2363 БЕСЕДА НА РАДИО «РАДОНЕЖ». Истинность Священного Писания [20.02.2015]

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.

Эфир от 20.02.2015 21:00

— Библию переписывало множество людей. Где гарантия того, что в ней не исказилось сказанное Богом или апостолами?

— Хороший вопрос. Нужно понимать, что если отдать Божие на человеческое, то человеческое будет портить Божие, если Бог не удержит человека от неправильных поведенческих мотивов. Мы должны быть благодарны этому еврейскому ветхозаветному народу, который годами, десятилетиями, столетиями переписывал Священное Писание буква в букву, со строгими правилами. Они читали о себе и какие-то кошмарные вещи, например, Господь говорит: «Если ты не сделаешь так-то и так-то, то Я тебе сделаю то-то и то-то, и будет тебе вот так-то плохо, и ещё так тебе будет плохо. И ещё вот так тебе сделаю, и вот так сделаю…» И они, бедные, со страхом это всё переписывали, из поколения в поколение передавая богооткровенную истину о себе самих себе самим. Это великий подвиг, потому что любой негодяй, самолюб, гордец, националист мог бы сказать, что вот тут понаписали что-то, какая-то ошибка вкралась, и написал бы что-то другое. Нет, они с большим страхом, с ужасом переписывали всё это. Если переписчик Торы делал одну ошибку в ходе переписывания, то всё там считалось не верным — пиши заново. Когда им на пути переписывания попадалось Имя Божие, они меняли одежду, омывались водой и говорили: «Господи, прости меня, я буду писать Твоё Имя». Писали Имя Божие и продолжали дальше. Там была целая сложнейшая система переписывания. Вот если бы наши жлобы переписывали, они бы там накрутили, намутили, как хочешь поменяли бы смыслы. Под себя, в своё, под свои фантазии. Друзья мои, поймите как это страшно, как это тяжело и ответственно — хранить Слово Божие. И вот если бы мы хранили Слово Божие, мы были бы обязаны писать всё буква в букву, точка в точку, переписывать ничего не убавляя, ничего не добавляя, столетие за столетием. Вот так они и переписывали Священное Писание. Поэтому не сомневайтесь, что оно переписано правильно, сохранено и передано. И если бы мы — мелкие людишки, занимались этим, мы бы это испортили. Но занимались этим святые Божии человеки, в течение долгих столетий. Потом, когда уже воссела новозаветная благодать, тоже стали переписывать Святое Евангелие, тоже со страхом Божиим и трепетом, внимательно, каждую букву. И вот оно пришло к нам. Здесь нечего сомневаться, нужно облобызать каждую страницу Писания и поблагодарить тех, кто донёс его до нас.

Когда при митрополите Филарете Дроздове в XIX веке Священные Писания переводились на русский бытовой язык, — наша сегодняшняя Библия, — то восемь лет трудились четыре академии: Санкт-Петербургская, Московская, Казанская и Киевская.  Можете себе представить масштабность задачи? Задача — масштабнейшая. И самая важная вещь в жизни — это читать и понимать Писание правильным образом. Поэтому не сомневайтесь. Там, где переводит одни автор, мы можем сомневаться: мало ли, он думает так, другие думают иначе. Но там, где есть соборный труд, соборный перевод, там есть надежда, что всё правильно и всё хорошо.

— Добрый вечер, дорогой батюшка. Позвольте мне выразить огромную благодарность и признание за ваши исчерпывающие, основательные и полезные ответы и советы.

            Поскольку сейчас ситуация на Украине очень сложная, мне кажется, нужно было бы напомнить прямо и непосредственно о святых, которые покровительствуют и предстательствуют за Киев. Это преподобные Иона Киевский, иеросхимонах Парфений, великий старец Досифей (монах-девица) — затворник Киево-Печерский, Христа ради юродивый иеросхимонах Феофил — подвижник в Киево-Печерской Лавре и монахиня Алипия Голосеевская. Я думаю, что вам все эти имена знакомы, и сейчас самое время просить их помощи и предстательства. Если у вас будет желание, может быть напомните слушателям и читателям о том, кто эти святые. Благодарю вас.

— Мне, конечно, знакомы все эти имена. Но тем, кому не знакомы, могу посоветовать познакомиться. Я думаю, нужно копать глубже, вспомнить Владимира, Ольгу, Бориса, Глеба, Антония, Феодосия, всех Киево-Печерских святых, ну и дальше уже по восходящей, как вы сказали: Алексея Голосеевского, матушку Алипию, Парфения и прочих. Нужно понять, что история Церкви длится, она не совершилась, но совершается. И то, что было — было для того, чтобы сегодняшний день жил. Поэтому я, конечно, за такую точку зрения. И хотел бы подстегнуть вас к знакомству с тем, чего вы не знаете, с тем чтобы вы сильнее помолились Богу о наведении порядка в сердце Киевской Руси, чтобы Бог Сам наказал тех, кого нужно наказать, сохранил тех, кого нужно сохранить. В этом смысле интенция очень правильная, я согласен с ней. Читайте, думайте. Голосеевская пустынь, Парфений, Алипия, многие другие — это всё очень важно, это живая история Церкви.

— Почему мы обращаемся к святым за молитвой, если сказано, что не нужно посредников между Богом и человеком? Вы говорите, что это друзья Царя, но ведь Бог — Отец наш Небесный, а не Царь.

— Бог — Он и Царь и Отец. И никто не заставляет вас молиться святым. Для того чтобы быть православным человеком, нужно исповедовать Отца Небесного, Сына Божиего Единородного Иисуса Христа, от Девы родившегося, и Духа Святого — Одно Существо в трёх ипостасях, Единого Бога в трёх Лицах. Если вы это исповедуете — вы православный человек. Молитва святым вам не вменяется в обязанность, вы не обязаны молиться святым. Скажем, я — православный и святым не молюсь. Возможно такое? — В принципе, возможно.  Это, конечно, странно: «Что, Николаю не молишься?» — «Не молюсь». — «И что, Матроне Московской не молишься?» — «Не молюсь». Ну, странно, конечно. Странно, но, в принципе, возможно. Потому что православие — это правильное исповедание Господа Бога Единого в трёх Лицах. Поэтому, в принципе, такое возможно. Хотя на практике встречается редко. Так что молиться святым вы не обязаны. Мы не можем потребовать от вас, например: «Молись святому Георгию. Молись святому Дмитрию». Не можем. «Веришь в Христа?» — «Верю». — «Каешься в грехах?» — «Каюсь». — «Веришь, что воскрес Христос?» — «Верю». — «Ну всё, с Богом. Причащайся, молись, кайся». Молитва святым — это образ церковной практики, образ живой практики, которая покрывает собою жизнь. Вот святые, реальные наши друзья, которые с Богом, в Боге живы, которые прославили Его страданием своим, которые с Ним живут вместе — они молятся о нас, мы — о них, мы вместе. Так что заставлять вас мы не будем. Но рано или поздно, живя церковной жизнью, вы познаете и поймёте, что святые Божии люди — это ангелоподобные существа уже ныне, окружающие Божий Престол, они ходатайствуют о нас воздыханиями своими неизглаголанными. Мы должны полюбить их, потому что они красивы, хороши, Богу милы, и потом через них найти доступ к престолу благодати. Это вопрос опыта. Пока опыта нет, мы этого не требуем. А появится опыт — вопрос отпадёт, вы сами поймёте: это хорошо, это правильно, это красиво.

— Здравствуйте, отец Андрей. Это с Николаева, Украина. Есть богословские рассказы Сикорского, который вертолёты делал в Америке. Он в одном из рассказов трактует распятие Христа: в первую очередь, за распятием стояли не книжники и фарисеи, — церковная верхушка, которая завидовала Христу, — а еврейские националисты. Они ждали, что придёт Миссия, скинет ненавистное Римское иго, Его встретили, кричали «Осана!». Потом, когда поняли, что Христос не выполняет их требований, эта же толпа кричала: «Распни! Кровь Его на нас и на наших детях». Не находите ли вы параллелей с происходящим сейчас на Украине, что Украина тоже не хочет вникнуть в промысел Божий библейский, в предназначение этой страны, в то, что Господь ждёт от этой страны?

— Я читал книгу, которую вы цитируете. Эта книга называется «Отче наш». И другие богословские вопросы там разбираются Игорем Сикорским. Он внимательно изучает вопрос сокрушения и разрушения Иерусалима и пытается доказать, не без основания, что Иерусалим был разрушен братоубийственной войной религиозных сект, которые все были националистами, только на свой лад: все националисты, только, скажем, одни — движения храмового, другие — фарисейского, третьи — какого-то ещё. Он пытается это доказать и, в принципе, нечего ему противопоставить. Я думаю, что — да, Иерусалим был обескровлен внутренней междоусобицей, борьбой евреев самих с собою, они съели друг друга, город был засыпан трупами, евреи евреев поубивали. В отношении Украины — это чистая калька, Украину ждёт то же самое. Одни идиоты убьют других идиотов, потом третьи идиоты убьют вторых идиотов, потому что каждый из них уверен, что он — самый главный националист. А все они — безбожники, и все они вместе взятые — это злодеи и нарушители законов Божиих. Злодей злодея убьёт из своей злодейской логики. Да, это очень похоже. Всё, что Сикорский писал про историю Израиля — это очень чётко ложится на сегодняшнюю историю Украины. В принципе, это полное совпадение, я согласен с вами. Исходя из того, что я читал и что я вижу — так оно и есть, так оно, видимо, и будет. Только одно нужно добавить: да сохранит Христос Своих людей от ножа, меча, пули, голода и смерти, иным образом приходящей к человеку. Пусть гад гада сожрёт: гада не жалко. Да сохранит Господь от всякого зла — от человека, беса и прочей нечисти тех, в ком есть совесть и разум и вера. А остальные нас интересуют меньше, они виноваты в своём грехе. Всё так, как вы сказали, к сожалению. Эта великая страна пожирается негодяями, и конца этому не видно.

— Здравствуйте, батюшка, слушатели «Радонеж». 2015-й год — это большой год и для Киевской Руси и для России, 1050-летний юбилей разгрома Святославом Хазарии. И вот как Киевская Русь встретит этот год, этот великий день, когда она освободилась от жестокого соседа… Можно только надеяться на благополучную судьбу Украины и России.

            Относительно Библии. Во многих книгах сказано, что в современной Библии есть определённые украшательства поведения евреев или не делается акцент: они представляются как малые дети, вот они не послушали… А акценты в тексте должны были быть совсем другими, например, из Египта они не просто ушли как победители, а ушли потому, что египтяне их выгнали за содомские грехи.

— Нет, это полная ерунда, вы просто не читали Библию. Почитайте внимательно Библию. Евреи населили Палестину потому что народы, населявшие Палестину, были скотоложцами, гомосексуалистами, развратниками, блудниками и прочее. «Вот за эти грехи, — говорит Господь, — Я изгоняю их. А вас завожу в готовую землю, чтобы вы наследовали её. Если и вы будете это делать — и вас выгоню». Поэтому вы перестаньте наводить тень на плетень. Поймите промысел Божий: Бог выгоняет вон развратников, а даёт землю чистым людям. Мне кажется, что вы просто не читали Священное Писание.

Святослав, 1050 лет… Что было со Святославом в конце концов? — Убили его, бедного, голову с плеч сняли, рассекли её на части, обложили серебром и пили вино из его черепа. Он не принял христианства. Всякие национальные потуги без христианства — это безбожный национализм. На Украине сейчас происходит катастрофа из-за безбожного национализма. Национализм безбожен. Боже вас сохрани, полюбить Россию без Христа. Без Христа Россия — дрянь, а с Христом Россия — Святая Русь. Святослав не поверил в Христа, и из его головы, распиленной на две части, печенеги пили вино. Вот и всё, вот вам и конец связи. Поэтому перестаньте ерунду говорить, читайте Писание, думайте, молитесь, перестаньте идолопоклонствовать. Нам евреи — не враги, нам никто не враг, кроме дьявола. А евреи — нам пример: будешь грешить как они — ну и пошёл вон отсюда, а будешь каяться как они — заходи и живи в земле, текущей молоком и мёдом. Читайте Писание, не будьте невежами. Русский человек не имеет права быть невежей. Русский — невежа — это мерзавец.

— Отец Андрей, здравствуйте. Что говорит Церковь по поводу завтрашнего митинга «Не допустим Майдан в России», есть ли какое-то благословение?

— Я не знаю. Майдан — дрянь, Майдан — мерзость, Майдан — бесовский шабаш, Майдан — сатанинская вещь. Я вам это говорю как человек, который видел Майдан изнутри. Майдан — это сатанинская вещь, это собачья дрянь, это просто выгребная яма, это мерзость мерзостей. Допустить Майдан в России — это значит быть придурком, самоубийцей. Лучше сразу разбейте голову об стенку. Если вы за Майдан — убейтесь об стену, потому что вы — негодяй и вам туда и дорога. Нельзя нигде допускать Майдан. «Арабская весна» — мерзость, Майдан — мерзость; всё, где работает «американская демократия» — всё это мерзость, смерть, трупный запах, кровь, слёзы, пот человеческий. И в конце концов дивиденды пожинают мерзавцы в галстуках, которые давно сатане служат. Вот все эти майданы, вся эта дрянь — Босния и Герцеговина, Сербия, Афганистан, Ирак, Сирия, Украина. Там, куда пиндос засунул свои кровавые руки с долларами в карманах — туда, в эти души смрадные, в вонючие души предателей — там начинается кровь, убийство, смерть, трупы и т.д. Как это можно допускать? Церковь про это не говорит, Церковь говорит: «Слушай, брат ты мой, ты молись Богу, твори заповеди Божии, надейся на вечную жизнь, стремись к добру, стремись к истине, воплощай её в делах своих». Вот что говорит Церковь. Церковь не говорит «ходи — не ходи», «голосуй — не голосуй», Церковь не разменивается на такие вещи, Церковь изначально против всякого сатанизма. Майдан — сатанизм. Это осатанелые негодяи и мерзавцы. Там две категории людей: там есть люди тупые, не понимающие ничего, которые просто как стадо идут и орут, их там большинство; и есть негодяи, которые всё понимают, тихонько идут и тупых подзадоривают. Тупые болваны и умные негодяи — вот две категории, которые на Майдан ходят. Христос да сохранит Святую Русь от майданов. Хватит майданов. Киевских, египетских, прочих. Чего хорошего от них? Поэтому тут даже Церковь не при чём, просто здравый разум должен дать человеку сигнал: перестаньте служить пиндосам, перестаньте дьяволу копыта целовать. Всё это оборачивается страшной кровью безвинных людей. Вообще, мне даже стыдно об этом говорить, всё и так понятно.

— Дорогой батюшка, добрый вечер. Скажите пожалуйста, — сейчас мой духовный отец в командировке, — как быть с двоюродными родственниками, которые надеялись получить от меня квартиру, а когда узнали, что мой духовный отец не дал благословения, сразу все отвернулись?

— Ну так и быть. Значит нужны не вы, а квартира. Квартиры не будет, значит вы не нужны, значит и они вам не нужны. Вот и всё. Были бы вы нужны, дали бы вы им квартиру, наверное, рано или поздно. А раз нужны не вы, а квартира, значит не нужны и они вам. Вообще, всё просто, на самом деле. Если быть серьёзным, то всё довольно просто: дерьмо — это дерьмо, хлеб — это хлеб, смерть — это смерть, а жизнь — это жизнь. Они не смешиваются между собою. Так что — всё просто. Кто хочет квартиру, а вы им не даёте, и из-за этого вас не любят — ну всё, до свидания. Квартир не напасёшься на всех кто хочет квартиру, мало ли кто хочет квартиру — все квартиру хотят.

— Вопрос про Фрейда: помощь это или утопия — копание в себе вне жизни с божественным участием? Как, по Фрейду, ко всему этому относиться?

— Читайте Фрейда, если вы психолог. Фрейд же не есть истина в последней инстанции. Это один из умных людей, австрийская школа, образованный человек. Чего-то такое раскопал, нашёл, разделил сознание и подсознание. Ну и всё, хорошо, ничего страшного. Потом Юнг, потом кто-нибудь ещё. Да вы читайте всё: христианин — свободный человек. Читаю, кого хочу: хочу — Юнга, хочу — Шпенглера, хочу — Ницше, хочу — Фрейда. А, в принципе, знаю, что лучше всех — это Евангелие. Почитал этот мусор, потом взял и Евангелие почитал. Поэтому ничего не надо бояться. Чего там бояться? Фрейда бояться… Ничего страшного он не сделал. Ну, откопал в человеке подсознание. Есть такое в человеке. Прав ли Фрейд во всём? — Нет, во всём не прав. А в чём-то он прав? — В чём-то прав. А в чём прав, в чём не прав? — Разбирайтесь, если угодно, если не жалко времени. Вперёд, ничего страшного. Фрейд уже стоит на суде Божием и, наверное, плохо ему там, я так думаю. А вы читайте и ничего не бойтесь. Нравится — читайте, не нравится — не читайте.

— Здравствуйте, батюшка. Как снять проклятие матери над детьми, и на сколько оно серьёзно?

— Это всё — дело частное. Нужно рассказать почему прокляли, кого прокляли, за что прокляли, во всём разобраться и потом уже сказать: «Милая, не бойся, всё это ерунда». Или наоборот: «Милая, бойся, это тебе за дело». Здесь нужно разобраться. Допустим, взяли вы, например, и ударили мать свою, а кто поднял руку на мать свою, тот имеет право быть проклятым. И наоборот: например, мать была сумасшедшей, сменила восемь мужей, и каждый очередной отчим бил вас, тиранил, издевался над вами. И, допустим, что-нибудь случилось такое, и мать, по-пьяни, сказала: «А, будь ты проклят…» — Тогда нужно по-другому к этому относиться. Не бойтесь этого. Как ласточка улетит, как воробей вспорхнёт, так и нечистивое проклятие не исполнится. Это не страшно. Если мать — злодейка, то её проклятие не имеет силы. Но мы же не знаем всех обстоятельств вашей жизни, поэтому эта вещь требует серьёзного разговора — глаз на глаз — с человеком, который может вас выслушать, понять «что к чему» и тогда вам сказать: «Слушай, милая, ты не переживай». Или наоборот: «Милая, переживай, ты накликала на себя большую беду. Мать твоя — хорошая, а ты — злодейка, и теперь тебе будет плохо, пока не помиришься». В общем, нужно разбираться.

— Батюшка, благословите, раб Божий Сергий из Москвы. Во-первых, благодарю вас за ваши вот эти все слова, они, пускай резкие, но очень правильные, прямо каждое слово в душе отзывается.

            Если чувствуешь помощь святых, как правильно их благодарить, самому ли акафисты читать или лучше отслужить, в храм пойти, отстоять молебен с акафистом?

— Я думаю, что можно самому читать. Мне кажется, это — самое лучшее. Если вы, скажем, любите кого-то из святых, и он вам отозвался каким-то чудом, то тут нужно разделить, например: если вы в Москве, скажем, молились Алексею Мечёву или патриарху Тихону или Гермогену или Матроне, то если это всё рядом, здесь в городе, то вы бегите к ним и там молитесь, там благодарите; если вы в Москве, а святой, который вам помог, например, Иоасаф Белгородский — в Белгороде, или Иннокентий Иркутский — в Иркутске, или, скажем, Спиридон Тримифунтский или Николай Чудотворец, то не бегите никуда, а тут на месте, у себя дома зовите его и говорите: «Господи, слава Тебе! Отче, святый Спиридоне, моли Бога о нас! Благодарю тебя, Господи, за угодника Твоего, Спиридона…» Ваша молитва — она у вас, она времени и места не ищет. Молитва — она всегда со мной, молитве не нужно время и место: ночь, день, пустыня, степь, небоскрёб — неважно, я молюсь — Господь слышит. Поэтому молитесь Богу на всяком месте во всякое время и благодарите Его за то, что святые слышат и помогают. А если есть возможность прийти к святым, к мощам, в храм — вперёд, конечно. Нет такой возможности — не страшно. Мы все вместе, в воздухе одном. Так что я желаю вам и всем христианам, чтобы Бог слышал и помогали святые. Святые Божии угодники, не забывайте нас, пожалуйста. Аминь.

— Отец Андрей, здравствуйте, благословите. Церковь говорит, что Фрейд — развратитель. И что подсознание — это всё есть бесовское, потому что он затронул святая святых. Всё его учение построено на сексуальности, причём такой, что он сквернит даже мать. Если кто вхож в интернет, можно посмотреть, там его учение сразу вырисовывается. Фрейд — это развратитель.

            Отец Андрей, вы говорите про Украину. Помните, был разговор про третью трубу? Вы говорили, что это какое-то малозначительное событие. Вот, кстати, Паисия Святогорца прославили. И когда я спрашивал ваше мнение о Паисии, вы сказали, что хорошо к нему относитесь, но эту мысль его не признаёте, что третья труба — это именно Чернобыль. Чернобыль где находится? Он находится на территории Киевской Руси, а Киев — мать городов русских, там происходило крещение. Горькие воды — это горькое учение, которое отравило Украину…

— Да нет, брат ты мой, да не притягивай ты за уши все эти пророчества к тому, что совершилось. Нельзя так делать. И Фрейд, вообще, не причём. Ну что Фрейд? Ну мало ли, что Фрейд наболтал? А что, он только ложь наболтал? Есть, действительно, подсознание в человеке. Есть сознание, есть подсознание, есть коллективное подсознательное — на этом строится всё на свете: разные общественные договоры, управление массами, кибернетика… Да нет, не нужно уж совсем так: всё бесовское, всё бесовское. А что не бесовское в таком случае? Я не согласен. Вообще, про Чернобыль ничего в Библии не пишется, ничего. И Паисий здесь не причём. Паисий есть Паисий, Чернобыль есть Чернобыль. Это ерунда всё. Я серьёзно говорю. Не нужно притягивать пророчества за уши к свершившимся фактам. И Фрейд есть Фрейд. И откровения, которые совершились в науке XIX века, скажем, в области спектрального анализа, в области генетики, гигиены, психики человеческой… Оно совершилось. Но люди в Бога не верили, копались в материи, нашли массу разных вещей. Это не значит, что всё это плохо. Перестаньте, серьёзными будьте, это всё нормально. Мы это всё восприняли, переработали, пережевали, не нужное выплюнули и дальше пошли. Пусть безбожники переживают. Верующим чего переживать? У верующих всё в порядке, на самом деле. Вы себя ведёте как страус, засовываете голову в песок: всё бесовское, всё бесовское… Чего бесовское-то? Вы же звоните мне по телефону, не понятно, где живёте, а я вас слышу. Это что, бесовское что ли? Старообрядцы скажут: «Бесовское. Он живёт там, звонит туда, а тут его слышат — это бесовское». А чего бесовского-то? Телефон бесовский или не бесовский? Также и Фрейд: бесовский или не бесовский? Ерунда это всё, перестаньте.

— Батюшка, здравствуйте, благословите, раба Божия Елена, Бруклин. Объясните пожалуйста слова из Евангелия: «…Будут двое на одной постели: один возьмется, а другой оставится; две будут молоть вместе: одна возьмется, а другая оставится; двое будут на поле: один возьмется, а другой оставится».

— Мир Бруклину, мир Манхэттену, мир Лонг-Айленду и прочим разным местам Нью-Йорка. Потому что там везде есть верующие люди, не только же в Москве они есть. Христос посреди нас.

С удовольствием объясню. Грешники и праведники будут до конца жить вместе. И никто до конца эту сепарацию не произведёт. Только Господь Бог, сильный в крепости и благий в милости ангельскими руками это всё разобьёт на части. Потому что ангелы уже хотят, они уже «копытом землю роют»: «Давай мы это всё повыдёргиваем». — «Нет, нельзя». Как в притчах пишется: «Чтобы вы случайно, вырывая плевелы, не вырвали и пшеницу». Нельзя до времени вырывать злодеев из среды праведников, потому что ангелы могут перепутать: повыдёргивать святых вместе с грешниками. Господь Сам это всё сделает. Потом соберут в снопы злодеев, соберут в снопы праведников, и тех — в огонь, а этих — в житницу. Так что до конца истории злодеи и боголюбцы будут жить рядышком. На одной постели, жена — злодейка, а муж — благочестивый, будут спать под одним одеялом. И потом труба затрубит и Господь заберёт мужа в рай, а жену в пропасть. Наоборот: жена — благочестивая, и муж — злодей. Она с ним живёт со страхом Божиим и верою, и любит его как мужа. И вот живут, живут, потом архангел затрубил и всё, конец, всё обнажилось, и Господь её — в рай, а его — в пропасть. И вот до последнего часа: в одном офисе — злодей и благочестивый, на одном поле жнут снопы злодей и благочестивый, в одной авторемонтной станции гайки крутят прелюбодей и целомудренный человек. И потом всё, труба затрубит: одного — в пекло, другого — в Царство Божие. Так что никуда не надо специально бежать. Убивают, гонят — уходите. Но, в принципе, нет такого места на земле, где бы не было злодеев, злодеи — везде. И до последней секунды истории мира злодей и праведник будут находиться рядом: в одной кабинке лифта, в одном такси, в одном вагоне метро, под одной крышей, в одной парикмахерской, в одном кафетерии. Потом затрубил архангел и всё: злодея — в пропасть, а Божиего человека — в Царство Небесное. Поэтому никуда не бегите, имейте веру в себе, у себя внутри. Потому что человек, живущий, например, в Иркутске или Архангельске или Рязани или в Москве не лучше живущего, скажем, в Бомбее, в Калькутте или в Нью-Йорке. Вот вы живёте в Бруклине: половина Бруклина — туда, половина — сюда. Вот так и будет. Поэтому терпим, молчим и надеемся на будущую жизнь, Господь да не забудет нас. Господи, не забудь нас! Как мы говорим: «Помяни меня во Царствии Твоем». Т.е. Ты придёшь и вспомни меня, помяни меня, ведь я же верую в Тебя, не оставляй меня, забери меня с Собой, пожалуйста, к Себе меня забери. Вот оно об этом всё. А до тех пор, пока этого не будет, всё будет перемешанное: грешники с праведниками, всё в кучу. Ох, тяжкая жизнь. Вот мерзкая жизнь, когда всё в кучу, все рядышком. Но мы должны быть верующими, чтобы Бог забрал нас к себе. Аминь. Мир Бруклину, мир Манхеттену, мир Москве, мир Киеву, мир всем городам мира.

— Батюшка, будьте добры, никак не могу получить вразумительного ответа от разных священников… Слова Евангелия от Иоанна, когда Господь обращается к Петру: «Любишь ли ты Меня более, нежели они, другие апостолы?» И Пётр отвечает: «Так, Господи!» Непонятно: Господь сердце видит, спрашивает о том, что Он заранее знает. А как может знать апостол Пётр, по-человечески, любит ли он больше, чем другие? Что-то типа прелести получается? Помогите разобраться в этом вопросе.

— Сейчас попробуем. Ну, вообще, конечно, Господь знает всё. Но понимаете, пока Бог не спросил, правда не сияет. Правда сияет только когда Бог спросил, а ты ответил. Вот я себе живу: люблю — не люблю, не понятно. Говорит: «Любишь Меня?» — «Люблю». — «Любишь?» — «Люблю». — «Ты любишь Меня?» — «Да Ты же знаешь, я люблю Тебя больше всех». — Пока не спросили, ты не понимаешь ничего. Пётр любил Христа реально больше всех. Златоуст, где-то там, в некотором месте, говорит, что Пётр реально любил Христа больше всех, и Бог знал об этом. А вот Сам Господь любил больше всех Иоанна Богослова. Такая интересная вещь. Так что Христос его испытывает, вызывает на диалог и вытаскивает из него душу, по сути. Говорит: «Ты Меня любишь?» — «Люблю». — «Любишь?» — «Ты же знаешь, люблю». — «Ты любишь Меня больше этих?» — А он больше любил, он реально больше любил. Это не фокусы, он реально больше любил. Пётр любил Христа до беспамятства, он любил Его всей душой, всеми силами, всей крепостью, всем помышлением. Пётр — такой вот он чудесный. Но он слабый, потому что он просто плоть и кровь. Пётр любил, но он слабый. Иоанн любил тоже, но он сильный, потому что он не выпендривался, он, так сказать, стоял в тени. Это такая вот тайна. И Христос смирил Петра. Без отпадения Пётр вообще был бы гордец из гордецов. А Господь его, вообще, «раскатал под блинчик». «Вот так тебя. Ну что ты? И что ты можешь? Вот, ты ничего не можешь». И Он его смирил до зела. Отказом, почти предательством, по сути, не зная человека сего. Вот так Он «раскатал» его, в ничто его превратил. Христос такой хороший, Он может человека… Чем больше Христа любишь, тем больше Он тебя «раскатает». Вообще, в ничто тебя «раскатает». Чтоб не гордиться. А Пётр любил Христа, реально, больше всех. Это факт. А чтобы ему не гордиться, Господь его взял и просто втоптал: «На тебе. Вот ты кто. Понимаешь, кто ты есть такой теперь на самом деле? Вот ты кто. Никто ты, понял?» «Любишь Меня?» — «Люблю». — «Любишь Меня?» — «Да люблю я, Господи, люблю ж Тебя». — «Любишь Меня?» — «Да Ты ж знаешь всё, люблю Тебя». — «Вот тебя так…» Отхлестал его по щекам Господь Иисус Христос и Пётр, вообще, потерял себя. Вот потом он уже ничем не гордился. «Любишь — люби, служи, паси овцы Моя, и уже забудь гордиться». До этого Пётр гордился. Потому что бегал по водам, мечом махал. Он, вообще, был такой живой, горячий. Короче, горячность свою спрячьте, господа. Любишь Господа? — Трудись и не гордись. Так что всё здесь правда, всё красивая правда. И больше всех Христа любил Пётр. И «раскатал» его Господь под ноль. И он смирился и дальше пошёл трудиться. А уже Сам Христос больше всех любил Иоанна. А Иоанн, вообще, был глубокий и тихий и в стороне стоял. А Господь любил его больше всех, потому что была у него глубокая душа. Ещё усы не росли, а душа была глубокая. О, какое красивое Евангелие! Не гордитесь, христиане, любите Господа, Господь вас не забудет. Хотя и «раскатает всех под блинчик». И правильно сделает.

— Добрый вечер, батюшка Андрей. Это раба Божия Ольга. Я очень почитаю святителя Луку, архиепископа Симферопольского, который в 1961 году скончался. С великой радостью узнала, что в Подмосковье, в посёлке Купавна, где находится Центральный госпиталь военно-морского флота, в июне проводятся конференции его памяти, даже международные, с привлечением православных военных врачей, почитающих его. Вопрос вот в чём. Моя знакомая года три назад ездила в Крым поклониться мощам святителя Луки, а я вот как-то не смогла поехать, болела, отложила это дело, и теперь боюсь туда ехать, не знаю, как туда попасть. А вам случалось бывать около мощей? Расскажите пожалуйста об этом. Может подскажете, как теперь доехать, страшно мне, лет уже много.

— Там не страшно сейчас. Было бы страшно, если бы там была Украина, там могли бы вас и повесить возле мощей Луки. Злодеи, бесноватые, фашисты — с них много не спросишь. А сейчас чего страшно? На самолёт сели, прилетели в Симферополь. Там сказали: «Я в кафедральный собор к мощам Луки». — «Садись, мать, поехали». Вышли, пришли, да и поклонились. Вот и всё. Там вообще никаких проблем, на самом деле. Я бывал там неоднократно. Я даже вам больше скажу. Когда в этой странной Украине всё было ещё без крови, — ещё кровь не хлюпала по щиколоткам как сегодня и завтра и послезавтра будет хлюпать, потому что злодеи начали злодействовать, они будут злодействовать злодейски, — я говорил всем: «Милые, возлюбленные, дорогие, все мы ездим отдыхать в Крым. Самолёты прилетают в Симферополь, и поезда приходят в Симферополь, а уже дальше все разъезжаемся на маршрутках, на троллейбусах, на такси по разным местам. Будьте любезны, пожалуйста, приезжая в Симферополь, сначала — бегом к Луке. Лука — это архиепископ крымской паствы, он — архиепископ Симферопольский и Крымский, он — хозяин этой земли, это самый святой человек, он жил и продолжает жить на этой земле. Поэтому, пожалуйста, все бегом к мощам Луки, а потом шагом-марш на отдых. А потом, обратно когда уезжаете, будьте любезны, шагом-марш к Луке: мощи поцеловать, помолиться, колени преклонить, свечку поставить, сказать: «Спасибо тебе, отче Луко». И домой. Так нужно отмечать свои отдыхи на крымской земле: сначала к Луке на молитву, потом на отдых, потом обратно с отдыха к Луке на молитву с благодарностью, и домой. И будет всё хорошо у вас». Так мы говорили нашим всем этим красавчикам украинским, которые ничего не поняли, в большинстве своём, к сожалению, потому что у них в мозгах не то. Кто-то понял, конечно, а большинство не поняли. Ну и шут с ними, им отвечать. Вот так мы говорили долгие годы. Так что нечего бояться: на самолёт в Симферополь, к Луке, поцеловали мощи, помолились, потом туда-сюда, потом опять к мощам, и домой. И прекрасно всё. Лука — святой, Лука — сильный, Лука — Богу милый, Лука, вообще, имеет большую власть грешников наказывать, больных исцелять, благочестивых вразумлять. Он — сильнейший человек. Ух, Лука какой сильный! Он такой сильный, что аж страшно. Так что нечего бояться: к Луке, к Луке, к Луке. Лука — святой, Лука — очень святой. Святой Лука, моли Бога о нас. Так что здесь страхов нет, с нами святой человек. Когда Крым присоединили к России, — слава Богу, — это было в День памяти святого Луки. Аллилуйя! Враги — умирайте, благочестивые — радуйтесь! Аминь.

— Спаси, Господи! Батюшка Андрей, добрый вечер, Надежда. Подскажите пожалуйста по Евангелию от Матфея, глава 22, стихи 11-13, когда к царю приходит человек не в брачной одежде… Царь говорит слугам, чтобы те взяли и бросили его во тьму внешнюю. Он же пришёл на званый пир, почему его выгнали?

— Потому что позвали всех: горбатых, кривых, хромых, сухих, одноглазых. Нас всех, негодяев, позвали в Царство Божие. Но ты же, пожалуйста, помойся и оденься — набери себе добрых дел — облачись в добрую одежду. Чего ж ты будешь с немытыми ногами, в сапогах, с поля идти на царский пир? Позвали всех: и тебя, дурака, позвали, и тебя, дурака, позвали, и тебя, дуру, позвали, и меня, дурака, позвали. Ну иди, иди к Богу, но имей совесть: помойся, оденься — набери добрых дел. Оденься в чистую одежду — наплачься о грехах своих, очисться. Потому что позвали званых много, а избранных — мало. Вот мы все припёрлись, а Он скажет: «Слушай, ты иди отсюда. Чего ты пришёл сюда? Я, конечно, позвал тебя сюда, но не такого же. Причешись хоть…» Понимаете? Нас позвали, мы уже вошли, ну так давайте исправляться, давайте каяться, давайте очищаться, давайте закрывать свои срамоты добрыми делами, какими-то милостынями, покаянием. А если нет, если ты будешь нагой, стыдный, голый, паршивый, грязный, то… «Заберите это чудовище отсюда, выкиньте его вон. Что он припёрся? Он что, не понимает, куда пришёл?» Зайдите голая в театр, вам скажут: «Нет, мы вас не можем впустить, в театре нужно быть хотя бы в вечернем платье. Да ладно, хотя бы одетым». Нельзя же голым прийти в театр. А ну-ка придите голым на Царствие Божие, вам скажут: «Ты что, с ума сошёл? Ты оденься хоть как-то, срамоту прикрой». — «А чем одеться можно?» — «Добрыми делами. Оденься в милостыню, оденься в покаяние, оденься в молитву. А нет у тебя ни покаяния, ни молитвы, ни милостыни — ничего нет. И что же ты в Царствие Божие пришёл голяком?» Стыдоба такая. Вот тебе и всё. Позвал Господь всех, но не факт, что все останутся. Вот такие хорошие слова, 22 глава, Евангелие от Матфея:

10 И рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, и злых и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими.

11 Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду,

12 и говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал.

13 Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов;

14 ибо много званых, а мало избранных.

Позвал Господь — заходи, не бойся; выходи, не плачь. Позвали, зашёл, так оденься же, милый человек. Раздай долги, помоги тому, помоги этому, поплачь о грехах своих. Оденься в одежду покаяния, оденься в одежду добрых дел. Ну нельзя так, по-хамски, завалиться на Царство Божие, на пир, в кирзовых сапогах, с поля, в грехах своих. Нельзя. Вот для этого, милые мои, мы и поститься будем, чтобы нам одеться в чистую одежду.

Пост начинается, давайте поститься. У кого болит желудок, что-то другое болит, кому нужен творог, сметана, молоко — берите благословение у своих пастырей на сметану, творог, молоко. Но главное — смиряйтесь перед Богом неба и земли. Читайте Писание, читайте притчи, читайте Бытие, читайте Исаию, читайте Евангелие, плачьте и рыдайте. Смех ваш да превратится в плачь, и радость — в печаль. Просите Бога прощения за все грехи свои, обнуляйте свою жизнь. Пост — это возможность обнулить свои грехи. А потом Пасха вас возвеселит, и Христос, воскресший, даст вам такую радость, которой никто от вас не отнимет. Но до этого нужно дожить. Милосердие Божие да будет со всеми вами, христиане. Во Имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

 

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации