, т.е. Господь сказал «Я, Господь, воззову вас из гробов ваших». Вот Христос и есть тот, кто голосом вызывает людей из гробов. Вот он сказал «Лазарь! гряди вон»  — и вышел умерший. Смерть не может ничего противопоставить словам Христа. К тому же мы читаем Евангелия от Иоанна, о том, что наступит время, когда мертвые и живущие в гробах услышат голос Сына Божия, и, услышавши  — оживут. Вот оно и исполняется. Лежащий во гробе Лазарь слышит голос Сына Божьего Христа, услышав Его, оживает и выходит. Господь говорит: «Лазарь! гряди вон», Лазарь поднимается. На Лазаре Христос показывает, что Он сильнее смерти в полном смысле слова. Не только умершие только что, которые ещё остыть не успели, и которых ещё в землю не похоронили. Не только что обмершие, заболевшие, над  болезнями власть имеет Христос. Но Он имеет власть над смертью, которая уже съела человека, он уже воняет, уже всё, уже смердит. А Христос говорит: выходи — он выходит. Смерть не имеет власти над человеком, к которому обращается Христос. Притом Христос зовет человека по имени, говорит «Лазарь! гряди вон», имеется в виду, что Христос тоже будет звать нас тоже по именам, Он нас знает, знает кого как зовут. Он, божественно умудрившись, исхитрившись, позовет нас всех в одну секунду одновременно по именам, и мы все начнем подниматься из гробов наших в день Страшного и великого Воскресенья всех мертвецов, и поднимемся из гробов наших. Потому что Христос сильнее смерти, и на Нем исправилось и исполнилось слово: «Я выведу вас из гробов ваших». Суббота Лазарева, друзья, Христос перед смертью показывает власть Свою над смертью. Прежде, нежели Ему умереть, Он показывает, что Он сильнее смерти. И это нас веселит и печалит одновременно. Веселит, потому что Он сильнее смерти, а печалит, потому что вот такого хорошего, такого сильного, такого святого  всё-таки мы, люди, осудили, избили, изувечили и распяли. Это же мы все сделали. Это же не только еврей виноват, это человеки виноваты.

Телефонный звонок: Добрый вечер, батюшка. Спасибо вам большое за ваше объяснение. Вопрос у меня следующий. По поводу вы сказали о страхе и радости Бога — хорошо. Выражение такое, люди иногда, даже часто говорят: «бьет —  значит любит». Вот тоже аналогия почему-то возникла в связи с тем, что вы сказали. Как вы понимаете это? И второе, по поводу Лазаря такое маленькое-маленькое у меня дополнение – «воскрешение Лазаря — чудо из чудес, предзнаменование дал Господь и Сына отдал людям грешным во спасение, чтоб Он умер и воскрес». Спасибо.

О.Андрей Ткачев: То, что бьет и любит —  это не ваше и не моё, это не наше. В притче сказано, что Господь бьет всякого сына, которого принимает. Павел об этом пишет, «Бог если вас не бьет, то вы чужие Богу, а если бьет, то значит, вы свои для Него». Потому что если есть   какой-нибудь отец на земле, который бы не наказывал своих детей, но нет такого. Ремень снимает, вожжи берет в руки и ухо крутит, потому что есть, за что и есть, для чего. Если отец наказывает детей своих, то тем более Бог наказывает детей Своих. Павел пишет: «И тот отец наказывает для временных целей, а тот Отец небесный наказывает для вечной славы». Поэтому битье Божье —  это знак Божьей любви. Не хочет Бог, чтобы ты оставался свиньей, какой ты есть, а хочет, чтоб ты был лучшим человеком. Он тебе дает по шее —  ты плачешь и потихонечку становишься лучше. В этом есть большой смысл, это правда. Так что это не ваши слова и не мои слова, и не слова фольклора российского, женского фольклора: «Бьет —  значит, любит». Это слова Священного писания. Если Бог бьет человека, значит, бьет за дело, и знает, кого бьет, за что бьет и как бьет, и бьет, кого любит. « «Я любящих меня люблю» —  говорил Господь. «Ищущие Меня обрящут благодать». Однако же он по шее дает, тем, которые достойны получить по шее, чтоб лучше стать. Вот почести бьет и любит.

Телефонный звонок: Здравствуйте, батюшка Андрей. У меня вопрос по поводу Страстного Четверга. Семья у нас с более 30-ти летним стажем, и мы ходим в храм. У нас дочка ДЦП инвалид. Мы с Наташей причащаемся, а муж нет. Я ему не могу объяснить толком, что такое Страстной Четверг, чтобы он меня отпустил на литургию. Что такое вообще есть литургия? Я ему говорю: литургия- это больше, чем сотворение мира, а он не понимает. А авторитет ваш у него есть, он читает ваши книги. Зовут его Андрей, меня Галина, а дочку Наталья, мы просим ваших молитв.

О.Андрей Ткачев: — Я не думаю, что я одним словом разрушу все стереотипы и предубеждения вашего супруга, моего тезки. Хотя, конечно, мне хотелось бы, чтобы мои слова были достаточны для того, чтобы он тоже начал посещать храм Божий ради литургии. Литургия —  это таинство Церкви, которая составляет сердцевину церковной жизни, т.е. это сердце церковной жизни. Без литургии Церкви нет. Всё, что в Церкви есть хорошего, вытекает из литургии, т.е. святость чудотворцев, подвиги преподобных, мудрость святителей —  это всё плоды литургии. А всё, что в мире есть хорошего, это плоды Церкви. Потому что мудрость ученых, живопись художников, здания архитекторов —  это всё так или иначе связано с сердцем Церкви. Если мы будем по нисходящей в глубь уходить, то мы найдем, что  Церковь сердцем своим литургическим, питает всю вселенную. И всё хорошее в мире проистекает из литургии. Я, честно говоря, затрудняюсь, как это объяснить человеку. Потому что я, например, лично я понял без объяснений. В бытность свою, юношескую свою жизнь, умирая от тоски, без всяких фантиков, ничего не приукрашивая, просто фактически умирая от печали и тоски, от бессмысленности, от незнания, зачем жить, я однажды посетил божественную литургию —  и она меня огорошила, она меня просто оглушила. Я понял, что здесь есть смысл жизни.Т.е. это всё происходит без книг, без разговоров. Поэтому я не знаю, что сказать человеку, который не знает, что такое литургия. Потому что я сам узнал литургию не из книг. Я узнал её из самой литургии. Может, стоит попросить Бога, чтобы Господь открылся вашему мужу через литургию, но, конечно, для этого нужно ему бывать на литургии. Может, его позвать на литургию, и он придет на неё, как посторонний надсмотрщик, как смотрящий со стороны. Может быть как скептический наблюдатель, как человек ищущий минусы. Не ищущий плюсы, а ищущий минусы, такой критический наблюдатель. И вдруг может быть накроет его, дай Бог- его накроет, то, что обычно накрывает человека, когда он молится. И он вдруг почувствует: «Да слушай, да всё чепуха, всё, что я думал до сих пор это чепуха какая-то. Вот Господь, вот жизнь, вот вечность, вот Царствие Небесное. Вот такой путь я вижу, а другого я не вижу. Поэтому у меня нет слов, чтобы переубеждать неверующих или сомневающихся людей. У меня есть призыв к тому, что попробуйте сами, это всё может быть доступно вашему опыту. Помолитесь сами, скажите «Господи, если Ты действительно такой хороший, как про тебя говорят. Если Ты есть, как про тебя говорят. Если Ты живой, и мы живы Тобою, как про Тебя говорят. И вообще если это всё правда —  то, что понаписано во всяких книжках разных святых, в том числе и в Библии. Если всё это правда, Ты такой. Дай мне почувствовать, что Ты такой есть». Вот как-то так попросить Бога по-простому, собственными словами. И я думаю, что Господь Бог по большой любви к человеку, Он не отречётся отвечать на такие просьбы. И Он человеку даст познать, что всё это правда «Я такой, Я есть, и всё, что написано — всё истина, и ты нужен Мне, а ещё больше Я нужен тебе». Вот, встреча между человеком и Богом должна произойти, её нельзя запрограммировать. Нельзя одним бабским нытьем, например, заставить мужа уверовать в Бога, он скажет: «да отстань ты от меня, слушай, надоела» или: «Ты понимаешь, ученые веруют» —  «ну, пусть веруют, они какие-то странные». Т.е. нет аргументов. Достаточных аргументов для веры в Бога, нет, кроме встречи со своим Богом. Достаточный аргумент для веры в Бога —  это встреча с Самим Богом. Вот об этом и стоит молиться. А потом уже книжки появятся, аудиозаписи, видеозаписи, паломничество разные. Это всё потом будет, т.е. я думаю, что стоит молиться. Это не ваша проблема только у вас одной, это проблема огромного количества числа людей. Я думаю, здесь, когда мы хотим привести людей к Богу —   мы слишком надеемся на человеческий компонент, на знание, эрудицию. Да не работает это, это я вам по опыты своему говорю. Хоть бы было у меня три головы, хоть я знал бы больше чем Эйнштейн, и Василий Великий вместе взятые, но не убедишь ты никого ни в чем. Нужно, чтобы человек встретился с Богом. А как это сделать? Я не знаю, Бога нельзя заставить сделать что-либо. Попросить можно. Заставить Бога нельзя, а попросить можно. «Я прошу тебя, пожалуйста, как-нибудь появись в жизни моего мужа» —  скажите вы, вот так просто. И больше ни о чем не говорите с Ним. И потом как-нибудь хитро, очень хитро, это все будет очень хитро, потому что Бог хитрый, у Него такая мудрость, Он так плетет кружева в нашей жизни, потом хитро всё использует. Потом всё –бах! и ваш муж скажет: «Всё, Дуся, я верую. Не потому, что ты мне говорила, потому что я сам знаю, что есть Христос, и Он Господь»- вот к этому нужно стремиться, а иначе ничего не получится. Человеческие силы слишком слабы. Мир вам, дорогая сестра, и дочке вашей, и мужу вашему.

Телефонный звонок: Здравствуйте, дорогой батюшка Андрей. Здоровья вам и долгих лет жизни. Я хотела бы вот какой вопрос задать. Я стала православная, и у меня стало необходимостью всех привести к православию. И я заметила, что мои подруги —  я их люблю и хочу, чтобы они спаслись. Они хорошие, любят всех, но не верят —  и всё. Для них это просто сказка. Правильно ли я поступаю? И почему они никак не могут поверить? Взрослые люди.

О.Андрей Ткачев: Золотая моя и дорогая! Я думаю, что вы покаялись в грехах своих, через покаяние пришли к вере. Я думаю, это было так. А ваши любимые люди —  хорошие, умные, отзывчивые, творческие. Понятно, очень много хороших людей, Слава Богу! Они пока не покаялись в грехах своих, вот поэтому Бог им не очень нужен. Потому что Бог нужен кающемуся человеку. Когда у тебя совесть болит, тебе нужен Господь. Потому что никто душу не лечит. Т.е. психологи побеседуют с тобой, врачи дают таблетки, а операцию даже не сделаешь, говоришь: у меня душа болит, я даже не знаю где разрез делать, чего резать то? Ногу, руку, ягодицу, спину, грудь? Что резать, где душа живет? Непонятно. Понимаете, вы покаялись в грехах своих и уверовали. А они пока не покаялись. Вы должны, это я вам говорю, исходя из своего небольшого опыта и того, что я знаю об этих вопросах, не говорить с ними о духовных проблемах. Вы должны сдержать свой жар. Вы уверовали в Господа, у вас появился в душе жар. Хотите этим жаром поделиться, говорите: «На, глянь, посмотри, узнай». Надо теперь сдерживаться и не прекращать общение с друзьями своими и подругами. Нужно общаться с ними, чаек пить, новости последние обсуждать, забор покрасить, огород вскопать. Но постарайтесь с ними не говорить на религиозные темы, потому что они уже вас испугались, они уже насторожились, напряглись. И они уже думают: вот она —  я не знаю, как вас зовут, например, Семеновна – наша Семеновна уже фанатичка стала, тащит нас в Церковь. Они уже боятся вас. Чтобы они вас не боялись, вы сами веруйте, Богу молитесь, в Церковь ходите, а их не трогайте по вере, но дружите, не прекращайте. Наступит время такое, когда они сами скажут вам: «Семеновна, слушай, там какой-то праздник скоро будет, Успение, что ль, или Преображение? А это чего такое вообще, зачем он нужен, и куда идти?» И вот тогда вы должны быть готовы дать им ответ. Мы все, все вообще мы можем вообще молчать о Христе. Но все мы должны быть одновременно готовы дать ответ спрашивающим, в кого мы верим, на что надеемся. Мы верим в Иисуса Христа Сына Божьего, Сына Девы Марии. И надеемся на вечную жизнь в Царствии Божьем. Это наша вера и надежда. И нужно это всё изъяснить и объяснить, но пока не спросят —  не лезть. Поэтому каждый из нас имеет боль души. О том, что друзья мои, которых я люблю, хорошие, даже намного лучше меня — они вот не веруют, а я уже верую. И я хочу привести их за собой в Церковь, а они пока не готовы. Успокойся, не трогай их, молодежь говорит  — обломайся, и живи себе спокойно, но любить их не переставай. Наступит такое время, я твердо знаю, когда большинство этих холодных людей разогреется, черствых  — размягчится, сырых  — подсохнет и загорится, и они заинтересуются. Нам нужно быть готовыми давать ответы на их будущие вопросы. Пока вопрос не задан, ответа давать нельзя. Когда начнут спрашивать —  тогда нужно быть готовым отвечать. А пока что потерпите их, любите их, общайтесь, не бросайте их. Но  и сами веруйте, Христос да утешит вас радостью о покаянии ваших подруг.

Телефонный звонок: Добрый вечер. С наступающим вас днем Великой субботы. Может, вы смотрели, в 70-е годы был советский фильм, очень популярный: «Индийские йоги – кто они?»

О.Андрей Ткачев: Смотрел, помню его.

— Там показан домик, где ложится один из йогов, домик без окон, закрывается снаружи дверь на замок. И там йог лежит 40 дней. Потом через 40 дней приходит его учитель, этого человека будит. Вот он встает и продолжает жить. Ваше мнение насчет этого эпизода? И второй вопрос. Я так слышал и читал, что Великий Пост заканчивается сегодня. Следующая неделя Страстная, она как бы отдельная. Но тогда возникает вопрос: получается, что этот Пост Великий длится столько же сколько и Рождественский, т.е. 40 дней. И тогда почему этот пост называется Великий? Понятно, если бы он был 47 дней вместе со Страстной неделей. А так возникает вопрос.

О.Андрей Ткачев: Великость поста определяется не временной протяженностью. Можно, например, не есть в течение одного дня, не пить и ни с кем не разговаривать. Закрыть глаза и творить умную молитву. Вот, один день поста у вас будет великим. По сравнению с тем, что вы постились худо-бедно за всю жизнь свою. Т.е. великость  — это не длина. Великий  — потому что он единственный в своём роде. На самом деле Великий Пост  — это всем постам пост. Он нормативно единственный. Как, например, акафист Божьей Матери «Взбранной воеводе»  — нормативный акафист, все остальные списаны с него. Так и Великий Пост, это, собственно, и есть пост. Все остальные  — Петровский, Филиппов, Успенский —  они подражательные Великому Посту. Рождественский не возник раньше Великого, сначала Великий- потом Рождественский. И он Великий по смыслу событий своих, т.е. он ведет нас ко Христу, к Воскресению. Личное покаяние, потом Пасха. Страстная седмица, совершенно верно, это отдельная неделя, не причисляемая к числу постных дней, не потому, что мы уже можем есть скоромное, а потому, что мы уже не постимся, а в грехах своих не каемся. А главным образом мы сострадаем Христу и идем за ним в Иерусалим до креста и Голгофы, до воскресенья. Поэтому Страстная —  это особая неделя это Пасха страстей, т.е. наступает Пасха страстей. Так что вопрос величия нужно менять в сторону смысловой нагрузки, а не в сторону длительной протяженности. Рождественский пост, повторяю, он более легкий, гораздо более поздний, гораздо менее значимый, чем Великий пост. Великий пост  — это нормативный пост христианина. По первому вопросу, что вас смущает? То что йоги, например, могут не есть по многу дней или есть навоз вместо хлеба. Или закапывать себя по ноздри в землю, или сжимать кулак и не разжимать до тех пор, пока ногти не прорастут через плоть сжатого кулака. Йоги много чего могут, на одной ноге могут стоять, например, в течение года, не садясь и не ложась. Много могут люди, т.е. ресурс человеческой физики очень велик. Отсюда в христианстве есть столпники, пустынники, затворники. А за пределами христианства есть, например, йоги. Они посвящают свои подвиги кому- то другому, кроме Бога живого. И кто -то иной, кроме Бога живого, дает им силы всё исполнять. Я очень хорошо помню  фильм «Индийские йоги — кто они?», это были 70-ые годы. Я смотрел его несколько раз в кинотеатре в городе, где я жил. Научно- популярный фильм, в кинотеатре соответствующего направления. Помню этих ходящих по углям, спящих на гвоздях, факиров, дующих пламенем изо рта. Я не знаю, стоит ли нам погрязать во всю эту мистику. Потому что у сатаны много есть своих ангельских сил, которые он может давать тем, кто любит его, служит ему, отдал ему свою душу. В обмен на душу, он тебе чего хочешь —  сделает. Кому- то в обмен на душу, он может дать, например, миллиардный долларовый счет в Швейцарском банке, легко, хоть сегодня. Подпиши контракт с сатаной на душу свою бессмертную  — и получи миллиард в Швейцарском банке. Кому- то он может дать власть чудотворений, кому- то публичную славу, кому -то всемирную известность в качестве певца, артиста, ученого. Все это может быть, тут нет никаких сомнений. Мне не понятно вообще, почему об этом спрашиваете, вы что сомневаетесь, что дьявол есть, что ль, сомневаетесь, что есть люди, которые служат ему? Йоги — это антиаскеты. Есть христианский аскетизм, а есть антихристианский аскетизм. Вот йоги —  это антихристианские аскеты. Они аскетично живут не ради Христа. Они могут, повторяю, не есть, не пить, голыми ходить, на земле спать, каких — то червяков есть. Всю жизнь не стричься, не бриться, например, на столбах стоять, какую- то позу странную принять, в ней висеть полжизни. Да это есть, всё есть, и даже больше этого есть. Они могут мысли читать у нас, какую — то власть иметь над духовным миром. Но это всё именно аскетизм без Христа. Я не понимаю, о чем тут можно говорить. О том, что существует аскетизм во Христе и существует аскетизм без Христа. Йога —  это аскетизм без Христа. И там может быть своё, темное чудотворение.

Телефонный звонок: Добрый вечер, отец Андрей. В последней газете «Завтра» на целой странице открытое письмо Путину от писателя Тимура Зульфикарова. Святая Русь, капитализм. Вот вы если читали….

О.Андрей Ткачев: Не читал, нет.

Телефонный звонок: А вот какой-нибудь комментарий Шафаревич  — великий академик, и его труд «Русофобия» -я пытаюсь разобраться, ничего не пойму. Чего -то понимаю, но совсем чуть-чуть.

О.Андрей Ткачев: Вы понимаете, я не читал Зульфикарова. Я читал Шафаревича. Все правильно как бы, все хорошо, но чего- то не хватает, кажется, последнего камушка не хватает. И я понимаю, чего не хватает там везде. Не хватает литургии, молитвы и Церковной жизни. Русские люди созданы, рождены как нация, как творческий народ, как победоносный народ в брани воинской, как освоитель новых земель —  через литургию, через  христианство. Строить свою жизненную позицию на этнических, языковых,  культурных основах, на чем- то ещё — можно. Но упускать литургию  — это как смерти подобно. Поэтому я думаю, что пока мы не начнём ходить в Церковь, русские люди – не будет ничего. Ведь русские люди стали лентяями, безбожниками. Они же в массовом количестве ленятся ходить в храм Божий. Есть полным- полно русских людей, куда хочешь ходят, чем хочешь занимаются, но только в храм не идут. Пока мы не начнем любить литургию и молиться Богу искренно, как наши отцы и деды молились, по крайней мере -лучшие из них —  все эти этнические, геополитические, державнические и другие вещи, они пылеподобные, т.е. ветер дунет —  пыль поднимется. Я согласен с тем, что нужно говорить про образование, про здоровье нации, про запреты курения, наркомании, пьянства, абортов —  это всё правильно. Но если мы не начнем молиться Богу, и в воскресенье нас на литургии не будет, то все эти благие пожелания останутся в большей части на бумаге. Потому что силы для их исполнения у нас не будет. Моё личное священническое убеждение, что воскрешения Руси без литургического воскрешения, без молитвенного стояния просто не  состоится. Если мы не будем стоять на службе, а будем где-то бродить, шататься, спать, писать прокламации —  это всё будет мертвому припарка, бесполезное занятие. Я вижу нашу силу в литургии, а за пределами литургии я её не вижу. Наши летчики, кстати говоря, успешно летают, потому что за них молятся. И наши военные успешно выполняют боевые задачи, потому что за них молятся. И наши спецслужбы шакалов ловят за шиворот и делают то, что нужно, и мы, поэтому спим спокойно, потому что Церковь молится. Т.е. молитва первее всего. Нужно спецслужбам делать свою работу, докторам — свою, учителям — свою. Но всем христианам нужно молиться Богу всегда. И главным образом  — в воскресенье и в праздники собираться на литургию. Вот если это вы будет двигать в жизнь, это и будет русская идея. Русская идея —  она вообще литургическая, т.е. шагом марш в храм Божий. Пойте Богу нашему пойте, пойте царю нашему, пойте. Это не мир кесарев, это не мир вооруженного государства, которое всем машет ядерной дубинкой. Нет ничего подобного, это мир государства, которое имеет ядерное оружие, чтобы защищаться от шакалов, имеющих такое же оружие. Но внутри себя это мир литургический, который молится Богу и с любовью относится к каждому человеку и умеет себя защищать, конечно же. Поэтому без молитвы здесь ничего не получится. Поэтому все эти уважаемые люди: Шафаревич, Зульфикаров и многие другие. Молитва —  это наше главное дело, наша главная сила. Потому что мир перестает молиться, христианский мир почти перестал молиться. И там, где молитва сохранится, там сохранится мир. Где молитва заглохнет —  там заглохнет сама жизнь. В этом нет никаких сомнений.

Телефонный звонок: Добрый вечер, батюшка. Хотелось бы задать вопрос. Господь наш переименовал Аврама в Авраама и Сару –в Сарру.  В дальнейшем они в Библии везде упоминаются именно под этими именами. Но, например, Иакова он переименовал в Израиля, и в дальнейшем он упоминается как Израиль редко, но чаще как Иаков по старому имени. И когда говорим, Господь Авраама Исаака и Иакова, а не Израиля. И апостолов некоторых переименовал, а некоторых нет. Например, Иоанна. Почему? Это первый вопрос. И второй. Батюшка, вот была замечательная передача божественных песен, где вы очень понятно толкуете Псалтырь. Вы планируете продолжить эту работу?

О.Андрей Ткачев: Я её закончил. Там все псалмы в том формате, в котором мы нашли эту работу, так сказать —  избрали её. В формате пяти минут для каждого псалма, за исключением псалма 118, где нужно было 22 раза по 5 минут на каждый стих, на каждые 8 стихов, т.е. мы в принципе эту работу выполнили, она закончена. Самые божественные песни сделаны в том формате, в котором мы его писали. Конечно, про псалмы можно говорить вечно, и есть Афанасий Великий, и есть Ефим Зигабен, есть другие толкователи. Здесь уже лично мне, грешному, пока нечего добавить. Можно искать другие форматы, чтобы привлекать людей. Смысл в чем?  Чтобы привлечь людей к чтению и изучению псалмов. Изучению, запоминанию и личному молитвенному творчеству. Ну, а по именам? Я вам скажу, вы правильно ставите вопрос. Но я не могу сказать вам, почему Бог переименовал Кифу в Петра, Савла в Павла и Иоанна в Иакова, а всех остальных не переименовал. Переименование — это царская власть со стороны переименующего, т.е. тот, кто переименовывает —  он, давая новое имя, проявляет свою власть. А тот, кто получает новое имя, получает шанс начать жизнь заново. Что еврейская мудрость говорит?  Что лучший способ начать жизнь заново —  это переехать на новое место и взять другое имя, т.е. ты будешь  другой человек. Почему Господь не всех апостолов переименовал —  я не знаю. В случае Авраама  Он добавил только одну букву, но эта буква в русском языке «А»: Аврам-Авраам. На самом деле он добавил букву хей, т.е. букву «Х» или «Г». Т.е. Ибрагим там —  Абрахам. Был Абрам, стал Абрахам. Хей -это буква Божия, потому что в ней два имени Бога. 4 буквы: яхве, йод, хей, вав хей. Вот буква хей- она дважды встречается, это самая главная буква имени Божьего. Как бы Бог подарил Аврааму свою букву, добавил свою букву к его имени, чтобы отметить Авраама как своего человека. т.е. он Абрахам. Мы просто так не произносим, говорим Авраам. А он вообще Абрахам или Ибрагим. Там «Г», «Х», там более близкая к оригиналу. С Саррой мне неизвестно, это добавление ещё одной буквы «Р». Здесь я ничего не знаю, поэтому ничего говорить не буду. Израиль  — это зрящий Бога. Израиль —  это видящий Господа. Он как сын Исаака остается Иаковом.   Но в духовном качестве он получает новое имя, как прозревший нечто большее, чем видит простой человек. Потому что Яков больше разговаривал с Богом, чем с людьми. Это был Богообщительный человек. Он постоянно с Богом то спорил, то боролся, то разговаривал, то плакал, то боялся, то видел сны.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации