3112 БЕСЕДА НА РАДИО «РАДОНЕЖ». Семь слов Спасителя на Кресте [01.04.2016]

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.

— Я сегодня хочу поговорить с вами о кресте и о семи словах, которые Христос произнес на кресте. Христос много проповедовал, Он благовествовал, исцелял, воскрешал и совершил многие чудеса посредством слова, т.е. Он говорил. А на кресте почти замолк, едва произнеся несколько фраз. Фразы эти подсчитаны, собраны, скомпонованы, и они представляют собой Семь слов, которые Христос сказал на кресте. На эту тему написано много музыки в XVII — XVIII веке,  произнесено много проповедей. И нам с вами стоит поговорить, когда крест вынесется перед нами, о том, что Христос сказал на кресте, уже не проповедуя. Что Он ходил, проповедовал, учил, исцелял, воскрешал и приобрел очень мало последователей, т.е. КПД было очень невелико, а на кресте вообще замолк. А Он мог бы говорить! Например, Андрей Первозванный говорил на кресте, он висел несколько суток и говорил. А Христос не говорил на кресте много, Он говорил мало. Но всё, что Он сказал, не имеет отношения к нашему спасению и к нашей вере. Я не претендую на то, что все слова, которые я вспомню и процитирую, будут расставлены в точном хронологическом порядке. Первое вспомним: «Прости им, —  молился Христос Отцу,  — они не знают, что творят». Творят, не просто делают, а творят, т.е. глагол «творить» сильнее глагола «делать». Делают люди обычно нечто обыденное, скажем «жарят яичницу», «чистят зубы», «заводят автомобиль», и т.д. А творят они нечто новое. «Творить» означает совершать нечто такое, чего раньше не происходило в жизни. Люди раньше грешили по-всякому, смешивали плоть между собой. Мужчины разжигались страстью на мужчин, женщины —  на женщин. Это сегодня у нас называется нормой. Люди воровали всю жизнь. Сколько мир стоит —  люди воровали, обижали один другого, угнетали богатый бедного, знатный бесславного. Это всё означает делать грехи, не творить, а делать. А вот творить —  это означает совершить нечто такое, о чём никто никогда не подозревал. Когда люди распяли Христа —  они не делали грех, они его творили. Они сотворили такое, чего никогда никто не творил. Христос имел терпение по отношению к Своим злодеям и убийцам, просил Отца простить им это, ибо они не знают, что творят. Хотя Христос Сам имеет полную судебную власть, Христос  — судья. Кто будет судить человечество? Христос. Не Отец, а Сын. У него полная власть над человечеством, судебная и законодательная. Потому что Он дает закон, Он же и судит. И исполнительная, потому что Он его исполняет. Он просит отца простить Своих распинателей, чтобы очевидно показать нам отношение к грешникам, грешащим по неведенью. Это вовсе не значит, что мы, люди  сегодняшнего дня, обязаны,  например, террористов ИГИЛ, отрезающих головы христианам, считать нормальными людьми. Простить их, забыть обо всем и не наказывать их. Нет, это не значит. Но это значит, что у Христа есть власть и сила молиться Отцу, просить Отца о прощении тех, кто согрешает по неведенью, по непониманию. Те люди, которые грешат —  у них есть своя правда. Когда побивали камнями Стефана, то все считали, что убивают безбожника. Однако убивали праведного человека. И Павел, который был тогда ещё Савл, одобрял убийство, и он вообще ничего не делал. Он сидел, сторожил одежды и говорил: правильно, нужно убивать нечестивцев. Поэтому у грешника есть своя правда, т.е. он не знает, что творит. Вот это первое слово, которое Христос произнес с креста: «Прости им, Отец, не знают, что они творят». Потом есть несколько диалогов, диалог с Матерью. Из – под  креста убежали почти все. Христос, по сути, был на кресте одинок. А кто был там? Мать была, но Мать не могла не быть, Мать всегда возле сына, Иоанн Богослов, Мария Магдалина и ещё несколько женщин —  мироносиц. И вот некоторые диалоги, первый мы уже привели: «прости им, они не знают, что творят». Второй: «Жено! се сын Твой. Се Матерь твоя». Речь идет об Иоанне Богослове. И с тех пор Иоанн Богослов забрал Её к себе, и Она у него была на содержании, Она жила у него. И Он её берег, хранил, защищал, возил с собой и всячески оказывал Ей сыновнее служение. «Жено! се сын Твой» — эти слова косвенным образом нам важны для того, чтобы противостать богохульникам, считающим, что Матерь Божия имела после рождения Христа ещё детей. Есть некие нечестивцы, язык которых не постыдился заявить, что когда Дева Мария родила Иисуса, то после этого Она ещё жила по плоти, как простая жена, с Иосифом, и родила ещё каких-то детей. Так вот слова эти: «Жено! се сын Твой» имеют отношение к этой теме, потому что если бы ещё были дети, кроме Христа —  то, конечно, не было бы этих слов. Не нужно было бы Марии усыновлять Иоанна, если бы у Нее  ещё были бы дети. Здесь произошло духовное усыновление самого любимого Христом ученика Своей любимой Матери. И тот и та максимально соответствовали представлению Христа относительно святости, т.е. он святой, и Она Пресвятая. «Жено! се сын Твой. Се Матерь твоя!»  — это второе слово Христа с креста. На этом диалоги не закончились. Следующий диалог был с разбойником, который был распят с  правой стороны от Христа. Между ними был диалог, между разбойником справа и  разбойником слева. И разбойник слева считал, что если ты Христос, то сними Себя и нас. Как этот разбойник, думают и все остальные люди  и сегодня. Если Бог есть, то почему у нас так много проблем, болезней, неприятностей? Ты Христос, так отчего мы страдаем, в чем дело? А второй разбойник имел покаяние, и он сказал: «Или ты не боишься Бога? Мы с тобой достойно по делам получили, а у Него нет грехов, Он безгрешный». И потом обратился к Господу Иисусу Христу, распятому между ними обоими: «Помяни меня, Господи, во Царствии Твоем». На что Христос сказал ему: «Сегодня же будешь со мной в раю». Разбойник благоразумный, висевший с  правой стороны от Господа, имя которого мы точно не знаем, с достоверностью, есть предания различные, но достоверных знаний у нас нет, в Писании не пишут. Разбойник, который висел справа от Господа Иисуса Христа —  это человек, который показал самую большую веру в мире. Слева от него висел такой же, как он, человек, избитый, измученный. Хочу вам напомнить, что у Иисуса Христа, согласно Туринской Плащанице, был сломан нос,  свернута скула, один глаз был полностью закрыт гематомой.   Вы когда-нибудь видели людей, которых били так сильно? Не пощёчины отвешивали звонкие и нестрашные, а вот так, по-мужицки, крепко, кулаком, например, в лоб, в глаз и в бровь, и в нос, и в зубы, так чтобы зубы крошились? Если вы когда-нибудь видели, как бьют люди людей, то всё это вспомните и поймете, что Христа били именно так. Его избивали руками, ногами, локтями, коленями. Он был изувечен, т.е. на кресте, когда Христос висел, Он был изуродован. Он был человеком, на которого нельзя было смотреть без слез, кроме того —  Он был распят. С него текла кровь, Он был обескровлен. И это означает, что у разбойника, висевшего на кресте справа от Иисуса Христа человеческих мыслей уже не было, здесь были мысли от Бога. Это было действие Духа Святого. Разбойник под действием Духа Святого вдруг сказал ему: «Господи» этому, униженному: «Вспомни про меня в Царстве твоём», а на Христе был ещё терновый венец. На разбойниках не было терновых венцов, а на Христе был. И он говорит Ему: «Царь мой, вспомни про меня в Царстве Твоем». Ну, какое Царство может быть у человека в терновом венце, с поломанным носом, окровавленного, с выбитыми зубами и распятого на кресте? Разбойник узнал во Христе Бога, назвал его Господом. Ничего такого большого он не просил, просил: Ты вспомни про меня во Царствии Твоём. Понимаете, когда человек просит много —  он получает мало, а когда просит мало —  получает много. Разбойник попросил мало, а получил очень много. Христос сказал ему: «Сегодня же будешь со мной в раю». Напомним первое: «Прости им, не знают, что творят», второе: «Жено! се, сын Твой». «Се, Матерь твоя», третье: «Ныне будешь со Мною в раю». Потом Христос ощутил жажду и сказал короткое слово «Жажду», т.е. пить хочу. В ответ на эту просьбу ему принесли целую губку, наполненную уксусом, т.е. римский солдат подошел к некоему сосуду, намочил губку уксусом, воткнул на копье и ткнул Христу в лицо: «На, пей». Значит в ответ на слово «жажду» Он получил уксус. Потом он сказал самые страшные слова в истории мира. Есть много страшных слов в истории мира, но страшнее этих нет. Это слова, которые Он сказал по-арамейски, мы не знаем этого языка, его не преподают в школах, мы его не учим. Сейчас все учат английский, немецкий, а арамейский никто не учит. Так вот, Христос сказал по-арамейски: «Или, Или! лама савахфани?» это означает: «Боже Мой, Боже Мой, зачем ты Меня оставил?». Эти слова взяты из 21 псалма, т.е. Христос от Себя ничего не говорил. Всё, что Он говорил, было из Старого завета, потому что весь Старый завет  — боговдохновенный, и в нём скрыто Евангелие. В 21  псалме  царя Давида написано: «Боже Мой, Боже Мой, вонми ми», т.е. «услышь меня, зачем ты оставил меня, вскую оставил мя еси?». Христос процитировал слова этого псалма на кресте, потому что Он сын Давида и потому что Давид пророчествовал о Нём. В этом крике, в этих словах содержатся все крики человечества. Человечество кричит и плачет с тех пор, как согрешило. Кричала Ева над трупом Авеля, кричали люди, погибающие в водах потопа, кричали те, кричали эти. Ещё мы будем кричать до скончания века. Всё крики наши собраны, сжаты в маленькую площадь, в маленький объём. И вот вам эти крики: «Боже Мой, Боже Мой, зачем Ты меня оставил?». Это сказал человек, который не имел ни одного греха. Человек Иисус Христос, который Господь наш, но вместе с тем настоящий человек. У него наша печень, наше сердце, наши легкие, наши почки, наша кровь, наши жилы, наши кости, наши нервы. И когда Его прибивали ко кресту, Ему было больно как всякому человеку, которого мучают, над которым издеваются. Когда Он на кресте кричал: «Или, Или! лама савахфани?». Он собрал все крики страдающих людей воедино и принес их Богу и Отцу. Это произнесено пятое слово. После этого Он сказал: «В руки Твои предаю дух Мой». И эти слова нужно запомнить нам, потому что нам с вами умирать, непонятно когда, но что умирать —  это точно. И когда мы будем умирать, мы будем что-нибудь говорить. Нельзя ж молчать, когда ты умираешь, да вообще молчать не получается. Попробуйте помолчать полдня, у вас ничего не получится. Люди молчать не умеют, люди болтуны и трепологи. Они треплются, если бы они говорили о чём-нибудь хорошем, они треплются о всякой чепухе. Они даже полчаса помолчать не могут, они болтают о всякой белиберде с утра до вечера, всю жизнь от рождения до смерти. Поэтому когда мы будем умирать, мы будем тоже что-то говорить: «Какой ужас, мне страшно» или «Доктор, спасите меня». Когда умирал Пушкин, он говорил: «В горнее, в горнее», т.е. наверх, наверх, выше, выше. Когда умирал Суворов, он сказал перед смертью: «Всё суета, покой души — перед Престолом Всевышнего». Когда умирал Гете, он сказал: «Света, больше света» «Licht, Licht, mehr Licht». Когда умирал Вольтер, он сказал: «Я ухожу в ад, и мне очень страшно. Я хочу пожить хотя бы ещё полгода». Люди говорят перед смертью самые разные слова, мы тоже будем говорить перед смертью или думать о чём-то перед смертью. Христос перед смертью сказал Отцу: «В руки Твои предаю дух Мой». Это было шестое слово, сказанное на кресте. Седьмое слово —  это: «Свершилось», т.е. всё закончено, теперь — всё. Прекрасный фильм Мела Гибсона «Страсти Христовы», по моему мнению. Прекрасный, потому что он совершил огромное миссионерское движение в мире, возвратил наше сознание ко Христу, к Его страданиям. Там есть такой нюанс, когда Христа бьют, и сильно бьют, безбожно, жестоко. Специально римляне зашивали в плетки пуговицы, били по глазам, по животу, по ягодицам, по ногам. Били страшно, от одного битья можно было умереть.  В фильме Богородица смотрит со стороны и говорит: «Сын мой, когда Ты решишь прекратить всё это?». По фильму Она понимает, что Он Господь. То, что Его избивают, мучают, унижают —  Он может всё в секунду прекратить. Она не понимает, почему Он это всё терпит, зачем это нужно всё. И там есть такие великие слова: «Когда Ты захочешь и решишь всё прекратить?» Христос терпел добровольно, Его не просто поймали, связали, избили, замучили, унизили, опозорили, распяли и похоронили. Ничего подобного, это не про Христа. Христос сильнее всех. Он в прах и мусор может превратить всех нас в одну секунду. Но, тем не менее, Он взял на себя добровольное страдание, и когда оно закончилось — Он сказал: «Свершилось», т.е. всё закончилось. Семь слов, которые Жизнодавец произнес с креста «Прости им, они не знают, что творят», «Жено! се, сын Твой», а ученику «Се, Матерь твоя», разбойнику «Ныне будешь со мной в раю», «Жажду», «В руки твои, предаю дух мой», «Или, Или! лама савахфани», «Боже Мой, Боже Мой, зачем ты меня оставил?» и последнее «Свершилось». Есть у Генделя музыка: «Семь слов Христа с креста». Есть у средневековых проповедников сто, пятьсот проповедей про семь слов Христа с креста. Есть у наших святых отцов слова проповеднические про семь слов Христа с креста. Во многих храмах служится пассия —  это Страстная служба. Это служба Великой пятницы, предваряющая Великую пятницу. Страстное Евангелие  — это акафист Страстям Христовым, поклонение Христу. Мы будем обновлять в нашей душе всё написанное и сказанное. И будем пытаться понять, какой ценой мы спасены.

— Здравствуйте, батюшка. Я хотела у вас спросить,  где сведения о таких ужасах, что были с Господом Богом, что Он был так изуродован? Я нигде не читала, я только видела фильм.

О. Андрей Ткачёв: «Закон Божий» прот. Серафима Слободского достаточно подробно описывает, что было с Господом. Туринская плащаница, аутентичность которой мало кем подвергается сомнению, дает подробные анатомические сведения о том, что сделали с Христом на самом деле, насколько Его избили, истерзали, изувечили. Например, терновый венец, который  хранится в Соборе Парижской Богоматери. Коммунисты, революционеры, Конвент, эти первые архибезбожники, которые полмира зажгли пожаром, изрядно этот  венец потоптали, помяли, поругали. Они сожгли кучу мощей. Так вот, терновый венец, настоящий, который хранится в Соборе Нотр-Дам де Пари, показывает нам, какие шипы на этом венце, это колючки палестинского терновника. Этот венец надевать можно только при помощи палок, его даже в руки брать нельзя —  настолько он колючий. Нужно взять палку с одной стороны, палку с другой стороны и натянуть человеку на голову этот венок из терний. И эти шипы, крепкие, как гвозди, раздирают не только кожу, они до кости пробивают плоть на голове. Они впиваются даже в самые кости черепа. Если надеть только этот венок, этого бы хватало, это была настоящая пытка. Мы никогда об этом специально не думали и не акцентировали своё внимание на том, каким же образом издевались над Господом Иисусом Христом. Представите себе, например, затащили человека в казарму, где рота пьяных солдат и бросили: делайте с ним что хотите. Ваша задача  — избить до полусмерти, но только чтобы завтра был жив, его ещё распять нужно с утра. Они Его бросили в казарму и в этой казарме истоптали как не знаю кого. Филарет Дроздов, наш святой, московский митрополит писал: чтобы из зерна был хлеб, что с зерном делают? Его стирают в пыль на жерновах. А чтобы из винограда было вино, с ним что делают? Его вытаптывают в кровь, топчут его, под прессом жмут или ногами топчут, чтобы он всё своё отдал. Святость она такая, те, которые святые —  их в пыль стёрли, истоптали ногами так, что с них всё вытекло. Вот, что бывает со святыми. С грешниками ничего не бывает, грешникам массаж делают, а святых в пыль перетирают. Вот в чём суть жизни. Так что всё это правда, и от этой правды некуда деться.

— Здравствуйте, отец Андрей. Я прочитал в проповедях архимандрита Иоанна Крестьянкина, что в 1992 году,  в Светлую Седмицу преступная рука с корнем вырвала Святой Крест, веками стоящий на Голгофе. И мне непонятно, дальше об этом ничего не сказано. Как можно было вырвать этот крест с корнем? Что это за рука? Что все остальные делали? Это же не ночью с могилки крест утащить! Вы знаете что-нибудь об этом? Это было давно,1992 год. Может, просветите немножечко?

о. Андрей Ткачёв: Я конкретно об этом ничего не знаю, к сожалению. Но я не удивляюсь всему этому. Например, в Оптиной пустыни, одной из пасхальных ночей сатанист ритуальным кинжалом заколол насмерть одного иеромонаха и двух послушников: Трофима, Ферапонта и батюшку Василия. Вот, пожалуйста, центр России, самый известный монастырь, центр старчества. В Сихеме, на палестинской автономии, правый берег реки Иордан, между горами Гевала и Гризин, есть колодец Иакова, там где Господь Иисус Христос разговаривал с самарянкой. Там есть православный монастырь. Там был игумен Филумен, что вы думаете? Его зарубил еврейский религиозный фанатик. Ритуально убил  — он его зарубил сначала, а затем вырубил ему на лице крест топором. Что вы удивляетесь, что там крест спилили? А в Киеве перед Майданом что было? В Киеве перед Майданом эти ФЕМЕН девки бесстыдные с голыми сиськами, с бензопилами, в окружении СМИ спилили крест недалеко от Майдана, на котором всё потом в последствии происходило. Чего тут удивляться, в каком мире мы живем? В 1992 году было это, потом в 93-м, в 94-м. И так каждый год чего-нибудь да происходит. Нападения на священников, захваты храмов, осквернения святынь. Совершается постоянно, это константа нашего современного бытия. Так что я конкретно ничего не знаю об этом, но я не удивляюсь, что кто-то где-то сломал, спилил или взорвал крест. Я вообще этому не удивляюсь, потому что в мире живет многомиллионное братство сатанистов, которые друг друга не знают в лицо, которые терпеть не могут православную Церковь.

— Здравствуйте, батюшка. Хочется вас поблагодарить за вашу книжку «Великий Пост», замечательная книга. И хочется порекомендовать всем слушателям прочитать в пост вашу замечательную книгу. Потом ещё хочу сказать, что Туринскую плащаницу не зря называют Пятым Евангелием. И ещё хочется сказать: самое удивительно не то, что Господь совершал чудеса, а что самое удивительное, как Господь нас терпит. Это самое удивительное чудо. Потому что Господь пришел в образе беспомощного Младенца. И  что люди предоставили Богу? Ничего, только хлев, животные, можно сказать, приняли Спасителя. И когда Господь уходил  — люди превратили Его, своего  Бога —  в кровавое месиво. И вот как Господь это терпит? Это самое удивительное чудо, которое на земле происходит.

о. Андрей Ткачёв: — Вы совершенно правы, я согласен с вами полностью. И удивляться нужно не тому, что мертвые воскресают, потому что Бог терпит человечество. Это абсолютная правда,. Всё остальное можно оспаривать. Но для верующего человека, очевидно, что если бы Бог включил режим строгого взыскания, то нам бы очень не поздоровилось —  и верующему, и неверующему, и неизвестно, кому больше. Там бы вообще всё поменялось местами, непонятно, что было бы. Встретили Его, Он с рождения стал беженцем, а при конце жизни  — жертвой. А прожил всего на всего 30 с небольшим лет. Был Христос молодой человек. Здоровый, красивый, умный, безгрешный, совершенный. Ветхий завет запрещал приносить Богу в жертву животное с пороком. Например, теленка с бельмом на глазу, или хромого. Или козленка плешивого, паршивого, с лишаем. Приносили в жертву только целых, здоровых, красивых, полноценных животных. Это всё было указанием на Христа, Который был красивый, беспорочный и совершенный. У него не было ни горба, ни плеши, Он не мог быть горбатым, одноногим, одноглазым, беззубым. Он был  красивый, умный, безгрешный, молодой человек, которого изуродовали люди и прибили к кресту, и радовались этому, и до сегодняшнего дня радуются. Ведь сегодня есть много людей, которые радуются этому. Которые когда замечают крест — убивают, тот же ИГИЛ, например, в Ираке, в Сирии. Там головы отрезают не по конфессиональному признаку, там же не спрашивают: ты православный или католик? Говорят: крестик на шее есть? Есть.  В Христа веришь? Верю.  — На колени, и башку с плеч! До сегодняшнего дня терпеть не могут не только самого Христа, но даже тех, кто Его любит. И Он терпит нас, для того, чтобы мы одни стали святыми, а другие покаялись, в Царство Божие вошли, а третьи  — что-то ещё, и т.д. Есть промысел Божий о человечестве, это самое удивительное. Его терпение ни с чем несравнимо. Ни у кого из нас не хватило бы терпения, имея все  могущество, не употребить власть над всем, что происходит. Если б я имел хотя бы каплю власти над миром, я бы многих наказал, уже многих бы на свете не было. Потому что я не имею терпения и этого Божьего предвиденья, я не знаю будущего, я не понимаю, что там к чему. Любой из нас многое бы натворил лишнего, если дать ему власть над миром. Слава Богу, что власть над миром не у нас, а у Господа, который любит человечество. Велик Господь, славно имя Его.

— Здравствуйте, дорогой батюшка. Я хотела бы задать  вопрос по Евангелию. Завтра Родительская. «Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но переходит от смерти в жизнь».  Мне интересно, этот человек мытарство не проходит? Или мытарство проходит каждый человек?

О. Андрей Ткачёв: — Согласно слову Божьему, человек не обязан проходить мытарство. Человек, который верует полной верой, может пойти к Богу как ракета, т.е. взмыть вверх, вверх  — и всё, с Богом. Я думаю, что мытарство касается других людей, которые жили теплохладно, несерьезно, невнимательно, и потом с ними будет серьезный разбор. Вообще Евангелие, особенно Евангелие от Иоанна —  оно очень яркое, горячее, небесное, огненное —  оно говорит нам: никого не любите, кроме Господа, т.е. любите только Господа, больше никого. И если ты к Богу идешь всей душой, то ты вообще не о чем не думай, никого не бойся. Ты сразу после смерти пойдешь к Нему, а куда ты пойдешь? Если только Его любил. А все остальные, у кого жизнь сикось- накось, там у них другие дела. Согласно Евангелию, на суд не придешь, а пойдешь сразу к Богу, если ты веруешь слову Иисуса Христа и покланяешься Ему как посланному от Отца. Нужно веру Божию иметь, не нужно надеяться на что-нибудь другое, только на самого Христа, на Его милость и любить Его. Это и есть дверь, открытая в вечную жизнь. Это 16 зачало Евангелия от Иоанна, оно дерзновенное. Евангелие —  это чудесная книга. Нет ничего чудеснее Евангелия. Любите Бога и не бойтесь мытарств, я бы так сказал. Мытарство —  ладно, ты Бога люби и потом как ракета раз  — и в Царство Божье пойдешь.

— Добрый вечер батюшка, раб Божий Георгий. Хочу задать вопрос, что касается Божией Матери, Богородицы. Во-первых, откуда взят догмат? Я верую в это безусловно, но тем не менее —  интересно откуда появился догмат, что Она —  Приснодева? Я слышал, что из одного апокрифических Евангелий. Так ли это, если да, то почему это взято из апокрифа, а сам апокриф отторгнут? Второй вопрос. Мы Её считаем абсолютно безгрешной, но даже в литии на панихиде говорится, что нет человека, который  поживет и  не согрешит. Неужели у Нее даже мыслей греховных не было? Третий вопрос. У католической Церкви откуда появился догмат о Ее сверхъестественном зачатии от Святого духа, какое его обоснование у них, у католиков?

о. Андрей Ткачёв: У нас есть так называемое Протоевангелие Иакова, которое не считается Евангелием. Однако мы из него берем некий набор священных событий. Например, имена родителей Богородицы  мы знаем из Протоевангелия Иакова. Что касается догмата приснодевствия Пресвятой Девы Марии, то я вам точную дату не скажу, это нужно поискать и почитать. Вообще официально Божья Матерь названа Приснодевой на III Эфесском Вселенском Соборе. Дева Мария Богородица — Она до рождества, в рождестве и по рождестве  Дева. Это такая же парадоксальная истина, как и то что Бог троичен в лицах и един по существу, т.е. Дева рожает, три равно одному. Это всё в рамках парадоксальности христианства, потому что христианство — парадоксальная религия, оно не выдумывается, т.е. христианство настолько сложное, что его  невозможно выдумать, его можно принять и потом пытаться понять. Догматы Приснодевства — это Эфесский Собор, но не раньше того. Потому что там шел христологический спор, занимались больше вопросами о Христе, а уже Эфесский Собор назвал Матерь Божью Богородицей. Соответственно, там уже был осужден историей назвавший её Христородицей, и Она была возвеличена выше  всех. Сын усвоил Ей достоинства. Если Сын Её настолько велик, то Она достойна этого величья. Всё, что связано с величием Богоматери, основано на величии Её Сына. Потому что Она Сама по себе Церковью не чтится, Она чтится именно как Мать Христа Бога нашего, как Матерь света. И заметьте, что католическая традиция предполагает отдельные фигуры Богоматери без Сына. А православная традиция, как правило, за редчайшими исключениями изображает Матерь Божью всегда с Сыном, потому что Он освящает всех, в том числе и Её. Она не свята Сама по Себе, Она свята как Матерь Христа Бога нашего. Что касается мысленных грехов, я сошлюсь на святого Силуана Афонского. У него был такой вопрос, который вас встревожил. И он тоже задумался, может, были такие случаи, когда Она, как человек, мысленно согрешила, Она же во   плоти была, Она была человеком, Она не знала брака и т.д., но была человеком. Может, она какую-то мысль допустила? Силуан Афонский пишет, что Дух Святой сказал ему тут же, в уме: нет, Пресвятая Дева Мария ни одного мысленного греха не допустила. Вот такой ответ по части Её возможных или невозможных, скорее, мысленных грехов. И святоотеческую письменность я вам предлагаю. Что касается католиков, я бы отослал бы вас к чтению, есть такое слово Иоанна Шанхайского (Максимовича) о католическом догмате о непорочном зачатии Девы Марии. Там довольно подробно объясняется и описывается логика мышления католиков. Католический догмат о непорочном зачатии —  это позднейший догмат. По сути, у них после этого догматических новшеств уже не было. Они любят Богородицу, и они Ей желают славы. Но желание славы Ей иногда приводит к излишнему мифотворчеству. Например, люди, любящие Христа, чтобы ему придать больше славы, ввели в Символ Веры Филиокве. Что Дух святой исходит от Отца и от Сына. Это чтобы Сына поднять, возвеличить. Но вместо возвеличивания оказалось, что они создали большую проблему. Так же с догматом о непорочном зачатии. Папа и мама Девы Марии были обычными людьми, они знали супружескую близость, они знали эту сласть человеческую, смешанную с грехом, они знали всё это. И она родилась от обычных людей, они не были Боги или безгрешные люди. Это была ошибка. В XIX веке католики совершили ещё одну ошибку, приписав Пресвятой Деве Марии некую святость, которая у Неё и так есть.  Но Ей не нужно ложных оправданий, Она святая. Не потому, что зачалась без порока, а потому что Она была подвижница от материнской груди, от молодых ногтей, от первых шагов в жизни.

 

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации